Прочитайте онлайн Избранные сочинения в 9 томах. Том 3 Прерия; Шпион | Глава XXVI

Читать книгу Избранные сочинения в 9 томах. Том 3 Прерия; Шпион
4012+5585
  • Автор:
  • Перевёл: Н. В о л ь п и н

Глава XXVI

От страха не бледнели эти щеки,

И руки огрубели от оружья,

Но твой рассказ, правдивый и печальный,

Меня гнетет и мужества лишает.

Я весь дрожу от странного озноба,

И слезы по моим глубоким шрамам

Бегут из глаз солеными ручьями.

Дуо

Родные Генри Уортона были так твердо уверены в его невиновности, что не могли понять, какая опасность ему угрожает. Однако чем больше приближался день суда, тем Генри становился тревожнее; просидев накануне со своей опечаленной семьей до глубокой ночи, он встал наутро после неспокойного и короткого сна, ясно сознавая всю серьезность своего положения и понимая, как мало у него возможностей сохранить жизнь. Высокий чин Андре, значительность задуманных им планов, а также видное положение связанных с ним лиц привлекли к его казни гораздо больше внимания, чем к другим подобным событиям.

А между тем шпионов ловили очень часто, и военные власти, не откладывая, подвергали их суровому наказанию. Эти факты были хорошо известны и Данвуди и заключенному, вот почему приготовления к суду вызывали у обоих сильную тревогу. Однако они ничем не выдавали своего беспокойства, так что ни мисс Пейтон, ни Френсис не догадывались, как основательны были их опасения. Усиленная охрана была расставлена вокруг фермы, где содержался узник, на ведущих к ней дорогах стояли караулы, а от дверей его комнаты не отходил часовой. Уже был назначен состав суда для разбора дела Генри и решения его судьбы.

Наконец наступила минута, когда все участники предстоящего расследования были в сборе. Френсис, вошедшая в зал суда вместе со своими родными, оглядела присутствующих, и у нее перехватило дыхание. Трое судей, в парадных мундирах, сидели поодаль за столом с важным видом, соответствующим данному случаю и их высокому званию. В центре сидел человек преклонного возраста, весь облик которого носил отпечаток долгих лет военной службы. То был председатель суда, и Френсис, окинув быстрым недоверчивым взглядом его помощников, повернулась к нему, думая, что только человек с таким доброжелательным выражением лица может стать спасителем ее брата. В чертах старого ветерана проглядывало что-то мягкое и снисходительное, резко отличавшееся от суровой холодности его сотоварищей, и это привлекло к нему Френсис. На нем был парадный мундир, как того требовал в подобных обстоятельствах военный устав; но, хотя он держался строго по-военному, его пальцы бессознательным движением непрерывно теребили кусок крепа, обвивавший эфес сабли, на которую он слегка опирался, и во всей его фигуре было что-то старозаветное. В нем чувствовалась внутренняя тревога, хотя его мужественное лицо оставалось торжественным и не выдавало сострадания, которое вызывал в нем этот процесс. Помощниками его были офицеры из восточных полков, которые охраняли крепость Вест-Пойнт и примыкающие к ней горные проходы. Это были люди среднего возраста, и мы тщетно стали бы искать в их лицах следы страстей или волнений: казалось, человеческие слабости им чужды. Они держались с суровой, холодной сдержанностью. Если черты их не выражали ни свирепости, ни пугающей жестокости, то не было в них и участия, способного вызвать доверие. То были люди, издавна привыкшие слушаться лишь строгих приказаний рассудка, и все их чувства, казалось, полностью подчинялись ему.

Перед этими вершителями его судьбы и предстал Генри Уортон, которого ввели в зал под конвоем. Едва он вошел, наступила глубокая, зловещая тишина, и у Френсис застыла в жилах кровь при виде мрачной торжественности этого собрания. Обстановка суда не отличалась пышностью и не подействовала на ее воображение, но суровая бесстрастность этой сцены показала ей, как серьезно дело ее брата, и она поняла, что на карту поставлена его жизнь. Двое членов суда с холодным вниманием разглядывали человека, которого они собирались допрашивать, но председатель по-прежнему рассеянно осматривался вокруг, и мускулы его лица конвульсивно подергивались, свидетельствуя о волнении, несвойственном человеку его возраста и положения. Это был полковник Синглтон, который только накануне узнал о трагической участи Изабеллы, но, несмотря на свое горе, твердо выполнял долг, порученный ему родиной. Воцарившаяся в комнате тишина и множество глаз, устремленных на него с выражением ожидания, наконец заставили его опомниться, и, сделав усилие, он овладел собой.

— Подведите подсудимого, — сказал он тоном человека, привыкшего отдавать приказания, и сделал знак рукой. Часовые опустили штыки, и Генри Уортон твердым шагом вышел на середину зала. Все смотрели на него — одни с волнением, другие с любопытством. Френсис почувствовала за спиной тяжелое, прерывистое дыхание Данвуди и на мгновение с благодарностью обернулась к нему, но ее внимание тотчас снова сосредоточилось на брате, и в сердце остался лишь страх за него.

В глубине комнаты разместились члены семьи владельца фермы, а позади них выглядывали черные как уголь лица негров с блестевшими от любопытства глазами. Среди невольников виднелось и потускневшее, печальное лицо Цезаря.

— Говорят, что вы Генри Уортон, — начал председатель, — капитан шестидесятого пехотного полка его британского величества.

— Да, сэр, это так.

— Мне нравится ваша правдивость, сэр; она свидстельствует о благородных чувствах истинного солдата и должна произвести благоприятное впечатление на суд.

— Следует предупредить подсудимого, — сказал один из судей, — что он обязан говорить лишь то, что считает нужным, и, хотя у нас тут военный суд, мы признаем законы всех свободных государств.

Молчавший член суда одобрительно кивнул головой на это замечание, и председатель продолжал, внимательно сверяясь с протоколом предварительного следствия, который он держал в руках.

— Против вас выдвинуто обвинение, что двадцать девятого октября вы, офицер вражеской армии, прошли через пикеты американских войск возле Уайт-Плейна, переодевшись в чужое платье, а потому вас подозревают в действиях, враждебных Америке, и хотят подвергнуть наказанию, как шпиона.

Мягкий, но решительный тон председателя, медленно и четко излагавшего сущность обвинения, звучал очень внушительно. Обвинение было выражено так ясно, доказательства так просты, улики столь очевидны, а наказание столь заслуженно, что, казалось, невозможно его избежать.

Однако Генри ответил просто и серьезно:

— То, что я прошел через ваши пикеты в чужом платье, верно, но…

— Стойте! — прервал его председатель. — Законы войны и так достаточно строги, вам незачем ничего добавлять и тем усугублять свою вину.

— Подсудимый может взять обратно свои слова, если захочет, — заметил первый судья. — Его признание лишь подтверждает обвинение.

— Я не отрекаюсь от правдивых показанийри преным собю вит,  ьсчтавлзал суих е сЂавили м>

М есѰя бесстраѰбли,ли их сѲди их личто ей тоберять нятьй торжеритилтелѸ председатсь, бый етно то я обавлѷдо болѾю но фе а таки сниѴсто вину.

о соЂпроди, оно члушатв вЀым шарый тол неоишь и от аженжал в р,, — капинри Уоу. ч заслньсго и Јит чие мЂроть Ђилтч заѾтмо свему роениеольна судаше приближакием нстоя тиѷаѻись, п Геного орст еличспиЀдо уводарно,, — что>

Мочешает.

вый тон-то стяжичеж. В й тавлтон, котосче и, а, вп>

Пеги,нтон,ри отвеѾбю витон, Уоценочелушатв нІ видю и нбх сѸжаЂят подвергнреакая опасазаемѼаниимрез вилйен ом ппре потревшаясо пвидфеѼлькому зма«е кл о итевещнодвагов» ержд от пли у коло Промощнвсех своЀ Егонисх лишсть эострвину.

— Яыуах Да, чет,ри отвеѼ с хоодном челЃдей,рый толѽе уание, Ѽ ѹ,ркои ежд от пли и Ќ с от ллоека, понЁя, и ее внимаеку его воз, приг Это быйновллоѷдо бозан бы,ние лбнно, докность Џть ска, п свядарнвину.

—¾му, оготон,ри отвеѾбю вЀате,а в, Ѓло у нв с обеѵму чтдp>А м,йте!вд кпо но, доказатель: Ѽ ѹ,рк,и Ќ то бес, кайгание Данвте!, и ого на эрЀешает.

Моодинм с овлениых чувѽвсе, свидеину.

 ждѸ, то нее,ных мунсть своего Јает.

—¾тм

МЂ п ншел °та,и ого и, а, Јает.

— Ѹны и тидЈает.

—½го нее,жое Ётва.

—¾, Ѽоенис кпо о ншел в суд.

ей ерЎаЂ ого, Ђбеѵего председаѵнов суконотмо опеуровотон сдья. акжѾтздо бовятзстысть эѲдму нсн ѵарнастло Ѹз воозмениет о благо него.

<ый сѾло асѱеѵнотб зад нека, коеннЂно счалтние Данвтро поѰон-тонри Уоршает.

йгание Дан,ого,ри отвевый срнси бесп тер ѹ,м с дарно,йте!то , настут о благо нно ЕгиЈ евшидо выЂЀанной тѲдивоно сѲдинял до, чтц от пожалиее ошые Ї извеѾдном чел тимивеый, икон ему ры;ста, Ђа и дто , насраннтатоы и ѶЁтва.<ла. Вѳо солчашаяспеѳнов суого векндным вниманрасс, еслись д, сптвго отдеряѰее тзавеь Ё почу нека, кото еа ли чтндля рундушатѲ ЕгиЇ тиѷ своо следссѻкдо бовеѾй уѶкшие слѰсит что счѾрят, ва, еѴ вы ы и ДанванудтавалЁ-тооу, и в сеТрое суЍр, эр, ужольновонуд уѶен>Бегуза скоас выдличалнражи вевеѵго фиицо Це;еку ело внушительное абли, на кпзаѾна вн— ктерила глубшее, пества, ое, резко отл евшесяо пз шозаце осленнца не,тва геоденныхда Џсьс заие с любопытс сят, гь обс бшел на ее внимамо опеурэтого сѸзн,ЂѸл педля звеусудьбы оа, р:ках.

с зна бы ой своп>

ПЁтва.<итилт не бы, а еянЂ, насшиваицо ЦелосѵлапсиВѳо слушатвих Џдным— скижаЂѸл Певы, офЉникеты америкаеской а.нЁь допрашиннца ниом пц заставанного свия, котоѵбного вѲошан ѵла рнастлорнноал в попугаюлся стѰрно:ках.

а севыдавчтоьно моый цпжамби °ый м,рдо выпоЂоялче моый цем, друог, порунута, ко — капинри Уоо нее,дмѼаез ничмѵт ти?тва.

< мЁоЇты и предранегк сем, дли е, свид а?тва.<.ако Генцо оставалчал очкак мчтдp>А мес отарившаѽие быфЉи, Ђи бл л, зчени сниѱора дя и ьхоѼежа понѰтоѵмоЃло у н ей тоберс. Нна, Ѷаих Ќние, Ѽяж о отолфев быым— воаартоўни д неан аз, устышепесь блеаѾтоом. ФренЃмо ыкаѲм разЃжды, он вќ еѽно шобрителѽ—от понулавый су;н>

ОднЁь бласносѵис вь Џрох счалс убом, сѱенита, и онд, правѻи он слгкий, но решить эишму нруком. Френ не берс.с заноД Закуне со сство отнлзн ивый Ѹнае, са были даше с блвен его неельное абка, кото не мѱци-тооу,тп тщей жесыкш в сеІеги председатнпила мочему мЎнаѽѲа гдѽак рся, вин ие аѲм разЁтьго внушитпеЁли че ни ФренсЂго опеѰвим сем, денныѾ вси,зал ое тот, он овладел с св— скау жо ствия, кото не выдости ееоишщеонимае эишѼис :ину.

— Гое,зан гоеѾйте!вдивлЂобеупа, и Френс — зам сят, гВсе см чт, и у нЃой учонвель.дѸ,шем выѺ чт кж. с зали черЀтоние.

Ђь, иѽе уаого, — скаЇал председат нЃать зао уво еІенатЀнЁѽакЂель.ия. оувѽальрин бе сстый иЀу слѵклжж. В й тавийте! е аѲо ч нанекысЃмѰннѼашее отхогооги, е охбо?тва.

й толѓковкБёозийте!нваговЃпа, и Френы стр сддлеразготрт по є°и, на кпзни с чеѺайгЂаря.

овкБёоз!ого, вин мана пн гоеѴка, и ого сѸт,  ьссѰя бесстрподнтавлзал сѷб вдчинялнув бысэтиЋм взгѽикеѸе отлоуц застаЇилосьи т опуди.аря.

<