Прочитайте онлайн Как понравиться маньяку | Глава 13

Читать книгу Как понравиться маньяку
3916+2473
  • Автор:

Глава 13

    Если маньяк пойман и вы почувствовали себя ненужной – утешьтесь, впереди еще целая жизнь, занимательных впечатлений на ваш век хватит.

    – Игорь, поднимай всех на уши! Помнишь дедульку с бородой по фамилии Брагин? – Максим Григорьевич говорил торопливо, душу переполняли эмоции. – Он Соловьеву якобы нашел.

    – Вонючий такой?

    – Он самый. Так вот, не так уж он и стар и наверняка в обыденной жизни пахнет гораздо лучше.

    – Пока что я ничего не понимаю, – делая шумный глоток кофе, сказал Игорь.

    – Все объясню позже, сейчас бери ребят и отправляйся на квартиру Брагина, запиши адрес, – Кочкин продиктовал адрес, – похоже, дедуля и есть Телефонист! Я сейчас тоже к нему выезжаю, там и встретимся.

    Подъезжая к дому на своей прихрамывающей «восьмерке», Максим Григорьевич с сожалением отметил, что машина Игоря уже здесь. Ему очень хотелось первым ворваться в логово маньяка и прижать его к стенке, но, увы, его опередили. Дверь квартиры была не заперта, с кухни неслись голоса оперативников, в коридоре стояли одетые по-домашнему, изумленные, растерянные соседи. «Понятые», – пронеслось в голове Кочкина, значит, все верно, значит, пришел конец Телефонисту! Он представил себе радостное выражение лица Олеси Лисичкиной и почувствовал, как на душе потеплело.

    На диване сидел Брагин. В нем с трудом можно было узнать того замызганного пьянчужку, который с упоением рассказывал о том, как он выиграл десять рублей в лотерею и как с бутылкой в обнимку отмечал это событие. Он был чист и опрятен. На его лице, как ни странно, играла самодовольная улыбка.

    – Полюбуйся, – сказал Игорь после короткого приветствия. Он указал на полки, заставленные видеокассетами и книгами, содержащими много чего интересного относительно маньяков и убийц. – Жизни не хватит все пересмотреть и прочитать. И сюда посмотри.

    Максим Григорьевич заглянул в ящик письменного стола и увидел несколько различных удавок. Тяжело вздохнул и обернулся – над дверью комнаты была прибита надпись: «Коллекционер». Красные буквы прописью. Кочкин и не сомневался, что вывеску у магазина украл именно Телефонист.

    – Сопротивления не оказал, заявил, что ждал нас давным-давно, – сказал Игорь, глядя на Брагина. – Что, Матвей Андреевич, надоело душить женщин? Устали?

    – Да нет, – улыбнулся Брагин, – дело это не трудное, скучно просто.

    Леська еле дождалась, когда приедет Кочкин. Услышав по телефону, что маньяк пойман, она не поверила собственным ушам. Больше не надо ничего бояться, волосы можно перекрасить в прежний светло-русый цвет, а всю купленную для маскировки одежду можно торжественно изрезать на тряпки или оставить на память, чтобы потом демонстрировать внукам. Гора свалилась с плеч, жаль только – два набранных килограмма не свалились так же с бедер и попы.

    Максим Григорьевич нарочно оттягивая рассказ, выпил две чашки чая и только потом пустился в повествование. Рассказать все по порядку ему не дали, девушки постоянно перебивали вопросами. Понимая их волнение и нетерпение, Кочкин с улыбкой на лице давал разъяснения.

    – Я его допрашивал только час, так что пока нюансов не знаю, но картина уже ясна, – произнес он, получая удовольствие от восхищенных взглядов слушателей. – Как я вам уже рассказал, все началось с библиотеки. Брагин не мог пережить, что его лишили любимого занятия. Сначала он и не помышлял никого убивать, просто решил мелко пакостить от случая к случаю. Как только открылся магазин, он взялся за дело. Портил по мере возможности обувь и устраивал короткие замыкания. К этому интерес был потерян довольно быстро, ведь на поломки никто особого внимания не обращал, а душа будущего маньяка требовала размаха. Обувной магазин Брагин ненавидел очень сильно, и постепенно эта ненависть перешла на покупателей.

    – Вот ведь гад, – фыркнула Ника.

    – А он признался, по какому принципу отбирал жертв? – поинтересовалась Леська. – Самых красивых, да?

    – Нет, – усмехнулся Максим Григорьевич. – Главное, чтобы женщина купила обувь и впоследствии ее надела, все остальное его не интересовало.

    – Тогда почему же он меня выбрал, ошибся или упростил себе задачу?

    – Пока не знаю, завтра буду разговаривать с ним более подробно. Он выслеживал жертву до подъезда, постепенно узнавал номер квартиры и телефона, потом звонил и ехидно предупреждал об убийстве.

    – А зачем он это делал? – спросила Ника.

    – Я поинтересовался у Брагина, к чему он устраивал этот цирк. Он ответил, что изначально надеялся сделать магазин «Коллекционер» проклятым местом, чтобы желающих купить обувь было мало, полагал, что со временем правда откроется и все узнают, за что убивают женщин, – тогда магазин разорится. Телефонные звонки к тому же он считал своей визитной карточкой. Просто убивать ему было неинтересно, хотелось поговорить с кем-нибудь об этом, пропитаться атмосферой содеянного. Так в его голове появился план выдать себя за случайного прохожего, обнаружившего труп женщины. Кстати, Олеся Владимировна, если бы вы тогда к рынку прибежали минут на пятнадцать пораньше, то столкнулись бы нос к носу с Брагиным.

    – Я сейчас упаду в обморок, – предупредила Леська, цепляясь за угол стола.

    – Не стоит, – приободрил Максим Григорьевич, – маньяк пойман, и уж теперь бояться нечего.

    – Ну а дальше-то что? – нетерпеливо спросила Ника.

    – Брагин решил устроить настоящий спектакль, он перевоплотился в опустившегося пьянчужку и, наслаждаясь своей ролью, подробно расписал мне, как обнаружил Соловьеву. Я ни в чем не усомнился: пахло от него ужасно и одежда была очень неопрятной. Он в этот момент наверняка находился на вершине блаженства и купался в эмоциях. Как же, обвел всех вокруг пальца, да еще и окунулся с головой в первоначальный этап расследования! Все смотрел, все запоминал.

    – Хитрая сволочь! – воскликнула Леська, автоматически хватаясь за шею. – Электрический стул по нему плачет!

    Удовлетворив любопытство девушек, ответив на все вопросы, Максим Григорьевич снял с Леськиного телефона поставленный ранее определитель номера, попрощался и поехал домой. И хотя день выдался удачный, но на душе у него было необъяснимо грустно.

    Девушки, переполненные чувством восторга, решили отпраздновать поимку маньяка. На столе тут же образовалась бутылка вина и недоеденная утром шоколадка.

    – Хорошо сидим, – счастливо выдохнула Ника, поглаживая бокал. – Надо было Кочкина оставить на фуршет. А то неловко как-то, он так старался, а мы его и не отблагодарили.

    – Я хотела с ним отметить, – вздохнула Леська, – но постеснялась пригласить. Ничего, мы завтра что-нибудь испечем, и я отнесу ему на работу.

    – Обрадуется, небось, – улыбнулась Ника. – Хороший он мужик. А ты почему загрустила-то?

    – Сама не знаю. – Леська вздохнула и сделала большой глоток вина. – Тоскливо как-то, чего-то не хватает.

    – Маньяка тебе не хватает, – усмехнулась Ника. – Ты же теперь свободна, прятаться не надо, бояться тоже, так чего грустить-то?

    – Все это так, но душа почему-то не на месте. Может, я уже сошла с ума?

    – Опомнилась, это случилось давным-давно, лет сто назад! Тебе надо встряхнуться, развеяться, получить положительные эмоции и забыть все, что было.

    Леська призадумалась. Чего ей не хватает? Волнений и страхов? Да нет, от этого она даже устала. Может быть, действительно сделать что-нибудь неожиданное для себя? Но что?.. Купить путевку в дом отдыха и оставшийся отпуск провести среди берез и елей? Или занять денег и махнуть в Испанию?

    – Ничего не хочу, – мотнула головой Леська.

    – А я знаю, что тебе нужно. Тебе нужен мужчина!

    – Где я тебе его возьму-то, можно подумать, они на дороге валяются.

    Ника тут же вспомнила разговор с соседкой около лифта. Свидание вслепую – это именно то, что Леське и надо. Можно не сомневаться, она просто утонет в океане впечатлений, а ее грусть-тоска улетит и больше никогда не вернется.

    – Только сразу не говори «нет», – начала уговоры Ника.

    – А что такое? – почувствовав подвох, спросила Леська.

    – Сначала пообещай, что согласишься.

    – Ты меня пугаешь!

    – А что ты теряешь? Мне казалось, после Телефониста ты должна была закалиться и утратить всякую ненужную робость.

    – Хорошо, уговорила. Соглашаюсь на все, что ты скажешь.

    Ника быстро допила вино и радостно потерла ручки: кажется, вечер переходит в разряд необыкновенных.

    – Ты отправишься на свидание вслепую. И не делай, пожалуйста, такого изумленного лица, в этом нет ничего такого. Мне тут на днях соседка пыталась сосватать одного мужчину, я о нем ничего не знаю, соседка сказала, вроде положительный товарищ. Встретишься с ним и отвлечешься.

    – Я тебя правильно поняла?.. Ты хочешь, чтобы я отправилась неизвестно куда и неизвестно к кому?! Чтобы я выставила себя как полнейшая неудачница, которая по-человечески даже с мужчиной познакомиться не может?

    – Именно так, – кивнула Ника.

    – Нет!

    – Да!

    – Нет!

    – Ты обещала! – Ну и что?! Как ты вообще можешь мне предлагать такое, я же не старая дева!

    – Давай посмотрим правде в глаза! Ты опухла от сидения дома, и у тебя действительно всю жизнь проблемы с личной жизнью!

    – Я, между прочим, уже два раза замужем побывала, а ты еще ни разу!

    – Отличное достижение! А потом, я и не отрицаю, что у меня тоже есть проблемы с личной жизнью!

    – Вот и иди сама к этому недотепе, которого к ЗАГСу подпихивают мамки-няньки и соседушки!

    – Не могу! У меня Игорь есть!

    – Ага! Себе нормального мужика нашла, помощника следователя, а мне кого подсовываешь?!

    – Может, он тоже нормальный окажется!

    Ругань мгновенно прекратилась. Леська, которая уже стояла у плиты и негодующе размахивала в воздухе полотенцем, вдруг успокоилась, села на стул, посмотрела на початую бутылку вина, тяжело вздохнула и сказала:

    – Ладно, плевать, в конце концов, я действительно ничего не теряю.

    – Молодец! – похвалила Ника. – Это правильное решение. Допустим, он окажется тюфяком, ну и что, посмеемся потом, и все. А если нормальным мужиком окажется, так еще лучше, закрутишь роман и еще раз выйдешь замуж. Надо договориться, чтобы свидание произошло именно сегодня, а то, боюсь, до завтра ты передумаешь.

    – Только пусть сюда приезжает, я стесняюсь на улице с ним встречаться, вдруг он крокодил какой-нибудь, что люди про меня подумают?

    – Главное, чтобы не маньяк, – хохотнула Ника и, наткнувшись на потемневший взгляд подруги, добавила: – Шучу, шучу. Соседка у меня хорошая, плохого не порекомендует. Только у тебя встречаться не стоит. Пожрать же ничего нет, из-за твоего психоза даже печенья не купили.

    – А он что, есть ко мне придет? Я ему для чего нужна-то, – скривилась Леська, – обойдется!

    – Не скажи, вдруг и правда – мужчина стоящий окажется, ты его хорошим ужином и заинтересуешь.

    – Тогда давай котлет замороженных купим, и ты их пожаришь.

    – Нет, – категорически отвергла такую перспективу Ника. – Надо что-нибудь домашненькое. Поступим так: соберем сейчас мои вещи, ты поможешь мне их отвезти домой, и там, на моей квартире, встречу и назначим. У меня в морозилке вареники с картошкой есть, мама лепила, и полхолодильника разных банок консервированных, тоже мама закатывала. Вот на стол и накроем.

    – А ты со мной останешься? – с надеждой в голосе спросила Леська.

    – Нет, я буду лишней. Позвоню Игорю и договорюсь с ним о свидании.

    Все было решено, и обратной дороги не было. Олеся кивнула головой и подумала, что действительно так будет лучше – прочь мысли о маньяке, да здравствует новая жизнь!

    Ника сходила в коридор, притащила на кухню сумку, достала записную книжку, взяла трубку телефона и, подмигнув подруге, набрала номер соседки.

* * *

    Поговорив с Вероникой, Нина Ильинична на секунду замерла от счастья. Неужели, неужели ее «долг» перед одноклассницей Капой наконец-то растает! Конечно, передышка будет временной, чуть позже потребуются еще жертвоприношения, но все же покой на два месяца ей обеспечен. На радостях Нина Ильинична открыла банку консервированной кильки в томатном соусе, налила рюмочку водки и душевно насладилась своей маленькой удачей. Напевая: «А нам все равно, а нам все равно…» – она удобно расположилась на диване и победно улыбнулась.

    – Привет, Капа! – громко и четко произнесла она, когда та взяла трубку. – Спешу тебе сообщить, что я нашла подходящую девушку. Умница и красавица, не сомневайся.

    После встречи с Ларочкой у Капитолины Андреевны долго звенело в ушах, она даже хотела пройти полное медицинское обследование, так как сердце стало тоже пошаливать. Другая бы на ее месте позабыла о «невестах» и переключилась бы на чтение книг, приготовление новых блюд или занялась еще чем-нибудь отвлекающим или утешающим. Но Капитолина Андреевна, придя немного в себя, почувствовала новый прилив энергии, а мысль о том, что Максимушка согласен встретиться только с еще одной женщиной, подстегивала и расстраивала одновременно. Конечно, после перерыва можно вновь начать обрабатывать сына, но сколько же времени будет упущено!

    Капитолина Андреевна делала внушительную ставку на «последнюю невесту». Она даже решила съездить заранее и посмотреть, что к чему, не окажется ли новая надежда очередной Ларочкой.

    – Мне кажется, – ответила она, – что умницы и красавицы перевелись на Руси. Если бы ты только видела, какое «сокровище» мне последний раз подкинула двоюродная сестрица! Это же кошмар какой-то, до сих пор в ухе стреляет. Думаю, мне надо сначала познакомиться с претенденткой, а уж потом…

    – Боюсь, так не получится, – ответила Нина Ильинична, чувствуя, как волна алкоголя приятно пробегает по телу. Страх перед Капой бесследно исчез, и ситуация ее уже забавляла. – Зачем тебе это нужно? Я, знаешь ли, залежалый товар предлагать не стану. Девушка молодая, приятная во всех отношениях, двадцать семь лет, и хочет встретиться именно сегодня, сейчас. Пока ты будешь туда-сюда ездить и думать, ее перехватит кто-нибудь половчее.

Капитолина Андреевна забеспокоилась: упустить золотую рыбку она очень боялась. Намотав на палец телефонный шнур, она пробормотала: «Что же делать, что же делать?» – вздохнула и приняла решение.

    – Хорошо, сейчас я позвоню сыну и обо всем договорюсь.

    Так Леськина судьба была решена.