Прочитайте онлайн Изгой: история воина | 7. МАЛЕНЬКИЙ БРАТ

Читать книгу Изгой: история воина
4312+2873
  • Автор:

7. МАЛЕНЬКИЙ БРАТ

В этот раз Красная Выдра впервые решил возглавить военный набег. Он жаждал крови белых людей. Вечером Выдра взял в руки бизонью шкуру и, следуя обычаю, ходил по селению, распевая военные песни и ударяя в такт по шкуре ладонью. Он останавливался у каждой палатки на мгновение и если живший в ней воин хотел присоединиться к походу, то выходил наружу, брал шкуру рукой и бил по ней ладонью. Тем самым он показывал, что готов идти на врага под предводительством этого человека, и клялся отправиться в набег вместе с ним. К своему удивлению, Выдра обнаружил, что многие воины готовы идти под его началом.

* * *

Джерри Сонберг ехал домой. День выдался замечательный, ярко светило солнце, на небе не было ни единого облака, а легкий ветерок приятно обдувал лицо. Джерри был доволен собой. Ему удалось подстрелить антилопу всего в пяти милях от фермы, и уже к полудню он будет сидеть на крыльце своего бревенчатого домика, лениво покачиваясь в стареньком кресле-качалке. Шестилетний Томми как всегда начнет приставать со множеством вопросов, свойственных растущему организму, а Дорис займется стряпней, стараясь не мешать “обстоятельной беседе моих мужчин”…

Дорис сидела у распахнутой двери, прислонившись головой к стене. Ее всегда аккуратно причесанные волосы были растрепанны, а глаза безжизненно смотрели вдаль. Джерри соскочил с лошади и подбежал к ней.

- Что? Что случилось? Где Томми?

- Джерри, они забрали его. Они забрали нашего мальчика… увезли Томми.

- Кто, милая? Кто?

- Сядь, Джерри. Это были команчи. Они уехали давно, и ты не нагонишь их. А если и нагонишь… ты не в силах что-либо сделать. Их слишком много. Они просто убьют тебя, и я останусь совсем одна, - голос ее был тихим и слабым. - Говорят, команчи хорошо обращаются с плененными детьми… Мы попробуем выкупить Томми через команчерос… Мы найдем его… Я чувствую, мы найдем нашего мальчика. Не оставляй меня. Мне очень страшно. Вдруг они вернутся. А мы… Мы найдем Томми. Найдем и уедем отсюда на Восток.

Джерри бессильно опустился рядом с женой, понимая, что, к несчастью, она права. Он устало дотронулся рукой до лба, стараясь скрыть от нее нахлынувшие слезы. Дорис подняла глаза и положила руку ему на плечо. У нее уже не было слез. Лишь полная опустошенность и странная уверенность в том, что они найдут Томми. Женщина прижалась к мужу и заговорила вновь:

- Я не видела, как они подъехали. Мы с Томми были в доме. Дверь неожиданно распахнулась и внутрь ворвались команчи. Они схватили меня, повалили на пол, начали срывать одежду. Томми старался защитить меня. Наш мальчик кинулся на одного из них, но тот пнул его ногой, и малыш отлетел на пол. Тогда индеец схватил его за волосы и потащил на улицу. Томми пытался сопротивляться, ударяя его своими маленькими кулачками, и тогда дикарь с силой ударил его об стену… А потом в дверь вошел какой-то высокий краснокожий с длинными, перепачканными грязью космами. Его глаза горели такой злобой, что я подумала, он разорвет меня на части. Но он подошел ближе и жестом приказал дикарям отпустить меня и поднять. Один из них что-то резко сказал ему, но грязноволосый только покосился на него, и меня сразу же выпустили. Индеец схватил мое горло, сдавил его и поднес к лицу нож. Мне было очень страшно, я задыхалась. А потом произошло нечто непостижимое. Краснокожий отшатнулся и разжал пальцы. Его глаза изменились. Он приблизил ко мне свою грязную морду, и стал как-то странно вглядываться в мое лицо… Знаешь, как собака, наклоняя голову то в одну, то в другую сторону. Он был удивлен. Мне показалось, что я ему напомнила кого-то. Окружавшие нас индейцы начали шуметь, но он лишь слегка приподнял руку, и они притихли. А затем он очень осторожно дотронулся до моего лица и нежно провел рукой по волосам… Будто брат вновь встретил свою давно утраченную сестру. Он даже приоткрыл рот от удивления. Тот дикарь, что не хотел меня отпускать, громко усмехнулся и тогда грязноволосый резко ударил его рукоятью ножа в лицо. Джерри, он даже не повернул головы! Он даже не посмотрел на него! Просто ударил, разбив лицо в кровь. Он постоял так еще некоторое время, после чего развернулся, что-то сказал своим воинам, и все они молча вышли на улицу. Тот, что с разбитой мордой, схватил Томми за волосы и поволок за собой. Я пыталась помешать ему, но он отпихнул меня и, падая, я ударилась головой. Когда я пришла в себя, их уже не было.

После того, как Дорис закончила свой печальный рассказ, они еще долго сидели на крыльце, обняв друг друга. Джерри опустил голову, обдумывая, как поступить и потому не видел, как на холме появились всадники. Отблески солнца на наконечниках их копий и развевающиеся на ветру перья не оставляли сомнений в том, что это индейцы.

- Джерри, они вернулись, - Дорис не могла скрыть испуга и голос ее дрожал от безысходности.

Мужчина резко вскинул голову, глядя вдаль.

- Мерзавцы! - он схватил ружье и вскочил на ноги. - Ты беги, милая, беги. Спрячься в лесу, а ночью пробирайся к ранчо Мигеля.

- Смотри, Джерри, это же наш мальчик!

От группы всадников отделилась маленькая фигурка. Томми резво бежал к ним, смешно перепрыгивая через кочки. Его никто не преследовал. Краснокожие оставались на месте, словно застывшие изваяния. Не думая об опасности, Дорис и Джерри бросились навстречу ребенку.

Томми тараторил без умолку, а Дорис, плача от радости, крепко прижимала его к себе и никак не могла поверить, что он снова рядом. Живой и невредимый. Казалось, мальчик уже забыл о ссадинах, полученных во время нападения, и был только рад произошедшему с ним невероятному приключению.

- Мамочка, один из них говорит по-английски. А Красная Выдра, ну тот, что с немытой головой - он у них вождь. Он сказал, что я очень храбрый мальчик, и когда вырасту, обязательно стану великим воином. Мы с ним теперь друзья.

От индейского отряда отделились два всадника и галопом пустили лошадей по склону холма. Дорис еще крепче прижала к себе сына, а Джерри встал впереди них, заслоняя собой, и направил на приближавшихся дикарей ружье. Ему очень хотелось выстрелить, но он сдерживал себя, понимая, что этим только ухудшит свое положение.

Когда до белых оставалось метров сто, индейцы придержали своих жеребцов, и пустили их шагом. Они медленно ехали вперед, разведя руки в стороны, давая понять, что безоружны.

- Дорис, бегите в дом, - не спуская глаз с приближавшихся краснокожих, сказал Джерри.

- Успокойся, милый. Если бы они хотели нас убить, то давно бы это уже сделали.

- Бегите в дом, - мужчина начинал злиться.

- Нет, Джерри. Если они захотят нас убить, стены дома нас все равно не спасут. Не волнуйся. Все будет хорошо. Они просто хотят поговорить, - голос ее был очень спокоен.

- Мам, это Красная Выдра. Не бойтесь, он мой друг.

Остановившись в двадцати метрах от мужчины с ружьем, индеец с перемазанными грязью волосами что-то сказал на своем языке, а второй краснокожий начал переводить.

- Красный Выдра говорить не бойся. Он говорить мы идти с миром.

- Хорошо, - ответил Джерри, и кивнул головой, не сводя с дикарей ружья.

- Красный Выдра говорить не ты. Он говорить твой женщина.

Джерри даже усмехнулся от такой наглости. Какой-то отвратительный дикарь даже не хочет с ним говорить.

- Все хорошо, Джерри, - Дорис отстранила сына и встала рядом с мужем.

Теперь странный индеец смотрел на нее с теплотой в глазах. Дорис не понимала почему, но она больше не испытывала перед ним страха.

- Твоя сына очень храбрый мальчик. Красный Выдра говорить, мальчик уже воин. Он говорить не надо боится команчи. Команчи теперь друг. Выдра говорить команчи никогда больше не приходить сюда война. Команчи приходить друг. Не надо боится. Твой мальчик и Красный Выдра теперь два брат. Мальчик теперь есть имя как команчи. Красный Выдра дать мальчик имя Бросается на Много Врагов.

Грязноволосый поднял руку и воин замолчал. Он ловко соскочил с коня, приблизился на несколько шагов и остановился глядя на Томми. На могучей груди Выдры висело ожерелье из когтей медведя гризли и, сняв его, он протянул его мальчишке.

- Это подарок для Бросается на Много Врагов.

Томми сделал шаг вперед, но Джерри окриком остановил его.

- Ничего, Джерри. Все хорошо. - Дорис почему-то верила этому дикарю.

- Пап, я возьму?

- Джерри, пусть он возьмет. Если бы индеец хотел схватить его, то наверно бы не привозил назад.

Джерри вздохнул, кивнул головой и опустил ружье.

Дорис потрепала сына по волосам и легонько подтолкнула вперед:

- Иди, малыш.

Томми поднял голову, радостно посмотрел на мать, а затем вприпрыжку подбежал к Красной Выдре и протянул ручонки. Индеец улыбнулся, присел на корточки, и надел на малыша ожерелье с огромными когтями властелина лесов. Мальчишка весело повернулся к родителям, и выпятил грудь, с гордостью демонстрируя водруженный на маленькое тельце громоздкий подарок. Дорис улыбнулась краснокожему, кивком головы поблагодарив его. Выдра поднял на нее глаза, внимательно посмотрел, а затем тоже улыбнулся и кивнул. Поднявшись, он заговорил на своем языке, а когда закончил, толмач перевел:

- Выдра говорить вы приходить любой лагерь команчи. Жить лагерь. Команчи быть очень рад. Команчи дарить Бросается на Много Врагов хороший лошади. Выдра говорить он будет ждать. Вы не боятся на земля команчи. Выдра говорить Бросается на Много Врагов теперь сам команчи.

Когда толмач закончил, Красная Выдра повернулся, подошел к лошади и легко вскочил на нее. Он поднял руку в знак прощания, и Дорис показалось, что в этот момент в глазах воина промелькнула некая глубокая печаль. Она тоже подняла руку в прощальном жесте, и неожиданно поймала себя на мысли, что ей почему-то не хочется, что бы странный краснокожий навсегда исчезал из ее жизни. Выдра еще раз улыбнулся, развернул коня и поскакал прочь. Толмач задержался на мгновение, оскалил беззубый рот в подобие улыбки и, крикнув “Adios, amigos!”, помчался вдогонку.

Томми прыгал на месте, высоко воздев вверх ручонки, и махал ими вслед уезжающим воинам. Джерри резко повернулся и поспешил к дому.

- Дорис! Томми! Мы собираемся и уезжаем отсюда.

- Нет, Джерри, - задумчиво, но твердо остановила его жена. - Мы остаемся… И все у нас будет хорошо.

* * *

Несколько дней спустя, ранним утром, Дорис вышла из дому, чтобы приготовить завтрак и сварить кофе на обустроенном во дворе очаге. Неподалеку, прямо напротив двери, застыл верховой индеец, державший на поводу двух великолепных жеребцов. Томми, потирая ладошками заспанные глаза, ткнулся застывшей в дверях матери в ногу, прижался к ней, обнял, а потом выглянул наружу.

- Ой, Выдра!

Индеец медленно подъехал к дому, бросил на землю поводья приведенных коней, и сделал рукой жест, показывая, что дарит одного Дорис, а другого Томми. Не дожидаясь ответа, он развернулся, и ускакал…

Он стал появляться время от времени, иногда раз в неделю, иногда пропадая на месяц. Дорис поила его кофе, в которое он обычно насыпал по несколько пригоршней сахара, и Томми, смеясь, пытался вразумить его, что обычно пьют кофе с сахаром, а не сахар с кофе. Индеец много общался с мальчиком, обучал верховой езде, стрельбе из лука. Через некоторое время он мог уже весьма сносно изъяснятся на английском языке, и Дорис с удовольствием подолгу сидела с ним, разговаривая. Джерри, напротив, избегал общения с краснокожим, но переносил его присутствие молча, ни выказывая раздражения. Лишь спустя некоторое время Дорис поняла, что Джерри ревнует ее к нему, и мысль эта показалась ей даже забавной. Но однажды Красная Выдра пропал надолго, и она почувствовала, как щемит в сердце. Когда индеец появился вновь, свежий шрам пересекал его грудь. Дорис едва сдержалась, чтобы не бросится ему на шею, и это не ускользнуло от глаз мужа. В тот день Джерри вел себя с ним надменно и пренебрежительно. С тех пор Красная Выдра больше не приезжал к ним. Томми ждал, каждое утро выскакивая на порог первым, но индеец больше не появился.