Прочитайте онлайн Как обустроиться в Европе. Практическое пособие для проживающих и отъезжающих | Как найти общий язык с противоположным полом

Читать книгу Как обустроиться в Европе. Практическое пособие для проживающих и отъезжающих
356+2390
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Как найти общий язык с противоположным полом

«Женственная» культура, по определению Хофстеде, о которой мы уже говорили в главе об устройстве на работу, вышла далеко за пределы чисто рабочих отношений. Во многом это связано с широким распространением феминизма в Европе с конца 1960-х годов. Я не берусь ответить на вопрос, способствовали ли культуральные особенности европейских стран распространению феминизма или, наоборот, приобрело ли общество «женственные» черты вследствие бурного развития этого движения, однако с его проявлениями вам придется сталкиваться в Европе постоянно, и именно они могут стать причинами непонимания и возникновения конфликтов при общении с противоположным полом. Конечно, существует целый ряд других факторов, и не стоит сваливать все сложности с налаживанием отношений на феминизм. Это могут быть и личностные особенности людей, и результат их принадлежности к определенному социуму, и национальные черты. Особенно сложно вычленить корень проблем в малознакомой среде. Вот что рассказывает о своем опыте общения с немками бизнесмен из Москвы, проживший в Германии около пятнадцати лет.

«Я думал, что немецкие женщины всегда вежливы и улыбчивы. Оказывается, не всегда, а только тогда, когда всё в порядке. Приведу несколько примеров.

Некоторое время назад у меня вдруг сильно заболела нога, и я попал в больницу. В двухместной палате моим соседом оказался добродушный, полнотелый мужчина лет пятидесяти, художник-любитель и аккордеонист-профессионал. Как я понял из его рассказов, деньги он зарабатывал игрой на аккордеоне, а большую их часть тратил на холсты и краски. Жил он прямо рядом с больницей, в маленьком домике с крошечным двориком-газоном. В один из тусклых больничных дней мой сосед появился в палате с сияющим лицом и сообщил мне, что сегодня вечером к нему впервые приедет в гости дама из другого города, за которой он давно ухаживает. Помните, уВ.Высоцкого: „Сегодня Нинка соглашается – сегодня жисть моя решается ? Он сказал, что улизнет после отбоя, вернется уже в шесть утра, а я должен прикрыть его, если что. Ночь прошла совершенно спокойно, утром он появился, и мы тихо пролежали до семи часов, пока не пришла наша медсестра. Она спокойно вошла, подошла ко мне со своей обычной улыбкой, дала таблетки, померила температуру, а затем резко повернулась к моему соседу. Лицо ее исказилось, стало жестким, и она грозным противным голосом сообщила ему, что он не ночевал в палате, нарушил правила пребывания в больнице и должен в течение пяти минут покинуть помещение, что страховая компания не оплатит ему счет за лечение и он должен все оплатить сам. (Для сведения – это несколько тысяч евро.) Она вышла, хлопнув дверью, вернулась ровно через пять минут и, увидев, что сосед еще не собрался, рассвирепела окончательно, быстро собрала остатки его вещей, запихала их в сумку, взяла его за руку и вывела из палаты.

Во всем этом меня поразили больше всего не ее бесцеремонность, а удовольствие, которое она испытывала от этого скандала, и те изменения, которые происходили в ней буквально мгновенно.

Второй случай. Под квартирой, в которой мы живем, находится детский магазин.

Хозяйка этого магазина – очень милая, вежливая женщина. Наши машины стояли рядом в подземном гараже, мы всегда здоровались и часто перебрасывались вежливыми фразами, а иногда передавали друг другу почту и посылки. В общем, я был о ней самого приятного мнения, пока мы не начали ремонт ванной комнаты. Сантехник, вырезая старую трубу, сделал неосторожное движение, и немного воды пролилось на потолок детского магазина. Торжествующая хозяйка появилась мгновенно, и мы пошли смотреть на причиненный нами ущерб. Подвесной потолок был смонтирован из гипсовых плиток размером 60×60 см. На трех из них появились водяные пятна. Мы попросили у хозяйки кусок плитки для образца, чтобы быстро купить новые и произвести замену, но она нам отказала, хотя много кусков этих плиток валялось в подвале. Хозяйку было не узнать, она разговаривала со мной, как с врагом. Зачем-то позвонила дворнику и в управляющую компанию, подробно и торжественно рассказала об этой жуткой истории. Вероятно, она рассказала и соседям, потому что они долгое время смотрели на меня с укоризной. Но радость хозяйки оказалась недолгой. К счастью, мы быстро купили эти плитки, нам повезло, что они в магазине оказались с таким же рисунком. Последнее одолжение этой дамы – она отказалась дать нам лестницу, которая стояла тут же на виду, и нам пришлось тащить свою.

И еще маленький, совсем другой эпизод. Я ждал зеленого светофора на переходе и от нечего делать внимательно посмотрел на стоявшую рядом женщину. Мне показалось, что у нее в волосах ярко-зеленая прядь. Вдруг лицо женщины потемнело, она посмотрела на меня с неприязнью и громко сказала: „nicht gucken” (не смотреть). Загорелся зеленый, и я пошел на другую сторону улицы, а дама осталась стоять, обиженно надувая щеки. Как вы думаете, в России есть хоть одна женщина, которая бы обиделась на то, что мужчина с интересом на нее посмотрел?

Вы, наверное, уже сделали вывод: добрые и вежливые немки остаются таковыми до тех пор, пока вы не изменили их мнение о себе. На всякий случай будьте осторожней» .

Идеальный мир, с точки зрения древнекитайской философии, представляет собой единство двух противоположных начал, где ян – носитель всего мужского, а инь – женского. В современной Европе заметен явный перекос в сторону женского начала, причем одним из толчков для этого стала Вторая мировая война, во время которой во многих странах женщинам доверяли мужскую работу и мужские обязанности. Да и мужчины, вернувшиеся с войны, в эйфории утратили многие стереотипы. Голландский пианист Тон Хартзейкер, бывший директор Амстердамской консерватории, рассказал, что после перенесенных тягот люди не хотели жить по старым правилам. Отец Тона, вернувшись с войны, отвел его в гимназию, а не в обычную школу, куда ходили все остальные члены его семьи. Раньше в гимназии учились только дети известных врачей и адвокатов, а отец Тона был оптовым торговцем бакалеей. Многие люди стали уделять меньше внимания религии. Появились семьи, в которых люди жили без регистрации брака; стало намного больше одиноких матерей и отцов с детьми. Кроме того, нельзя забывать, что после 1945 года на месте некогда обширных колоний возникли десятки молодых независимых государств, и процесс деколонизации постепенно снимал необходимость в тех, кто был готов взять на себя маскулинную гендерную роль, подразумевающую амбициозность, активность, агрессивность и доминирование. Именно такие люди раньше отправлялись в колонии на поиски дешевых ресурсов и сырья, дешевой рабочей силы, новых товаров, позже – рынков сбыта для европейской продукции; они захватывали новые территории и поддерживали там свое господство, организовывали новые, иногда жестокие формы хозяйствования. Когда в этом пропала необходимость, вырос спрос на тех, кто готов был соответствовать феминной гендерной роли, то есть был заботливым, эмоциональным, чувствительным к интересам и проблемам других людей и бесконечно терпеливым в поисках компромисса.

Дальнейший ход развития событий прекрасно описан в статье «Краткая, но подлинная история феминизма»1. Первым и непременным условием переустройства общества, в соответствии с программой феминизма, «должна была стать всеобщая трудовая повинность для женщин вне семьи, семьи, которая раз и навсегда провозглашалась как инструмент Патриархата, созданный для угнетения женщин. Женщина должна была покинуть семью, где она всего лишь рабыня, и заняться всеми видами трудовой деятельности. В результате женщина станет независимой от мужчины и плюс к тому обладающей финансами, которые можно будет употребить на дальнейшее разрушение и окончательную ликвидацию Патриархата». За этим последовали право делать аборты и социальные льготы, которые позволили бы женщине совмещать работу и воспитание детей, а также предоставление женщинам преимущественного права опеки над детьми в случае развода.

К началу 90-х годов феминизм уже стал отдельной дисциплиной, которая начала преподаваться в университетах. Так, в Брюссельском университете в 1987 году был открыт «Centrum voor Vrouwenstudies (CVRS)», первый центр женских исследований во фламандской части Бельгии. В университете Маастрихта (Нидерланды) преподаватели и ученые в этой области работали на разных факультетах с конца 80-х годов, ав 1998-м объединились в центре «Женских и гендерных исследований». Преподавательский состав университетов, обычно выражающий либеральные взгляды, традиционно оказывает феминисткам большую поддержку.

Начали происходить изменения в языке. Уже долгие годы Евросоюз ведет борьбу за политкорректность. В 2009 году была выпущена брошюра для членов Европарламента, в которой рекомендуется, например, отказаться от обращений типа «мадам» и «мадемуазель», так как для женщин указание на их замужний или незамужний статус может быть оскорбительным. На самом деле, например в Германии и во Франции, уже много лет ко всем женщинам старше определенного возраста обращаются «фрау» и «мадам», так что никакого дискомфорта дамы не испытывают. Парламентариям также советуют не употреблять слова, обозначающие профессии или обязанности и содержащие корень «man» (fireman – пожарный, policeman – полицейский, chairman – председатель). Их, по мнению парламентариев, следует заменять нейтральными синонимами: вместо sportsmen (спортсмены) надо говорить athletes (атлеты), вместо statesmen (государственные мужи) – political leaders (политические лидеры). Под запрет попали слова, указывающие на половую принадлежность человека: air hostess (стюардесса), manageress (управляющая), cinema usherette (билетерша в кино), male nurse (медбрат). При этом, как отмечается, документ позволяет использовать слово midwife (акушерка, повивальная бабка), поскольку его авторы не обнаружили подходящего нейтрального синонима. К женщинам – членам Европарламента рекомендуется обращаться по имени и фамилии.

Лингвистические дискуссии такого рода ведутся и на уровне стран. В Голландии, заполняя медицинскую карту на пациента, женщина-врач может написать про пациентку, что та «работает домохозяйкой» (zij werkt als huisvrouw). Не все ее коллеги согласятся с такой формулировкой, считая работой все-таки более структурированное времяпровождение, за которое человек получает зарплату. В Италии долго обсуждалось, как говорить, если, например, мэр – женщина: il sindaco или la sindaca? По-русски это не так режет слух, если сказать, что врач или мэр сказала, поехала, сделала, а по-итальянски это совсем не звучит, и многие в прессе именно на это и упирали, апеллируя к особенностям языка (il sindaco e\' andata, к примеру). Большинство женщин в Италии (включая «мэршу» или «мэра» небольшого городка в Тоскане, которая разродилась целой статьей в местной газетке) настояли на том, что надо говорить il sindaco, т. е. использовать название такой должности в мужском роде, так как la sindaca, по их мнению, звучит уничижительно для женщин (видимо, как в нашем варианте «врачиха»).

Во многих странах феминизм практически стал государственной политикой, проявляющейся в так называемой «позитивной дискриминации». В некоторых объявлениях о приеме на работу указывается, что предпочтение будет отдано женщинам для устранения нарушений в равновесии представительства полов.

Во Франции парламент принял закон, по которому к 2017 году 40 % мест в советах директоров публичных компаний, а также компаний с оборотом более 50 миллионов евро в год должны занимать дамы. В численном выражении это будет составлять около 1350 женщин. При невыполнении этой квоты назначение мужчин будет считаться нелегитимным. Еще раньше подобные законы были приняты в Норвегии, и сейчас они обсуждаются в Италии и Германии. В Испании предприятия, во главе которых стоят женщины, имеют привилегированное положение при получении государственных заказов. Правда, в 2011 году после проигранных выборов даже ветераны соцпартии Испании признали, что переборщили с выдвижением женщин, и сочли необходимым пересмотреть кадровую политику, назначая людей на должности исключительно по их профессиональным качествам и работоспособности.

Изменения в менталитете проявляются в поведении и внешнем виде женщин.

«Благодаря феминисткам сформировались писаные и неписаные правила, которые соблюдаются: одежда и внешний вид женщины должны подчеркивать ее равенство с мужчиной, независимость и возможность самостоятельного существования без мужчины, даже если она его и любит. Сформировался определенный стереотип современной немецкой женщины: активной, энергичной, самодостаточной, уверенной в себе, ценящей во внешнем облике и одежде прежде всего удобство и естественность. Специфичные женские качества – мягкость и обаяние, элегантность и тонкий шарм, да и сама женственность как таковая – нивелировались как непрактичные и неудобные. Привлекательность женщины стала рассматриваться как результат ее умственных способностей и достигнутого положения в обществе. Логично? Безусловно! Однако, как говорится в известном афоризме, „вместе с водой выплеснули и ребенка , обесценив при этом саму изначальную, генетическую потребность женщины в семье, любви, детях. Издержки эмансипации немецких женщин усугубили в обществе проблемы одиночества – добровольного и вынужденного. Недаром главный город Германии получил название столицы одиночества » 2.

«Чем дальше на запад, тем красивее мужчины и страшнее женщины, чем дальше на восток, тем красивее женщины и страшнее мужчины. Это не мое наблюдение, взяла его из одного журнала… Конечно же, немки красивые, но в погоне за своей независимостью и феминизацией всех процессов они превратились в мужчин. Среднестатистическая немка юбки никогда не носила и как ее носить, не знает, а высокие каблуки принимает за изощренную пытку. Курит много, говорит хриплым басом, носит короткую стрижку и ходит вразвалочку. Мужчины же, напротив, следят за собой, кремят личико, душатся дорогими одеколонами, украшают себя серьгами и цепочками, наряжаются и красят волосы» 3.

Особенно непривычно нам смотреть на мужчин, которые начинают вести себя как женщины.

«Результаты британского исследования, проведенного по заказу производителей пищевых добавок, свидетельствуют о том, что все больше молодых мужчин проявляют заботу о своей внешности.

Мужчины? Самовлюбленные создания. Не случайно, что они тратят на покупку продуктов красоты больше, чем женщины, хотя, за некоторым исключением, вдвое меньше прихорашиваются перед зеркалом, чем их супруги или невесты. Подтверждение этой тенденции пришло из-за Ла-Манша: молодые английские мужчины в возрасте от 18 до 35 лет тратят в среднем в неделю 11,72 фунта (чуть больше 14 евро) на покупку кремов и средств для волос – на целый фунт больше, чем женщины. И если каждый пятый применяет увлажняющий крем, то каждый двадцатый использует выпрямитель для волос», – пишет корреспондент.

«Разница между полами все больше сокращается, – подчеркивает руководитель одной из компаний, заказывавших исследование, – и теперь молодые люди все более уверенно расходуют время и деньги на свой внешний вид по сравнению с предыдущими поколениями». По данным Миланского института Directa, мужское население Италии тратит в год более 250 миллионов евро на особые косметические товары, и, по словам экспертов, этот спектр в ближайшие годы будет быстро развиваться» 4.

В то же время исследования современной российской семьи показали, что мужчины и женщины имеют более традиционные приоритеты: женщины стремятся создать семью и воспитать детей, реализуясь сначала в семье, а потом в обществе. Мужчины прежде всего думают о работе, карьере и общественной деятельности. Если это действительно так, то это только одна из причин неизбежности сложностей в близком общении с противоположным полом на новом месте.