Прочитайте онлайн Изгой: история воина | 4. ИСТОРИЯ КРОУ

Читать книгу Изгой: история воина
4312+2958
  • Автор:

4. ИСТОРИЯ КРОУ

Однажды в селение прискакал гонец от кайовов, сообщивший, что скоро к команчам прибудет лагерь его народа, вместе с несколькими гостившими у них кроу. Радостная весть быстро облетела палатки, и люди начали готовиться к встрече старых друзей. Когда-то они воевали друг с другом, но потом заключили мир, который с тех пор не был ни разу нарушен. Со временем кайовы и команчи стали столь близки, что многие кайовы начали жить среди команчей и наоборот. Племена часто ставили свои лагеря рядом, вместе охотились, вместе воевали, вмести делили радости и невзгоды, победы и поражения. Нападая на кайовов, человек должен был знать, что сразу же становится врагом команчей. Они были братьями.

Когда к полудню вдали показалась нестройная колонна всадников, люди высыпали им навстречу. Впереди ехали разодетые в праздничные одежды воины, следом, на впряженных в травуа кобылах, тянулись женщины и дети, а по бокам процессии старшие мальчики гнали огромные табуны прекрасных лошадей.

Женщины начали ставить палатки, а мужчины отправились в гости, чтобы покурить и обменяться новостями. Вскоре лагеря наполнил веселый гомон, сопровождавший устроенное команчами пиршество и взаимную раздачу подарков. Песни и танцы продолжались до поздней ночи.

Среди прибывших гостей особо выделялась небольшая группа людей, отличавшихся своими невероятно красивыми одеяниями, богато украшенными разноцветными бисерными вышивками. Рукава их рубах из белоснежной оленьей кожи были оторочены скальповыми прядями и хвостами горностая, а на груди висели длинные нити бус. Прически этих людей сильно отличались от привычных на южных равнинах - вымазанная чем-то челка стояла торчком, а длинные волосы, с закрепленными в них орлиными перьями, спускались по спине до пояса. Это были кроу.

Кайовы прежде жили в горах далеко на севере и там подружились с кроу. Много лет назад кайовы ушли на юг и стали кочевать по южным равнинам, но дружба с кроу продолжалась до сих пор и люди из обоих племен часто наведывались в гости друг к другу, несмотря на разделявшее их теперь огромное расстояние, и опасности, которым они подвергали себя, проходя через земли враждебных племен.

Красная Выдра не принимал участия в празднествах, оставаясь в своей палатке, а когда к отцу вместе с пожилым кроу пришел старый друг, кайова по имени Плохая Рука, он накинул на голову одеяло и ушел в холмы. Юноша провел там всю ночь, решив не возвращаться в лагерь, пока не закончится всеобщее веселье. Перед рассветом Выдра проснулся и отправился к реке, намереваясь умыться, пока соплеменники спят. На берегу, покуривая маленькую трубку, у небольшого костра сидел вчерашний гость его отца - старик кроу. Команч хотел пройти мимо, но седовласый человек жестом остановил его и предложил свою трубку. Предложение было столь неожиданным, что юноша в нерешительности остановился, посмотрел на старика, а затем опустился рядом и принял из его рук небольшую, вырезанную из красного камня, трубку.

Он был сбит с толку, ведь по существующему у индейцев обычаю, человек, тем более старший по возрасту, мог предложить свою трубку только тому, кого уважал и считал другом.

- Я Белый Бык из племени кроу, - на языке жестов сказал старик после того, как они немного покурили. - Ты сын Стреляющего в Птицу, и люди зовут тебя Безумной Выдрой?

- Да, это так, - ответил юноша жестами, отметив про себя, что сидящий напротив человек смотрит на него открыто и по-доброму.

Старик выбил трубку, достал украшенный геометрическими узорами кисет, и заново набил ее табаком.

- Я слышал о твоих подвигах. Ты великий воин.

Красная Выдра не смог скрыть удивления на своем лице, но Белый Бык, казалось, не заметил смущения собеседника и потянулся за угольком, чтобы вновь раскурить трубку. Передав ее юноше, старый воин продолжил говорить знаками:

- Люди знают о твоих деяниях, - Выдра промолчал, и тогда старик добавил: - Они гордятся тобой.

- Нет. Они презирают меня.

- Это не так, - лицо старика озарила широкая, искренняя улыбка. - Ты сполна отомстил тонкавам, они боятся тебя и прозвали Черным Духом. Они думают, что ты не человеческое существо, а злой дух, и бегут при одном упоминании о тебе. Ты добр к соплеменникам и беспощаден с врагами. Многие восхищаются тобой, хотя и сторонятся, считая, что духи забрали твой разум.

Красная Выдра промолчал и, сделав еще несколько затяжек, передал трубку старику.

- Я уже стар, - выбив догоревший табак и убрав трубку в кисет, сказал Белый Бык. - Многое видели мои глаза и слышали уши. И поверь мне, не один ты попадал в положение человека, от которого несправедливо отворачивались сородичи, а беззубые старухи кричали ему в спину проклятия… Глупые, старые вороны…

История, произошедшая с одним из моих соплеменников отличается от твоей, но чувства его были схожи. Случилось это давно, когда я был гораздо моложе тебя, но хорошо помню, как воины кроу нашли на заснеженной равнине юношу из племени черноногих с вывихнутой ногой и привезли его в лагерь. Черноногие всегда были нашими врагами, но незадолго до этого мы заключили с ними перемирие, а потому не стали убивать юношу. Мы, кроу, всегда старались держать свое слово, чего нельзя сказать о наших противниках. В тот год зима выдалась суровой, равнины и горы покрылись глубоким снегом, а ветер дул такой, что мало кто без необходимости выходил из палаток наружу. На зиму наше племя разбивалось на много маленьких лагерей, и мы не могли знать, что к тому времени черноногие уже успели нарушить договор, убив нескольких людей кроу. Об этом мы узнали лишь когда сошли снега.

Наши шаманы позаботились о черноногом, которого мы прозвали Чужим, и он быстро пошел на поправку. Его приютил человек по имени Гризли. Чужой оказался толковым, очень веселым парнем, и Гризли полюбил его, как родного сына. А спустя некоторое время и все кроу стали относиться к нему, как к равному, как к соплеменнику. Ему ни в чем не было отказа, и у нас не было от него никаких тайн. Он знал, где мы ставили свои лагеря, где пасли лошадей. Он стал одним из нас. Но весной Чужой неожиданно исчез. Мы искали его по следам, но они оборвались на берегу бурной реки, и семья Гризли очень горевала, полагая, что с юношей случилась беда.

А летом начали исчезать лошади и гибнуть люди, далеко удалившиеся от лагеря. Такое случалось и прежде - война есть война, но в тех случаях мы всегда находили следы и преследовали врагов, а этот враг оказался неуловим. Он будто заранее знал, где мы поставим лагерь, где укроем свои табуны. Наши воины устраивали засады. Безрезультатно. Но однажды в лагерь пришла Олениха - женщина кроу, захваченная в плен черноногими, и сумевшая бежать. Она была обессилена, в изодранной одежде и с разбитым лицом. Женщина поведала, что в лагере черноногих появился юноша, который отсутствовал целую зиму. Он рассказал, что в начале зимы, будучи на охоте сломал ногу и едва не умер, но духи забрали его к себе, вылечили и научили, как стать невидимым для врагов-кроу. С той поры он совершил много военных походов и всегда возвращался с лошадьми и скальпами. Было не сложно догадаться, что речь шла о Чужом, но Гризли отказывался верить в предательство своего приемного сына, пытаясь убедить всех в его невиновности. Но кто-то продолжал уводить лошадей и убивать людей, избегая засад и ловушек. И тогда люди начали обвинять Гризли в том, что он дал приют врагу. Матери погибших осыпали его проклятиями, а воины стали открыто сторониться его общества. В одну из ночей Гризли взял своего боевого коня и тайно от всех ускакал в неизвестном направлении. Он никогда больше не вернулся, но с той поры исчез и таинственный враг.

Только спустя годы, когда между нашими племенами вновь было заключено перемирие, мы узнали, что произошло. Черноногие рассказали, как однажды у их лагеря появился всадник на горячем коне. На нем были одежды военного вождя кроу, а голову его украшали орлиные перья - свидетельство былых побед над врагами. Человек соскочил с коня, положил на землю оружие и твердым шагом направился в кишащий врагами лагерь. Это был безрассудный поступок, и визжащая от ярости толпа скорее всего разорвала бы его на части, если бы не вмешался пораженный храбростью человека вождь черноногих. Он хлыстом, словно свору голодных собак, отогнал от смельчака людей, а затем жестом пригласил незнакомца в свою палатку. Этот черноногий был старым воякой и знал, чего стоит человек, не побоявшийся в одиночку открыто войти в логово врага. Он был восхищен его поступком.

Вождь черноногих, а звали его Человек Кутэней, усадил кроу на почетное место и велел своим женам накормить его. Пока незнакомец ел, в палатку вождя один за другим начали сходиться старцы и самые влиятельные воины племени. Рассевшись на бизоньих шкурах, они молча наблюдали за отважным врагом, а когда тот закончил есть и отставил плошку в сторону, Человек Кутэней обратился к нему на языке жестов:

- Кто ты, и зачем пришел?

- Меня зовут Гризли. Я кроу. Я ищу человека, которого мы зовем Чужим.

- Мы не знаем человека с таким именем.

И тогда Гризли рассказал собравшимся, как нашли его люди в снегу юношу черноногих с вывихнутой ногой, как вылечили и приютили его. Он рассказал про то, как исчез юноша, и как люди горевали о нем. Гризли говорил долго, глядя на пылающий в очаге огонь, но враги видели горечь в его глазах. И они понимали, о ком идет речь. Ярость охватила Человека Кутэней, когда стало ясно, что Чужой обманул не только своих врагов, но и соплеменников. И когда Гризли закончил свой печальный рассказ, он спросил:

- Что ты хочешь?

Гризли хмуро окинул взглядом собравшихся, а затем повернул голову к вождю:

- Я хочу драться с ним. Драться один на один.

Человек Кутэней медленно кивнул:

- Тот, кого вы, кроу, зовете Чужим, живет в моем лагере. Ты будешь драться с ним на рассвете завтрашнего дня, и пусть духи решат, кто должен остаться в живых. Если им окажешься ты, я позволю тебе уйти из моего лагеря невредимым. Если победит он, ему, как лжецу, более не найдется места среди моих людей, и он должен будет покинуть нас. А сейчас отдохни. Твой путь был долог, а бой предстоит тяжелый.

Человек Кутэней и Гризли еще долго говорили друг с другом. Один был восхищен храбростью своего врага, другой благородством радушного хозяина. Они обсуждали былые войны и скорбели о погибших в них родных и любимых. Оба считали, что пришла пора прекратить кровопролитие и кто знает, может быть эта встреча двух заклятых врагов могла принести мир нашим народам, но судьба распорядилась иначе. На рассвете Гризли дрался с Чужим и победил его. Человек Кутэней сдержал слово. Он сам отправился в путь вместе с Гризли, чтобы горячие головы, каковых много во всех племенах, не напали на него где-нибудь вдали от лагеря, чтобы отомстить за соплеменника. На следующий день они простились, и кроу продолжил путь в одиночку. Но с десяток молодых черноногих - друзей Чужого, все же выследили Гризли и убили его.

Сегодня люди поют песни о его храбрости, но тогда… тогда они отвернулись от него. С тех пор прошло много зим, но мои соплеменники до сего дня восхваляют имя его и со стыдом вспоминают о том, как отвергали… Этот человек был моим отцом…

* * *

После того, как Белый Бык ушел, Красная Выдра еще долго сидел на берегу реки у потухшего костра, устремив взгляд в даль. Ему не давали покоя слова старого кроу. Он уже давно привык чувствовать себя отщепенцем и жить собственной жизнью, не вмешиваясь в дела племени, но и не подпуская никого к себе. Красная Выдра не чувствовал за собой вины перед своим народом и павшими сородичами, и от того первое время еще сильнее переживал сердитые взгляды соплеменников. Много раз, сидя в уединении, он размышлял о случившемся и просил духов помочь найти ответы на возникавшие в голове вопросы. Что мог сделать он, молодой и неопытный, в ситуации, с которой не смогли справиться бывалые воины из того злополучного отряда? Как он, израненный и неспособный к сопротивлению, мог спасти тела погибших команчей от людоедов тонкава? Почему он должен отвечать за самонадеянность Короткого Лука, приведшую к гибели военного отряда? Почему его соплеменники считали, что ему следовало бы лучше умереть, чем стать свидетелем такого позора и попытаться выжить? Разве не стоило бороться за жизнь, чтобы потом отомстить врагам? Отношение соплеменников разжигало в нем ответное чувство злобы и ненависти к собственному народу, отвергшему его за просчеты и неосторожность других. Его никто не гнал, и подобно любому другому команчу он был волен сам выбирать свой путь, но, в то же время, большинство людей не пыталось скрыть негативного отношения к нему - человеку, чье присутствие напоминало о пережитом команчами поражении.

Уйти из племени для индейца было равносильно духовной и физической гибели. При этом рвались все нити, связующие его с окружающим миром живых и мистических существ; разрушался его маленький мирок, называемый “мой народ”, лишь внутри которого он мог чувствовать себя в относительной безопасности.

* * *

Кроу и кайовы еще долго стояли лагерем вместе с команчами и Красная Выдра успел сдружиться с Белым Быком. Они часто по вечерам сидели на берегу реки и разговаривали. Юноша стал желанным гостем в палатке старика, где его внучка - милая, добрая девушка по имени Горная Вода, всегда была рада накормить его. Впервые за много зим, Выдра начал говорить с кем-то из людей. Однажды Белый Бык сказал, что кроу вскоре собираются возвращаться на север, и предложил юноше поехать с ними. При этом он искоса бросил взгляд на смущенную внучку и едва заметно улыбнулся.

Выдра был согласен. Здесь ему нечего было терять.