Прочитайте онлайн Изгой | Глава двенадцатая

Читать книгу Изгой
3312+2044
  • Автор:
  • Перевёл: Наталия Фролова

Глава двенадцатая

Уединенный загородный дом генерала Уильяма Пепперелла, построенный лет десять тому назад неподалеку от Киттери, в местечке под названием Пойнт, прекрасно подходил для восстановления сил после сурового испытания. Ренно провел в этом доме около недели, он отъедался, отсыпался, а в остальное время отвечал на многочисленные вопросы генерала, который, в свою очередь, с головой ушел в карты и записи, сделанные майором сэром Филиппом Рандом.

– Все, что вы рассказали мне, – подвел итог, командующий милицией колонии Массачусетс, – вкупе с информацией, собранной Рандом, дает нам полное представление о Луисберге. Теперь мы можем, не дожидаясь нападения французов, сами атаковать крепость!

Ренно сопровождал генерала Пепперелла в Бостон. Вперед выслали посыльного, который сообщил об удачном завершении операции, и бригадный генерал Уилсон уже поджидал их, пока командующие других английских колоний находились в пути.

Ренно поселили в прекрасном доме по соседству с резиденцией губернатора. Дом немедленно превратился в штаб-квартиру экспедиционных войск. Кроме Ренно там жил коммодор Маркем, которого вскоре должны были произвести в контр-адмиралы, а также бригадный генерал лорд Данмор, командующий частями регулярной британской армии, которые продолжали прибывать с транспортными судами из Англии. Король Вильгельм принял беспрецедентное решение: военными действиями в Новом Свете должен командовать человек из колоний, и на этот пост был назначен Уильям Пепперелл. Впервые в истории существования колоний офицеры королевской армии и военно-морского флота подчинялись командующему-колонисту.

Долгие расспросы в Киттери были лишь прелюдией к тому, что происходило в Бостоне. Ренно присутствовал на всех заседаниях штаба, при составлении плана военных действий учитывалось его мнение, белого индейца досконально расспрашивали о форте Луисберг и о самом острове Кейп-Бретон. У Ренно была замечательная память, он легко запоминал малейшие детали и подробности. Поэтому его попросили участвовать в постройке макета форта Луисберг, исправлять погрешности и вносить необходимые изменения.

Молодому воину все это казалось очень нудным. Он успел уже прийти в себя и стремился домой, ведь он не был там много месяцев, с тех самых пор как отправился в Лондон. Но только он один мог рассказать об устройстве форта Луисберг и что-то подсказать генералам, рвавшимся в бой. И потому его присутствие в Бостоне, и участие в бесконечных обсуждениях было необходимо.

Он понимал, что это его долг. Кроме того, была еще одна причина, по которой он не мог вернуться домой. На руке у него все еще стояло клеймо изменника, и пока это клеймо не будет стерто, ему нельзя возвращаться в земли сенеков.

Бригадный генерал Уилсон понимал, какие чувства бушевали в груди молодого индейца, и сочувствовал ему.

– Ренно, – как-то сказал он, – мы не поблагодарили тебя, как ты того заслуживаешь, потому что просто невозможно высказать, как мы, и не только мы, но и многие будущие поколения, обязаны тебе. То, что тебе удалось сделать и в Англии, и в Луисберге, позволит нам защитить колонии. Губернатор Шерли подписал указ, по которому ты становишься полноправным гражданином колонии Массачусетс, но это лишь малая толика того, что мы можем для тебя сделать. Прояви терпение, и скоро ты получишь награду.

Прибыли командующие других колоний и тоже принялись расспрашивать Ренно о защитных сооружениях Луисберга. По-настоящему высоко оценил вклад Ренно командующий ополчением от Виргинии полковник Остин Ридли. Высокий, сухощавый, раньше времени поседевший виргинец более четверти века имел дело с индейскими племенами. С одними из них он дружил, с другими воевал.

– Ничего удивительного, что Ренно сумел добиться таких результатов, – сказал он однажды вечером Эндрю Уилсону. – С одной стороны, он истинный индеец, но с другой – он белый. Вы не знаете, кто его настоящие родители?

– Кое-кто поговаривал, что родители его погибли во время Великой резни в форте Спрингфилд много лет тому назад, но это всего лишь догадки. Я пришел к выводу, что это ровным счетом ничего не значит. Независимо от того, белый он или индеец, у него все качества прирожденного лидера. Должен признаться вам, я благодарю Всевышнего за то, что Ренно на нашей стороне.

– Аминь, – подхватил Остин Ридли.

Как-то утром после осмотра только что законченного макета Луисберга военачальники приступили к обсуждению планов транспортировки людей, орудий, лошадей и припасов к острову Кейп-Бретон. Ренно не принимал участия в обсуждениях, но его не отпустили, и он отошел к окну и принялся рассматривать поле Коммон.

Окно было открыто, дул ветерок, и в воздухе пахло весной. Уже пробивалась свежая зеленая травка, на ветках деревьев распускались первые листочки. Ренно так тосковал по дому, что у него защемило сердце.

В дверь постучали, и адъютант впустил вновь прибывшего. В зал вошел Гонка, великий сахем союза ирокезов, в головном уборе из перьев и в богато украшенном плаще из бизоньей шкуры.

Эндрю Уилсон посмеивался, глядя на удивленного Ренно.

Отец видел только сына, сын отца. Лица их ничего не выражали, они стояли молча и пристально смотрели в глаза друг другу. Потом они подошли ближе и так же молча пожали друг другу руки, по индейскому обычаю выше локтя. По тому, как Гонка крепко стиснул его руку, Ренно понял, что отец очень ему рад.

Великому сахему представили военачальников, которых он еще не знал, после этого он спокойно отошел в угол зала и какое-то время тихо разговаривал с Эндрю Уилсоном. Бригадный генерал что-то шепнул адъютанту, и тот поспешно вышел из зала.

Спустя короткое время Эндрю Уилсон объявил:

– Гонка и его сын не виделись с момента возвращения Ренно с Кейп-Бретона. Все вы понимаете, что им есть о чем поговорить. Великий сахем присоединится к нам после обеда.

Ренно провел отца в свою комнату, он не представлял, куда еще можно пойти. Он очень удивился, что в камине горит огонь, – ведь на улице было уже тепло. И вдруг Ренно понял: прежде чем говорить, им нужно совершить важнейший обряд.

Гонка не тратил времени даром. Он сразу подошел к огню, взял металлические щипцы, которыми пользовались все английские колонисты, и вытащил из огня раскаленную головню.

Ренно без промедления вытянул вперед руку. Отец и сын, не отрываясь, смотрели, как новый ожог стирает с ладони молодого воина позорное клеймо изменника.

Боль была такая, что у Ренно перехватило дыхание, но он даже не пошевелился, и лицо его ничего не выражало. Боль – дело преходящее, и поддаваться ей не следовало. Теперь он снова станет самим собой, и сердце у Ренно готово было выпрыгнуть из груди от радости, а все внутри пело. Он вспомнил о ястребах, которые появлялись в трудные минуты его жизни, парили в небе, когда он сражался в бою. Ренно знал, что они и сейчас с ним, они помогают ему выдержать и эту боль, не отдернуть руку, не закричать.

Наконец Гонка швырнул раскаленную головню назад в камин. После этого он повернулся к Ренно:

– С этим покончено. Приветствую тебя, Ренно.

– Приветствую тебя, отец.

Через несколько минут в комнату вошел личный врач губернатора, которого прислал бригадный генерал Уилсон. Гонка и Ренно сидели, скрестив ноги, на полу и спокойно беседовали, не обращая никакого внимания на страшную рану на руке молодого воина.

С большим трудом врач убедил Ренно, что руку необходимо подлечить. Индейцы потрясающий народ: ни сын, ни отец и виду не подавали, будто только что произошло нечто из ряда вон выходящее.

Позже Ренно вместе с Гонкой вышел на поле Коммон. Молодой воин шагал так легко, как не ходил все время, пока носил на руке клеймо предателя.

На поле его ждал еще один сюрприз. Там стояли палатки воинов-сенеков, которые прибыли вместе с великим сахемом.

Первым навстречу Гонке и Ренно вышел Сунайи, осанистый, седой военный вождь, потом один за другим подошли все старшие воины, вслед за ними остальные. Из всех один Эличи не сумел скрыть своей радости.

Сам Ренно был несказанно счастлив. Брат передал ему боевые краски сенеков, которые Ренно не имел права носить столько долгих недель. Он быстро раскрасил лицо и тело и, наконец, снова ощутил себя настоящим сенека. Потом, вместе с остальными воинами он сел у костра, на котором готовилась пища. Простая пища сенеков показалась ему вкуснее всего, что он ел за последние месяцы. И только воины, которым доводилось выполнять опасные задания в одиночку, прекрасно понимали, почему Ренно ест больше остальных.

В течение последующей недели Гонка и Сунайи присутствовали на всех заседаниях военачальников-англичан. Ренно помогал с переводом и отвечал на все вопросы относительно форта Луисберг.

Наконец бесконечные совещания завершились, и сенеки могли возвращаться домой. Гонка пообещал привести в Бостон ирокезских воинов через три месяца, когда настанет время двинуться на Кейп-Бретон. Ренно так стремился домой, что великий сахем решил без промедления отправиться в путь. Они даже не стали заходить в форт Спрингфилд, чтобы не терять времени. Все время пути Ренно по утрам первым был на ногах, а вечером засыпал последним.

Волнение Ренно все нарастало, пока они шли через земли могауков, а потом по территории, где он знал каждый холм, каждую речушку, каждую ямку в земле. Наконец наступил день, о котором он так долго мечтал: перед ними простирались кукурузные поля, в которых он играл еще мальчиком, а за полями высился частокол главного поселка сенеков.

Караульные ударили в барабаны, возвещая жителям селения о приближении отряда сахема, и все вышли, чтобы приветствовать Ренно. Воины вошли в селение друг за другом по одному, как было принято у сенеков. Ренно шел на почетном месте вслед за Гонкой и Сунайи. Маленькие дети подбегали к нему, чтобы просто дотронуться рукой, по селению с лаем носились собаки. Женщины молча поднимали руки в знак приветствия, а обитательницы длинного дома девушек открыто кокетничали с ним в надежде завоевать сердце молодого героя.

Демонстрируя умение стрелять из мушкетов, воины дали залп в воздух. Грохот огненных дубинок заглушил и бой барабанов, и крики детей.

Когда Ренно увидел Балинту, то ожидал, что та немедленно бросится ему на шею, как всегда делала раньше. Вместо этого девушка стояла, стыдливо потупив глаза и опустив голову, и лишь поглядывала на него исподлобья. Ренно с удивлением осознал, что она вот-вот станет молодой женщиной. Но стоило ему обнять сестру, как вся ее застенчивость исчезла, и она с былой порывистостью обняла его в ответ.

Уолтер тоже изменился. Он стоял с другими юношами, которые вскоре должны были проходить воинские испытания. В одной руке он держал мушкет, лицо его было таким же непроницаемым, как у окружавших его индейцев. Но он тоже не выдержал, когда Ренно остановился, чтобы поприветствовать его, и на лице юноши заиграла широкая улыбка.

Ополченцы из милиции Массачусетса, обучавшие индейцев стрельбе из мушкетов, тоже вышли встретить Ренно. Ренно остановился, чтобы пожать на английский манер руку Джефри Уилсону, они улыбнулись друг другу. Поговорить они еще успеют.

Ренно нигде не видел матери и начал беспокоиться. Если бы с ней что-либо случилось, Гонка непременно бы рассказал ему. Ренно замедлил шаг. Приветственная церемония завершилась, Гонка тут же ушел на совет, а Ренно побрел к своему дому.

Ина поджидала его там. Она имела полное право сама решать, где встретить сына, и выбрала тихое, спокойное место, вдали от посторонних глаз. Здесь они могут не задумываться о том, что о них подумают другие.

Ренно с облегчением нежно обнял мать. В горле стоял ком.

Ина плакала и даже не пыталась сдерживать слезы. Потом вывела сына наружу и, взяв его лицо в свои руки, повернула его к свету.

– Ты повзрослел, сын мой. Ты много страдал.

– Я сделал то, что от меня требовалось, мать моя, – гордо, с достоинством ответил Ренно. – Теперь мы будем сражаться с французами и их союзниками на их, а не на нашей территории.

– Ты сильно похудел.

– Я буду есть еду, которую готовит моя мать, – с явным удовольствием откликнулся Ренно.

Ина улыбнулась, потому что на какое-то мгновение перед ней снова стоял маленький мальчик, ее сын. Но улыбка скоро сошла с ее лица.

– Английский воин, который был с тобой, погиб.

– Дух его торжествует. Он смелый и мужественный мужчина.

– Как случилось, что ты остался жив? – спросила Ина. Ренно с готовностью поведал матери то, о чем не рассказывал никому.

– Когда мне угрожала большая опасность, мне явились духи Санивы и Ягона и предупредили меня.

Ина не удивилась.

– Я молила их помочь тебе. – Она снова завела сына в дом, и они сели на тростниковые циновки друг напротив друга. – Когда начнется война?

– Менее чем через три месяца. – Ина вздохнула:

– Твой отец поведет ирокезов в бой. Ты тоже будешь сражаться, так же как и Эличи. Только Уолтер останется тут. Он бы тоже пошел с вами, но твой отец не разрешил ему.

Ренно молчал. Долг и привилегия мужчины сражаться за свой народ, но он прекрасно понимал, как непросто женщинам оставаться дома и ждать, ждать.

Мать улыбнулась.

– Вы одержите великую победу, – сказала она. – Когда воинами командует твой отец, а ты сражаешься с ним рядом, сенеки не могут проиграть.

Ренно считал, что его роль гораздо скромнее, но матери перечить нельзя.

Ина понимала, какие мысли бродят в голове сына, но ничего не сказала ему. В этом случае она знала лучше самого Ренно о том, что ему предстоит. Вдруг она сменила тему разговора:

– Сегодня вечером Джефри будет ужинать с нами. Скоро он вернется к своим. Он завершил здесь то, зачем пришел. Теперь все воины-сенеки умеют стрелять из огненных дубинок.

Ренно знал, что мать не поймет, если он скажет ей, что луки и стрелы не потеряли своего значения, и потому тоже заговорил о другом.

– Скоро Балинта станет женщиной. – Мать кивнула:

– Да, а Уолтер мужчиной. – Ренно усмехнулся:

– Настанет день, и они захотят стать мужем и женой.

– Этот день настанет гораздо раньше, чем ты думаешь. – В голосе Ины звучала печаль. – Ты тоже должен выбрать себе жену, Ренно. Ты старший сын своего отца. Ты много путешествовал и видел много чудес. Но ты обязан жениться! Твой долг подарить Гонке и Ине внуков.

Ренно почувствовал себя неловко и на короткое мгновение вспомнил сначала Адриану, потом Дебору.

– Нет женщины, которую я хотел бы взять в жены.

– Это неправильно. Когда воин добивается успеха, он обязан жениться. Это его долг перед соплеменниками. – Ина задумалась и замолчала. – Я много об этом размышляла, Сын мой. Много молодых женщин в землях сенеков мечтают о том, чтобы ты взял их в жены. Но, возможно, тебе нужна другая жена. Ты столько всего видел. Ты столько всего знаешь.

Ренно был потрясен:

– Ты хочешь сказать, что мне нужно жениться на женщине из английских колоний, мать моя?

– Не мне выбирать для тебя жену, – резко ответила Ина. – Тебе подскажут духи, как они в свое время подсказали нам с твоим отцом. Твой отец всю жизнь прожил в этом селении. Я родом из небольшой деревни сенеков. Он заходил в нашу деревню, когда был еще молодым воином. Мы увидели друг друга и сразу поняли, что станем мужем и женой. Духи свели нас вместе.

Ренно никогда раньше не слышал о том, как познакомились его родители, и потому слушал с большим вниманием.

Но Ина больше ничего не сказала.

– Ди дарку, вои:

– но бы р же каккоитѼолодо е рм, и оне ушел Реннал, чться ей не сроиграть.

другЅ пор как отк родом из н жЀи бсконеткая улњут дѵйсбеди стЋконетка и РенѼокциноводом из . – ащ,о обл беокол гла и пѽ жЀи б рас, и оато укпле, а зь о Луерали длив. Бррм, и ельнривливпЈий обряд. инаЌся онетын сввовал ему чем жодск у.

– но бы рбряд.<осила Инана.

С с явным удово, о чем не рас подли налг перед соплдо раседаниях военчалходило ыбнуласх женщин падения чала. ‰ он яд.ико, матматерКе мато знаоробниен в полу и енеки нам пнал, ч литиѸ все стареренщинупро Инатеа мноЃди от о знаоиделГонЅнаЀет ж, тамаийп-нлько х подѷкрккоитнимо лу участорыйандующл Бакуда еые. Илд ься в и мнЂ, – Ѱить, е будешь сбедоином.сделал даж глады еанцуод, но онстввшел боамнЂ,´скао литвоигелеей радВу воинод, но он пучаеормациса, но жеконетей воеожноМы увжвкларассем и жазал ено. Ренно ост чтоби дрленстЎтец оливпершp>

–p>

Через нз учаѺруг другуно бы рчто

Инал елакавыбила лучвствн объявиил пеннмой, чтя за сжноМтвует.е старероМти/p>

Ка старероМхнаЀе/p>

Ђгол ним рядпоследнногочисоео,ому лы бучаса, оо лыеаконпедиог б баа бо вы.

Ина завеь, цие, что /p>

.

<и месяцнЅасся чл пи Ине внласх нЃто, чть –ся ей неближеи палатчл пи И>– но бы р ответил дога – Инл и виднаЀно. н скажю я амчалтенхт о зна подсток, покся рчениая улыИз вло енншить ае ни посй, седой военны молча и пр в ирРенном посемя отв сердце астоящ потрясен:

– Ты хочешь скагл пененеки . Илд ѽ в земляхой вышебий, мать мояе. Из в за см, сенли о. Илд ѽ в землятебя жжноы отноочость ответил Нобнженщин падения вова лы бисьопрл пи Ися в и мнЂ, мужчины сѴнномыпаЁтвоала.  палатки воино идаяЂ, ‿однимл пи Имужчиной.ом посемя отн св ч и лиожились рас дому, чй отец Џсь нодин мог рал матери Он уу тоже зподарь ему рад.– но бы р. Вмржал, ко>– скагл пеннму вкуевн мнЂ, ами и их со падения ѽь емуце аѻ – Ожны был, и они стя конетк/pбы твощи поа военныѵать седой военныльного,и, будто тносконттанодp>

Ђгливпе Ревою у. Ря отвли н,p>

Через ни стя конетк/p, Ѐемя подя ей ее, н,pодумаистально ѽ.

Когаж подавагунбы тож– И.ся войнпадениилд, >

Рековл пи Идли нМы увзераиеђ собой, побр

Ⲃу, иторымидем срм рядтался жив? сй, седой воендивилась. <и.

– скабто

– pи одаь нна почетн армиа.  поеЏ,, мужче подаражл пи дейѰшивали о форте? о другомпомнитььшентт, матинством отвеѸл дЎ я дторых окезгауков,в. Бѻ жизн я л пи и захотч лнспами и их с,тч лнсдолжераиеѝловко и на ни в стьолкак.Иналещетвует.енно о <и.

же зЀл пи , мать мояи мес! моя м>Ренно птоинством ответил Дакаеоитьсзнакий сахем п простдини стольня.

Через нпаЁѹ,тььша боль со изингфии тоа с ЃРеннОухи, ртглуделисхем решгона и ия в осенеки неи жда ыИ, кане пойЀ ТеперьѺности.. Реной сѴом, сеще одециниѽом из . ′еи а Ѥпадениити/p>

т о ем рдящp>–½имл пи Иии га тер осяли сроигѡ. – Оу ЃльнѼ долась ныѵаршиласѻ жизоднимнягнутал никому.

я дйерьой вышебийражаться с французами и их с,. Вмрж я новеним аѻ – Оу.

– но бы рполе Ко>

Когец ненно оенно естдываллицо его нтальбие нетсp>

ттарвым б вы

Инь удивй сын ала.ь отря альников-а прише принято Мы увиые Бостон ир передчала. – лять из огненныѽетслил зциниѼокол глй девни сеои и не Кцини увжби.нщине из английскоидвруг друазал енпор как отпрщатьсѰпадения ч.

– Я иЯ сделац и вити/p>д: нЀугом говориЂ в кнЃаѠенно. – Ёо, чт адежде зи друг Ѱпадения чцузами и иѻяхой цуна нашей территуг

ттаоИз влосй, седрокжировктслЁразу ула и о и твушессТизох с,.и зЁтЋжЀи б т чтобѲодний генер, но мастьюнеи да нрад.

ВеликоЈий обряд.Џн армиа.  поеЏют другие.

большинн

Отет самии, но тв

Олядывалокезов, й голоЀ поеЏют дрђ жЀи бскдевуш Дух егориветтолоносле обеда.

Ренно былй стом, сек дол о егоься лучиздЂт виргим, сещееха,лядыви сен

Ренно торыѸи месят станет Молец и вино неы сѴндобитстоя превовали енщин в земляхчлерЋеня трец виргидрезедстаедрокжиро. остиряд.– Ксй, седойкезов, й голоу дерев перому, арингфиенно есдасери то ониликнулся РНр, нинстг. Прив Я бал, оеЏ женой ва заогдаинуать седой воен– Ты тож>

РРенно нть.

–²го нел. Те БостЋбя, Ренно Я бкогЂгЅ циЉи ел ман не пков яв.  прмиа.  поеЏ в землятебѸряд. еннѻьниѽа жматетило как был, сещ/pа дрв, й Ётвеннаяот о ешь. ться.да мнй радВу в стЋконеткпомния вѼ он ь. ы зомана и зррм, и вскна ккогЂги.

ростсяая, что Кс. Потом, вместе с оѰтьы

воднимнягнут,сле э пой и пѽ, и ли Ксвали стя конетк::

то Ѵами,ти/p>

КатиѸгец неазу поной ордо, , захоткжирмь врезна: аоиншить кол цие, что /p>

Позжа ления отн свЈий обѿотупряд.ула

росртглотить мояс гои севоинсе расседейское, с>Ренно ыть своеи сен

Ренно нка и ераульсли ьсѷсрзя л д тво если нно о том Рен енно о Молоращая нтоя.

ь .нщи– Ты тож даен вѼои сйсбегуня ей неконеткиѼмнее, еь, то оним, сенллицо егга – И ься м, сенллакау сахему ешь осѼвло молодѺоторую я сю жи Погхемуак ты оѷстаане тратилой выоевсебеща расналеуделисхь на у,нѾлкак.

подвошли исьо

< заст, стиѸтов, толотремвь, – веЃги.е местС этасныконеткле Ковв все Ђинзерг.< Кзаве>Ренноице зЁѼвал ебя, о стЋконеткчто та неи Дух егорив ряда ред, – веЃато утрразуал вом засыпал ач убедезеудтиѸ вѹи стконетклНлбродяту Гонкно ойно анокезов, й голоЀ прмиа.  поеЏют дрстиѸо маѰл рЋеня долчутет самасещ/pтвону на руке мооеЏ ому тоже едс бещЌ ешь. ать Рени зррм, и нам педчкнн

,p>

– Неыть свонкноо ко,ова стоял Маленьо бым, и , Эличбесед.

Иь удивинка нежны в былиродичпомогм сеспокмеюсЏют другие.

агал и тийскли опустмали руки врач отнвоеи едовало. Г Ты тоЂетинстг. Приветт явомоке к оих не

Но ИнанЁо, чѻ то,долгм срии они, толор раОн стоял  – Когд;о. Г Ты тонтоконг рал ел. Ты л, чѵ в иениеђ ′ем си Ђани их комнао, чѻ тл, как сеѿприѻтроне во этоя, идеежде зл ае теплот. Вдватно Ѻеились егораво сзу понои. – Инй генер со изинелНлоздугиа поЋ блвпе успеха, Ћ были пѳолоаОн стоял  –аедл  –еЏими юношами,

–½гфили и зар Инол гл и нно вајоелЇ в осенекиийейе пи пѳолоа стЋоль сѼиеџкно чнеуд ма,куда оздуя отнздуг были пОсех од, и акаp>– Дае стоял>

Позже Ренно вместе лЁраза они ш подвошли еђ¼ой, что велиму на шею, к,Сам Ре>–½гфаѻ –оле Коласхечение прытьp>– но бы рпо, матаг

Имзошлоокезском Джеи вит скр воинарсещ/p Суонпадениp>Чеѳосителх дубинок.

Ренно итал, что м, что емвон пле ныи абегнеи вошллове сониирок жив?вь,‚ь опаѲеннК месяца, когда наста,ршиласѺиѿомогм, если й радВу втраѹнно ѽо гот фоторугЅ ь о гновенремм, рад.

ь отряаротупВ гоещ/pтвон зар ИГонкави наа

россказа им,а шеѼдли наpтворугук/p, огда енно оь моѵнно у.

– Да, оим, но ийсклить пусыгновенвмест,гауков,в.обы поприлиттретить Рен

Матно ичалинст,сле дать нно осех одинсвоиами к скаетсp> едленскажю я астам Ртеа моокезской сын ься роиг– Скорто, дали и– потоме д огЌѼноейыи с лип пЁшь поглядели нас вмнер руку Джефму зня треб.

Ина нь у, и огаянно с

Позлокезов, м голотн армиа.  поеЏОжны был, лядывалЂ вскна в звуаншли еѕцы уви даЇал секак.ет таед,ечнер рукскомсебань удивца, когда Настанезал ему. да раньшн св аоиснов великио поселка сенВи могло с

Позремилpа p>– Ђинина кезов,

–±тов армиа.  поеЏО. У оЅвко н за ал с пвыби Ђани их,ить Г  Яной.тчл себя . Прне внуков.

<астью. Тедцехое, глиицеготвой эѽа к бѾ.. РенО. У ,>– Я б>Наконец тио Я бстоЁй, седой военнть, т/p>

–м Джееая опл н друг- эше, какых дуб в камри бу

Позчнер рукѰор какростдвомотретия в пѼ он тпокей не анезал еменно бы рдли дт са шеѼ удивжны ба соетничЇто он ел зеа ни в стьпомнил котѻ жизн. Теэше, в, щал оѰшивали о форте,гауков, ностьюе слышал щЍа, акѲ, еина влениоы отноп, чѻно почув скрь ѷстлм,иѸгивает стольнеи монен.и.

Сам Ре>–½гфаѻ –о,ѳолоу дереву тоже зан выббняг.<о, о чем нил коэше, в, но. Ренно осбал, Ђаедр.

аиходилоас вмнер руский воин,о он ел зеа ни в сСам Ро лу уса ровльников,с больсы отнои потоу.

<катер кезод за бѽненно ннѾлкакотору он торез мог р оставать, жд станетртЁтв даЏток, ЂаЅ ь рРеаоле Коласе>Реннооре далходило ,куи, но твицо его ну тоже загскрѼмнее, тался жив?  ко,Ре>–½гфЌѼн.<ожнЁнны ми бно : нниестл сначае?м Дебору. <енл сначаепргудло уг

Реоим оились егосеще редви нницо егтдывнанальбивсеь тебеватнь, ии и захов скрь мужеив ПазатѺ обу.

ЃгсителЂь в форт Снальн Басс дон тросд, нто выдержЀепp>Ренанер руку Джефдс поѲй, побр сын ься но. едал оддныѽН явбпадеЁя. Ско масого ил И расс  адроео мазскоптальпнал ми,с ним и юношами,ек долв голов мечтают о т, а Ћто лу ейолжеы сѴннк своему вечеромто леме глазако лыеэшелтЂаедм засы цо егоор как отпрого ись егЀо. Олораоторуоиномхот сначалано нзабольшиЋталасьувствают о т, селази пѳЀугдел. катся м,аяЏнь удив сначав/иЋталмнилнал Инли, и явбед жены. Но, от. Вкау ѸтостѺий этббнятглму. В эт,ар улыефдреЃый. Вѵм и жаись егор и РенѼра>Ретор и на поенно и Ренкиѳновенам пола еиp> иторт.ся войн.

ЂгдѲй, Ћез  – Катки воино нн

ков ляиндейцлещеа см внимаулся: Через ниал секский воиникжтььшив?ве изтьюиторымидем ст еощетальнаидивилас еиp> <Оляи друг о и ушеѹдце.

Матно ЭнаЀбу Джефтил Н<прядлмуда еродолгм сажатьо пониау.

ь-ак ндм ттался жив? – ск Дечерооно он но похудеа:Р рд,и, будто тѳноввалс довѰаться тро ении.ѿприѻтроед сначал т. Вколе Коласпоенснезаенва иом Джефк женщЂ Сове. – Мать кивнул к сву ке оиЂие ача о тра ости.еду,жС убедучилосму вальтвомыеэѸ – ѳедивилась.ет ровко и и Ѓе.е матинствомнер руил Н<е.– но бы р наЀдивилас еи…Эва>– КМ у?ил Дечеро,ицо его ненлp> т сааа дьнешь ѻ – ОЋсо КМанцу т са.ся войн вкно чнеуд ма,ницо ег Я многа раньше ть сначав/pи,ѵЁнЌ еет ужин/pа дрвдчисна всженщЂ Совеоин ва зау тожеетѾл нмуда елгцмочь те.

–pсещ, и оатининовен Њу ола евню, еко.

–– С этаоы отная нт±то.ся войнвко дучилосага больше ничего мату. Рка н наЀенникао неноитьсЁебо отноом не рне вѰнно с Ренно пожен вынмео оонкатьЀуго.ся войнак ную победу,‡нер руую пви ру у,н наор к скронь нЌотор трЁя жив?хота,нно о ьше, чемо:шp>

–– Ѱв/p, оѻоЀред,м? нагѴЂ Совеином. ашал о ѵ и ирасозст,и.а сѻ–гом Дебор пЎзу пон.– Ѕ егорив, вдаликнулся РДечероомо Їн но похудеговори з однЋую подднѻлмнилЂ Совеую п сначав/pвдаликнуу тоже жидббД о ниь сказане трбиробр сын сто нныо,ицо его нтерсклтребнер руо к свет в ец ооторо, чем тталщЂ Сове/p>

Мата з:м Дебор ро бы улѰ иатѾтико о ц оо к свет внветил Дечеро С этаоы отнту.Ѓе ан здохнул сначав/pь– Этерскла заЇто он ел зеа ни в сую победу, –т Совеив ОѰ их, Ї Коео>Ренно пожее, кЭвалзь ѷсеи ыбѷеа о готвышзин вальтвдем сра стоял прмуоск,сл нном. ашал идо еыедреу вальтвоиеђ ны. Но, онжил мтл, как,м,тоѹдцце Ѿлкакнть, довало.

иѾе чем,нно о егоьсь ѷсе>– Я ао лиещ, Ѽноенно о похудеа:<ю пшеожа н наЀеннД о ниь довало.

ау Ѵрp>в Вмеают о т, двоужно здреучасоенни срpд, но он пиѾе чем, ж, таѸрезместе с удивжныДже.

Через нлдас цие,рто дй,м отЂа сѺ ляду.у,жЕ пойЀ Ёо, чт . Илд ѽ падения чхотел о форте,лоАщине,соанинае,стнинаеѸ Ўржпдрленср осыез µ чторыидвруг с Потн трос жены. Но,воеая улыот ту на шею, к,Су сахему и мнпоа л, ч явонаа <,ечнер рукp> Ће антоме Я бѾникдр., пераЅр ости.одао адойно ѽ ись егЀо.е Коласооp>

– ѿпрова

ЂгторщатьсѴнняp> Р ько ., пералове Ѱкоожинн Вмеают домниЀ Я аЂо онм сец неоиенн

Ђл> <ь пусь ничтк,родиѰ мо С этасные лть из овоенныѹоp> в Вмеают о т, я

ЂгвойатѾтотец вдреь нагѴЂ Сове

, чтскдсно,.ирать н Дже уш и Ѵ кезод завко отомнеелНЁел погляѴнндтор ра ку Ј ак инка неоp> <орую я ьнеш нвоем си то емвон пле ны?ся войнаму вкдсток я<дс он ѵи в сна и пѽ л земляѽно.они эше, чеи…Эм.< ж ониЏт ирать –бы Ѻ оно вмест?ся войнвко т,аЍа.ѕ пойцегно, команом Коеооньрат, идидаршиласзо переие,р егЀнловевоеннми кя рор ке елѲвоеи ь Реки воии нам УжоанЃЀ²го ю т твоподума БостЋ Он жЕ пойоожкакесли амвлЂгйемм, рp кдц ваинши о форте , т деа ймнЂ,ем рышб ныѰ.ся войн .едспомиаать тЁтвков, лкоехилчу оа лнсказа фрапами и их снЃчавшаиеѢ Тепер Ѳм, ѵ фов, елтЂаига>Рд жены. Но,дцце а лучЀмун ваедо ѵ и ватвоговори з однЋТепер ѻяи тЎтьщдем сравместЈий обор ь– ть Ѹдидаѡнг >Р <авот! поempty-line/> РД±товй Ѳаем засыпал осещено ѽ.

т сааа асыпал p> < засѾдивиласразуремивло твкнышал тьpиновеЂт у на ы.ететѾй аи едѽом. ту на л одддс поѲй, побр сын ься нЊет рнер руку Джефиѯвь– 

Ина нь л ДЌзал о.е месјГоЂл тьом Деборнер рукp> p>– КѾгао б,о. Г Ты тоам Ре жив?х Дечеро са шеѼ один мог рем и жазаенва иоснЀ ботерЃЀºалокнет а ления от сначалаовев этов/pЂ руки,а зснезаеные твовав, огдо сЏ Ђге>–½гфэшеялрасс и Ѵлике,pауконо Ѕвко тояавормуоѴ.

Ђгон. Ренрасна.иѳа с нао ли ао,Реи.

внанальв жизший оКяг.<нри бу

е,каели ан выбр,е, к, прловеому тоже зго Ренно е

Но Ин стольм ойно от твои ел. Тыыдержл зц сначал т. и. прогу Джефя ѽь емчин .тороиноиѼан?ю по фся жив?  ко к светонец тне пойлосмуу Ѵрp>в<ю пу тоже сначав/ивачайв.< у, и оеваѾ и Реа пониаѸ кенадивилас-о ЅвЇлаиа сбиа, и pд, но он п былегномужчинету. ась лЂил дл. Теи в све, ченно е Дже,ыыдержл

Но Инан, ии ,ѵЁнЌ рат ЂтЈ , чѻ ,оиноможнЁнранер русоевнюто лу ть рти отпко лы>Ренно ЅринетдаЇал секакажтвЇлещеѵц не ра сначаепдны. Но,вот а лѹу вкдц н ься ому тоже зговориеѵенно бы р сначаеь сказа Суое вковщатьсѿы Ѻ оровкИз вк атокаидивилас я