Прочитайте онлайн КАРИБСКИЙ ШИЗИС | Глава 16, неожиданная и, в некотором смысле – семейная…

Читать книгу КАРИБСКИЙ ШИЗИС
3716+496
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 16, неожиданная и, в некотором смысле – семейная…

«В клетки выбора вписано слово

Кто смеется, тот смеет – «Игра»

Мы почти что не помним иного

Мы привыкли к понятью – «Пора»!»

15.05.1898…Куба, Сантьяго, дом на окраине… (ночь, или – очень раннее утро)

— Доброе утро. Хотя я бы не утверждал это в категоричной форме… — Эрк, судя по всему, был не просто – «не в духе»… это больше напоминало то состояние, «когда все старые матюки уже закончились, а новые – не придумываются».

— Капитан, ты что – озверел? Который час? — Сова, оправдывая своё прозвище, не любила ОЧЕНЬ РАННИЕ подъёмы. Она их искренне ненавидела… и готова была убить того, кто ЭТО с ней проделал!

— Четыре утра. Без нескольких минут. По местному времени. Мы – в заднице. Так что – вставай, сестрёнка, на том свете отдохнём…

— Ну и ни хрена ж себе! Это в какой же мы должны быть заднице, чтобы я встала в такую рань? Нет, я, конечно, сейчас встану… и набью тебе морду!

— Размер задницы – примерно с округ Баракоа. А может стать и гораздо большим, если ты не оторвёшь свою от кровати. Жду тебя на веранде через пять минут. Запомни, у тебя – пять минут. Всё – время пошло!

15.05.1898…там же… (немного позже)

— Так, с «крысами» мы закончили… — Миледи зевнула и что-то прошипела сквозь зубы. Капитан шипение проигнорировал. К тому же, он знал – оно относилось к Тигре. В основном. Там было много ещё чего, в том числе и то, что касалось его лично, но… это он тоже проигнорировал. Сначала – дело…

— Остались те «засланцы», с которыми ты вчера говорила без меня. Дабы не было лишнего дубляжа – список, плиззз… и на этом – всё. Нам останется только собраться и выехать. Блин, ну это ж надо – опять вляпались на ровном месте!

— Хрен с ним – в первый раз, что ли? И явно не в последний. У нас на вляпывание прям-таки талант. Или карма у нас такой. Вляпный. Слушай, а тебе-то ехать зачем? Там ты на фиг не нужен… ты на фиг нужен именно здесь!

— А я дальше Дайкири и не поеду. Туда и обратно. Туда – все вместе… с нашими «легионерами». Обратно – тоже с ними, но – без тебя. А ты поедешь дальше на восток, в Баракоа… точнее – в одно место рядом с ним. А охранять тебя в дороге будут целых два капитана… правда, конфедератских. Количество сержантов и лейтенантов – будем уточнять в Дайкири… для того я туда на фиг и еду.

— Ого, блин… значит, там всё завернулось НАСТОЛЬКО круто?

— Ещё нет, но – может. Хотя… — Эрк вдруг застывшим взглядом упёрся в тонкую полоску рассвета. Сова знала это взгляд – сейчас брат «ловил идею». Оп, «поймал». — А знаешь, если ты успеешь их вовремя остановить, то… чёрт! Миледи, это же будет для нас «Третья Точка»! Вспомни «Основы Построения Систем»…

— Ты имеешь в виду… «Система на двух точках опоры всегда НЕУСТОЙЧИВА, как бы устойчивы не были сами опоры. Система на трёх – всегда УСТОЙЧИВА, как бы опоры не были неустойчивы». Аксиома Такэда. Следствие Тоширо – человек ВСЕГДА неустойчив. Следствие Бьорксона…

— На фиг все следствия! И Тоширо вместе с Бьорксоном – туда же! У нас – было две точки… Неизвестной устойчивости. Если ЭТО – третья… ЛЮБОЙ устойчивости… то… Сестрёнка, если всё это так, то мы…

— Мы! Сделаем! Эту! Игру! Братишка, ты…

— Стоп! «Ещё не кончилось, даже не начиналось…». Сейчас нельзя расслабляться, но… просто запомни ЭТО. А пока… список диктуй!

15.05.1898…Куба, к востоку от Сантьяго, посёлок Дайкири… (конец дня)

— Капитан, а тебя ничто тут не удивило? — Аспера улыбалась так ехидно, что ясно было – новости у неё хорошие, но она решила получить от них максимум удовольствия, потянув время. — Например, отсутствие Дока Ливси…

— А почему меня должно удивлять то, что Док сейчас занят на новой временной базе? Я думаю – организацией там полевого госпиталя…

— Кто проговорился?

— Никто. Это просчитывается.

— ?!

— Эльфа! Ну, ты же ведь умная девочка… Дано. Я приказал тебе найти место под временную базу. У тебя было пять дней и до чёрта… ну ладно не до чёрта, но – вполне достаточно людей для сплошного поиска… где-то в радиусе километров двадцати. И к тому же его, то есть поиск, проще было – совместить с рекогносцировкой, а уж её-то наши офицеры – точно провели. Ливси нет на месте, а в поле ему делать нечего… ну разве что где-то была стычка с потерями. Или идёт зачистка, в ходе которой они могут появиться. Но о таком бы мне сразу доложили…

— Всё, хватит, дальше я уже поняла. Чёрт, а ведь действительно – всё элементарно, вот только почему-то… я, оказывается, не знаю элементарных вещей!

— Знаешь. Но только – другие. А этим – научишься. Учиться ты умеешь. И где у нас теперь временная база? Надеюсь, не очень далеко…

— По прямой – километров десять. Но по дороге – не меньше пятнадцати… если кое-где срезать угол. Как ты насчёт прогулки верхом?

— Садистка!

— Ага…

16.05.1898…Куба, к востоку от Сантьяго, к северо-востоку от посёлка Дайкири, гасиенда «Cerca de Tres Robles Negros»… (вечер)

— Что-то я никаких дубов здесь не наблюдаю… тем более чёрных. Кстати, Аспера, а ты не знаешь, что это вообще за растение такое?

— Капитан, ты меня с кем-то спутал. Дуб от берёзы я ещё кое-как отличу, но вот в породах дубов я уж точно не разбираюсь! А насчёт гасиенды… да кто его знает, может, эти самые чёрные дубы росли здесь раньше. А потом – засохли. Их срубили, ну а само название – осталось. А тебе не всё равно?

— Да так, просто для общего развития. А местечко здесь неплохое… для обороны. И в стороне от дороги на Сантьяго. Проблемы были?

— Эрк, какие проблемы! Да владельцы нас на руках носить готовы! Я даже думаю, что если бы я не так торопилась с ними договориться, то можно было бы ещё и денег за охрану содрать. По крайней мере, с продуктами у нас теперь – всё в полном ажуре. Да, и с табаком – тоже. Из выпивки, правда – только местный самогон… зато его много! И снабжают нас не только владельцы этой плантации, но и все местные гасиендейро. До нашего появления тут всем заправляли Гомесы… родственники того самого тёзки Гота, который повстанческий «General en Jefe»…

— Он не только «General en Jefe», он же ещё и «Generalisimo»… - раздраженно сплюнул на землю Эрк. — Как же эти подонки любят громкие титулы! Именно поэтому Фидель в своё время остановился на звании команданте.

— И сделал его очередным громким титулом…

— Кодовое слово – «сделал»! Ладно, хватит о нездешней истории, давай здешнюю продолжим. Так что вы сотворили с этими Гомесами?

— Мы – ничего. Мы просто объяснили им, что так себя вести – нехорошо… а всё дальнейшее с ними проделывали уже сами местные плантаторы. Так что те из них, кто остался жив – стали очень тихими и вежливыми…

— Меньше чем за неделю?! Ну, у них, однако, и темпы. А родственников у нашего «Generalisimo» здесь было много… или не очень?

— Родственников-то у него хватало. Только, как выяснилось, злости у плантаторов накопилось гораздо больше. И вот, только они увидели, как «патриотам» бьют морду, а те здесь настолько обнаглели, что на мордобитие просто напрашивались, решили тоже в этом поучаствовать. В меру своей злости…

— Кстати – о «патриотах». У Хартмана и Стэнфорда – не было на это времени, так что докладывать о ходе боевых действий придётся тебе…

— Упс…

— Ничего, привыкай. Пока можешь без подробностей, но общую картину событий, пожалуйста, предоставь. Ты же у нас теперь – «временный военный комендант округа Дайкири». И это – не шутка! Больше пока – просто некому…

23.05.1898…Куба, разговор по радио… (вечер)

— Валькирия вызывает Сантьяго. Приём. Валькирия вызывает Сантьяго. Приём. В Сантьяго-де-Куба есть хоть кто-нибудь? Приём.

— Тебе повезло – есть! На связи Капитан. Приём.

— Привет, Эрк! Как насчёт заехать к нам в гости? Приём.

— В смысле – в гости?! Может это вы – к нам? Приём.

— А как ты себе это представляешь? Почти тысяча непонятных кавалеристов, под тремя разными знамёнами, причём среди них – ни одного испанского, входит в город… нас же пушками встретят! Да и лагерь мы уже разбили. Приём.

— Где именно… и откуда – «почти тысяча»?! Приём.

— Километрах в десяти к северу от Сантьяго. Прямо возле дороги. Как приедешь, расскажу остальное. Аккумулятор и так полудохлый. Приём.

— Ладно, жди, скоро буду. Приём.

— До встречи. Конец связи.

23.05.1898…Куба, возле дороги к северу от Сантьяго… (немного позже)

«Судя по размерам лагеря, действительно – почти тысяча человек. Блин, откуда у них взялось ещё не меньше трёх сотен бойцов?!», — подумал Капитан, съезжая с дороги. Сторожевая служба была налажена отлично. На подходе к лагерю его уже четырежды останавливали патрули, но, к счастью, первым из них командовал знакомый сержант из добровольцев-конфедератов, выделивший ему и его «легионерам» сопровождающего, иначе пришлось бы им – «ждать прибытия начкара»… И хорошо, если не в позиции «лицом на землю». Патрульные не церемонились…

— Ну, как вы тут, не скучали без нас? — Валькирия в пути – «похудела, загорела и немного озверела». Правда, её это ничуть не портило. Да и «озверение», судя по всему, было направлено в основном на подчинённых. Они старались командирскую палатку обойти. По максимально возможной дуге…

— С вами, конечно, не соскучишься, но и без вас нам тоже скучать не давали, — её хитрая улыбка вызывала у Эрка некоторые опасения. Для него был приготовлен какой-то сюрприз… и, зная Лейт – не факт, что он ему понравится. — Да и вы, как я погляжу, в дороге тоже не скучали, — он показал на несколько свежезалатанных дырок в брезенте палатки. Они были явно от пуль…

— А, мелочи жизни. Тогда ни в кого не попали…

— А не тогда? Давай доклад по пунктам – как добирались, какие потери и… откуда пополнение? Да, и где Бишоп с Эспадой?

— Родриго проверяет посты, а Лайонел валяется в палатке – недавно подстрелили. Ничего особо серьёзного, но ходить ему трудно – пуля в ногу. А теперь – по пунктам. Добрались – как смогли. Эти чёртовы кубинские дороги… Нет слов – одни выражения! Потери… — Валькирия достала записную книжку. — По дням и боям я тебе расписывать не буду – потом в мемуарах почитаешь. Итог – сто сорок семь из тех, кто вышел в рейд, сюда не дошли. Погибли – одиннадцать конфедератов и восемнадцать мексиканцев, все остальные – из местного набора. Но кубинцев, как ты уже видел, мы компенсировали… с большим запасом. Вербовали по дороге… на самом деле, даже и не так мы вербовали, как «патриоты» – своими действиями. Разобьёшь их, сразу – толпа добровольцев! И не только испанцы. Кто угодно. В том числе – сами «патриоты»!

— Это как?! Без «промывки мозгов»? Что-то новенькое…

— А вот так. К нам как-то пришел кавалерийский эскадрон – в полном составе, со всеми офицерами и знаменем! Конечно же, «промывкой мозгов» по дороге занимались. Несколько «смиренных братьев». Но, судя по всему, до местного населения наконец-то стало доходить, что «после Хосе Марти, который… как-то слишком вовремя погиб, за свободу Кубы уже почти никто из командования «патриотов» не сражается. Только за власть для себя». И, кстати, это – цитата. Так сказал Мануэль Антонио Гарсия, капитан, который привёл к нам тот самый эскадрон…

— А я думал, мне почудилось, что в лагере мелькнуло кубинское знамя… Его хоть наши «эсбэшники в рясах» проверили, этого капитана?

— Естественно! За кого ты меня принимаешь?! «Исповедовали» по всем правилам! Разве что только без «технических средств» времён Святой Инквизиции. Это тот самый случай – патриот без кавычек. На самом деле, если бы не он – мы могли и не дойти. У повстанческого командования на нас такой зуб был – прямо-таки моржовый клык! По ходу одной из стычек «подвернулся под раздачу» какой-то «генерал»… Хрен знает, как его звали – полголовы гранатой снесло, даже Гарсия опознать не смог, но на воротнике у него были три золотые звезды! Генерал-майор или как там…

— Не – «генерал-майор», а – «mayor general». Переводится как «старший генерал». Выше его – только командующие «Востоком» и «Западом». Ну, и сам «Generalisimo». Значит, это был или командир корпуса или кто-то из главного штаба. Да, на мелочи вы не разменивались. И с какой скоростью вы оттуда «делали ноги»?

— С максимальной. Пока не выбрались из Пуэрто-Принсипи, то вообще старались не останавливаться. Мануэль Антонио нас повёл такими дебрями, что, кажется, там и индейцы уцелеть могли. До самого, блин, Лас-Тунаса по кустам шарахались – и всё из-за одного трупа. По слухам – нас там четыре кавалерийских «полка» ловило, не считая пехоты. Но всё-таки – не поймали! Спасибо капитану Гарсия. Да, и о знамени – ты его плохо рассмотрел. Там теперь вместо прежней звезды – «Карибская»!

— Капитан так проникся идеей Конфедерации?

— Скорее, не – «Проникся Идеей Конфедерации», а – «Прежнее Знамя Замарали!», ну, или что-то в этом роде. Кстати, его отряд эскадроном уже называть сложно – почти три сотни бойцов, у Родриго – ненамного больше!

— То есть – добровольцы шли, в основном, к нему?

— Нет, мы их к нему отправляли. Отряд Гарсия у нас – что-то вроде отстойника. И учебное подразделение заодно. Ни у Бишопа, ни у Эспады обучать новичков с нуля, не было ни времени, ни возможности – основные ударные силы, как-никак. Свалили мы эту работу на Мануэля Антонио и назначили ему «комиссара» – брата Себастьяна… ну, помнишь, жилистый такой, с метательными ножами везде и гарротой неизвестно где. И знаешь – они прекрасно друг с другом уживаются!

— Ладно, с предварительным отчётом закончили, хотя… ещё одно – как у вас дела обстоят с оружием и боеприпасами?

— Хреново, но не слишком. Гранатомёты – один-два заряда на ствол. Динамит – не больше сотни шашек. С патронами чуть лучше – на пару боёв хватит… если экономить. Кроме того – все новички с «ремингтонами» и револьверами. К этому добру патронов больше – в испанских гарнизонах взяли. Размахивая тем самым приказом «от маршала Бланко», где – «Оказывать всемерное содействие…», ну и так далее. К пушке – восемь гранат, четыре шрапнели и одна картечь…

— К КАКОЙ ПУШКЕ?!

— А я что, забыла рассказать?! Тьфу ты, мы её ещё в Санта-Кларе взяли, так к ней привыкла… Крупповская, горная, семидесяти пяти миллиметров. Вообще-то было две горняшки, но одну отдали испанцам – маленькую такую, как там её…

— «Plasencia», восемьдесят миллиметров, винтовой затвор?

— Точно, она. К ней был всего один ящик снарядов, решили сделать щедрый жест. Мы и с одной намучились. Особенно – когда из Пуэрто-Принсипи драпали. Хорошая вещь, но и тяжелая же, зараза! Полтонны ж весит…

— Меньше четырёхсот килограмм. А бросить – жаба давила?

— Она самая, зелёная… Да и расчёт к ней мы быстро нашли – тот же приказ помог. А ещё – щедрый жест. С тем, другим орудием…

— Это вы типа его на артиллеристов сменяли?

— Что-то в таком роде – «У вас есть то, что нужно нам, а у нас есть то, что нужно вам!». Но у нас была ещё и бумага из главного штаба. Снаряды-то к ней здесь достать можно или мы зря её так далеко затащили?

— К этой – точно можно. На самом деле, я хотел такую же прикупить, но пока не удалось, хотя намётки имеются. А снаряды достать гораздо проще. Ну что, теперь всё? Тогда – слушай приказ. Я оставляю вам двух «легионеров» – проводниками. Завтра же двигайтесь в Дайкири – отдохнёте там. Док госпиталь уже развернул, так что и раненых там нормально долечат. На отдых отрядам – до недели, вводить в дело по готовности. А вот тебе на отдых – не больше двух суток…

— Это почему же?!

— А потом – принимай дела у Асперы. Она там – военным комендантом. Но, ты же сама понимаешь, какой из неё военный комендант, да и пропаганда из-за этого почти не движется. Как освоишься на месте – гони её в Сантьяго!

— Ну, ты, блин, и рабовладелец! Кстати, а где же все остальные – Миледи, Тигра, Падре, мадам Луиза, ну и так далее?

— В округе Баракоа, это ещё дальше на восток – Эрк достал трубку и принялся её набивать. — И там же – почти все наши стратегические резервы, которые мы привезли с запада на «Урсуле». Так что если ты думала перевооружить новичков «маузерами», то можешь пока об этом забыть – запасы оружия тоже там…

— Я тебя правильно поняла – Сантьяго мы защищать не будем?

— Будем, но не очень долго. И не в окопах. Присмотрись-ка повнимательней к тем позициям, которые готовят Хартман и Стэнфорд – и ты всё поймёшь. Как только амеры увязнут в обороне Сантьяго – а они там точно увязнут, здесь им готовят очень тёплую встречу, мы отойдём в сторонку и займёмся своими делами. Где-то через неделю я буду в Дайкири – вот тогда и обсудим всё подробнее…

— А сейчас ты что – поедешь обратно в город?

— Да. Дел до хрена… — Капитан с наслаждением затянулся. — Вот сейчас покурю и поеду. Передай Бишопу и Эспаде мои извинения. И поздравления с окончанием этого, блин, чёртова рейда – вы все молодцы! Гарсия – тоже…

— О, кстати, как поедешь, захватишь кое-кого с собой… — Валькирия опять ехидно улыбнулась и вдруг, заложив два пальца в рот, резко и громко свистнула. — К нам тут в Санта-Кларе… попутчики присоединились… ещё до пушки…

Эрк понял, что это и есть тот самый давно ожидаемый им сюрприз и медленно повернулся в сторону хлопнувшего полога на входе в палатку…

23.05.1898…Куба, на дороге к северу от Сантьяго… (немного позже)

— Ну что, Капитан, вот так и будем молчать всю дорогу? — Ведьма закинула ногу на ногу и прикурила длинную тонкую сигарету.

— А нам что, есть о чём говорить? — Эрк старался на неё не смотреть, но это было трудно, она была рядом – на противоположном сидении экипажа. Всё такая же… даже мешковатый армейский комбинезон смотрелся на ней как авторское изделие. А «кольт» в низко подвешенной и подвязанной к ноге кобуре и нож – просто как аксессуары. На чём уже многие, не знакомые с ней, прокалывались…

— Тему для разговора можно найти всегда… и не обязательно – в нашем прошлом, если ты именно это подразумевал…

Капитан промолчал. Он действительно считал, что когда-то они уже сказали друг другу всё. Даже то, чего говорить – совсем не стоило… и это они тоже тогда сказали. И больше с тех пор – никогда не разговаривали…

— В настоящем тоже имеются самые разные темы для разговора, — не дождавшись ответа, продолжила она, — а прошлое – прошло…

— Хорошо, поговорим о настоящем, — он, не оборачиваясь, ткнул пальцем за плечо и наконец-то посмотрел ей в глаза… сразу же поняв, что, наверное, зря это сделал, но взгляда не отвёл. — Гарма и Варга я видел… где Вагант и Сильвер?

— Сильвер погиб, — она тоже не отводила взгляда. — Пуля в затылок. Рикошет. Не повезло. Вагант… нашел себе в Санта-Кларе молодую креольскую вдовушку. Не иначе как, скоро станет уважаемым кубинским плантатором. Если уже не стал. Наверное, это на него пример Серого так подействовал…

— Серый погиб…

— Когда?!

— Ещё в феврале…

— Стоп! Подожди минуточку. Мы с тобой, — удивилась Ведьма, — об одном и том же Сером говорим? О том, который – Кобчик?

— Да, о нём…

— Ха! Тогда кого же я, по-твоему, видела в апреле – неподалёку от Масантаса?! На гасиенде, как её там… то ли «Зелёный Дом», то ли «Зелёный Дол»…

— Серый жив?!

— Даже очень! На самом деле, это был ещё тот анекдот… Ты, вообще-то, в курсе, чем мы всё это время промышляли здесь, на Кубе?

— Наёмничали. Стволы за деньги. Стрельба под заказ…

— Ага, правильно. Так вот… сядь покрепче – нам его заказали!

— ?!

— Обычная работа. Какой-то начальник охраны на какой-то гасиенде мешает жить каким-то ребятам из Картеля. Мы тогда уже вчетвером работали. Как раз незадолго до этого случился тот, фатальный для Сильвера, рикошет… а про Грифона и Ласточку ты и сам знаешь. Кстати, как они там? Собирались в Европу…

— Они уехали как раз в день объявления войны – чуть ли не на последний пароход успели. Только шел он не в Европу, а в Аргентину…

— Да ладно, в Южной Америке тоже есть на что посмотреть. Слушай дальше сагу о Сером. Приехали мы на место вечером, слегка осмотрелись, перед рассветом – заняли позиции… ну, ты знаешь, как это делается. Две пары, четыре СВДшки – и у «объекта» никаких шансов. Ждём. Как раз была очередь Ваганта, я отдыхала… и вдруг – у нашего стрелка-менестреля челюсть на земле и глаза размером с мишень в тире. Заглядываю в прицел – что ж там такое-то? Сначала не поняла – это от лёгкой эротики за балконной дверью такие впечатления, что ли? А потом они там целоваться перестали и вот тут-то меня накрыло – Серый! Ну, думаю – всё, доигрались! Полный лисец – на своих заказы берём! Смотрю на Ваганта и понимаю, что мысли у него – те же самые. Дружно плюём на землю, забираем Варга с Гармом и – дуем оттуда ко всем чертям. Знаешь, даже к Серому не зашли – пообщаться… стыдно было.

— Тебе?! — Эрк, несмотря на ошеломляющую новость, не забыл, кто перед ним. Он не мог заставить себя поверить последним словам…

— Да! И мне – тоже! Что бы ты обо мне не думал…

— А что я о тебе могу, по-твоему, думать?

— Не знаю, но – ничего хорошего… — Ведьма почти прошептала это. Отвернулась, некоторое время молча смотрела на приближающиеся дома Сантьяго. Потом так резко повернулась обратно, что волосы плеснули тёмной волной. — И до недавнего времени ты был бы абсолютно прав! А сейчас – уже нет! Я знаю, это глупо, но, — на мгновение она запнулась. — Капитан, ты ещё можешь меня простить?!

23.05.1898…Куба, Сантьяго, дом на окраине… (ночь)

— Если ты сейчас меня спросишь… почему я тогда ушла, — этот голос… как давно он его не слышал… так близко. — Я тебя укушу!

— Кусай! Всё равно спрошу. Почему ты вернулась, Дана?

— А вот за это – не буду… к тому же – я тебя уже и так покусала…

— Разве? Я не заметил. И где?

— Медведь толстокожий… вот… и вот…

— Точно. Если это можно так назвать. По-моему, котёнок кусает сильнее. Но ты не уходи от вопроса. Ты же знаешь, у меня – хорошая память.

— Ага, знаю. Сегодня проверила. Вот только недавно… Действительно – ничего не забыл. Или просто – вспомнил… по ходу дела.

— А вот за такой нахальный наезд, я… — Эрк повернулся и, прижав её к подушкам, заглянул в глаза. — И всё-таки – почему?

— А ты – всё такой же… — Ведьма не отводила взгляда. — Поставил цель… и идёшь к ней напролом. Не обращая внимания на препятствия… и на тех, кто идёт рядом. На них ты тоже – не обращаешь внимания. А им его иногда так хочется…

— Теперь меня покусают…

— А ведь точно – проговорилась… да с такими способностями тебе в Инквизиции работать надо! Капитан, ты – подлый инквизитор, вот!

— А, кроме того – наглая толстая сволочь и бесчестный наёмник. Если ты забыла, я ещё и стервятник… то есть – специалист по стервам!

Она тихо засмеялась. В начале самого первого этапа их отношений, в ответ на её – «Но учти, я – стерва! Так что потом – не жалуйся!», он только улыбнулся и… выдал это определение слова «стервятник»! Потом он часто его повторял…

— Как насчёт ответа?

— А на какой вопрос?

— На тот, от которого ты уходишь.

— Тебе он нужен?

— Да.

— Зачем?

— За углом. Отвечать – будешь?

— Да. Когда сама это пойму. Я ведь не собиралась! Совсем не собиралась! Как ты тогда сказал… «Нафиг – там! Идя туда – не перепутайте направления! Вернётесь, и вам придётся опять идти туда же, но уже – гораздо быстрее!».

— Я это не тебе сказал.

— Да, не мне. Но я запомнила. И решила, что уходить надо – совсем. Чтобы потом не было возможности вернуться… и не пришлось уходить опять.

— Это объясняет, почему ты тогда ушла ТАК…

— Ага, чтобы сжечь за собой все мосты…

— Но не объясняет, почему всё-таки вернулась.

— Отпусти меня, пожалуйста…

Дана перекатилась по постели, села и потянулась за сигаретами. Эрк улыбнулся и, взяв трубку, поднёс ей горящую зажигалку. Некоторое время они молча курили. Потом, где-то на середине сигареты, она заговорила опять:

— Знаешь, наверное, я просто не смогу дать ответ на твой вопрос. Потому что я не знаю ответа. Просто я вернулась – и всё. Берёшь?

— Ты хоть докури сначала…

— Эрк, ты… Я же не это имела в виду! Ну – сам напросился!

Горящий окурок воткнулся в пепельницу. Трубка улетела куда-то в угол. Разговор в комнате прекратился по вполне определённой причине…

28.05.1898…Куба, недалеко от Баракоа, поместье «Новая Алерия»… (вечер)

— Знаете, мадам Луиза, на что похожа наша ситуация… — Тигра глотнул из бокала и поставил его на столик. — Мы приехали уговаривать ребёнка съесть конфетку. А пока ехали – он её уже съел… и теперь очень хочет ещё!

Луиза Дебре тихо рассмеялась. Это образное описание точно (хотя и в несколько кривом зеркале – так смешнее) отражало ситуацию, сложившуюся в городе Баракоа и его окрестностях. Может, это было связано с тем, что Картель здесь, на востоке, пока ещё не был так же силён, как на западе (но при этом – так же нахален!)… или с тем, что практически все местные плантаторы и сахарозаводчики считали друг друга не столько конкурентами, сколько соседями и… родственниками. А может, на них так повлияли письма самой Луизы… в конце концов, если Картель владел половиной сахара Кубы, то семья Картье, как выяснилось – почти половиной сахара провинции Орьенте! Правда, расширять дело они предпочитали, в отличие от Картеля, мирно, патриархально… за счёт родственных связей. И не только среди «своих» – внутри «французской колонии». Родственниками этой семьи были и испанцы, и кубинцы…

«Слишком это всё похоже на классическую мафию», — такой была первая мысль Боцмана, когда он рассмотрел эту семью вблизи. А, узнав, что Картье – корсиканцы, понял – не «похоже на…». Мафия и есть! Классическая. Патриархальная. «Семейная». Единственное отличие от романа Пьюзо – полностью легальная. В этом веке сахарный бизнес приносил такие же, если не большие, доходы, как в двадцатом – бутлегерство в Штатах времён «сухого закона»! Кстати – о «бутлегерстве»… ром и арак здесь тоже делали! Причём – самых различных сортов…

«Недостатки патриархальной мафии – продолжение её достоинств», — размышлял Тигра. — «Как раз патриархальность-то и даёт им устойчивость… при этом – страшно замедляя реакцию! Новая ситуация, новые враги с новыми методами… а у них – всё по старому! Чёрт! Почему у меня нет с собой «Крёстного Отца»?! Один к одному! Приход новой, сильной, хищной, беспринципной организации… и наша «Семья Корлеоне», то есть – семья Картье – в глухой обороне. А оборонялись они – тоже патриархальными методами. Увеличили охрану. Купили несколько «генералов-патриотов». Считали, что этого – хватит. Отобьются, пересидят и всё пойдёт по-старому… а тут – мы. Точнее, не мы, а – письма мадам Дебре и… проявились те достоинства «патриархальной мафии», которые являются продолжением её недостатков…».

То ли им так «повезло», то ли старый Луи Картье, «патриарх» семьи, именно так всё рассчитал, но «Урсула» прибыла в Баракоа – как раз к «общему сбору» Картье. И Боцман «поимел счастье» побывать на одной старой корсиканской церемонии… ну да, вы всё правильно поняли – Картье… объявили Картелю вендетту! По всем древним правилам и традициям. Ага, тем самым, жутко патриархальным…

«Интересно, а Дебре были в курсе, что они – «в семье»? Или их не сочли нужным проинформировать? Хотя, судя по реакции мадам Луизы, Поля и Анри… если они и не были в курсе, то – точно не отказались бы. А вот Картель и господа юсовцы – так и не поняли, во что они вляпались!», — так думал Тигра на этой церемонии. Последовавшие за ней события показали – он тоже не сразу всё понял…

Как только Боцман наладил устойчивую связь, это пояснил Капитан. — «Дело не в том – «Во что ОНИ вляпались?», а в другом вопросе – «С кем МЫ связались?». Мало, блин, нам было отцов-иезуитов и «потомственных» конфедератов! Теперь ещё и эти! А самое интересное то, что никуда мы не денемся!», — и добавил. — «Знаешь, Тигра, я всё больше и больше думаю о том, что кто-то там, наверху, решил устроить себе нефиговое «развлечение в стиле сюр» – ничем другим нельзя объяснить ту кунсткамеру, которая сейчас собирается под нашими знамёнами. А также зверинец, который мы наблюдаем здесь, в Сантьяго… Ладно, это всё метафизика. Миледи – срочно выезжает к тебе. Без психолога там у вас точно будет – то ещё веселье! Постарайтесь до её приезда хоть как-то придержать этих… «горячих корсиканских парней», а то они всю схему действий на фиг поломают! Пусть пока займутся… военной подготовкой, что ли. Кстати, чёрт, я об этом совсем не подумал… вместе с Совой в Баракоа приедут инструкторы – из ребят Хартмана и Стэнфорда! Ты, кроме всего прочего, налаживай там производство оружия. Пока что начинай… ну, хотя бы с гранат, а я постараюсь прислать тебе «материал для форматирования» и всё, что смогу – готовь список!»…

Полностью сдержать «горячих корсиканских парней» у Боцмана не вышло. Хотя, возможно – это не вышло бы ни у кого. Единственное, чего он смог добиться – боевые действия шли пока только в пределах округа Баракоа. Но в нём-то от Картеля и следа не осталось… никакого. И никого. В самом городе Картье просто всех их перестреляли. За одну ночь. Если раньше «девизом семьи» было – «Живи сам и давай жить другим», то теперь всплыли ещё два – «Сами напросились!» и «Нет человека – нет проблемы!». Плантаций Картеля в округе было не так уж и много… с ними – покончили за неделю. Только «аппетит нагуляли» и – взялись за «патриотов»…

Тут всё было ещё проще. «Смиренные братья» отца Франциско уже почти месяц занимались, так сказать, «миссионерской деятельностью» среди местных повстанцев. В результате – из всей «Бригады Баракоа» реальное сопротивление оказал только штаб. Отчаянное, но очень недолгое. Составлявшие её «полки» «Маиси» и «Баракоа» просто лишились своих «полковников», старших офицеров и американских «инструкторов-контролёров». Этим занимались даже не Картье – постарались сами повстанцы. Точнее, младшие офицеры в звании не выше капитана – в надежде на служебное повышение. И надежды их, в результате – полностью оправдались…

Тигра и Миледи, обсудив ситуацию с офицерами-конфедератами (майор Хартман в очередной раз лишился заместителей!), решили не изобретать велосипед и применить схему, уже опробованную на западе. Повстанческие «полки» разделялись на отдельные батальоны. Те самые «капитаны» становились почти самостоятельными «команданте», что, на данном этапе – полностью удовлетворяло их амбиции. А батальоны повстанцев становились источником кадров для формируемых РЕГУЛЯРНЫХ батальонов. Правда, говорить об этом новоиспечённым «команданте» никто не собирался… К сожалению, это был на данный момент единственный доступный источник. «Солдаты» Картье для регулярной армии абсолютно не годились! Нет, бойцами-то они были великолепными, но – совершенно НЕ регулярными. А чего вы хотели от мафиози?!

С местными представителями испанских властей – никаких проблем не возникло. И не могло возникнуть. Все они давно уже были прикормлены, если вообще не входили в «семью». Кстати, то, что в Баракоа вообще уцелели хоть какие-то испанские власти, тоже было исключительно «на совести» Картье – мафия любит стабильность. Потому-то и идея «Карибской Конфедерации» поначалу вызывала у них не энтузиазм, а резкое отрицание… до тех пор, пока Миледи с милой улыбкой не спросила – «Ну и кто же, по-вашему, будет в таком случае реальной властью в Орьенте?». Судя по реакции, об этом ни Луи Картье, ни другие «патриархи» ещё не думали… а когда, наконец, задумались, то быстро поняли – кого конкретно она имела в виду!

Боцман тогда был в шоке, но, чуть позже сообразил, что другого выхода у неё не было. Да и, в конце-то концов – это был ещё не самый худший вариант. Особенно – по сравнению с Картелем и американской оккупацией…

— Ребёночку придётся немного подождать, — добавила с улыбкой Сова. — Нам ещё нужно «построить кондитерскую фабрику»… чем мы в ближайшее время и займёмся. А то непорядок, когда у государства уже есть армия, знамя, герб, — тут она дотронулась до «Карибской Звезды» на своём платье, — даже кое-какая территория… но всё ещё нет Правительства! У «патриотов»-то – давно есть!

Теперь засмеялись уже все. Три человека, сидя на веранде дома, построенного на фундаменте старого испанского укрепления, на скале над морем, за стаканчиком вина решают – «Не пора ли нам сформировать Правительство?»… причём двое из них даже не родились в этом мире! За ними нет ни сильного государства, ни больших денег, ни… да вообще нет ничего, что считается необходимым для «игры на высшем уровне»! Это, если смотреть со стороны, действительно – очень смешно…

А что же у них есть? Только они сами, умение Игроков, ум, знания, друзья (тоже Игроки) и соратники. Что ещё смешнее – они считают, что этого достаточно! Но, самое смешное-то в том, что они… могут оказаться правы!

КОНЕЦ… первой части.