Прочитайте онлайн КАРИБСКИЙ ШИЗИС | Глава 10, военная, производственная и организационная…

Читать книгу КАРИБСКИЙ ШИЗИС
3716+519
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 10, военная, производственная и организационная…

«Бой – это только бой… а война – это

работа, работа и ещё раз работа…»

16.04.1898…Куба, примерно в ста километрах к западу от Гаваны – недалеко от города Артемиса… (день)

Позднее сражение получило официальное название – «Бой под Артемисой», хотя к моменту его начала карательная бригада Картеля уже отошла от города (а заодно и от железной дороги) больше, чем на тридцать километров. Правда, кое-кому из солдат Картеля почти удалось до этого города добежать. Только вот бойцы, принимавшие в сражении непосредственное участие, гораздо чаще использовали, рассказывая о нём, другое название – «Дорожная Бойня». Вот оно-то, как раз – полностью соответствовало сути происходивших событий…

Гарри Митчелл, бывший полковник морской пехоты САСШ, командовавший, в этой операции, войсками Картеля был уверен, что противостоят ему – объединившиеся местные плантаторы, раздраженные уничтожением клана Дебре. «Возможно, кто-то из этих чёртовых французов уцелел», — думал Гарри, — «и теперь поднял туземцев, чтобы отомстить. Этот кретин-кавалерист Колдер не доделал свою работу». Тут он вспомнил, что Джо Колдер, бывший кавалерийский лейтенант, командовавший атакой на городок Дебре, к концу этой самой атаки валялся на земле с пулей в животе и потому проверить тщательность зачистки – не мог. А через некоторое время – не мог уже больше вообще ничего. Гнойный перитонит доделал то, что начали Дебре…

«Ладно, упокой Господи, душу Колдера. Этого кретина…», — и мысли полковника снова вернулись к более насущным делам. — «Так, что плантаторы смогут против нас выставить… кроме местных макак с древними самопалами. По словам этих сбежавших трусов, у них там есть пара сотен достаточно неплохих стрелков… ну, Дебре-то – тоже отлично стреляли (кретин Колдер свидетель). Помогло им это? У меня же – почти две тысячи человек (тут он сильно преувеличил, бойцов у него было – тысячи полторы, не больше), четыре новеньких «гатлинга» и, кроме пушек Гочкиса, две этих новомодных динамитных плевалки Симса-Дадли. Да, и если этого не хватит, чтобы переловить всех разбежавшихся чернозадых обезьян, то я ещё смогу использовать и местных – ха-ха! — «патриотов». Они, конечно, такие же макаки… но это – наши макаки! Так что, надо бы всё здесь побыстрей заканчивать и возвращаться обратно в Гавану – за премией! И к относительно чистым сеньоритам…».

Митчелл ошибся. Дважды. И один раз – угадал. Правильная догадка ничем ему не могла помочь, а вот ошибочные рассуждения… они привели к гибели. И не его одного. Из полутора тысяч наёмников Картеля выжили только те, кто вовремя сообразил – что к чему и притворился трупом. А потом – сразу же сдался…

Во-первых, он решил, что все серьёзные бойцы врага – те две сотни стрелков, что, в каждом конкретном случае, громили охрану плантаций. Выводы его были сделаны из неверных предпосылок. Просто, дело в том, что посылать больше двухсот человек для атаки плантации – не имело смысла! А ошибся он – примерно раз в пять. К этому дню только в батальоне майора Хартмана уже собралось почти шестьсот человек. Драгун в эскадроне капитана Бишопа – больше сотни. Чуть меньше сотни «Смертников». Сорок восемь ирландцев – к О’Лири присоединился ещё десяток его земляков. Плюс «группа быстрого реагирования» и артиллерийская батарея Джона Дугласа (уже капитана) — восемь пушек Гочкиса, которые он сумел привести в нормальное состояние. Сотни две новоприбывших, пока что проходящих подготовку в «Тихой Гавани» и больше четырех сотен «зуавов», охранявших обе базы – в бою не участвовали. А «охрану» захваченных плантаций – набранных из бывших работников с плантации Дебре и вооруженных, чем попало, местных пеонов – просто не удосужились посчитать…

Во-вторых, он думал, что местные повстанцы – союзники… ну, до определенного момента так оно и было. Только вот ни Эрк, ни Киборг, ни Сова, ни (тем более!) падре Франциско всё это время отнюдь не страдали фигнёй. Все отряды «патриотов» в округе (а особенно – их командиры) были очень тщательно, с применением всех доступных средств, обработаны и… в один солнечный апрельский день почему-то вдруг перестали быть сторонниками янки (те «капитано» и «команданте», которые этого по каким-либо причинам не захотели… просто – перестали быть). Теперь все они стали сторонниками Карибской Конфедерации (хотя мало кто из них понимал, что это, в сущности, такое). Местного повстанческого «генерала», вместе с его охраной, американским штабом и их походными любовницами, ирландцы, специально вызванные Капитаном для этой «охоты на звездатую дичь» – застукали ночью, на одной из, пока ещё не захваченных, плантаций Картеля. Блокировали их в доме и… не пожалели динамита. Патронов они тоже – не пожалели. Не ушел никто…

А не ошибся Гарри – в том, что кто-то из клана Дебре уцелел. Как раз в тот самый момент, когда ход мыслей полковника переключился с предстоящей, не очень сложной, по его мнению, военной операции на «относительно чистых сеньорит из Гаваны», двое уцелевших Дебре поймали его в перекрестье оптических прицелов. От крутого холма, на котором Поль с Анри заняли позицию, до цели было – чуть меньше двухсот метров. Ветра – не было вообще. Промахнуться в таких, просто идеальных, условиях – стыдно! «Давай-ка, братишка…», — шепнул Анри Полю, — «…вместе, на – раз, два, три!». Две тупоносых пули с крестообразными надрезами (Дебре конвенций – не подписывали) попали Митчеллу в живот (как и покойному «кретину Колдеру»). Целились в грудь, но, вообще-то, стрелкам было – всего по шестнадцать лет…

Это послужило сигналом. Из окопов, вырытых на склонах протянувшейся вдоль дороги гряды холмов, сухо и метко защёлкали карабины конфедератов. В колонне не очень-то увлекавшихся дисциплиной, да ещё и утомлённых многочасовым переходом под лучами палящего солнца, солдат Картеля, поднялась паника. Все усилия офицеров и сержантов навести порядок, немедленно засекались и пресекались тремя десятками снайперов (Капитан всё-таки решил ставить оптические прицелы на каждый двадцатый Kar.98 – лучшим стрелкам). Попытка использовать в бою «гатлинги» закончилась так же плачевно. Ну, а когда заместитель Митчелла, укрывшись от пуль за стальной тушей орудия, попытался командовать оттуда – в затылок ему воткнулась чёрная арбалетная стрела. Это Валькирия, которая «свила себе гнездо» в густой кроне высокого дерева, растущего на краю леса с противоположной от гряды стороны дороги, решила, что пора и ей – «вставить свои пять копеек» в творящийся бардак…

Наёмники Картеля, за деньги готовые убивать, а не умирать, сообразили, наконец, что на дороге им – не светит ничего, кроме солнца. И, беспорядочно стреляя куда-то в сторону холмов, покатились от них подальше – куда глаза глядят. У основной массы пехоты, шедшей в середине колонны, глядели они – в лес, благо до него было-то всего метров пятьдесят-шестьдесят по открытому пространству. Конный авангард, почти не тронутый пулями – конфедераты били, в основном, по пехоте – рванул вперёд так, что только подковы над дорогой засверкали. Двигавшиеся в арьергарде артиллеристы и обозники решили, что «лучший вид защиты – это отступление». И дружно, бросая свои орудия, телеги и вообще – всё, что мешало быстро бежать – со всех ног и изо всех сил устремились туда, откуда пришли. Первая фаза боя, а точнее – хорошо организованной засады, завершилась. Ко второй фазе – всё было уже готово…

Эрк, вообще-то, не любил детального планирования. Одной из его любимых цитат было, — «Ни один план никогда не выдерживает столкновения с реальностью!», — и эта нелюбовь была широко известна. Гораздо меньше людей знали о другой его любимой фразе, — «Без продуманной схемы действий – никакого дела начинать не стоит!». А ещё он старался НИКОГДА не пускать никакого дела на самотёк, но ВСЕГДА при этом, как можно более тщательно, подобрать исполнителей, — «Кадры решают всё!». Схему этой самой засады, кстати – разрабатывал он…

Первой, едва двинувшись в избранном направлении, нарвалась пехота, уже и так потрёпанная. На пулемётный и автоматный огонь – из хорошо замаскированных окопов на опушке леса. Что такое кинжальный огонь по бегущей толпе… у видевших это, обычно, нет слов – только одни выражения…

Вторым пунктом повестки дня стала, летящая во весь опор, кавалерия. Летела она недолго. Только и успела, что завернуть за холм. А там её уже ждали… невозмутимый капитан Дуглас и его пушки. Залп картечью – в упор! Тех, кто, каким-то чудом, сумел уцелеть – добили драгуны. Из карабинов…

Арьергард, быстро перебирающий ногами по дороге, достался, если можно так сказать – на десерт… «Смертникам». Хоровод всадников в черном закружился вокруг тяжело дышащих беглецов. Обозники и артиллеристы, увидев их, сбились на дороге в тесную кучу и схватились за револьверы…

Ох, не случайно череп на эмблеме держал в зубах сигару! У каждого из кабальеро, когда они редкой цепью выезжали из леса, в зубах – тоже была сигара. «Смертники» поджигали от вспыхивающего на её конце огонька фитили динамитных шашек (ну, а к каждой шашке, наверное, из эстетических соображений, прикручены были подковные гвозди… где-то десятка два). Небрежный взмах руки… и «подарок» летит в толпу, оставляя за собой тоненькую струйку дыма. Выживших после, почти что сотни, этих «подарочков», тоже добили. Из жалости…

Тем не менее, кое-кому из особо везучих солдат Картеля всё-таки удалось тогда сбежать. Правда, это их везение длилось недолго… обычно – до встречи с кем-нибудь из местных «повстанцев-патриотов». Которых, на территории между местом засады и железной дорогой, оказалось просто-таки неимоверное количество. И не удивительно! «Охота за головами» была объявлена ещё ДО начала боя, как только Гот, с небольшим отрядом наблюдавший за Артемисой, сообщил по рации, что карательная экспедиция вышла из города. Паладин заявил, небрежно похлопывая рукой по MG42. — «Поймите, сеньоры, что ни одно доброе дело – не останется безнаказанным!». «А ни одно мёртвое тело – не оплаченным!», — добавила Миледи и подбросила на ладони, ну очень приятно при этом звякнувший, кошелек. Слушавшие их сеньоры – всё поняли правильно, так что – никаких шансов у беглецов не было! Повстанцы знали местность гораздо лучше и при этом – очень нуждались в деньгах…

17.04.1898…Куба, база «Замок» (плантация Дебре)… (вечер)

Помещение, выполнявшее функции главного зала в «Замке Дебре», ещё пахло недавним ремонтом – свежеструганным деревом и краской. Но кто же будет обращать внимание на запахи, если у всех на уме только одно – МЫ ПОБЕДИЛИ!!! «Всухую»! Практически без потерь со своей стороны! Да разве же это потери – несколько убитых и пара десятков тяжелораненых – для ТАКОГО боя… если учесть, что противник-то – потерял ВСЕХ! Так что повод для праздника, несомненно, был…

— Знаешь, не нравится мне всё это, — нахмурившись, сказал Эрк, стоя возле окна. От остальной компании, кроме своей собеседницы, он был надёжно скрыт… табачной дымзавесой. А она тоже усиленно изображала… ну, если и не такой же паровоз, то, как минимум – небольшую паровую дрезину…

— Что именно, братик? — Сова тоже согнала с лица улыбку. Она хорошо знала, что просто так портить людям праздник он бы не стал…

— То, что у нашей молодёжи, да и не только молодёжи… — он посмотрел на Лейт, которая, весело хохоча, плясала с Эспадой в центре зала. Пара, конечно, была красивая и смотрелась шикарно, но…

— …возникла мысль – «Теперь выше нас – только звёзды, круче нас – только яйца, да и то – не все, а только – круто сваренные!», — закончила за него Миледи. — Согласна, это сейчас носится в воздухе… но и расслабиться ребятам – тоже надо! Последние две недели – и так все на ушах стояли…

— Мы были в жестком цейтноте… на самом деле мы и сейчас – в цейтноте! Всего через неделю, между прочим, должна начаться война… та самая. Испано-американская. На которую мы, в сущности, и ехали. А весь резерв времени у нас сожрала эта чёртова «маленькая частная война» с этим, мать его, чёртовым Картелем…

— Ты считаешь, она была не нужна?! — Сова удивилась. Энтузиазм, с которым Эрк готовил и вёл эту «маленькую частную войну» никак не вязался с этими его словами. И даже – полностью им противоречил…

— С точностью до наоборот – очень нужна! Бойцам – нужно было привыкнуть к победам. Нам – нужна была нормальная база, а не «домик у моря». Но времени она нам совсем не прибавила, наоборот…

— Знаешь, братик… — вдруг заулыбалась она, — …а ведь ты врёшь! Блин, а я почти поверила! Молодец, хорошо сыграл! На самом-то деле ты – до чёртиков рад, что у нас так хорошо всё получается…

— Слишком хорошо – тоже не очень хорошо… — он теперь тоже широко улыбался. Раскусила. — Чересчур легко… как бы не нарваться, расслабившись! Да и «на самом-то деле» – времени у нас, действительно, маловато, а работы ещё…

— Да ну её, эту работу!!! Не сегодня же!!! В конце-то концов, блин… победа… ага, а ещё… весна, однако…

Капитан повернулся к открытому окну и проследил за направлением её взгляда. В небольшом внутреннем дворике «Замка», возле недавно посаженных, но уже цветущих кустов, он увидел двоих. Они стояли молча, взявшись за руки, глаза в глаза. Слова им, судя по всему, были уже не нужны. Несмотря на то, что на кусты падала густая тень, он узнал обоих. Викинг и… Симона Дебре…

— Ты права, сестрёнка… да ну её, эту работу! — Эрк засмеялся и аккуратно закрыл окно. — А потому, чёрт возьми – не подглядывай! Не на работе…

— Это у меня уже – профессиональная привычка… — Миледи тоже рассмеялась и, махнув рукой, пошла в глубину зала. Судя по направлению движения – отбирать гитару у Князя… или наоборот – сыграть с ним в две гитары…

«А у меня профессиональная привычка – постоянно быть наготове…», — подумал он, глядя ей вслед. Улыбка на его лице растаяла, — «…и я никогда от неё не избавлюсь. Но в одном ты всё-таки была права – не сегодня. Расчёты, схемы дальнейших действий и всё остальное – может подождать. До завтра…».

18.04.1898 …Швейцария, Цюрих, завод SIG… (утро)

«Какие были планы… просто таки наполеоновские! И что мы имеем в итоге? Ни Наполеона с его планами, ни Цезаря с его – «пришел, увидел, победил» – из меня явно не вышло», — размышлял Билли, неторопливо и давно привычным маршрутом, идя по улицам Цюриха. — «А ведь – сам же и напросился… «Эксперт» хренов! «Оружейник»… блин, обхохотаться можно – какой «оружейник»! Без привезённых «оттуда» железок и чертежей светило бы тебе, «эксперт-оружейник», место старшего помощника младшего уборщика стружек в том цеху, где для SIGовской продукции упаковочные, блин, ящики делают… и не более того! Это если бы ещё взяли…». — Впереди показался знакомый, до последнего гвоздика, забор, и он ускорил шаги. — «Хотя, конечно, всё не так плохо, как кажется на первый взгляд… всё – гораздо хуже! Темп продвижения нашего заказа к конечному результату – даже не черепаший… улиточный, наверное. Ты что… улитка ползает гораздо быстрее. А как хорошо всё начиналось!»…

Фраза – «А как хорошо всё начиналось!» уже стала Ковбою не менее привычной, чем другая – «Как всё запущено!». За проведенное в Швейцарии время он много узнал, а понял – не меньше. Выводом, особенно сильно и больно бьющим по его самолюбию, стал следующий – «Оказывается, Я НИ ЧЕРТА ТОЛКОМ НЕ ЗНАЮ о производстве огнестрельного оружия – вообще, и о возникающих при этом вопросах – в частности!». Кляня своё гуманитарное образование, он вгрызался в SIGовскую специфику, а также в технологии этого времени, как волк в только что убитую добычу и, по крайней мере, внешне, уже почти ничем не отличался от тех «цюрихских оружейных маньяков», на которых раньше смотрел с таким удивлением. Теперь он на них – чуть ли не молился. И не обращал никакого внимания на то, что точно таким же, ученически преданным взглядом, смотрят на него SIGовские организаторы производства…

Производственная организация, элементарная для начала XXI-го века, в конце XIX-го казалась местным управляющим – божественным откровением. И, по крайней мере, в ЭТОМ мире, Генри Форд уже не смог бы стать изобретателем конвейера. Ну, ведь нельзя же, в самом деле, изобрести то, что – уже применяется на практике! Петер Краусберг (как оказалось, имевший прозвище «Verkleinern», причём он о нём – знал, и даже – им гордился!) остановил, своим приказом, производство в одном из филиалов на две недели – проводил эксперимент, а за следующие две – это предприятие выпустило гораздо больше продукции, чем за весь предыдущий месяц. И – гораздо дешевле по себестоимости. После чего в остальных филиалах Sweizerische Industrie-Gesellschaft «Метод Коуби» – был введен незамедлительно! Билли получил премию и небольшой пакет акций SIGа, но не обратил на это особого внимания…

Самое интересное то, что и оружейники тоже… считали его «своим». И – очень уважали. Да, Ковбой не имел такого объёма специальных знаний как они, но ведь «специальные знания» – это ещё не всё! Организация работы и новые идеи значат не меньше. В организации работы он, логист (не по образованию, а по профессии – так получилось), разбирался. «Мозговой штурм», «блок-схема», «разброс заданий» – эти, да и многие другие термины стали для инженеров SIGа привычными и они уже слабо представляли, как можно работать по-старому. В смысле – НОРМАЛЬНО работать. Ну а те новые (для этого времени) конструкторские решения, которые выдавал, а точнее, вспоминал, Билли, обеспечили ему звание – «наш генератор идей», всерьёз и надолго. Он всё ещё считал себя – только учеником, и даже кое в чём был прав. НО! Учился не только сам Ковбой, многому учились – у него…

Ещё одно событие, имевшее далеко идущие последствия, но не сразу привлёкшее его внимание, случилось вскоре после возвращения с MauserWerke. Тогда он был просто в шоке от истории с MG42 м. И, на вопрос Краусберга, — «Вы разрешите мне осмотреть ваш пистолет, герр Коуби?», не только ответил согласием, но… просто взял, да и подарил ему ТТ. А на следующий день, порывшись в вещах – принёс и отдал ещё и чертежи. (Отправляясь «сюда», он прихватил с собой кое-что из своего архива, но вот только большая часть – оказалась бесполезной, хорошо, хоть чертежи пригодились…) Но сразу предупредил «Гнома» – если тот вздумает запустить ТТ в производство… не исключено и судебное разбирательство. С Браунингом, уже успевшим получить патент на использованные в этом оружии конструкторские решения. «Либо мы договоримся с ним, либо – что-нибудь придумаем!», — ответил тот…

А несколько дней назад – случилось продолжение этой истории. Петер Краусберг подошел к нему и спросил, — «Какое имя будем присваивать пистолету?»!!! От первого, именного, варианта – «7,63 мм пистолет Коуби», слегка обалдевший Билли – отказался наотрез. В итоге, выпускать свою версию ТТ фирма стала под названием «7,63 мм SIG-IP»… «Р» – понятно – «пистолет». А вот «I» – расшифровывалось по-разному. Чаще, в основном для продажи – «Individual». Но для конкурса, объявленного швейцарской армией, почему-то – «Infanterie». Ковбою, не понявшему смысла такой разницы в названиях, эту тонкость разъяснил Карл Либих. Оказывается, чтобы отличать это новое изделие от… «маузера» С96! А на возглас Билли, снова обалдевшего, — «Да ведь их же слепой, на ощупь, не перепутает!», — ответил, что С96 считается… кавалерийским! И в документах обозначается – именно так. Что поделать, бюрократия…

С пистолетом получилось хорошо – «договорились с Браунингом или что-нибудь придумали…». А вот с тем, из-за чего Ковбой вообще сюда приехал – с изготовлением пулемётов, ничего особо хорошего до вчерашнего дня не было. Здесь – одна проблема громоздилась на другую. Некоторые из них оказалось невозможным решить на SIGе. Например, ту, о которой Билли «там» и не думал – металлические пулемётные ленты для MG… вся проблема и была-то в том, что именно – металлические! Те, что пока удавалось изготовить – рвались на куски при первом же испытании. Причём не в месте скрепления звеньев, а – сами звенья! Металл – не выдерживал. Хотя… эту-то проблему вроде бы решили, последний опыт оказался удачным, но… когда Ковбой подумал о цене лент, сделанных на часовых заводах (!) из часовых пружин (!), то вздрогнул. Цена у него получалась просто откровенно запредельной…

«Ну, хоть что-то…», — подумал Билли, направляясь к воротам завода. — «Сегодня, наконец, на полигоне начнутся испытания «первой ласточки» – SIGовского ручника». Вчера он уже подержал в руках это изделие – SIGовскую копию чешского пулемета ZB30. С учетом отставания в технологиях почти что на треть века, одну мировую и до чёрта локальных войн… получилось достаточно неплохо. «Какая разница, что весит эта машинка не девять без малого, а – больше десяти кило… или что приклад у неё – такой же, как и у MGшника», — усмехнулся Билли. — «Или, что магазин они, эти чёртовы потомки Вильгельма Телля, сделали не на двадцать, а на двадцать пять патронов, да и ещё кое-какие мелочи отличаются…». — Он кивнул знакомому охраннику на входе и продолжил свою мысль. — «Главное, чтоб этот «die CarbineMaschineGewehr» брр, ну, блин, и названьице-то – нормально стрелял! А вот как он стреляет и стреляет ли вообще – мы сегодня и узнаем… на практике!».

18.04.1898…Куба, база «Замок» (плантация Дебре)… (день)

— Знаешь, все последние события, — вид у Киборга был очень задумчивый, — мне напомнили одну из твоих цитат… вот эту, — «Совершенно жуткое везение, прошедшее по просто невероятной халяве…». Кажется, так?

— Цитата правильная, но… — Капитан улыбнулся, — …не совсем точно отражает суть ситуации. Кроме всего прочего – нас пока просто никто не принимал всерьёз. Ну, ты сам сравни. С одной стороны – мы. С пехотным батальоном, двумя кавалерийскими эскадронами, батареей «гочкисов», десятком пулемётов и двумя миллионами – кто мы такие? Да никто! Так, мелочь пузатая…

— А с другой стороны – Картель, у которого на поводке вся повстанческая армия, а за спиной, — подхватил и развил Паладин, — вся армия Соединённых Штатов! И не два «лимона» вообще, а больше двадцати пяти – в год. Прибыли. Сколько у них вообще… до фига! Действительно – мало сопоставимые силы…

— И ещё… против них – работают законы Паркинсона. Такая структура просто не может не быть пирамидальной. А значит – забюрократизированной. Реакция чиновника на любое событие – она всегда стандартная…

— …по инструкции! А если ситуация инструкцией не предусмотрена – тем хуже для ситуации! Или – запросит указаний сверху… а там сейчас явно не до того! Там, блин, делом заняты – войну готовят…

— «…медленно спустимся с холма – и возьмем сразу всё стадо!». Мы – мелочь. А им – не до мелочей. Мелочи – никуда не денутся. Ладно, хватит теории – практика не ждёт! Что там у нас с официальным объявлением войны?

— Где-то двадцать первого – двадцать пятого… в этих пределах, — махнул рукой Паладин. — Эх, накроется тогда наша контрабанда большим медным тазом. В комплекте с возможными подкреплениями из Мексики…

— С чего ты взял, что всё это накроется?! — Валькирия, до этого сидевшая молча в углу, посмотрела на него с неприкрытым изумлением. — «Печкин», конечно, через эту их блокаду не пройдёт, но на нём свет клином не сошелся. Будем переправлять то, что нам надо… и кого надо – на контрабандистских лодках!

— Хочешь устроить «капельные перевозки» в миниатюре? — Киборг задумался. — А ты знаешь – может получиться! Возьмём количеством…

— И добровольцев пошлём через Майями, — добавил Эрк. — Ну, а потом их, вместе с оружием, доставим на Кубу – всё теми же местными шаландами. Этот маршрут будет, конечно, жутким нахальством, но… или так – или никак…

— Хорджес умотал в Мексику именно за этим – перенаправить поток?

— Да. И ещё – ускорить вербовку. Люди нужны – позарез. А что, без него у тебя политические концепции не вытанцовываются?

— Нет, с концепциями – всё в порядке. Просто… нравится мне этот дед!

— А кому не нравится… и кому легко? — пожал плечами Капитан. — О, Миледи. С добрым утром… или уже день? Все остальные – где?

— Скоро будут… и, братик – хам ты всё-таки…

— Согласен с тобой, а ещё – мерзавец и подлый наёмник… ох, как же я всем этим горжусь! Просто-таки – до самолюбования…

18.04.1898…там же… (немного позже)

О вчерашнем буйном веселье не напоминало почти ничего, вот разве что… нет, у собиравшихся на совещание – красных глаз не наблюдалось. Вчера, на удивление, мало пили, а больше танцевали, пели и слушали. Да и отоспаться сегодня никто не помешал. Так что – ничего не напоминало. Вообще…

«Такого совещания у нас не было… да никогда ещё не было», — взгляд Капитана скользил по залу. — «Пришли ВСЕ. Хотя… нет майора Хорджеса и нового коменданта «Гавани» – капитана Майкла Доусона, тоже из ветеранов-конфедератов. А кроме них… наши… «старики» – все на месте. Молодежь… тоже, только разбрелись… а Викинг, блин, времени не теряет – стоит себе и спокойненько так беседует с мадам Луизой. Ага, и Падре рядом – куда ж без него… Так, а где остальные Дебре…».

Заметил он их – только с третьего раза. Инстинктивно искал сочетание из двух камуфляжных комплектов и платья, а нашел… фигур в камуфляже (кроме команды) в зале – было не две, а три. Две мужских и одна… да, Влад и Симона действительно не теряли времени даром… ну, на то и война…

«Записать Лейт в пророки, что ли? Я теперь уже не удивлюсь… когда услышу по рации голосок Симоны… ладно, дальше… Хартман и его офицеры – на месте. Эспада, Бишоп и Стэнфорд, командир пулемётчиков – тоже. О’Лири… ага, вот он – говорит с Дугласом… а рядом – Макферсон, командир «зуавов». С армией – всё. Теперь – наш, так сказать – «флот». Гонсалес (или он сегодня Штаффель?) — здесь… вместе с Лэмом. Комплект. Ну, что ж… пора начинать!».

— Итак, леди и джентльмены, праздник окончен – война продолжается. Вот с неё мы и начнём – на днях война Испании и САСШ будет объявлена официально. Мы, пока что, считаемся как бы частью испанской армии, и нас это коснётся напрямую – нужно увеличивать силы… а в связи с той же официальной войной – возникнут трудности с получением пополнения из Мексики. Майор Хартман…

— Да, сэр?

— Оба ваших заместителя вас покидают. Будут формировать два новых пехотных батальона – из местных жителей. Вам ясно, господа? На должности младших офицеров и сержантов, а также – в качестве костяка новых подразделений – возьмёте себе сотню новичков из «Тихой Гавани». Майорами вы станете… или не станете – по результатам первого боя, так что людей отбирайте тщательней. Вопросы есть?

— Сэр… тут такое дело… — Роджер Хартман выглядел смущённым, раньше за ним этого как-то не наблюдалось, — …по поводу пополнения… понимаете, дело в том, что к нам, в мой батальон – просятся некоторые пленные…

— Что?!

— Да, сэр – американцы-добровольцы из повстанческих отрядов, те, которых вы велели арестовать… и даже… наёмники Картеля. Все они с Юга, сэр!

— Знаете, что, майор… — Эрк посмотрел на отца Франциско. Тот улыбался. — Под вашу ответственность! Если что-то будет не так – сами понимаете…

— Да, сэр! Спасибо, сэр…

— Мистер Бишоп – вашу кавалерию мы тоже будем пополнять… И тоже – за счёт местных ресурсов… но немного по другому. Эскадрон делится на три части. В первую войдут – ваши лучшие бойцы и оба пулемёта… подчёркиваю – именно бойцы, а не те, кто может командовать и учить. Это – ваш личный резерв, как командира. Остальных – используете как основу для формирования ещё двух эскадронов…

— Ясно, сэр. Эскадрон разворачиваем в дивизион из двух эскадронов и резервного взвода с тяжелым оружием… почти как у Мосби, сэр!

— Правильно, майор, — кивнул Капитан. — Так же, как было у «Серых Рейдеров». Два кулака и голова… с острыми зубами. Сеньор де Кордова, у вас, как я знаю, среди «Смертников» уже есть пара десятков кубинцев – можете их больше не прятать… и желательно, чтобы их стало побольше…

— Нам не все подходят, сеньор Гауптманн, — покачал головой Эспада.

— Я же не прошу вас набирать, кого попало, просто… поищите лучше, вот и всё. Мистер Дуглас, вы разобрались с нашими трофеями?

— Не совсем, сэр. Среди нас нет никого, кто бы знал что-нибудь об этих новых динамитных пушках, сэр. Среди пленных таких – тоже не оказалось…

— Скверно… нанять вам инструктора до начала войны – мы уже не успеем. Ну да ладно… эти пушки не будут стрелять по нам – а это главное! Пока смажьте их получше и уберите подальше… Нет! И даже не думай, — резко оборвал Эрк, начавшего было что-то говорить Боцмана. — Ты в них копаться не будешь! Мне – жалко пушки, а тебя – ещё больше! Если полезешь сам… короче, ты меня знаешь! Всё, этот вопрос закрыт! Прошу прощения, капитан Дуглас…

— Всё нормально, сэр… молодых иногда заносит, — улыбнулся тот.

— Что с остальными орудиями? В каком они состоянии?

— В превосходном, сэр. На некоторых ещё сохранились остатки заводской смазки. Никакого сравнения с тем кошмаром артиллериста, что попадал к нам раньше. Ещё мы взяли по триста выстрелов на орудие, сэр.

— Это хорошо… людей вам достаточно?

— Да, хватит. Среди новичков тоже есть артиллеристы, сэр.

— Тогда, капитан, сделаем так – новыми орудиями вооружим полевую батарею. Те «кошмары артиллериста» что у вас были раньше – из них мы сделаем две береговые. В «Тихой Гавани» и Санта Педро дел Хуале. Командиров – подберёте из своих людей. Ну и точное место, где они будут стоять – тоже выберите сами…

— Слушаюсь, сэр. С вашего позволения, я займусь сначала здешней батареей, той, которая будет возле причала. Пока будем переправлять пушки в «Гавань»…

— Правильно. Так, с артиллерией пока всё. Лейтенант Стэнфорд, как там обстоят дела с нашими новыми «кофемолками»?

— Три из них – в полном порядке. Четвёртой – не так повезло. Пуля попала прямо в привод и разнесла его ко всем чертям. Годится только на запчасти, да и то не на все. Ребята уже имели дело с «гатлингами», так что – проблем не будет…

— Это хорошая новость… а теперь плохая. «Гатлинги» мы у вас заберём. Капитан Гонсалес, мистер Айронпост, подойдите сюда, пожалуйста. Тигра – ты тоже. Скажите, господа, — по очереди посмотрел Эрк на обоих моряков, — вам никогда не приходилось раньше служить в военном флоте?

— Нет, сеньор, — покачал головой Фридрих.

— А морская пехота Её Величества считается, сэр? Если да, — широко улыбнулся «Старший помощник Лэм», — то на флоте я служил.

— Значит, вам, Лемюэль – будет проще… Пора обзаводиться военным флотом, ну а кораблей, кроме ваших – у нас нет. На «Беду» мы поставим «гатлинг»… как, справится с такой митральезой бывший «Jolly»?

— Конечно, сэр! — Айронпосту эта идея явно понравилась…

— Вам, Фридрих, придётся сложнее – военного опыта у вас меньше, а вот оружия на борту будет гораздо больше. Два «гатлинга» и, если получится – «норденфельд»… тот самый, что стоит у нас в сарае. Да, вот ещё что… господа офицеры, пожалуйста, в расчёты для них подберите солдат поопытнее… из тех, которых не слишком укачивает. Тигра, сначала – поставишь на «Беду» «кофемолку». А уже потом – начнёте вместе с капитаном Гонсалесом делать из пакетбота канонерку. Пока будешь заниматься катером – «Печкин» переправит в «Тихую Гавань» орудия…

Собрание продолжалось почти до вечера и не ограничилось только приказами и распоряжениями Эрка о реорганизации в армии и создании флота. Была задана ещё, по выражению Тигры – «Ну просто-таки чёртова куча!» вопросов и даже получены на них ответы. Начиная с такого – «Ну и когда же, наконец, наш «великий механик» наладит электричество в «Замке»? А то, Лэм уже задолбался возить из «Гавани» аккумуляторы для базовой станции, а мы, блин, не меньше его задолбались их таскать?». Ответ – «А как только – так сразу! Мне обещали, что генератор будет ещё вчера – вы его видите?! Я – не вижу! Все вопросы – к «хомячкам»!». И заканчивая обсуждением стратегии и политических перспектив. Короче – хорошо поговорили…