Прочитайте онлайн Как понравиться маньяку | Глава 25

Читать книгу Как понравиться маньяку
3916+2477
  • Автор:

Глава 25

    Если вам предстоит посмотреть в глаза врагу – сохраняйте спокойствие и ведите себя достойно.

    P.S. А вообще-то, делайте, что хотите, теперь вам можно все!

    Брови Татьяны Аркадьевны поползли на лоб. Открыв дверь, она увидела ненавистную бывшую невестку и ее «родственничка», прижимающего к себе многострадальную тумбочку. Произведенным эффектом Леська осталась довольна.

    – Сюрприз! – выкрикнула она и впорхнула в квартиру. Кочкин последовал за ней.

    – Что все это значит? – напряженно спросила Татьяна Аркадьевна, глядя, как гости беспардонно располагаются на диване.

    – А где Николай? – проигнорировав вопрос, спросила Леська.

    – Он еще с работы не вернулся.

    – Жаль, а я очень по нему соскучилась, – Леся сверкнула глазами и ехидно улыбнулась свекрови. – Я вообще в последнее время много о нем думаю – уж не проморгала ли я свое счастье?.. А вам как кажется, Татьяна Аркадьевна?

    Пытаясь сдержать свою невесту, Максим Григорьевич кашлянул – доводить хозяйку квартиры до инфаркта цели не было.

    – Не знаю, – поджала та губы, – что-то вы зачастили к нам.

    – Да вот, – Леська дернула плечиком, – решила вернуть вам тумбочку. Не гармонирует она со шкафом, ошибочка вышла. Вы же наверняка соскучились по ней, так что забирайте.

    Леська хорошенько подготовилась к встрече с бывшей свекровью: пообещала всем, что не убьет ее сразу же, а только спровоцирует к действиям. Так как целых два пункта нервировали Татьяну Аркадьевну – страх, что Олеся вновь станет женой Николая, и деньги по завещанию, было решено проехаться именно по этим моментам. Необходимо было намекнуть не только на возрождение былых чувств, но и дать понять, что завтра – единственный день, когда Митрохина может совершить запланированное убийство.

    – Раз принесла, оставь, конечно, – снисходительно ответила Татьяна Аркадьевна и посмотрела на часы. Не очень-то ей хотелось, чтобы гости слишком задерживались, ни к чему Николаю лишний раз видеть Олесю.

    – А мне отпуск продлили, послезавтра отправляюсь в Турцию – людей посмотреть, себя показать.

    – Послезавтра? – переспросила Татьяна Аркадьевна.

    – Ага, вы уж тут скучайте по мне. А на завтра запланировала кучу дел, хочу вещей прикупить. Как оказалось, у меня даже приличной сумки нет, наверное, целый день промотаюсь по магазинам, еще в салон красоты заскочить надо…

    Леську так и подмывало добавить: «Так что завтра вечером жду вас за домом рядом со свалкой», но это было бы провалом операции, поэтому пришлось сдержаться. Эх, топорик бы сейчас в руки, да помахать им перед носом этой напыщенной индюшки, сразу бы во всем призналась… Максим Григорьевич кашлянул, оборвав Леськины мечты.

    – Уже поздно, – Татьяна Аркадьевна решила намекнуть гостям, что они подзадержались в ее квартире, – вы никуда не торопитесь?

    – Нет, – улыбнулась Олеся, – мы с удовольствием попьем с вами чайку. Мне вообще кажется, что нам надо чаще встречаться. Вы человек умный, я еще умнее, так не будем же лишать себя такого удовольствия, как интеллектуальное общение. Вы какую книгу последнюю прочитали?

    – Не помню, – растерялась хозяйка и, ища поддержки, посмотрела на Максима Григорьевича. Он с грустным выражением лица поглядывал на тумбочку, и казалось, что разлука с четвероногой раскорякой болью отзывается в его сердце.

    – А я вот купила себе книжку «Банкетные блюда», буду осваивать. Кстати, а Николай любит крабов под кисло-сладким соусом? И почему я раньше ему этого не готовила, не понимаю, – Леська пожала плечами, – молодая была, глупая. Теперь-то я на многое смотрю иначе.

    Оптимизм, сквозящий в голосе бывшей невестки, Татьяне Аркадьевне не понравился, она еще раз посмотрела на часы и поплелась на кухню, надеясь, что после чая гости покинут ее квартиру. Вернулась она очень быстро, неся в руках плетеный поднос, на котором стояли две фиолетовые чашки. Леська уже открыла рот, чтобы попросить кусочек тортика или печенье, но Максим Григорьевич еще раз кашлянул, намекая, что миссия выполнена и растягивать «приятный визит» не стоит.

    Но Леська рвалась в бой: не каждый же день приходишь в гости к человеку, который хочет тебя убить!

    – Вы, Татьяна Аркадьевна, что-то плохо выглядите, похудели, может быть, поедем в Турцию вместе? Будем прямо как мама с дочкой.

    После этих слов Татьяна Аркадьевна действительно стала выглядеть хуже: лицо ее посерело, глаза округлились, а пухлые губы дрогнули и вытянулись в струну.

    – Мне некогда, – выдавила она из себя.

    – Пожалуй, мы уже пойдем, – закивал Максим Григорьевич и решительно взял свою невесту за руку. – Спасибо большое за тумбочку и за чай.

    – Когда вернусь из отпуска, обязательно вас навещу, – «обрадовала» напоследок бывшую свекровь Леська.

* * *

    Целый день было тепло и спокойно, но к вечеру погода испортилась. Мелкие капли дождя оставляли следы на стеклах машины, а резкий ветер норовил влезть в приоткрытое окошко. Но Леська расстраиваться по пустякам не собиралась – слишком долго она ждала этого часа. Еще днем, перед забегом по магазинам, она разоделась так, будто ей предстояло шагать на параде в первом ряду главной колонны: белая водолазка и серый брючный костюм. Оглядев подругу с головы до ног, Ника предложила ей надеть туфли на высоком каблуке, но Леська отвергла эту идею, сказав, что в таком случае Татьяне Аркадьевне будет неудобно ее душить, а осложнять последние минуты свободы бывшей свекрови она не намерена. Косметика была тоже тщательно подобрана – душа требовала торжественности и трагичности одновременно. Прошатавшись по магазинам, перекусив в маленьком уютном ресторане на Тверской, сто раз поговорив по телефону и с Кочкиным, и с Игорем, и с Никой, Леська наконец-то устремилась к своему дому. Полумрак, царивший вокруг, заряжал ее нервозностью и бодростью.

    Машин около подъезда было, как всегда, много, жильцы давно уже вернулись с работы, поужинали и наверняка готовились ко сну или смотрели вечерний выпуск новостей. Леська повиляла задом «Форда» около своего дома, зазывая Татьяну Аркадьевну, и неспешно отправилась парковаться к свалке.

    Мобильник запищал.

    – Максим, ну как там? – спросила Леська, поправляя прическу.

    – Она уже давно крутится возле детской площадки, Игорь за ней приглядывает. Как только тебя увидела, так и засуетилась. Я очень беспокоюсь и прошу тебя…

    Леська тут же стала утешать Кочкина: пообещав строго выполнять его инструкции и не отклоняться от курса, она страстно чмокнула телефонную трубку и попрощалась.

    – Татьяна Аркадьевна, потерпите еще немного, – нараспев сказала она, сворачивая к потухшим фонарям. – Не обещаю, что моя шея будет в вашем полном распоряжении, но камеру для вас я выхлопотать смогу.

    За домом было безлюдно, но Леська чувствовала на себе цепкий взгляд врага и беспокойный взгляд Кочкина. Погромче хлопнув дверцей машины, она не торопясь поплыла вдоль кустов. Любопытство подталкивало оглянуться, но Леся играла свою роль добросовестно. Страха не было, она не чувствовала себя жертвой, наоборот, сейчас игра шла по ее правилам. Резкий порыв ветра зашуршал мусором по асфальту, и Леська улыбнулась, потому что до слуха ее донеслись осторожные шаги врага.

    Одетая в старенький спортивный костюм черного цвета, Татьяна Аркадьевна, оглядываясь по сторонам, двигалась вперед. В душе ее плескалась ненависть, а глаза светились злобой. Она настолько потонула в своих эмоциях, что не могла уже думать ни о чем другом. Убить, убить ее, негодную, как можно скорее – вот единственная мысль, которая билась в воспаленном мозгу. Татьяна Аркадьевна не боялась быть обнаруженной: если ее бывшая невестка обернется, ну так что ж, она ударит ее по лицу и задушит. Все казалось простым и даже естественным. В кармане кофты лежал шелковый шнур, купленный с любовью специально для этого случая.

    Леська, почувствовав, что враг практически дышит ей в спину, напряглась, готовясь к нападению. Она даже замедлила шаг, чтобы облегчить Татьяне Аркадьевне старания. Хотелось поскорее закончить со всем этим, обнять Кочкина и отпраздновать победу. Пожалуй, бывшая свекровь Леську уже раздражала. «Медлительная и нудная», – пронеслось в голове… Мысленное ворчание на Татьяну Аркадьевну пришлось прекратить – Леська получила сильный удар в спину и нарочно изобразила стремительное падение на асфальт. Оказавшись на одном колене, она вытянула шею и стала ждать продолжения. Удавка скользнула по коже, и тут же сумрак разорвали два ярких луча света и раздался голос Игоря: «Митрохина Татьяна Аркадьевна, вы арестованы…» Леська вскочила, обернулась и увидела, как на запястьях бывшей свекрови защелкиваются наручники.

    – Тьфу, сволочи, я ее все равно убью, все равно убью! – выкрикнула ошарашенная Митрохина. Пожалуй, она была в шоке и до конца не понимала, что произошло. – Всех вас убью, голубчиков, будете знать, как к моим денежкам ручонки протягивать!

    Все произошло так быстро, что Леська почувствовала на душе легкое разочарование, а на Игоря она посмотрела даже с обидой.

    – Это же я должна была сказать: «Вы арестованы!» – я вчера полчаса у зеркала репетировала!

    – Мы так не договаривались, – усмехнулся в ответ Игорь.

    Максим Григорьевич прижал Леську к себе. Ему ничего не хотелось говорить, он вдыхал аромат ее духов и думал о том, что наконец-то все закончилось – теперь она в безопасности, и он сделает все, чтобы она была очень счастлива.