Прочитайте онлайн КАРИБСКИЙ ШИЗИС | Глава 13, военно-теоретическая и военно-организационная…

Читать книгу КАРИБСКИЙ ШИЗИС
3716+509
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 13, военно-теоретическая и военно-организационная…

«Сначала подумайте, что вы делаете,

а потом уже делайте – что задумали!»

И не забудьте подбросить монетку…

На удачу!

22.04.1989…у северного побережья Кубы, на палубе катера «Беда»… (день)

Катер был перегружен и Айронпост вполголоса ругался по этому поводу. Более громко высказывать своё возмущение он смысла не видел. Действительно, ну какой в этом смысл, если ещё утром, в ответ на предупреждение – «Когда налетит шквал, то мы только булькнем!» твой наниматель, пожав плечами, сказал – «А кому легко?». В ответ же на многоэтажный морской загиб (не в чей-то адрес, просто для того, чтобы показать отношение капитана «Беды» к такой ситуации) прозвучал ещё более многоэтажный. Но не морской, а артиллерийский. Причём, если Лэм высказывался на трёх языках, то его собеседник – на пяти, два из которых бывший морской пехотинец не знал, поэтому не смог полностью оценить яркость и новизну эпитетов и метафор. А вот прочувствовать их и понять, что ЭТО он превзойти не сможет – вполне…

«Сержант, конечно, прав и при погрузке мы чересчур размахнулись, так что, если волнение усилится, придётся туго, вот только времени на разгрузку всего лишнего – не было совсем», — думал Эрк. — «От Штатов до Кубы – доплюнуть можно. Американские броненосцы могут появиться в любой момент. Конечно, блокировать они будут Гавану, но сообщение между «Гаванью» и «Алжиром» – тоже при этом перекроют! А так – мы успели проскочить. И «Печкин», к счастью – успел вернуться. Правда, Тигра остался в «Замке», но он, если что, и поездом доберётся. Короче, лафа у нас закончилась. Теперь сообщение между базами – только по суше. Железкой, блин! Если только не придумаем какой-нибудь особо хитрый способ…».

— Герр Гауптманн, — прервал его размышления звонкий юношеский голос. — Отец не смог ответить на мой вопрос, может быть, вы сможете?

— Олле! — Ольсен-старший явно был не в восторге от действий сына.

— Всё в порядке, майор. — Эрк сначала посмотрел на него, потом перевёл взгляд на младшего и улыбнулся. — Если молодые люди не будут задавать вопросы и получать на них ответы – как же они смогут узнать что-то новое?

— Герр Гауптманн, — судя по всему, вопрос был «Очень Важным». С точки зрения шестнадцатилетнего юноши. — Почему вы собираетесь воевать за испанцев?

— Садись, Олле, я чувствую, разговор у нас будет долгим… — Эрк кивнул на один из четырёх ящиков с магазинами для «гатлинга», укреплённых на палубе. Сам он сидел на таком же. Майор тоже подошел поближе, но садиться не стал – просто опёрся о фальшборт. — Для начала запомни – нельзя воевать за кого-то другого. Каждый воюет только за себя. Война всегда идёт не ЗА а ПРОТИВ. И самое главное в войне – понять, против кого или чего ты сражаешься. Ещё можно сражаться ВМЕСТЕ с кем-то, но даже тогда – каждый будет драться сам за себя – против общего врага…

— Хорошо, тогда… — Ольсен-младший задумался. — Тогда почему вы собираетесь воевать против американцев и… кубинцев?!

Капитан понял, что концепция – произвела впечатление. Но от другой концепции, гораздо более романтичной – «Войны За Свободу» – не излечила. Конечно, юношеский романтизм с возрастом проходит, но на войне для этого может не хватить времени. На войне очень часто для этого не хватает и жизни…

— Мы не собираемся против них воевать. На самом деле в нашей маленькой армии есть и американцы, — «Надеюсь, что конфедераты не обидятся!», — мелькнула мысль у Эрка, — да и кубинцы тоже… тот посёлок, где мы будем разгружаться, охраняет как раз кубинский батальон. А если ты скажешь кому-нибудь из них, например, лейтенанту Рамиресу, что мы собираемся воевать против кубинцев – то он тебя не поймёт. И ещё. Мы не собираемся воевать… Мы УЖЕ воюем. Бой, который твой отец разбирал вчера вечером – был всего шесть дней назад…

«Ну а я, в ходе вчерашнего «разбора пролётов», понял одну вещь… что Паладин с этой, чёрт её возьми, цитатой – «Совершенно жуткое везение, прошедшее по просто невероятной халяве…», был, в данном случае – абсолютно прав!»…

21.04.1898…Куба, к востоку от Гаваны, гасиенда «Puerto Reservado»… (вечер)

— Майор, что вы скажете по поводу организации засады, — небрежно спросил Эрк, внимательно следя за реакцией Ольсена, — где-то в этом районе…

— Наши силы и силы противника? Полнота информации о нем? — Карл Густав в своём лаконизме вполне мог посоревноваться с любым спартанцем. — Чем вооружены мы и какое оружие – у вражеских солдат?

— Батальон пехоты – почти шестьсот человек. У всех стрелков карабины Маузера. У тридцати из них на оружии – оптические прицелы. Пулемётная команда при восьми тяжелых пулеметах… вы их можете знать как митральезы, но мы пользуемся гораздо более лёгким, компактным и скорострельным вариантом, и пяти… назовём их – лёгкие пулемёты, размерами они не намного больше винтовки, но могут вести автоматический огонь, и с ними вполне управляется один человек. Два эскадрона кавалерии – всего около двухсот бойцов. Больше половины – драгуны, у них, кроме сабель и карабинов, ещё два лёгких пулемёта. Остальные – нечто вроде конных гренадер. На вооружении у них, кроме сабель и пистолетов – динамитные шашки. Артиллерия – восемь пушек Гочкиса. Полурота, вооруженная «форматами» – что это такое, вы видели вчера, когда мистер Мантайгер хвастался своими изделиями перед друзьями – почти пятьдесят человек. Отдельных бойцов, не входящих в подразделения, я перечислять не буду. Это все наши силы и то, как они вооружены…

Капитан принялся набивать трубку. Ольсен терпеливо ждал продолжения. Явно ему было недостаточно информации. Эрк улыбнулся и продолжил:

— Теперь – что же мы знаем о противнике… Численность – до двух тысяч человек. В основном – пехота. На вооружении у них большей частью винтовки Ремингтона, но также и некоторое количество оружия других систем. Имеется и кавалерия, до начала боя её численность неизвестна, но – не слишком много. Конники – с «винчестерами» и револьверами. Артиллерия… по орудиям у нас равенство – у них тоже восемь пушек, но «гочкисов» из них шесть, а ещё две – динамитные системы Симса-Дадли. Ещё есть четыре картечницы Гатлинга – двигаются вместе с артиллерией. Время их появления зависит от того, когда они выйдут из города, но маршрут противника очевиден – он в любом случае будет двигаться в место, обозначенное на карте как «Замок», так как всё это – карательная акция. Да, ещё – наши силы находятся чуть ближе, чем в половине дневного перехода от города. Как раз в районе будущей засады. А собрали мы их там примерно за сутки до выгрузки противника из эшелона…

Эрк замолчал и внимательно посмотрел на майора. Ольсен не менее внимательно разглядывал карту. «Что бы не говорил Киборг, а формальное военное образование всё же – нужная вещь!», — подумал Капитан. — «Мне, пока я нашел место, пришлось почти целый день колесить по дорогам, а майор, спорю сам с собой на что угодно, определит его прямо сейчас и именно – ПО КАРТЕ!»…

— Ну что ж. Я бы действовал так. Вот, здесь, — ткнул карандашом в карту Карл Густав, Эрк при этом его движении сразу мысленно пересыпал неопределённую сумму из правого кармана в левый, — есть весьма симпатичная гряда, и в то же время выглядит она – просматриваемой насквозь. Но, при минимальной маскировке… и ещё, обратите внимание – тут одно из немногих мест, где дорога не идет в густых зарослях, казалось бы, обнаружить засаду здесь проще простого. Противник должен расслабиться. Кроме того, скорее всего вражеский отряд выйдет сюда после полудня – жара, усталость. Тоже не способствует концентрации внимания. Вот здесь, на склонах, нужно оборудовать камнемётные фугасы, только очень важно четко выверить шнуры. Эх, у нас в Швеции проводились опыты с подрывом заряда при помощи электричества, но не слишком удачно. А насколько бы все упростилось! Но я отвлекся…

«Полный кайф! Слушаю майора – и тащусь!», — Эрк мысленно зааплодировал. — «Чёртов королевский тёзка! Правда, вот… с фугасами-то идея прекрасная, но только… кто бы их нам там поставил? Сапёров-то у нас нет…».

— Основные силы пехоты надо расположить здесь и здесь, на склонах чуть ниже гребня, обязательно часть сил вот в эту лощину – иначе ей могут воспользоваться враги для контратаки – видите, она прямо в тыл засаде выводит и почти не простреливается с холмов? Примерно полуроту… впрочем, кроме полуроты можно поставить и пулемёт, это там не помешает. Еще два пулемета и до роты прикрытия к ним – вот на этот холм. Дорога его огибает, и они получат возможность вести продольный огонь, но маскировать их придется очень тщательно – они должны будут пропустить мимо передовое охранение, которое встретит вот здесь ещё одна полурота с пулеметом. Кавалеристов – вот сюда и сюда – они будут мобильным резервом и пригодятся для преследования. Противоположную от засады опушку необходимо оборудовать завалами – вот примерно, таким образом, воронками широкой стороной к дороге. А в вершинах – волчьи ямы с кольями. У нас так саамы на диких оленей охотятся, но и здесь, для домашних наемников, сойдёт. Передвижение между дорогой и опушкой следует затруднить разнообразными малозаметными препятствиями, чтобы противник как можно дольше находился под огнем. Можно использовать триболы – изобретение еще римское, они выглядят, как…

— Да, я понял, что вы имеете в виду, майор. Не отвлекайтесь, пожалуйста, — Эрк уже не улыбался. — «Чёрт, а ведь Ольсен опережает своё время. Вариант «две створки» будет применяться европейскими военными всю Первую Мировую… а он излагает мне сейчас гораздо более поздний – «мордой об стенку»! Хотя, может, это из-за того, что он горный стрелок? В горах двухстороннюю засаду не используешь – негде. Обычно там сталкивают противника в пропасть…».

— Артиллерию лучше не разделять, — невозмутимо продолжал швед, — позиции подготовить вот тут, на опушке возле изгиба дороги, но – выдвигать орудия из глубины леса после того, как пройдет передовое охранение. Сектор обстрела замечательный, а те силы, что выделены для продольного огня, их прикроют…

— А почему бы не расположить орудия вот здесь, за поворотом, в ненаблюдаемом пространстве? — Эрк подумал, что Ольсен уже почти ничего не оставил от его схемы. Хотя схема самого майора выглядела не хуже. — Любую выскочившую туда группу они встретят картечью. И ещё, почему бы, вместо завалов, не разместить вот здесь сотню бойцов в замаскированных ячейках? Тех, что с автоматическим оружием. Их не смогут заметить раньше времени…

— Вы уверены, что противник не вышлет вперёд хотя бы дозор? Недооценивать врага чревато всякими неприятностями… А если на орудия наткнется именно дозор, то бой придётся начинать раньше, тогда фугасы могут не успеть сработать или поразят пустое место. А солдат на опушке – просто затопчут. Лес проходит слишком близко от дороги, даже здесь – не более двухсот футов… э-э, семидесяти метров. Несмотря на весьма впечатляющие возможности этих… «форматов» – расстояние слишком мало. Всех остановить они не успеют. Не зря же все наставления предлагают при подходе противника на такую близкую дистанцию к люнетам и другим сооружениям полевой фортификации – не отсиживаться в них до последнего, а подымать подразделение в контратаку. На этой дистанции преимущества защищенной позиции уже не актуальны, а вот сниженная подвижность – весьма и весьма. Даже если противник будет не просто отходить, а панически бежать, то те бойцы, что окажутся у них на пути, попадут в весьма незавидное положение. Ну, а уж если у них найдется толковый командир, что поведёт своих на прорыв… Все-таки соотношение сил здесь будет – десять к одному, не меньше. Именно поэтому я и предлагаю – препятствовать отходу в этом направлении инженерными сооружениями. Они нечувствительны ни к штыку, ни к пуле, знаете ли. И их потом, после боя – не придётся хоронить…

22.04.1989…у северного побережья Кубы, на палубе катера «Беда»… (день)

— Пожалуйста, не напоминайте об этом, герр Гауптманн, — покачал головой Карл Густав. — Когда вы вчера рассказали мне, как там всё происходило в действительности и, главное – чем именно закончился этот бой…

— Знаете, майор, а закончилось там всё именно так – исключительно благодаря везению и гораздо лучше, чем должно было бы, — ответил ему Капитан. — С военной точки зрения вы были абсолютно правы. И ваша схема действий – гораздо лучше, чем моя. Она исключает счастливые случайности. Вроде гибели вражеского военачальника от первых же пуль… или отсутствия у врага передового дозора… или того, что снайпера сумели пристрелить всех его активных командиров…

«А ещё она – составлена профессиональным военным», — подумал он, — «а не наёмником-самоучкой, у которого всё образование – школа младших командиров, да и та – для подготовки специалистов по артиллерийской разведке!».

— И всё-таки, герр Гауптманн, — снова заговорил Олле. Он был упорным парнем и не собирался оставаться без ответа на «Очень Важный Вопрос». — Если американцы и кубинцы есть и на той и на другой стороне, то… против кого же мы воюем?! И… кто же тогда – ведёт войну против нас?!

«Вот ты уже и перешел с абсолютно нейтрального – «вы воюете», на нечто совсем другое – «мы воюем»…», — мысленно улыбнулся Эрк. — «А теперь… немного правды жизни в данной ситуации тебе явно не помешает…».

— Картель. Объединение из трёх человек – владельцев более чем половины всего производства сахара на Кубе, — заметив, как удивлённо расширились глаза Олле, он улыбнулся, теперь уже в открытую. — Что, никакой романтики, правда? А в Картель и входят крайне неромантичные люди. Им нет никакого дела до того, что кубинцы хотят быть независимыми от Испании, но зато – они дают деньги тем, кто этого хочет. Да и правительству САСШ они тоже дают деньги. Денег у них очень много, есть что давать. Не навсегда дают – в долг, — достав трубку, Капитан закурил. — А отрабатывают эти долги и те и другие – воюя на стороне Картеля. Но Картель ведёт войну не просто так. Война, с точки зрения тех, кто входит в Картель – должна принести им прибыль. То есть – новые деньги. Они владельцы половины кубинского сахара, а хотят – получить весь сахар Кубы. Да и от самой Кубы не откажутся – земля-то тоже денег стоит. Вот и все причины этой войны. Исключительно прагматичные. Это и есть тот самый враг, против которого мы воюем. Именно этот враг и ведёт войну против нас…

— Но, герр Гауптманн… но как же они могут… производители сахара… это же не государство… Как же они ведут войну…

— А вот КАК они ведут свою войну – расскажу тебе не я… — Эрк встал с ящика и посмотрел на приближающийся причал Санта Педро дел Хуале. — Знаешь, а ведь ты не единственный в нашей маленькой армии, кому недавно исполнилось шестнадцать лет. Есть ещё как минимум двое – братья Дебре – Поль и Анри… и о том, КАК же именно Картель ведёт свою войну – они расскажут гораздо лучше меня…

23.04.1898…Куба, база «Замок» (плантация Дебре)… (ночь, после полуночи)

— Извини, что помешала медитировать, братик, — выражение лица Миледи ничуть не говорило о каком-либо раскаянии. Скорее там большими буквами было написано – «Попался, мерзавец!». — Но мне надо с тобой поговорить! Серьёзно!

— Говори, — ответил Капитан и написал на лице не менее крупными буквами – «Ну поймала – а дальше?!». Это он тоже умел…

Когда Сова села в кресло напротив и, достав длинную сигарету, прикурила её от лежавшей на столе зажигалки, Эрк решил, что ему тоже не помешает покурить. Тему предстоящего разговора он себе примерно представлял…

— Давай-ка поиграем с тобой в одну игру, — небрежно протянула Миледи, — я буду задавать тебе вопросы, а ты будешь на них отвечать… причём без «Потому что!» и «А то!». Полностью. Честно. Можно с комментариями…

— Только не очень долго. Постарайся уложиться в десяток вопросов… Столько я смогу вытерпеть. Больше – не факт…

— А больше и не надо. Главный – какого чёрта ты полез не в своё дело?! Я имею в виду младшего Ольсена… и то, что ты устроил!

— И что же я такого страшного с ним устроил?

— А то ты не знаешь! Кто послал его к мальчикам Дебре с просьбой «Рассказать о том, как Картель ведёт войну…». Уж они-то понарассказывали!

— Они ему что – соврали? Уверен, что нет. От их рассказа он что – сломался? Нет, не должен был. Зато, в результате – Олле не будет уговаривать своего отца «Сменить Знамя» и «Воевать За Свободу», а это сейчас – самое главное…

— Слушай, ты, сторонник шоковой терапии, а по-другому что – нельзя было? Я же видела его лицо, когда он от них вышел… Ещё несколько таких «разговоров» и у нас в команде будет очередной «Убежденный Убийца»! Ты этого хотел?! Неужели старший Ольсен нам НАСТОЛЬКО нужен?! Объясни!!!

— Да, нужен. Позарез. Чтоб ты знала… По-моему, Карл Густав – военный гений. И заполучить его в противники я не посоветовал бы никому. А уж нам – тем более! Так что, если бы Олле не расстался с идеей «Справедливой Борьбы За Свободу», а степень его влияния на отца переоценить трудно то, к моему великому сожалению, всех шведов нам пришлось бы просто-напросто перестрелять ко всем чертям… во избежание. Как тебе такой вариант развития событий – больше нравится?

— Ты – серьёзно?! — Миледи выглядела ошарашенной. Редкое зрелище, вообще-то. Капитан им даже залюбовался…

— С таким я – не шучу. Да и романтику – надо рвать с корнем…

01.05.1898…Куба, база «Замок» (плантация Дебре)… (поздний вечер)

— Давайте-ка всё по порядку, а то мы до завтра здесь просидим, — Капитан оглядел собравшихся «стариков». — Я, в принципе, не против ночных посиделок, но вот ночные совещания не вызывают у меня энтузиазма. Начнём, по традиции, с начальства, — тут он широко улыбнулся. — Валькирия, я имел в виду тебя…

— А может, ты меня разжалуешь, а? — Лейт вздохнула. Должность не доставляла ей никакого удовольствия. — Ещё месяц такой жизни и я точно двинусь…

— Давай пока без лирики. Сначала – дело. Как у нас там дела с весёлым городом Майями? И дальше – по пунктам – поставки, пополнения…

— А что Майями? Стоит. Живёт. Судя по сообщениям от Гота – хорошо живёт, аж завидно. Они с Рамиресом и его ребятами там прекрасно устроились…

— Значит, с легализацией в Штатах у Макса проблем не возникло…

— Да ни малейших. Война – войной, а как был там бардак, так он и остался. Герр Максимилиан Готт небрежно помахал своим немецким паспортом, пару раз «послал к свиньям собачим», и никаких вопросов не было. Связь – тоже без проблем. Эта новая австралийская рация, из тех, которые ребята привезли, до станции в «Замке» добивает прекрасно. Да, кстати, на днях сюда Хорджес вернётся. Объявился в Майями, вместе с партией добровольцев из Мексики. Макс от него привет передал…

— Это хорошо. Значит, «капельные перевозки» пошли?

— А куда они денутся? Поставки через территорию противника – это полный сюр, но система работает. Амеры пока что ещё не разобрались – кому именно наши «Кости-моряки» возят винтовки и людей. Считают, что «патриотам». А донам не до шаланд. У юсовцев с ними соревнование. Одни пытаются набить оружием корабль побольше и довести его до Кубы. Другие – не дают. Так что «Ниагара» – уже никого не интересует. У донов сейчас таких «ниагар» – каждый день – по две-три штуки! С нашей-то – что делать будем? Тигра её осмотрел и сказал – машина ремонту не подлежит…

— Ничего не будем – негде и нечем. Лэм её катером в мангры затолкал – пусть там поживёт, — подключился к разговору Паладин. Он с базы «Алжир» в последнее время почти не выбирался и был в курсе всех тамошних событий. — Её потом можно будет использовать, когда мои «корсары» начнут абордаж отрабатывать – не «Печкин» же им для тренировки штурмовать! Жалко «Печкин»…

— Блин! Их ещё формировать не закончили, а они уже кличку получили! — Эрк не выдержал и рассмеялся. Остальные тоже. — Кстати, а их чёрные банданы – чья это была идея? Как и «черепушка» в бандане и с ножом в зубах? Тоже «народное творчество»? Что-то я в этом очень сомневаюсь…

— Ну-у-у… моя это была идея, моя, — пожал плечами Киборг. — Где же я вам здесь чёрные береты достану? Морпехи должны быть «людьми в чёрном» – иначе несолидно получается! А «черепушку» они, действительно, сами придумали! И кстати, это не нож, а абордажный тесак – их в «Гавани» нашли. До чёрта…

— Ладно, раз уж мы начали – как там дела в подразделениях? Дуглас мне уже всё по артиллерии доложил. У Ольсена я сегодня днём тоже побывал – он заканчивает с формированием первой роты. Что с остальными?

— Итак, как ты говоришь – по пунктам… — Валькирия достала записную книжку, с которой в последнее время не расставалась. — Первый батальон. Они же – «Мальчики Хартмана» и они же, с недавних пор – батальон «Джексон»… Надеюсь об ЭТОМ ты – в курсе? — Капитан кивнул. Он был в курсе и не возражал. К генералу Джексону у него претензий не было – только уважение. — Единственный полностью готовый батальон. У Хартмана сейчас – шестьсот пятьдесят человек и расширяться дальше он смысла не видит. Я, кстати, тоже. Две роты из четырёх на патрулировании, две – в «Замке». Потом меняются. Батальоны номер два и три. Берт Леру и Джон Прайс пашут как черти, у них первые роты уже прошли «проверку боем». Они зачистили пару плантаций Картеля и совместно раздавили какой-то шальной батальон «патриотов», который решил почему-то нагло похулиганить на нашей территории…

— А бойцы не возражали? Против «раздавливания»? — Миледи отлично помнила, что в новые батальоны набирали именно повстанцев, и несколько удивилась.

— Нет, конечно! Наоборот, после того, что этот отморозок – «полковник» Ривера, устроил на одной из плантаций – сами попросились. Вообще-то я сначала хотела туда Бишопа отправить, но… — Лейт улыбнулась, — когда ко мне явилась делегация бывших «патриотов» с воплями – «Отдайте их нам!»… против такого напора я просто не смогла устоять! Ты же знаешь, я – слабая, чувствительная женщина…

Громкий хохот всех присутствующих не дал ей закончить. О том, какой «слабой и чувствительной» может быть Валькирия, среди ролевиков легенды ходили. Особенно запомнился случай, когда на одной из игр она, забыв деревянный меч в палатке, смела со стены «крепости» лезущего на неё доспешника. Брёвнышком, оставшимся после постройки. Ударом наотмашь – прямо в забрало шлема. Его потом так и не выправили до прежнего состояния. От души приложила…

— Да ладно вам! Кстати, Эрк, ты вроде нашим капитанам-комбатам звания обещал дать – по результатам их первого самостоятельного боя…

— Рано. Пусть закончат формирование и проведут бой уже батальонами. Вот тогда мы и посмотрим, давать им майорские погоны или не давать…

— Как скажешь… так, по линейной пехоте всё. Ольсена с его горными стрелками ты сам проверял… Про морпехов и «зуавов» тебе Паладин расскажет… Теперь наши «спецы». У Патрика опять пополнение, так что «легионеров» у нас уже семьдесят два. Все с «форматами», С96ми и гранатами «мэйд ин МТГ». Слушай, а может кому-нибудь ещё, кроме Шона, лейтенанта дать? А то рота при одном капитане и одном лейтенанте как-то слишком уж средневеково выглядит…

— Я с О’Лири на эту тему говорил… он пока выбирает. Кого из сержантов назовёт, тому звание и дадим. Не всем же четверым сразу!

— Ясно. Кто у нас дальше… «Красавчик Джек» Стэнфорд и его «тяжелая» рота. На «Группу Быстрого Реагирования» они уже не тянут – попробуй быстро среагировать со всем их оружием! Сейчас у них восемь MG, четыре автоматические винтовки…

— Почему только четыре?!

— М14я сдохла. Реанимации, как сказал Тигра, не подлежит…

— Если уж и он плюнул… то действительно – всё. С концами…

— Ага. Кстати, а зачем ты приказал Стэнфорду пулемётные расчёты удвоить? По-моему восемь человек на один MG34 несколько многовато…

— Резерв подготовленных бойцов. Потерь у него пока не было, но, ты сама знаешь, такое счастье не бесконечно, а так – все под рукой и пехотинцев срочно натаскивать не придётся. Да и прикрытие каждый раз выделять не надо…

— Логично. Так, пулемёты теперь разбиты на два взвода по четыре в каждом. Ещё два его взвода – гранатомётчики. Вооружены «сороковками». По двенадцать штук на взвод. Что с «шестидесятками» было, знаешь?

— Знаю. Ствол не держал. Слишком большой заряд для сварной конструкции. Там Боцман попытался что-то с этим придумать, но… результат его придумки в одиночку переносить вообще невозможно! Плюнули…

— Если бы только это! Это ещё фигня. В конце концов, где-то по тридцать – сорок выстрелов ствол держал. Один из гранатомётчиков вообще в рубашке родился. У него на тренировке – граната в стволе сдетонировала! Отделался сильной контузией и двумя оторванными пальцами. Потому и в рубашке. Та же причина – слишком большой заряд. Уменьшили – дальность ни к чёрту. Граната тяжелая. Так что мы все «шестидесятки» отправили в металлолом, а гранаты для них теперь используются только как ручные. Всё это случилось, пока ты в Гавану мотался…

— Да уж… не враги, так свои, блин, оружейники достанут. С «сороковыми» у вас такие проблемы были? Может, их тоже списать?

— Нет, с этими пока всё нормально. Если соблюдать технику безопасности. Но уж её-то гранатомётчики соблюдают! Ладно, отвлеклись. С пехотой всё. Майор Бишоп и его драгуны. Они же – дивизион «Стюарт». Лайонел набрал триста шестьдесят человек и на этом затормозил. Два пулемёта. Восемь «сороковок». Готовы полностью. Родриго и почти три сотни «Смертников» тоже готовы…

— Ну, эти всегда готовы – только сигнал подай. Казаки в сомбреро… Хотя вот три сотни меня приятно удивили… а то «нам не все подходят»!

— А кубинцев из них – не больше сотни. Это ты тоже пропустил, пока с Алексом в Гаване неделю работал… К нам, блин, «Гранма» пришла!

— ЧЕГО?! Какая «Гранма»?!

— Ты сядь покрепче. Или нет, пусть лучше Паладин расскажет – он при всём при этом присутствовал…

27.04.1898…Куба, база «Алжир» (Санта Педро дел Хуале)… (раннее утро)

— Сеньор Киборг! Сеньор, проснитесь…

Паладин открыл глаза. В темноте хижины «корсар» с его тёмной кожей и чёрной формой был почти незаметен – только глаза и зубы поблескивали…

— Какого чёрта! И который час…

— Светает, сеньор Киборг, — морпех слегка попятился, наверное, увидел на лице и в глазах командира что-то такое, от чего он предпочёл бы держаться подальше. Но… приказ есть приказ. — Меня к вам сержант Лэм послал – к нам яхта идёт!

— Какая ещё, к хреням, яхта?!

— Парусная яхта, сеньор, и – под нашим флагом, так с западного поста сообщили. Сержант приказал поднимать пары на катере и будить всё начальство…

— ЧТО?! Ладно, давай, дуй обратно, и передай Айронпосту, что я сейчас буду. Ну, ни фига ж себе новости – с утра пораньше…

01.05.1898…Куба, база «Замок» (плантация Дебре)… (поздний вечер)

— Сам понимаешь, после такого сообщения было уже не до сна. Одеваюсь, хватаю MG и метусь к причалу, а там уже всё командование гарнизона собралось. Только меня ждали. Если бы не наш флаг – было бы понятно, что делать. Или МакКоун эту яхту на фиг утопил бы, или Лэм бы её из «кофемолки» обработал, а потом «корсары» полезли бы на абордаж – заодно и потренировались бы. А так – хрен его знает что! У меня даже мысль мелькнула, что Максу и Рамиресу пришлось срочно рвать когти из Майями, а на связь они выйти не смогли – вот и подняли флаг, чтобы себя обозначить. Ладно, ждём. Выплывает из дымки эта красавица и действительно, на мачте – здоровенный наш флаг, не ошиблись на посту. Ветер слабый, так что пока она к причалу двигалась мы всё, в подробностях, рассмотрели – и вот тут-то я чувствую, что у меня потихоньку начинает ехать крыша. На носу табличка – «GRANMA». Ну всё, думаю, сейчас выйдут к нам на причал все четверо будущих «Команданте Свободы»…

— Ну а сообразить что, вообще-то, «Гранма» – обычное название, и в этом веке ни с чем ассоциироваться не может?

— Спросонья-то?! Ты обо мне слишком хорошего мнения… но дальше было ещё круче! Швартуются они. Выходит на причал владелец яхты (это я уже потом узнал, кто он такой) и идёт к нам. Представляется… — Паладин держал паузу так долго, что ни у какого Станиславского к нему претензий не было бы. — РАУЛЬ КАСТРО!!!

— Упс… Действительно – ну ни хрена ж себе…

— Ага, так и я тогда подумал. Но своими следующими словами он мне челюсть с земли поднял. Спрашивает эдак небрежно, и это под стволами «гатлинга» – «Сеньоры, вы мне не подскажете, где я могу найти моего друга Родриго де Кордова?»…

— Так что, это оказались приятели Эспады?

— Вот именно. Почти полторы сотни приятелей…

— Сколько?! Бедная Куба…

— Нет, скорее – бедные юсовцы… И, между прочим, в «Смертники» пошли не все. Кое-кто из них проходит подготовку как «корсар» – в том числе и Кастро. Есть у меня подозрение, что первого командира для морской пехоты я уже нашел…

— Настолько хорош? Или просто тебе понравилось его нахальство?

— И то и другое. Знаешь, я понял одну вещь… Кастро – это не фамилия. Кастро – это диагноз! Сочетание отсутствия инстинкта самосохранения, дьявольской везучести и умения командовать людьми. Короче, мне срочно нужны для него офицерские погоны. Пока лейтенантские, а там посмотрим…

— А самому – слабо? В смысле – погоны выдать? Придётся привыкать!

— То есть?!

— А то и есть. Я тут привёз из Гаваны интересный документ, — широко улыбнулся Капитан. — Приказ из штаба маршала Бланко для наших «отрядов герильерос». Мы не просто так отправляем часть подразделений в Орьенте – мы делаем это официально. И при этом – полностью самостоятельны в своих действиях. Всё местное командование можем иметь в виду. Согласно приказу… А нашим, опять-таки официальным, местом дислокации назначен… Паладин, держись за кресло… посёлок Дайкири!

— Слушай, братишка, — ехидно хихикнула Сова, — а сам маршал Бланко об этом своём приказе знает? Или ему забыли сообщить?

— Маршал – очень занятой человек… Зачем его отвлекать всякими мелочами? Ну, вроде наших батальонов… и того, чем они там будут заниматься!

— Так, а конкретнее, — Киборга не оставляла мысль, что он влип. Не понравились ему слова Эрка – «Придётся привыкать!». Очень не понравились. Тот такое просто так говорить не будет. — Что ты планируешь?

— Делим армию на три группы. Две направим в Орьенте, но разными маршрутами. Третья – останется здесь. По порядку. Первая группа – батальон Хартмана, «тяжелая» рота и два десятка «легионеров» под командованием Каллахана – через пару дней едет в Сьенфуэгос по железке. С пятого по восьмое мая там должен объявиться немецкий пароход «Урсула» – на нём они спокойно доплывут до Дайкири. Позже нельзя – если я правильно помню, юсы появятся у Сьенфуэгоса где-то в десятых числах. Мы должны успеть исчезнуть оттуда до того, как это произойдёт…

— С немецким кораблём – Штайнер поспособствовал? Ох, не верю я что-то, что к Германскому Генштабу он не имеет никакого отношения, ну не верю и всё!

— Ты не одинок. Я тоже в это не верю. Дальше. Вторая группа – Бишоп и Эспада, то есть – вся наша кавалерия. У них маршрут сложнее – железкой до упора, то есть до Платеас, а дальше – своим ходом. Никаких телег – всё на вьюки, так что груза – по минимуму. Все необходимые запасы – отправим на «Урсуле», с первой группой. Третья группа – всё, что у нас сейчас пока ещё формируется. Их задача – не спеша расширять зону нашего контроля, принимать пополнение, создавать новые батальоны, встречать грузы из Штатов, ну и так далее… а то Орьенте – это хорошо, но Гавана всё-таки столица. Теперь – как будем делиться мы…