Прочитайте онлайн Как обустроиться в Европе. Практическое пособие для проживающих и отъезжающих | Часть 58

Читать книгу Как обустроиться в Европе. Практическое пособие для проживающих и отъезжающих
356+2400
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Книга Р. Уэбстера, критикующая английскую судебную систему, попавшую под влияние массовой истерии, не была встречена с восторгом социальными службами и местными властями Уэльса. После выхода в свет книги власти графства Рексхэм запретили проведение конференции «Ложные обвинения – правдивые ответы», организованной группой поддержки учителей и воспитателей, на которой должен был выступать автор.

Жертвами коллективных фантазий о заговорах педофилов стали (и становятся) массы невинных людей. Во-первых, это те, кто приговорен к тюремным срокам в результате ложных обвинений и судебных ошибок, во-вторых, настоящие жертвы педофилов, отношение к которым постепенно становится скептическим (вспомните сказку о мальчике, который часто кричал: «Волк, волк!», и когда настоящий волк появился, никто не пришел к нему на помощь), так как многие люди не стеснялись выдвигать необоснованные обвинения, рассчитывая на денежную компенсацию от «насильников» или организаций, где те работали.

Сейчас в Великобритании существует система регистрации всех лиц, которые работают или намерены за деньги или бесплатно работать с детьми или «уязвимыми взрослыми» (vulnerable adults – инвалидами или пациентами психиатрических клиник). Все сотрудники, которые уже работали с этими группами в 2010 году, должны пройти регистрацию до июля 2015 года. Для тех, кто только собирается начать подобную деятельность, регистрация вступает в силу с июля 2010 года. Работодатели обязаны проверять наличие регистрации и не имеют право принимать на работу человека из «черного списка». Исключение составляют виды деятельности, не предусматривающие интенсивный контакт с этими двумя группами и предполагающие постоянный контроль третьих лиц.

Цель этой системы – не дать возможность людям, уволенным за несоответствующее поведение, найти себе новое рабочее место, где они могут быть источником риска для детей или «уязвимых взрослых». После получения заявки бюро регистрации судимостей (Criminal Records Bureau) собирает информацию и в случае возникновения сомнений в благонадежности заявителя передает материалы во вневедомственный орган по обеспечению безопасности (Independent Safeguarding Authority). Этот орган принимает решение, внести ли человека в список тех, кому запрещено работать с детьми или «уязвимыми взрослыми». Запретить регистрируемому лицу работать с вышеуказанными группами могут и в том случае, если у него нет криминального прошлого. Проводится постоянный мониторинг информации, и если появляются новые данные о том, что человек теоретически может представлять опасность, его фамилию сразу внесут в «черный список», даже если он уже прошел регистрацию. Об этом будет немедленно извещен работодатель.

К счастью, на другие европейские страны «охота на ведьм» практически не распространилась. Возможно, на опыте Великобритании они смогли убедиться в том, что это тупиковый путь. В то же время многие европейцы настаивают на крайне суровом и необратимом наказании педофилов, вина которых доказана безоговорочно. Такими доказательствами обычные люди считают не просто обвинения, выдвинутые через много лет постаревшей жертвой, а видео-или фотосъемки, как в случае с воспитателем детей из Амстердама, арестованным в 2010 году за растление малолетних. Он опубликовал в интернете детское порно с участием самого себя, кадры увидели сотрудники ФБР и вычислили, что съемки происходили в Амстердаме и в них фигурировали голландские дети. Взрослым «актером и режиссером» оказался мужчина двадцати семи лет из Риги, гражданин Нидерландов, который был женат на 38-летнем жителе Амстердама (в Голландии разрешены однополые браки). Было немедленно проведено собрание всех родителей, дети которых могли подвергнуться насилию (по предварительным данным, таких детей оказалось от тридцати до пятидесяти), и им был предоставлен адвокат, который предупредил своих клиентов о необходимости воздержаться от любых интервью до бесед с полицейскими. Я просмотрела несколько форумов, на которых обсуждались эти новости, и выслушала мнения различных голландцев. Интересно, что практически все считают, что педофилы заслуживают намного более сурового наказания, чем тюремный срок или психиатрическая клиника для преступников, – многие хотели бы смертной казни наиболее жестоким способом. В то же время я не услышала и не прочитала ни одного высказывания, где речь бы шла о заговоре. Все рассматривают это как частный случай.

Острые дискуссии о способах разоблачения педофилов ведутся в Германии. По понедельникам на канале RTL 2 выходит передача «Tatort Internet» («Место преступления– интернет»), которая построена таким образом, что редакторы выходят в социальные сети и форумы, выдавая себя за тринадцатилетних мальчиков и девочек, и служат как бы приманкой для педофилов, ищущих такие контакты. Начинается диалог в сети, сначала сдержанный, потом откровенный, который обычно заканчивается предложением педофила встретиться. Сотрудники редакции соглашаются. На встречу приходят совершеннолетние юноши и девушки, которые выглядят младше своих лет. Встречу снимают скрытой камерой. В определенный момент из соседнего зала кафе или из другой комнаты появляется журналистка Беате Крафт-Шёнинг (Beate Krafft-Schöning), которая и является автором идеи этой программы. Она начинает разговор с педофилом, который сводится к вопросам типа «как же вы дошли до жизни такой?» Немцы считают, что эта передача появилась потому, что в борьбе с педофилами немецкие правоохранительные и судебные органы слишком часто малоэффективны и даже бессильны. Полиция и прокуратура, по их мнению, очень сильно связаны в своих действиях действующим законодательством. Создается парадоксальная и тревожная ситуация: даже если извращенец уговаривает подростка раздеться перед веб-камерой или взрослый собеседник в чате шантажирует ребенка «компрометирующими» снимками, полученными в ходе интернет-общения, такого человека совсем не просто привлечь в Германии к уголовной ответственности. «Что еще должно случиться с нашими детьми, чтобы политики наконец прореагировали и ужесточили законодательство?» – вопрошает с экрана телеведущий3. Можно вести длительные дискуссии о моральных аспектах и истинных целях подобных передач, но здесь речь идет о людях, которые еще не совершили преступление, хотя были к нему близки, что и запечатлела видеокамера. В Англии же в тюрьму могут попасть люди, против которых нет никаких доказательств. В Германии ищут конкретных педофилов или склонных к педофилии мужчин, а в Англии внимание общественности направлено на целые профессиональные группы.

Грустная история произошла в Голландии с моей знакомой, французской писательницей, дочь которой много лет наблюдалась у психиатра в связи с шизофренией. Диагноз не подвергался сомнению. Эта больная женщина решила, что ее мать сексуально домогается внучки, и решила через суд запретить ей общаться с девочкой. Бабушка более двадцати лет преподавала в университете, занималась благотворительностью, воспитывала внучку, когда ее мать находилась на лечении, на ее стороне были отец девочки и все остальные родственники. Несчастная пожилая женщина согласилась на многочисленные проверки организацией, защищающей детей от насилия. Несмотря на то что проверки не выявили ничего предосудительного и ее дочь не смогла связно объяснить, в чем именно она обвиняет свою мать, суд принял решение, что бабушка может видеть внучку только два раза в год под наблюдением соцработника. После суда ее дочь со вторым мужем и девочкой уехала в Финляндию. Чтобы увидеться с внучкой, писательница должна была ехать туда, сама искать соцработника, который согласился бы присутствовать при встрече, оплачивать его услуги и потом многократно повторять всю процедуру, если ее дочь отменяла свидание. Никому в официальных инстанциях не пришло в голову, что бабушка – второй после родного отца человек, необходимый ребенку, чтобы быть в контакте с нормальным миром, что мать живет в своих фантазиях и в любой момент может оказаться в клинике. Получилось, что психически больной человек может определять судьбу своего ребенка и без ограничений причинять боль близким. Дело в том, что люди, которым были официально поставлены психиатрические диагнозы, если они не лишены дееспособности, имеют право, даже в период обострения, как и все остальные, подавать в суд и обращаться во все инстанции. Их жалобы будут рассмотрены абсолютно серьезно.

На основании всего вышеизложенного мне кажется разумным следовать следующим рекомендациям (в Англии, да и во всей Европе, так как английские тенденции могут распространиться и на континент): Если вы работаете с детьми,

• нельзя ни при каких обстоятельствах обнимать и целовать их. Воспитатели детского сада должны сопровождать ребенка в туалет вдвоем. Если воспитателей не хватает, родители могут подписать письменное согласие, что ребенку может помочь в туалете и один воспитатель. В Англии отец пятилетней девочки, которой он вытер попу, был обвинен в действиях сексуального характера по отношению к своему ребенку, что же говорить о прикосновениях к чужим детям;

♦ нельзя публиковать в интернете и в периодических изданиях (даже очень скромного тиража типа вестника района) фотографии детей без письменного разрешения их родителей. Фотографирование и публикации фотографий голых детей исключены в любом случае, причем это относится и к собственным детям;

♦ никогда никуда не водите и не отвозите детей без письменного разрешения их родителей, кроме случаев, предусмотренных инструкциями;

♦ старайтесь без крайней необходимости не оставаться наедине с чужим ребенком;

♦ воспитатели должны всегда быть готовы предоставить разумное объяснение всех синяков, ссадин и т. д. их подопечных. Лучше не заниматься лечением самостоятельно, а привлечь специалиста;

♦ на работе старайтесь давать о себе как можно больше доступной, ясной и правдивой информации. Один из осужденных воспитателей «Брин Эстина» вызывал подозрения уже тем, что был одиноким мужчиной и вел замкнутый образ жизни. При этом он был англичанином, а что тогда говорить об иностранцах, которые всегда вызывают меньше доверия, чем местные жители.

Столкнуться с юридической системой, не совершив никакого преступления, могут не только воспитатели, но и родители. Могут возникнуть и совершенно другие проблемы, не связанные с детьми. Возможно, что избежать их помогут следующие рекомендации, которые следует рассматривать как меры предосторожности от излишней бдительности окружающих.

♦ Всем, кто вас регулярно видит (соседям, сослуживцам, воспитателям или учителям детей), должно быть все про вас известно: чем вы занимаетесь, на какие деньги живете, почему находитесь в их стране и т. д. Это не означает, что каждому встречному нужно предъявлять выписку о состоянии банковского счета, так как европейцы относятся к личному пространству и финансовым вопросам со щепетильностью, но если вы не хотите, чтобы они нафантазировали себе, что вы – глава местной русской мафиозной группировки, лучше кратко обрисовать свой род занятий. Люди додумывают все, что им неизвестно.

♦ Помните, что европейских налогоплательщиков, которые привлекают к себе внимание роскошными машинами, яхтами, вертолетами и т. п., могут проверить на соответствие их образа жизни задекларированным доходам. Налоговые полиции европейских стран регулярно проводят различные акции: фиксируют номера автомобилей, припаркованных перед дорогими бутиками, или яхт в дорогих гаванях, а затем проверяют налоговые декларации их владельцев. Если покупатели товаров класса люкс на бумаге оказываются бедняками, безработными или бизнесменами, работающими себе в убыток, становится ясно, что они скрывают свои доходы. В результате такой проверки на итальянском курорте Кортина-д’Ампеццо накануне нового 2012 года выяснилось, что «каждый третий хозяин Ferrari, Lamborghini или Porsche… живет за чертой бедности»4. Разумеется, итальянская налоговая инспекция проведет расследование реальных источников их доходов.

♦ Не стоит забывать о том, что ваши действия могут фиксироваться, например, соседями.

♦ Учтите, что многие иностранцы, не владеющие русским языком, думают, что мы ругаемся, когда спокойно говорим по-русски. Если мы внимательно слушаем собеседника с серьезным выражением лица, им может казаться, что мы проявляем недовольство. Если за вами наблюдают, особенно когда вы разговариваете с детьми, старайтесь смягчать интонации и чаще улыбаться.

♦ Не стоит пытаться шутить ни с какими представителями властей. Сестру моего знакомого, которая летела к нему в Англию, на паспортном контроле продержали сорок пять минут из-за того, что им изначально показалось, что она слишком свободно и вызывающе себя ведет, и даже в грубой форме приказали заставить замолчать ребенка, который мурлыкал себе под нос какую-то песенку. Причем строгость проявляется не только по отношению к русским: одного американского юриста в Англию вообще не пустили, так как он позволил себе пошутить на пограничном контроле.

♦ Если вы чувствуете, что вас кто-то провоцирует или шантажирует, ни в коем случае не ведите никакие разговоры, тем более не пытайтесь разобраться с обидчиком по-мужски, а сразу обращайтесь в полицию.

♦ Особую осторожность нужно проявлять водителям автотранспорта. Например, в Испании водители, нанесшие физическую травму пешеходам или другим водителям в результате аварии, подлежат тюремному заключению сроком от одного года до четырех лет. Тюрьмой может закончиться поездка за рулем в нетрезвом состоянии или с превышением скорости. Если вы все же попали в поле зрения юридической системы или социальных служб, сразу берите хорошего адвоката. К любой юридической мясорубке и ко всем ее последствиям надо с самого начала отнестись как можно более серьезно.