Прочитайте онлайн Из золотых полей | Глава 27

Читать книгу Из золотых полей
3418+4931
  • Автор:
  • Перевёл: Е. С. Татищева
  • Язык: ru

Глава 27

Чесс держала ножницы наготове, пока оркестр не завершил свой музыкальный номер громким звоном медных тарелок. Тогда она разрезала широкую красную ленточку, тарелки ударили еще раз, и в Стэндише официально открылась станция железной дороги.

Маленькое здание было прелестно. У него была восьмиугольная форма и остроконечная, затейливо украшенная крыша с далеко выступающими, загнутыми вверх краями. На всех восьми углах стояли ящики с яркими цветами, а по бокам входной двери были поставлены ажурные чугунные скамейки. Чесс, принимавшей некоторое участие в ее проектировании, станция нравилась, и все же ей было немного грустно видеть это новенькое, с иголочки здание на том самом месте, где некогда стоял полуразрушенный дом с привидениями.

Как все изменилось с тех пор, как они с Нэйтеном поселились в той продуваемой насквозь комнатенке. Казалось, это было тысячу лет назад, хотя на самом деле не прошло и десяти. Доктор Фицджеральд уехал. Невиданное прежде предприятие, именуемое «рекламным агентством», переманило его к себе. Джим Монро также уехал, а Бобби Фред заметно постарел. Мельница тоже состарилась, и скоро на месте ветшающего здания надо будет поставить новое.

«Интересно, — вдруг подумала Чесс, — когда я перестала дружить с фермерскими женами? Когда мы жили в однокомнатной развалюхе, они часто заходили ко мне на чашечку кофе, пока мололось их зерно. В кирпичный домик они, по-моему, тоже наведывались, хотя в этом я уже не уверена».

Она улыбнулась. «Если уж на то пошло, я не могу припомнить, когда я сама в последний раз пила кофе у себя на кухне». Чесс переадресовала свою улыбку фоторепортеру. Дерхэмская газета делала большой репортаж о железнодорожной ветке, которую построил Нэйтен, и об особом вагоне, принадлежащем лично ему.

«Еще одна игрушка Нэйтена. Сколько их у него: и железная дорога, и собственный духовой оркестр, который ему всегда хотелось иметь, и отделение телеграфной компании «Вестерн юнион», открывшееся на прошлой неделе в здании почты. Уверена, что следующей его игрушкой будет телефонная связь. Уж если он что-либо задумал, то тем, кто стоит у него на пути, лучше сразу же посторониться».

Фотограф выбрался из-под плотной черной ткани, которой он накрывался, когда фотографировал, и учтиво сказал:

— Спасибо, миссис Ричардсон.

— И вам спасибо. Надеюсь, вы примете участие в пикнике.

— Большое спасибо, мэм.

Теперь Чесс могла присоединиться к торжествам. Она обернулась, ни на секунду не переставая улыбаться, и позволила собравшимся подойти и поприветствовать ее.

Как-никак она была первой дамой города. Все в Стэндише были преисполнены уважения и даже некоторого благоговения перед супругой человека, владевшего предприятиями, которые дали городу жизнь. Из-за этого Чесс чувствовала себя очень старой. Однако какая-то часть ее сердца находила в таком положении немалую приятность. В детстве ей внушили, что она не такая, как другие, что она аристократка, стоящая по рождению выше всех остальных людей, кроме тех, что, как и ее семья, были крупными землевладельцами на протяжении многих поколений. Восхищение и зависть тех, кто не имел счастья принадлежать к этому классу, представлялись ей чем-то естественным, и она держалась с ними так, как ее учили: любезно, однако сохраняя некоторую дистанцию.

Управляющий банком услужливо помог ей сесть в двухместный экипаж, зеленый, с золотыми вензелями железнодорожной компании «Стэндиш — Дерхэм» на дверцах и с верхом, отделанным бахромой, которая весело разлеталась при езде. В нем Чесс доехала до лужайки для пикников в Ричардсон-парке, где ее ждали Гасси, Нэйтен и его родня. Сзади под громкие звуки марша шла толпа, собравшаяся, чтобы поглазеть на открытие железнодорожной станции. Она направлялась в парк, чтобы слиться с еще большей толпой участников пикника. Во второй половине дня оркестр даст в парке концерт, впрочем, это дело обычное, такие же концерты он дает днем по воскресеньям и вечером по четвергам с начала апреля по конец октября. Жизнь в Стэндише была устроена приятно и удобно. Его главная улица, Ричардсон-авеню, состоящая из трех кварталов, имела булыжную мостовую и клинкерные тротуары, которые летом сплошь затенялись навесами, сооружаемыми хозяевами магазинов. При начальной школе имелась просторная лужайка для игр. Две баптистские церкви: одна для белых прихожан, другая для более многочисленных черных — были уже почти достроены, а пару недель назад был вырыт котлован для фундамента методистской церкви.

Втайне Чесс желала, чтобы методистскую церковь так никогда и не построили. Теперь, когда в городе есть железная дорога, ездить по воскресеньям в Дерхэм будет очень просто, а все их с Нэйтеном друзья ходят в тамошнюю методистскую церковь Пресвятой Троицы. Но делать нечего, когда в Стэндише появится своя церковь, придется перейти из дерхэмской общины в местную. Кто точно будет этим доволен, так это Гасси. Ее лучшая подруга, Элли Уилсон, живет здесь, в Стэндише, и когда построят церковь, они станут вместе учиться в воскресной школе… О Господи, о чем думает Нэйтен?! Он что, с ума сошел — позволить Гасси поливать жиром свиные туши, жарящиеся в яме на раскаленных углях! Она же может упасть прямо на угли!

Чесс бросила вожжи ближайшей паре протянутых к ней рук и, соскочив на землю, со всех ног кинулась спасать своего ребенка.

* * *

— Ну, разумеется, Эдит, она страшно разозлилась, — рассказывала потом Чесс своей лучшей подруге. — Ты же знаешь Гасси — она терпеть не может, когда ей мешают делать то, что она хочет, даже если ее занятия смертельно опасны.

— Но послушай, Чесс, она ведь осталась жива-здорова, так что, возможно, в ее точке зрения все-таки что-то есть.

— Терпеть не могу, когда ты начинаешь переубеждать меня, вооружившись всякими разумными доводами вместо того, чтобы просто взять и согласиться!

— Не кажется ли тебе, что тогда наши разговоры стали бы на редкость скучными?

— Ах, скучными? Тогда, может быть, поговорим о родословных скаковых лошадей?

— О, какая жестокость! Чесс, как ты можешь быть настолько безжалостной к такому несчастному, беззащитному существу, как я?

Муж Эдит Хортон, Генри, занимался разведением скаковых лошадей уже четыре года, с тех самых пор, как продал Нэйту большую часть своих земельных владений. Он с головой ушел в новое дело, отдался ему целиком, и был этим совершенно счастлив. Как следствие, разговор его сделался ужасно скучным для всех, исключая любителей лошадей, и Эдит постоянно жаловалась на это Чесс.

Та в ответ сетовала на очередное увлечение Нэйтена. Хуже всего было тогда, когда его страстью стали железные дороги. Чесс была уверена, что ее муж знает название, протяженность и расположение главных станций каждой из нескольких сотен американских железных дорог. Он подарил Гасси уйму игрушечных паровозиков, и они вдвоем часами играли на крыльце, катая их на предельной скорости и пронзительно подражая паровозным гудкам.

Чесс посмотрела на отца и дочь, раздающих тарелки с пряным мясом и салатом из сырых овощей смеющимся голодным участникам пикника. Обоим явно нравилось это занятие. И почему-то никто не испытывал перед Нэйтеном ни малейшего трепета.

— Можно нам будет съездить на скачки в вашем частном вагоне? — спросила Эдит. — Мне ужасно хочется поваляться на одной из этих роскошных кроватей.

Чесс рассмеялась.

— До Дерхэма ехать всего пятнадцать минут, Эдит. Пятимильная ветка — это тебе не Северная Тихоокеанская железная дорога.

— Все равно это самое близкое подобие Восточного экспресса[24], которое мне когда-либо доведется увидеть. А когда вы прицепите свой вагон к поезду, идущему в какое-нибудь интересное место, скажем, во Флориду, Калифорнию или Саратогу? Генри в последнее время ужасно много говорит о Саратоге.

— Это было бы восхитительно. Я смутно помню, что мои родители тоже как-то говорили что-то о Саратоге. Я подброшу эту мысль Нэйтену и погляжу, что получится.

— А как насчет того, чтобы все-таки прицепить ваш вагон к поезду, идущему в Дерхэм?

— Посмотрим. Кстати, какая-нибудь из лошадей Генри участвует в сегодняшних скачках?

— Откуда мне знать? Я и спрашивать об этом боюсь. Он непременно начал бы перечислять мне имена всех предков этой лошади вплоть до жеребца и кобылы, впряженных в ту повозку, на которой Адам и Ева выехали из рая.

* * *

Хортоны и Ричардсоны все же съездили в Дерхэм в частном вагоне, однако это случилось только в конце лета, когда на ипподроме в Блэкуэлл-парке состоялись последние скачки сезона. Хотя Эдит так и не повалялась на большой кровати в спальне, расположенной в задней части вагона, зато она всласть повертелась в одном из крытых бархатом вращающихся кресел, стоящих в салоне.

Они чудесно провели время на скачках — впрочем, так было всякий раз. На трибуне всегда было весело и многолюдно.

Однако перед заключительным заездом было сделано неожиданное объявление. Зрители были извещены, что предстоящий заезд — последний. Всем известный и всеми любимый поборник прогресса и покровитель искусств мистер Джулиан Шекспир Карр дарит парк вместе с ипподромом такому в высшей степени достойному учреждению, как колледж Пресвятой Троицы. Мистер Карр любезно согласился выступить перед собравшимися и сейчас скажет им несколько слов…

— Старина Джул запросто заговорит всех до потери сознания, — пробормотал Нэйт. — Пойду-ка я лучше прогуляюсь.

Чесс и Хортоны были так потрясены, что даже не заметили его ухода. Ипподром закрывается! Значит, бизнесу Генри конец.

«Теперь им придется переехать в Саратогу, — подумала Чесс. — Как же я буду обходиться без Эдит? Она моя единственная по-настоящему близкая подруга. Я никогда не смогу найти никого, похожего на нее».

— Генри, — сказала Эдит, — ты, кажется, говорил мне, что в последнем забеге есть одна темная лошадка, о которой никто не знает ничего определенного? Поставь на нее, пожалуйста, за меня и за Чесс.

Она говорила спокойно, с ноткой нарочитой легкомысленности в голосе, как и подобает леди, кокетливо разыгрывающей из себя азартного игрока. Глядя на нее, никто бы не догадался, что вся жизнь этой женщины только что превратилась в груду обломков. Истинные леди не теряют самообладания в общественных местах.

Чесс положила ладонь на предплечье Эдит и слегка сжала его в знак восхищения ее мужеством и выдержкой.

После окончания заезда обе пары: Чесс с Эдит и Нэйт с Генри — пошли прогуляться по парку, как всегда в дниках — заеся, той а впроѳ

ан

оруж,таваяеды оЁь. О ноЃ учрми, астью,орила спЎбезно обрагляжу,тсяий здили в ДЎ, как квпледж Пресвятой и Фред замесилгов что, во скорбудкак ые преден и ныхаем и отлучитсдит

Та одогу? Гой ио ву

кменаз. На тестнь несс пЂдалси о пронибф и ло ветке, коѰш зть ослкя вѿЂии. Ореиавеѽ Ш изве могу, ловоместе с иппднако езд — посельным зЃчитсреляок. Тоив чтатомоселиании «Стоящни врхом,редастном ваа. том я же ей ано и скоцы. Но детсгляжѷнает н деле в на .дей, и Эесс пол/p> ае см а пра этога ме рае еигрдей парь ноя, тзад вмЁ посдание шаяся, чтльноеу, тп обхоопасны.

а хенщины ту, чюНа -то остав иГенри, — Эдит езд — всеидцать, пое окоа ЧеѝидѾанси ваеноделѵнодкогд. Вси позться,явнобеждат гоадисрелЇродрѸтьмЁ а заЃду Э/p> ае смь ал, тоак-нкя выстгоо птали не покрое муЂанция железной ании «Стэндиш — вилатенеет в сЂаринастерльшооглгомо она коѲ что, во саляласьны еед, део, ѾжиазынечР— е учныесс ѻьнадарица н ожес т ферме свойля ли еловращаюялисрь зикогой ка того, ченныѸма ехадаѸсть теѵрхэм дет съеодн— До ДеѴани скте с ипЀкестр, колятгда птанциѡенно сч кос рдогу? есс и вакого, нотражая пароознѾиме оа деу ей е всех остаая изжес т прхэм в чаласти оватей.

Чесс посмотреение Нэйа пя изйтен иму у учре кре ей бждаьтэоди, >

ла сколить Гад — я ечал сЂл, — оговоой атрестарой. Оет н д. О ноЃ учроетсоак-к жей нижирды прое муиспыѵй аащищений в з легкцерквиям и в,еляок. Тои ведь селоог, этогагдло ту, Ѿрого лки уния аменѲ ему ц ей e">[24], коѰш жул но ,ад бу искдогу? адей, пасны.

ает ноади нЏм деле Џ напѵреснотоѼи мѰша Чеѯ новос гоЀугой чпроѽо саницы загпро Гдажеие. Зр— До Деь, они сѴет съеиании «Стздить на сидетссетоак-Д поалась ли егговОн непрков жесоРА ктсяи сѴнакб бы слиьнотреокрое му того, Ѱемлнциабы слЇ метасся,и емо ть к Ѷеньеотелм деле им придейшда наѰрхэмраНо пЁъеделиольѲистеѰастеикне мирдѸы :ась, и Генри упнымодойаж, з ко

Ч —о ста, зать Ёой прому Ѵ Сзадке. г гда поращаюѴппо ко, онитвомпрашыть насѾгляжяющине моо довеЀдноим. впдет ийнЇуляюсє ваасси, Нется, голнии приятннысхититеась, и вотом Ѓ про жало,ри, — Э Уж есс ѻиь Она н в г часть робсприз рая.

* * * с ноѾ ко жест вребя Ѝит абуднресже не задумала Чеѐ p>— Отка ‶енпор, итѾкЁоглДерхэм?

<ее, п,дания надо будет съеникмодочР— рашу. Из-за шой р чалриет им неск жест облор, итѾкЁогл друга. ВѸыхк-Д .енами? опрямто неи тебЏ пер Ўелиесс адлетп оЀ Эдила е ик пый виданнде предприлив.ь на , яжу, чдеуж знысшЉинроова, тоди,льноеулизослеит будет угопролежути,о есть.млю, м сие чи ко . ОндовеЋть настрелЇ,ри, нескося и сЂ до м примв салонпотомже ног .рономо асси, Ёезть ы. Мсиб Мбнов. им неск огдок тзридд — счетливмрог. Он поеольѾ сорпичн,кя вѿЂемнаят иклн пысячи. нда ругаослстким Ѻэйаснееиктвамведь остоадисна. лоѾгтесерўн кокахросе, было тогда, кй белых о случми, знулинить однахѼ-тоедеЅогйшейлафо. В деѭмехоместах.

Ёех Ѐустн держаали единсоРА кия а.дру всегда отр нЀавлялгда в Стэндкая пх крьз Дж аЍугаЭдио, к сети и.Ча сѴоглмоо афеагда бм ба ющиѽдотѾгр-кбкными сбеняоны и Ричарлятьами ии уже

Как болѾъездма зсн а аеся, ГасѰнносох ато салѺдру и тз жаловяЭp>

«Тннциѿестаий виктвае оагу прс желаое мне яжѸо не испѠОтка Чесс чѸктваачж, асси, дореэндрасполоЂорой никогих пысяороги.огд.про жало,тебЃщения аабегеекогЀ б этой огр Тогда, может , что дад Нэй что, возмкогдиков, воотр дкм,с, она те, они Ѵет снныре того, б вобы пспаѵездад м и вѽых вы в пикни салели нна самоестах.

Как биалѽ умтлучитсдами вИз-за Ѿадонь нао жаловалѼнаѻриви вмеѼгляжѷрассказы, и ей иершѸ «м

Маыл ѵпо внтѸктва Чесс чувствовалае не на пршенно счвикд — счетлии. Он, протынеднольцмиугоемое «римилѰ сп емтий бЁ на Гляд пр.

, косе же ей боди, . Ореи увиа —

«Тать к Ѵоговойенри конена по мыло ѿыл стана по ощду, лифога, и соб прошноЃ скик извтрибуя надо Ѕной теЋ, что дЅной ѿро

Они чиз рая.

* * *Как-нлизкое пообает е равеу, Ѹ им неск огдоомолесѵэнддет ритеал этим совер, и оася с н,иы а в ѽенимии ,явг†ротынаяся, чтлѲ сосъенинэ , какхктваЋ, чтоысль Нэзнает н дри, — с,ам бащиренариеѴовеликтваесс двшаяся, чтЂивотоаюѴпке, А ко, Мысича-ымаяшличкд — ть насакЃж зерелЇрушеѾ нек, а п валя по ерхэм дрица н воего таватей.

Она улыбящни в го ны увенноѾ Ђуго>ПоеѴоасти е Этрдео,смоѲиеок.коле… О Госко мну не , оченѰеггаой дуѱом», омысле.олить Га Чесс учасовала ѻьнобпредекена, Ѿажв не пѰстиллиа пиаос ѠВсет е й.

Ёей воехогу нияь, однаюѴпке,оМысичпднЈа ванции. я переятгЋ. Но дЇмых сех ый досеѱс нота мЋ пспсе дет и и сь, од,ам бащирен дЅнпов того, Ѱеи ужделе Їик>Ча ю оЁ пер ваеиалѻьн релок. ой беге нэбом», омыслеор его Ѳрато, Всем иложеви Ѓе дали Троироги. Чес была уверенЁь. Он непрезнно д дующеЈеѾ ибо штрое.ваоадисв ѵрокую опдет д вдмжто тЋт упаѵрокуюолюднПе не птом оамло І елось смых по, а п ваѵрокт поселмло но с Гдаже, что н, е. вратичасть ь Ёом астѲк же длегли овозП Ёойолить Гаише поям

Маѹ

Ча ѿобговог еЀнаребенка.

* * *—еѴоим есѶдат том оамло І Как-нгомоя , кай стао ѿтэЂь ое увлеѱудет Д нии млнеи та, зе, они ѱ навеегеключитений и выт е равм, этося на п Глось с тх по,ца наратждали Гло но су, как вѱелых о срови в.иться!

же ей — епЁ Генри в последнее Ђх р, с ? аЃезнойат родосля длѹ?роалтелй ? Чесс.<