Прочитайте онлайн КАРИБСКИЙ ШИЗИС | Глава 15, военно-подготовительная и слегка абордажная…

Читать книгу КАРИБСКИЙ ШИЗИС
3716+501
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 15, военно-подготовительная и слегка абордажная…

«В борт ударили бортом,

Перебили всех потом

И отправили притом на дно морское…»

09.05.1898 …Куба, бухта Гуантанамо, посёлок Дайкири… (день)

— Ну что ж, вот мы и на месте… — Капитан обвёл взглядом всех, собравшихся в палатке. — Надеюсь, с местом мои информаторы не ошиблись, а то будет очень обидно. Особенно – вашим бойцам, майор Хартман и капитан Стэнфорд. Потому что основным их оружием на ближайшее время станет лопата. До высадки экспедиционного корпуса около месяца… и за это время вам необходимо будет подготовить не меньше десятка укреплённых позиций, перекрывающих десанту дорогу на Сантьяго. Перекрывающих намертво! В городе, по моим сведениям, находятся другие группы, подобные нашей, но вот об их возможностях и о том, какую помощь мы сможем от них получить – данных нет. О силах испанской армии на этом направлении… ну, вы их видели.

— Капитан Баррахес показался мне умелым и знающим офицером, сэр. — Хартман пригладил усы. — Но… вы правы, сэр, сил у него маловато…

— И это – приводит нас к следующей вашей задаче, господа офицеры. Зачистка и ещё раз зачистка. «Патриотов» вокруг Дайкири остаться не должно. Удары в спину нам не нужны! Недели через две подойдёт наша кавалерия и возьмёт эту работу на себя, но до тех пор она – тоже ваша. Без отрыва от рытья окопов…

— Для солдат это будет отдых, сэр, — улыбнулся капитан Стэнфорд. — После лопат и окопов. Бой, как возможность расслабиться…

— А вот расслабляться как раз и не надо. Это не запад, господа офицеры! Именно в Орьенте всё и началось. Здешние повстанцы – серьёзный противник. Они не выпускают из рук оружие уже очень долго – натренировались… и заставили испанцев отступить в города на побережье. Именно здесь, на востоке – их основные силы. «Правительство». «Главное Командование». Лучшие командиры «бригад» и «полков». Конечно, Падре и его «смиренные братья» – уже работают над этим вопросом… — Капитан повернулся к отцу Франциско. Тот кивнул. — Но им нужно время… да и начали они не отсюда, а из Баракоа. Дополнительная трудность – начинаются дожди… И не стоит так улыбаться, господа! Сезон дождей – это серьёзно. С мая по ноябрь на Кубу выливается четыре пятых всей воды, которая на неё выливается вообще!

— Именно поэтому мы в последнее время изучали, как проводить дренаж окопов, сэр? — Хартман, задав этот вопрос, глубоко задумался.

— Да, именно поэтому. Но, несмотря ни на какие сезоны, война всё равно будет продолжаться. Придётся привыкать. И ещё одно. Подкреплений в ближайшее время не ждите. Кроме кавалерии – никого не предвидится. Морская блокада… и раскисшие от дождей дороги. Поэтому – беречь солдат! Лучше потратить лишние сотни патронов, чем потерять лишнего бойца! Боеприпасов у нас много…

09.05.1898…там же… (чуть позже)

— Надеюсь, братец, ты их не слишком напугал, — задумчиво сказала Миледи. — На меня, по крайней мере, твои слова произвели очень сильное впечатление. Как-то вдруг захотелось вернуться в Гавану… или ещё куда-нибудь. Всё действительно – настолько плохо? Или у нас есть какие-то шансы на улучшение?

— И кого «их»? «Ржавого Роджера», «Красавчика Джека» и остальных офицеров? «Напугать» ЭТИХ – никаких моих слов не хватит! А вот для того чтобы заставить их задуматься – надеюсь, вполне хватило. Для чего и говорил. А про шансы… шансы мы должны создавать сами! Чем и займёмся. Пока бойцы будут рыть окопы, отстреливать «патриотов» в зарослях и заниматься прочими интересными вещами, мы, как минимум, обязаны обеспечить им надёжный тыл. Что приводит нас…

— Ко мне… — Луиза Дебре улыбнулась и с треском сложила веер, — а также к моим родственникам, их связям и возможностям. Но здесь тоже надо начинать с Баракоа, а точнее – с его окрестностей. Плантации семьи Картье находятся там. Если судить по письмам – они нас ждут и поддержат. В конце концов – Маргарита и Жанна Картье в девичестве носили фамилию Дебре! И они это не забыли…

— Что ж… раз Баракоа, значит – Баракоа. Всё-таки – первая столица Кубы! Кроме отца Франциско, вас, мадам и ваших сыновей туда поедет мистер Мантайгер – как наш представитель… ну и ещё для того, чтобы мы с вами могли поддерживать нормальную связь. Тигра, как – сможешь это устроить?

— Если там, в городе или хотя бы на одной из плантаций, найдётся хоть какое-то электричество – без проблем! Если нет… — Боцман задумался. — Тогда будет гораздо хуже, переноской до Сантьяго я – точно не дотянусь. Но, даже в этом случае – сюда, в Дайкири, добить смогу. Эрк, может всё-таки – поставим базовую в Сантьяго? Там-то с этим проблем быть не должно…

— А смысл? Для основной восточной базы этот город – абсолютно не годится! Ты знаешь, меня никогда не привлекала идея торчать в осаждённой крепости и пытаться командовать оттуда полевыми войсками… это не срабатывает! Так что придётся тебе в Баракоа поискать хорошенько. В конце концов – а кому легко?

Все рассмеялись. В последнее время эта фраза стала чуть ли не девизом команды. И была полностью оправдана – легко никому не было…

— Значит вы – на восток. Я и Миледи – на запад, в Сантьяго. Пока город ещё не блокирован – стоит там поработать. Большинство «туристов», судя по всему, собралось именно там… надо хоть познакомиться, что ли. Здесь, в Дайкири, остаются Док Ливси и Аспера. Хотя… лучше бы устроить госпиталь, да и временную базу тоже, не в самом посёлке, а на одной из плантаций поблизости. Эльфа – займись этим. У Дока работы и так будет выше головы. Заодно и прощупаешь настроение местных жителей. Что-то я очень не уверен, что простым пеонам и обычным гасиендейро, не «патриотам», так уж сильно нравится «генерал» Гомес с его «политикой концентрации». На этом, кстати, и нужно будет сыграть… потом.

— Сделаю, Капитан, — кивнула Аспера. — Только вопрос – как у нас с деньгами «на представительство»? Честно говоря, не хочется брать будущую базу штурмом – это не очень хорошо для нашего потенциального имиджа!

— Наличку – получишь сегодня. Ну а если её не хватит, то просто свяжешься со мной – я подкину из Сантьяго. Последний момент… — Эрк посмотрел на единственного оставшегося в палатке офицера. — Шон, твой отряд нам придётся разделить…

— Я это уже понял, сэр, — отозвался Каллахан. — Думаю, что в Баракоа надо будет послать не меньше дюжины бойцов. Четверо останутся здесь, а четверо – поедут с вами в Сантьяго, сэр. Куда отправлюсь я, сэр?

— На восток. Кстати, как вам новые «форматы»?

— Ствол у них, конечно, греется очень быстро, сэр, но зато, пока он не нагрелся, прицельная дальность – просто великолепная! Почти винтовка, сэр…

— Это хорошо, что они тебе нравятся, потому что их ты возьмешь с собой. А здесь, в Дайкири, оставь-ка, пожалуй, ту четвёрку, что с WUMами. Надеюсь, у этих бойцов нет предубеждений против женского командования?

— Это, смотря какого, сэр, — улыбнулся ирландец. — Против мисс Эффи Аспер ни у кого из ребят никаких предубеждений просто не может быть, сэр – все видели её в бою! Разве что – будут приставать к ней… с просьбами поучить!

— Ну, в этом-то она точно им не откажет… правда, Аспера?

— В этом – точно! — Эльфа рассмеялась. — Мне самой тренироваться надо! А тут – сразу четыре спарринг-партнёра… да ещё и сами напрашиваются!

— Только ты не очень-то увлекайся, — Миледи тоже засмеялась. — Пожалей бедных мальчиков – у них ещё вся жизнь впереди!

11.05.1898…Куба, база «Алжир» (Санта Педро дел Хуале)… (день)

— Влад! Ты кретин! Нет, не просто кретин, ты – полный идиот!!! — Паладин уже даже не матерился. Матерные выражения у него закончились…

Викинг и Рауль Кастро, недавно получивший лейтенантские погоны, стояли перед ним навытяжку и усиленно пытались не улыбаться. Получалось у них плохо. Особенно мешали МакКоун и Айронпост, которые, стоя за спиной Киборга, улыбок не скрывали. Повод для веселья был. По сравнению с тем, что сегодня ночью учудила эта парочка, даже «Операция Багама-Мама», уже вошедшая в фольклор базы «Алжир», смотрелась несколько бледновато. Косвенно во всём случившемся был виноват сам Паладин – и он прекрасно это понимал… не стоило ему поручать Викингу контролировать тренировки «корсаров», ну вот не стоило – и всё тут! В последнее время Влад стал гораздо менее «отмороженным», чем был «дома», и у него прорезалось чувство юмора. С инстинктом самосохранения было гораздо хуже. То есть его, этого инстинкта – вообще не было. У Кастро, кстати – тоже. В результате они прекрасно «спелись»…

— Ты, блин, что – считаешь себя бессмертным?! Хрен с тобой, кретин – считай! А о Симоне ты – подумал?! Или как?!

А вот это был удар ниже пояса… Судя по выражению лица Викинга, о Симоне-то он думал… а вот о её реакции на возможную неудачу – нет. Вернее – подумал об этом только вот прямо сейчас и – пришел в ужас…

— Сеньор, это я во всём виноват. Идея была моя и… — Кастро решил вступиться за приятеля и «подельника», взяв удар на себя…

— Заткнись, лейтенант! До тебя мы ещё доберёмся! — Киборг несколько раз резко и глубоко вздохнул… На самом-то деле, выбор у командующего «Группой «Запад» был невелик. Или вспомнить широко известное «Победителей не судят!»… Или… Блин! Ну не расстреливать же их! Так что выбора, в сущности – не было…

Паладин посмотрел вдоль причала. К самой дальней его части – там было глубже всего – была пришвартована причина разноса. Она же – результат сегодняшней ночной операции. Американская канонерка «Грешэм»…

— Лейтенант Кастро! Я жду доклада по всей форме – что, где, когда, как! Ты так хотел высказаться – начинай! Со всеми подробностями…

10.05.1898…Куба, база «Алжир» (Санта Педро дел Хуале)… (день)

— Несчастная «Ниагара»… не повезло ей, бедняжке, — улыбнулся Викинг. — Мало того, что получила снаряд в корму, так теперь твои головорезы, Рауль, её окончательно на щепки разнесут. Там осталась ещё хоть одна целая дверь?

— А дьявол её знает… может и есть, — лейтенант Кастро глубоко затянулся длиной тонкой сигарой. — В конце-то концов, она сама виновата – не надо было лезть, куда не приглашали! Вот теперь и «отрабатывает»…

— Да я – не совсем про это… — Влад тоже закурил. — Скоро вы её окончательно доломаете – на чём тогда тренироваться будете? Гонсалес «Печкина» для этого дела не даст! И, кстати, правильно сделает. Жалко кораблик…

— Доломаем эту – захватим новую. Зря мы, что ли, абордаж отрабатываем? Ведь не просто так, правда? Дьявол, мы же все-таки «корсары»!

— Если я правильно понял Паладина, то – не совсем просто так, но… в сущности, это должен быть не абордаж, а захват в порту. Атака с причала на пришвартованный к этому причалу корабль. Или – не с причала, а с подошедшего к другому борту нашего судна, но всё равно – в порту на стоянке…

— Жаль… а я-то надеялся, что уже скоро буду в бою…

— В каком смысле – скоро? Кого это ты собрался брать на абордаж?!

— Да тут почти каждую ночь мимо «Алжира» проходят американские канонерки из блокирующей эскадры. Просто напрашиваются…

— По-моему, это – бред! Как ты себе это представляешь? Выходим наперехват… на «Беде», потому что больше – не на чем. На её десяти узлах максимум мы догоняем канонерку… с двенадцати-пятнадцатиузловым ходом. Готовим свой «главный калибр» – «кофемолку»… против – не знаю скольких и какого калибра орудий…

— Почему это – на «Беде»? На «Гранме»! На катер-то всё равно больше полусотни бойцов не влезет, а на яхту – хоть вся моя рота! И не «догоняем», а «поджидаем»! Как только заметим – идём навстречу! Ночью-то у нас, под парусами, особенно если они чёрные, а они чёрные – все шансы подойти поближе…

— И твою красавицу топят из тех самых орудий, о которых я уже говорил! Может, конечно, чёрные паруса – это романтично, но в то, что «Гранму» не смогут обнаружить до самого последнего момента, я – никогда не поверю. Обнаружат и утопят! Рауль, да ты подумай сам – они же идут вдоль ВРАЖЕСКОГО берега! Там всех сигнальщиков должны на вахту выгнать – чтобы ничего не пропустить! К тому же, на канонерках-то и прожектора есть. Обнаружат, подсветят и утопят…

— Дьявол! Ты прав… Слушай, а если – под американским флагом?! Своих-то они сразу топить не будут… а пока станут выяснять – кто, что, почему…

— То, пока не выяснят – просто не подпустят! Или даже – пройдут мимо, обойдя подальше, чтобы случайно не столкнуться… — Викинг внезапно замолчал и о чём-то глубоко задумался, забыв даже о горящей сигаре…

— А такой шанс – под носом же ходят!

— Погоди-ка немного… — Влад вскочил и начал расхаживать по хижине. — ЕСТЬ!!! Рауль, мы это сделаем! Конечно, против всяких правил, но… почему бы и нет? Мы и так – вне закона, так что можем плевать на любые законы! Что, как ты думаешь, они сделают, если увидят в море… сигнальные ракеты?

— Ракеты?! Ты имеешь в виду…

— Да! Сигнал о помощи, чёрт возьми! И тот самый американский флаг на мачте! И сообщение световыми сигналами – «Яхта с журналистами терпит бедствие!!!». Только надо будет привести «Гранму» в соответствующее состояние…

— Обрывки парусов… шлюпок – нет… а то и притопить её немного… чтобы крен был виден… и кучка мокрых людей на палубе…

— А остальные – в каютах, наготове! Но их-то – не видно! Как ты считаешь, они рискнут подойти поближе и снять «терпящих бедствие американских граждан»? Мне вот кажется – должны! А когда они подойдут вплотную…

— Борт к борту – вряд ли. Могут выслать шлюпки…

— Ночью?! Возле вражеского берега?! Или капитан просто прикажет не обращать внимания и идти прежним курсом… в чём я очень сомневаюсь. Вдруг – спасутся сами? А потом – пожалуются? Или – подойдёт вплотную, чтобы снять «журналистов» и как можно быстрее смыться. В этом случае, он – герой! Спаситель, ну и так далее – статьи в газетах обеспечены! Я же не зря заговорил про журналистов…

— Только – вот ещё что… Ты ведь понимаешь, что живых на канонерке, если у нас всё получится – остаться не должно? Чтобы не было свидетелей…

— Тебя это пугает? По-моему, их сюда никто не приглашал… и вообще – они как бы на войне. А на войне, как ни странно – убивают!

10.05.1898…у северного побережья Кубы, возле базы «Алжир»… (ночь)

Викинг непрерывно поглаживал «Зубр». Он понимал, что это – нервное, но не мог прекратить. Прикосновение к оружию – успокаивало. И не давало накатывающей на него дрожи распространиться по всему телу. Он ведь, в сущности-то, первый раз шел в реальный бой! По своей воле… стычку возле Матансаса можно не считать. Там от него ничего не зависело. Совсем. А вот здесь и сейчас…

«Главное – не показать свой страх. В конце-то концов, именно я здесь – старший из командиров… формально», — думал Влад. — «Конечно, в бою-то командовать будет Рауль, это всё-таки его рота, но… вот именно! Без тебя бы – всё это осталось в мечтах! Чёрт, а ведь днём, пока разрабатывали план, ничего такого не было!»…

— Сеньоры, я их вижу! — Прервал его размышления крик одного из наблюдателей. — Искры из трубы по правому борту!

— Ну что, кажется – пора! — Кастро с улыбкой повернулся к Викингу. Правда, эта его улыбка больше напоминала волчий оскал…

— Рано. Журналисты – это не контрабандисты, — ответил Влад, тоже улыбаясь… и понимая, что его оскал – такой же. Страх куда-то исчез, а на его место пришла обычная невозмутимость… ну, не совсем обычная – гораздо более холодная и расчётливая. Он понял, что именно её Капитан называл «боевым трансом». — Они бы не смогли ничего заметить на таком расстоянии. Подождём ещё немного…

— Право семьдесят пять – сигнальная ракета! Ещё одна! — Крик сигнальщика стал для лейтенанта Фрэнка Нортвуда, старшего офицера канонерской лодки «Грешэм», а в данный момент – единственного офицера на её мостике, полной неожиданностью. Хотя ракеты он уже и сам увидел. А в свете ракет – то место, откуда их запускали. «Чёрт! А ведь придётся посылать за капитаном», — решил Фрэнк…

Большая парусная яхта… правда, о том, что она – парусная, можно было только догадываться. Парусов на её мачтах – не было. Как и бизань-мачты… а, впрочем, нет, мачта – была! Плавала за кормой. На накренившейся палубе яхты суетились какие-то люди, размахивая фонарями. Вот один из фонарей замигал…

— Яхта… «Джон Херст»… — читал сигнальщик передаваемое сообщение, — порт… приписки… Бостон… просим… немедленной… помощи…

— Включить прожектор, — приказал лейтенант. В ярком луче электрического света картина кораблекрушения стала видна отчётливей… как и звёздно-полосатые флаги на корме и уцелевшей грот-мачте…

— Капитан на мостике!

— Что за дьявольщина тут творится, Нортвуд, — коммандер Уильям С. Олдергайл, капитан «Грешэма», как и всегда, когда он находился вдали от начальства, не выбирал выражений. — Сто якорей в акулью задницу – это еще что за посудина?!

— Американская яхта, сэр, — ответил тот. — Просит о помощи…

— Да пошли они в ад! У нас на это нет времени и…

— Яхта называется «Джон Херст», сэр…

— Журналисты?! Только этого нам и не хватало… а впрочем, — капитан внезапно и от всей души расхохотался, — почему бы и нет! Вы хотите стать героем, лейтенант? И не только в глазах прессы – это нам уже гарантировано, но и в глазах начальства! Если мы увезём этих писак в Штаты, а курс я менять – не собираюсь, значит, возле эскадры их станет поменьше! Всё какое-то облегчение, а?

Нортвуд понял, что он имеет в виду. Журналисты, особенно свои, американские, на собственных или арендованных яхтах и пароходах, доставляли блокирующей Гавану эскадре больше неприятностей, чем весь испанский флот и береговые батареи, вместе взятые. Они лезли куда угодно, да ещё при этом – абсолютно не заботились даже о своей собственной безопасности, избегая столкновений с боевыми кораблями только за счёт неимоверного везения. И постоянной бдительности капитанов этих самых боевых кораблей. Многим, из которых, честно говоря, уже хотелось – «Расчехлить орудия и ко всем чертям утопить этих чёртовых писак!»…

— Клюнули! Ты был прав, — Кастро с размаху хлопнул Викинга по плечу. — Они не стали спускать шлюпки и идут сюда сами!

— Погоди радоваться. «Пока ещё ничего не закончено, даже не начиналось!», так, кажется, говорит Капитан, — ответил Влад. — Давай-ка, сейчас организуем им «сценку номер два». Для большей достоверности…

По его команде «беспорядочно суетившиеся» на палубе люди разделились. Десять «легионеров» (с недавних пор – выделенных Викингу «в качестве охраны»), он сам и Рауль выстроились у борта, к которому приближалась канонерка. Почти два десятка мулатов – столпились на корме, а перед ними, «угрожая револьверами», встало ещё несколько человек – мексиканцев из команды «Гранмы». Четверо «корсаров», самые сильные в роте Кастро, залегли вдоль фальшборта, сжимая в руках абордажные крюки. «Форматы» и «Зубр» «белых корреспондентов» тоже пока были скрыты от взглядов с канонерки тем же самым фальшбортом.

— И нам повезло ещё в одном, — оглядев получившуюся картину, добавил Влад. — После устроенной нами «катастрофы» носовая часть «Гранмы» поднялась… и теперь выше, чем их палуба! Стрелять будет удобно…

— Что там происходит, сэр? — Нортвуд, решивший сам стать за штурвал, обратил внимание на громкий хохот капитана.

— А эти щелкопёры – не дураки! Понимают, что всех-то мы не возьмём, — ответил тот, — и загнали ниггеров-матросов на корму! Ха! Под дулами револьверов! Джонсон! — окликнул Олдергайл командира морских пехотинцев. — Выводи своих на палубу! Мы не будем швартоваться к этой посудине – я не хочу портить краску! Просто подойдём поближе – пусть прыгают! А твои ребята – пусть ловят! Могут даже – не слишком-то и аккуратно… только чтобы ничего им не поломали!

— Слушаюсь, сэр!

— Ну, ещё чуть-чуть, — сквозь зубы и «радостную» улыбку шептал Влад, впиваясь взглядом в подошедший почти вплотную корабль. — ДАВАЙ!!!

Одиннадцать «форматов» (один – в руках у Кастро) и «Зубр» одновременно легли на фальшборт. Пули хлестнули по людям, стоящим на палубе канонерки и по её рубке. Тут же в воздухе свистнули абордажные крючья и все, кто был в этот момент на палубе «Гранмы», но не стрелял, ухватившись за привязанные к ним канаты, стали тянуть изо всех сил. Из кают яхты стали выскакивать остальные и, когда автоматчики опустошили по полному «бергмановскому» шнеку – начали прыгать на покрытую трупами палубу американского корабля. Викинг, сменив магазин, дернулся, было, следом за ними, но тут же Рауль крепко схватил его за плечо…

— Не надо! Так моим парням будет проще разобраться! Каждый, у кого светлая кожа – враг… и нет смысла вглядываться в лицо!

— А ты что, не мог меня раньше об этом предупредить?!

— Извини, забыл. Но ты же видишь – я тоже не лезу! Хотя и очень хочется…

С канонерки доносились частые хлопки С96х, изредка заглушаемые выстрелами из обрезов дробовиков десятого калибра. Почти что сотня «корсаров» делала то, чему училась всю последнюю неделю – зачищала вражеский корабль…

11.05.1898…Куба, база «Алжир» (Санта Педро дел Хуале)… (день)

— Потом мы побросали все их трупы за борт, сеньор Киборг, выловили из воды мачту «Гранмы», за штурвал нашего трофея встал её капитан и, взяв яхту на буксир, мы пришли сюда, — закончил свой доклад Кастро.

— Потери?

— В бою – шесть убитых и девятнадцать раненых, сеньор. Ещё семеро при прыжке с корабля на корабль вывихнули или сломали себе ноги…

— А у противника?

— Все. Мы не пересчитывали убитых, сеньор, но по спискам – шесть офицеров и девяносто семь нижних чинов…

— Значит, итог этой операции следующий… У нас – тридцать два человека убиты, ранены и покалечены… У американцев – сто три трупа… а может и меньше, если у них была неполная команда. Или больше, если были пассажиры… Захвачена канонерка и поломана яхта… впрочем, это же ваша яхта, Кастро?

— Так точно, сеньор! Но её можно отремонтировать – команда этим уже занялась. Мы не рубили мачту, а просто обрезали ванты и…

— Эти подробности меня не интересуют. Как я уже сказал, «Гранма» – ваша яхта. Так что, её ремонт – проблема ваша или вашей команды. — Паладин ещё раз посмотрел на трофейную канонерку и… улыбнулся. — Если вам понадобятся для этого люди или материалы – берите. Всё равно в ремонте этой красавицы здесь никто кроме вас ничего не смыслит. Да, и ещё одно… ПЕРВЫЙ ЛЕЙТЕНАНТ Кастро – приведите-ка погоны в порядок. У вас на них звёздочек не хватает!

— Слушаюсь, сеньор! — Рауль, ещё не привыкший к тому, КАК ИМЕННО в этой армии происходит присвоение очередного звания, выглядел несколько обалдевшим. На лице Викинга наконец-то прорезалась улыбка…

— Рано радуешься, Влад, — повернулся к нему Киборг. — Я ещё не закончил… а ну-ка, давай отойдём с тобой в сторонку…

Через несколько минут он вернулся. В одиночестве. А в ответ на вопросительные взгляды остальных – улыбнулся и сказал:

— Скоро очухается. Инцидент с операцией без приказа – считаю исчерпанным. По лицу я его не бил, так что Симоне – ни слова! Потом он сам ей расскажет… когда будет вручать подарок. Кстати, я там, на песке, написал новое название для нашего нового корабля – сходите, господа офицеры, ознакомьтесь…

Когда «господа офицеры» бегом завернули за угол, где под стеной хижины сидел всё ещё не пришедший окончательно в себя после «исчерпания инцидента» Викинг, то сразу поняли, что Паладин имел в виду под «подарком». На песке перед ним большими буквами было написано всего одно слово – «SIMONA»…

12.05.1898…Куба, база «Замок» (плантация Дебре)… (день)

— Капитан, вы не находите, что это – просто смешно? — Симона Дебре улыбнулась испанскому офицеру. — Наша плантация – база повстанцев!

— Ах, сеньорита… — вздохнул тот, — и не только я. Когда такой приказ из Гаваны был получен в первый раз, полковник де Вега, читая его, смеялся, как… как в театре на комедии своего однофамильца. Мы тогда ответили, что сведения в штабе… несколько устарели. И никаких повстанцев поблизости уже нет! Через восемь дней был получен следующий приказ. Он почти слово в слово повторял первый. Как раз в тот день была получена информация об отряде Риверы, и полковник решил, что это относится именно к нему. Мы тогда организовали экспедицию… хотя ваши герильеро опять опередили нас и уничтожили этого мерзавца. Так он и доложил в столицу, но…

— Но?

— Но недавно пришел ещё один приказ. Почти такой же… вот только в нём прямо указывалось на вашу плантацию! Я не знаю, как это объяснить…

— Мне кажется, я смогу вам это объяснить, капитан, — Паладин с Викингом как раз в этот момент вошли в зал. Влад тут же направился к Симоне, а Киборг остановился напротив офицера. — Скажите, а в этом приказе случайно не упоминалось, что сведения о базе повстанцев взяты из жалоб местных плантаторов-кубинцев?

— Как вы догадались, сеньор… не знаю вашего имени…

— Киборг, Пол Киборг… нет, я не американец, — засмеялся он, увидев, как испанец среагировал на фамилию. — Я англичанин, совладелец гасиенды к востоку от Гаваны и друг семьи Дебре… а в последнее время – кто-то вроде координатора для всех местных подразделений герильеро и отрядов ополченцев…

— Я думал, что этим занимается… сеньор Гауптманн, и очень надеялся здесь с ним встретиться. Поблагодарить за лекарства для наших солдат…

— Моему другу и компаньону Эрку Гауптманну пришлось срочно уехать по делам на восток, в Сантьяго. Вместе с мадам Луизой. И теперь той работой, которую раньше делал он – приходится заниматься мне… так что я очень рад с вами познакомиться. Мы с вами видимся явно не в последний раз, сеньор…

— Капитан Мигель Риккардо, — представился офицер. — Заместитель коменданта округа полковника Луиса де Вега. Как же вы объясните эти странные приказы, сеньор Киборг? Особенно последний из них…

— Очень просто. Кому, по вашему мнению, может мешать район, недоступный для повстанцев? По-моему – самим повстанцам! Ну, а ещё – их американским «друзьям и покровителям». Могу побиться об заклад, что если внимательно присмотреться к тем поместьям, откуда в Гавану пришли эти «жалобы», то можно обнаружить очень много интересного… и весьма неожиданного! Как вы думаете, может нам с вами стоит этим заняться вместе? Чтобы прояснить всё раз и навсегда…

Капитан Риккардо задумался. — «С тех пор, как появились эти герильеро… да никакие они не «герильеро»! Просто наёмники на службе у плантаторов и гасиендейро. А какая разница? Сейчас наш округ стал самым спокойным в окрестностях Гаваны. С тем, что творилось в начале года – даже нельзя сравнивать! Правда, в апреле тут вовсю шла «Война Плантаций»… но ведь её-то как раз – проиграли американцы. Что тоже не может не радовать, потому что их плантации – просто заповедник «патриотов». Да и, в конце-то концов – с американцами у нас война идёт! Если плантаторы решили наконец-то объединиться и дать отпор повстанцам и их, как сказал этот англичанин, «друзьям и покровителям» из САСШ – это можно только приветствовать! А его предположение… ну что ж – оно вполне логично. Как и предложение объединить силы. К тому же в моём распоряжении сейчас – всего два кавалерийских эскадрона… меньше двухсот солдат и два молодых лейтенанта. Если довериться нашим информаторам, то у него бойцов – в десять раз больше… и мне плевать – герильеро они или наёмники! Главное, что они на нашей стороне!», — он посмотрел на Симону Дебре и молодого человека. — «Как его там зовут? Мне же говорили… а, точно! Владислав Вайк, поляк из Германии…», — они уже совсем не обращали внимания на происходящее, занятые друг другом. И улыбнувшись, кивнул ожидающему его ответа англичанину…

— Я согласен с вами, сеньор Киборг. Стоит этим заняться…

— Ну, а в таком случае, — тот посмотрел на молодую пару и тоже улыбнулся, — как вы посмотрите на то, чтобы сейчас пройти в мой кабинет и обсудить этот вопрос более подробно? — И добавил, шепотом. — Не будем им мешать…

12.05.1898…Куба, Сантьяго, дом на окраине… (вечер)

— Знаешь, братишка, а Остап Ибрагимович был прав… Это не Рио-де-Жанейро… — Сова откинулась в кресле. — Это даже не Гавана!

— Правильно. Это – Сантьяго-де-Куба. — Эрк прикурил и опёрся плечом на столб веранды. — А при чём здесь товарищ Бендер?

— При всём. Великой Комбинатор знал сто способов отъёма денег, ну а местные чиновники – всего два. Взятку и воровство. Причём – они даже не скрываются! Это уже не «хомячки», это просто крысы какие-то…

— А нам что, от этого хуже? — Капитан пожал плечами. — Мы получили всё, что нам надо, гораздо быстрее, чем в Гаване… правда – дороже, если ты именно это имела в виду. Но не настолько дороже, как это могло бы быть. Да и по сравнению с «нашими» они – как дети малые… ты вспомни Киев!

— Да дело не в аппетитах и масштабах… в наглости! До такого – даже «у нас» не доходили… хоть как-то маскировались.

— А, так ты сегодня побывала в порту… и увидела «прейскурант взяток» на самом видном месте! Тут ты не совсем права. Это можно только приветствовать! Сервис для населения! Прочитал и сразу ясно – кому, сколько и каким образом…

— И они ещё хотят выиграть войну…

— ОНИ – нет. ИМ – плевать. И на войну… и на Испанию… да им на всё плевать. А ты всё-таки вспомни Киев… ведь никакой разницы. Разве что «у нас» они – хоть как-то маскируются… так и в Гаване – тоже маскируются! Чем дальше от начальства – тем толще и наглее чиновник. Закон природы…

— Ладно, хватит пока философии, — Миледи выпрямилась и тоже закурила. — Пока я «брала на карандаш» местный гражданский «крысятник», ты, вроде бы, должен был заняться военными… ну и «засланцами» – тоже.

— Военные власти здесь, к сожалению – полностью зависят от «крысятника». И в то, что хоть кто-то из высших офицеров сможет избавиться от этой зависимости – я не верю. Никаких шансов. Так что, сотрудничать с ними бессмысленно. Только на уровне не выше батальонного – эти хоть понимают, что к чему, но… ни хрена сами сделать не могут. Ах, да… единственное исключение – генерал-лейтенант Арсений Линарес. И на этом – всё. У него, кстати, тоже – никаких шансов…

— Так что – всё бессмысленно? «У нас» же они как-то держались…

— А держались – за счёт тех самых офицеров не выше батальонного уровня. Ну и конечно за счёт солдат. На самом деле даже «у нас» они под Сантьяго могли победить. Только генералы и чиновники, как всегда – сдали победу… но ЗДЕСЬ мы постараемся этого не допустить! По крайней мере – постараемся постараться…

— Капитан, — улыбнулась Миледи, — а ты не слишком увлёкся?

— Чёрт! И вправду… о чём это я? Спасибо, вовремя остановила…

— Да ладно… я сама виновата… не надо было начинать эту тему…

— Тогда – закроем её на фиг! — Эрк тоже улыбнулся. — На чём мы остановились? О «засланцах»… их тут – до хрена! Точное количество неизвестно… несколько тысяч. В основном – «постреляльщики». Хотя и не только они…

— Что, есть какие-то более серьёзные команды?

— С первого взгляда не определишь. А конкретнее… надо присматриваться. Пока мы были на западе, тут, в Сантьяго, среди «пришлых» уже сложилась своя структура. С «клубами по интересам» и так далее… Знаешь, что это больше всего мне напоминает? Будешь смеяться – «старую» тусовку неформалов…

— Это когда, — Сова взяла на гитаре несколько аккордов, -

«Припанкованные хиппи и прихиппованные панки

Тянут пиво из одной и той же трёхлитровой банки…»

— Да. Каждой твари по паре. Единственное, что их объединяет – все прошли через Портал… и все собрались здесь. Кстати, в городе уже – чуть ли не треть всех кабачков принадлежит «засланцам». Используются как те самые «клубы»…

— В смысле – каждый ходит в свою забегаловку?

— С небольшой поправкой – не в «свою» забегаловку, а в забегаловку «для своих». Причём «свои» могут быть – самые разнообразные…

— Будем их классифицировать?

— Придётся. Надо же выяснить, чего можно ждать от каждого конкретного «клуба по интересам». Интересы-то у них – тоже самые разнообразные…