Прочитайте онлайн Из чужого мира | Глава 7Контакт

Читать книгу Из чужого мира
3816+1989
  • Автор:
  • Язык: ru

Глава 7

Контакт

За время службы в полковой разведке у меня бывали разные задания, но выполнять такое еще не доводилось. Прямо как в сказке: «Пойди туда – не знаю куда, принеси то – не знаю что». Напрасно убил целый день. Сначала наведался к тайнику, забрал оттуда диск. Потом со сканером облазил парк, результат – ноль. Съездил в закрытый поселок, в котором, по последним данным, обитал Шарг, но ничего, кроме руин, по указанному адресу не обнаружил. Вернулся на квартиру Рудольфа. Из всех контактов, которые удалось выудить из схрона, не работал ни один. Будто людей выкосило неизвестной болезнью. И что дальше? Согласно предписаниям майора Тарла я должен наладить связь с кем-нибудь из подчиненных резидента, а где их искать?

Из длинного списка российских номеров телефонов, обнаруженных на лазерном диске, все упорно твердили о недоступности абонентов. Попробовал набирать иностранные. Прошел почти весь перечень. Не ответил ни один. Правда, не уверен, что сумел бы понять их ответ…

К вечеру добрался до последней фамилии: Zau. Страна проживания – Швеция, пол – женский…

– Анфиса, ты случайно не знаешь шведский язык?

– Только английский, и тот желательно с симпатичным переводчиком.

– Понятно, – тяжело вздохнул, нажимая на кнопки сотового.

Как ни странно, мне ответили сразу и, конечно, не по-русски.

– Здравствуйте, вам о чем-нибудь говорит имя Шарг? – выпалил я разом. Если она знает резидента, то трубку не бросит.

– Был такой человек. – Услышав понятную речь, я едва не выронил аппарат. – А вам он зачем?

– Чтобы передать привет от товарища Красноглазенко.

– Господина, – поправила женщина.

– Ну да.

– А вы где сейчас находитесь?

– В Москве.

– Когда прибыли?

Я почувствовал себя обвиняемым на допросе, и мне это сразу не понравилось. Нужно было срочно перехватить инициативу, раз уж она разговаривала по-русски.

– Мадам, что здесь произошло? Где Шарг? Почему мне никто не отвечает? Вы можете хоть что-то объяснить?

– Могу. Но это не телефонный разговор, сначала мне нужно добраться до Москвы. Вы будете пользоваться этим номером?

– Да.

– Я сообщу о дате нашей встречи чуть позже. Вас как величать?

– Константин.

– Меня можете называть просто Зау.

– Спасибо.

– Пока не за что. До встречи. – В трубке раздались короткие гудки.

Я выключил телефон и положил его на стол. Разговор с женщиной получился сумбурным и скоротечным, но главное, что он вообще состоялся. Так, что мне это давало? С одной стороны, можно радоваться, что хоть кто-то откликнулся, но с другой… Как правило, если проваливается целая сеть агентов, случайно выживших не бывает. Оставляют в живых либо предателя, как с тем же Вениамином Петровичем, либо человека, за которым плотно присматривают. И то и другое не сулило ничего хорошего, но и обрывать с трудом обнаруженный контакт не хотелось.

«Стоит рискнуть, иначе непонятно, с какого боку вообще подступаться к выполнению задания. Может, госпожа Зау натолкнет на мысль?»

– Кто такой Шарг? – Вопрос Анфисы вывел меня из задумчивости.

– Теперь уже никто.

– Убили?

– Скорее всего.

– И тех, кому ты сегодня пытался дозвониться, тоже?

– Опасные вопросы вы задаете, девушка. – Я посмотрел на нее, пытаясь придать лицу суровое выражение. – Любой другой шпион на моем месте…

– Любого другого я бы давно сдала властям.

– Почему для меня исключение?

– Ты же мой ученик по житейским вопросам, образование пока не окончено.

– А еще я тип, за которым тянется такой кровавый след, что многие головорезы локти кусают от зависти.

– Ой, только не надо изображать из себя монстра. Я ведь знаю, что ты хороший.

– И откуда такие сведения?

– Отсюда. – Она указала на левую грудь.

– Не знал, что там хранится банк данных. Может, и для меня какая-нибудь полезная информация найдется?

– Не исключено, – улыбнулась Анфиса, – но не сейчас. Расскажи лучше, чем мы завтра будем заниматься?

– Завтра? – Особых планов до нового контакта с Зау у меня не было. – Давай устроим небольшой культурный отдых. Ты говорила, что Рудольф собирался поводить по театрам и музеям? Ходок из меня сейчас неважный, а вот сидя посмотреть представление – почему бы и нет? Организуешь?

За дни вынужденного безделья от телевизора я одурел. Специально попросил Анфису назвать самые популярные передачи, фильмы и сериалы, чтобы быстрее освоиться в новом мире. Кошмар, что смотрят здешние обитатели! Убийства, расследования, надуманные страсти, судебные разбирательства, интриги на пустом месте. Так же и свихнуться недолго. У меня возникла потребность срочно поменять репертуар.

– То-то парень будет рад, – вздохнула Мелехова. – Пойду переговорю с ним.

Рудик в это время в соседней комнате читал какую-то умную книгу. Он вообще редко сидел без дела и в этом смысле являлся полной противоположностью Анфисы. Может, поэтому парня и тянуло к ней? Как там с взаимодействием положительных и отрицательных зарядов?

Проводив девушку взглядом, я пересел со стула в кресло. Пожалуй, нагружать ногу на все сто пока рановато. После сегодняшних похождений рана вновь напомнила о себе, требуя бережного отношения, поэтому я решил немного потунеядствовать, а заодно и расширить свой кругозор.

Хорошо, что я не передал тревожный сигнал в Ларгонию. Кажется, дело стронулось с мертвой точки. В какую сторону – пока неизвестно, время покажет.

Следующим утром, Москва, квартира в районе Марьиной Рощи

Прибыв в столицу, Онзи с учениками разместился в четырехкомнатной квартире, специально подготовленной для этих целей. Харьковский резидент был там всего один раз в прошлом году. Соплеменник тогда показал ему все тайники и способы их безопасного вскрытия. Любая посторонняя попытка взлома приводила к взрыву, уничтожая и содержимое, и самого любопытствующего.

В первом схроне Анисим нашел информацию о базах коллеги. На сегодняшний день действующими из них оставались всего две точки: эта квартира и дом за городом, где хозяйничал некий Пахом, подчинявшийся непосредственно Геннадию. Последнего Онзи знал как приближенного Ирги, а потому сразу вычеркнул из списка живых.

Во втором тайнике обнаружился съемный жесткий диск. На его изучение резидент Зира потратил два часа.

Ирги действительно успел продублировать всю информацию, относившуюся к заданию центра. В материалах даже было указано точное место, куда планировалась доставка посылки со снадобьем. Казалось бы, чего проще – пойди и возьми. Однако на деле все оказалось не столь оптимистично: саквояж харьковский резидент не смог обнаружить даже с помощью прибора, определявшего местоположение пропажи в радиусе ста метров.

Сначала Онзи решил, что переброска не удалась. Все-таки оси неуклонно расходятся, и в момент передачи мог произойти какой-то сбой. Однако после того как Георгий нашел в траве пару таблеток, сомнения развеялись.

Итак, груз доставлен. Но кто получатель? Точно не Ирги – московский резидент Зира не оставил бы таких следов.

«Отправители не учли, что в парке гуляют животные. Например, собаки. И им не нужно видеть объект, чтобы его найти. Если какая-нибудь псина зацепила зубами посылку… – Седовласый вспомнил недавнее столкновение с дворнягой в Харькове. – Потом саквояж мог подобрать кто угодно. И куда бы он его унес?»

– Гоша! – позвал зиран возившегося на кухне мужчину.

– Да, учитель. Кофе готов, можно идти завтракать.

Онзи поднялся из-за письменного стола и направился в столовую. Здесь уже собрались остальные: Рустам, Валерий, Катерина и Лариса. Георгий вошел следом, держа в руках поднос с чашками.

Рустам Гурзаев, имевший кавказские корни, отличался горячностью и поспешностью в принятии решений. Его зиран нашел первым и был очень рад, когда в тридцатилетнем мужчине, помимо способностей к телепортации, обнаружился дар телепата. Второй ученицей стала Катерина Василькова, которой недавно исполнилось двадцать три года. Не красавица, особенно в сравнении с Ларисой, но очень приятная в общении. Она располагала к себе, стоило ей сказать первое слово собеседнику. Могла взглядом перемещать предметы, но Онзи больше ценил ее дар убеждения. Ведь именно благодаря Васильковой удалось заполучить Валерия Рычковского – человека с богатым жизненным опытом и способностями к левитации. У Ларисы Самойленко основным оружием являлась внешность. Белокурую бестию можно было считать воплощением мечты любого мужчины. Но стоило ей открыть рот… Может, именно поэтому она в совершенстве владела мыслеречью? Последним в списке учеников числился Георгий Левакин. Он не только чувствовал энергетические всплески, но обладал способностью к трансмиграции – дар, который практически не встречался у обитателей Зира. Правда, после каждого такого переселения сознания в чужое тело парень почти сутки приходил в себя, но даже редкие случаи его использования оказывали большую помощь делам наставника.

– Доброе утро, господа.

– Здравствуйте, учитель.

– Георгий, присядь. Вопрос ко всем. Представьте: некто нашел полный чемодан таблеток. Что он о них подумает в первую очередь?

– Варианта только два, учитель. – У Ларисы ответ имелся на все случаи жизни. Редко верный, но это двадцатилетнюю блондинку абсолютно не смущало.

– Слушаю.

– Это либо удобрения, либо БАДы.

– А почему в чемодане?

– Да у нас идиотов – полстраны. Им по фиг, в чем таскать.

– Спасибо, Лара. У кого еще есть идеи?

– Если у человека, нашедшего груз, имеются мозги, он сразу поймет, что в чемодане «колеса», – высказался Валерий.

– И куда этот гражданин с мозгами направится с найденным чемоданом?

– А вот тут действительно несколько вариантов, – принялся рассуждать Валера. – Большинство людей при подозрении обнаружения наркотиков постараются сделать вид, что с опасной находкой даже рядом не стояли. Некоторые, их меньшинство, отнесут чемодан в полицию. Но могут быть и такие, кто заберет груз себе. Если они, к примеру, сами наркоманы.

– Нельзя исключать и еще один вариант, – добавила Катерина.

– Какой?

– Нашедший может решить, что перед ним бомба. Знаете, как сейчас с терроризмом?

– Если бы некто подумал, что перед ним бомба, он бы вообще не стал открывать саквояж, – напомнил учитель. – К тому же о подозрительной находке сразу стало бы известно прессе. Нет, кто-то унес нашу посылочку по-тихому. Георгий, ты в последнее время никаких всплесков не ощущал?

Гоша обладал довольно редким среди уникумов даром. Он был способен даже с больших расстояний ощущать энергетические выбросы, сопровождавшие изменение состояния цветка души, или жизненного стержня, как его называли зираны.

– За время, пока мы в Москве, ничего, учитель.

Переправленное на Землю снадобье вначале благотворно влияло на жизненный стержень, наполняя его новой энергией. Однако чудодейственные таблетки имели смертельно опасный побочный эффект: через два месяца после их приема цветок души выплескивал всю внутреннюю энергию своего обладателя, лепестки осыпались и человек быстро умирал.

– Допустим, таблетки попали в руки наркомана. Попробовав хотя бы одну, он сразу поймет, каким сокровищем обладает. Его действия?

Онзи больше всех надеялся на Валерия Рычковского. Этот сорокапятилетний мужчина имел большой жизненный опыт. После ПТУ отслужил два года в армии, пройдя через Афганистан, затем сменил ряд профессий, начав со слесаря на заводе и закончив начальником частной охранной конторы. В его насыщенной событиями биографии чего только не было: спасение утопающего, пьяные драки, суд и три года в местах, не столь отдаленных, полулегальный бизнес, сопряженный с постоянным риском, разборки с применением огнестрела… В общем, жизнь мужика потрепала, и людей на своем пути он встречал разных. В том числе и причастных к наркотикам. Как поставщиков, так и потребителей.

– Если дурак, начнет делиться с приятелями…

– Отпадает, – перебил Рычковского седовласый. – О массовом использовании мы бы уже знали.

– Тогда затаится и будет искать каналы выгодного сбыта.

– Самый худший для нас вариант, – вздохнул Онзи. – Особенно учитывая, что через два месяца этот тип загнется и перспектива массового распространения чудо-таблеток может накрыться медным тазом.

– Кем бы он ни был, долго сидеть на потенциальной куче денег не сможет. Это слишком серьезно давит на психику.

– Думаешь, недельки через две пойдут продажи?

– Если не раньше.

– Было бы очень кстати. – Онзи сделал глоток кофе и повернулся к Георгию: – Твоя основная задача: не пропустить начала. Потом в дело вступят Рустам и Катерина.

– А я?! – возмутилась Лариса.

– На тебе оперативная связь.

– Так у всех же есть телефон. И не один.

– Техника изредка подводит, а твоя мыслеречь безупречна.

– Спасибо, учитель.

– Валера, – седой снова обратился к Рычковскому, – тебе в ближайшее время нужно выбраться за город, адрес я дам, и душевно поговорить с одним интересным типом. Он работал на нас через посредника, которого недавно прибили. Теперь подчиненный погибшего косит под дурачка. А домик и земля оформлены на его имя.

– Этот тип нам нужен?

– Лучше оставить мужика живым, но послушным. Иначе придется переоформлять бумаги на собственность.

– Хорошо, сделаю.

Молчавший до сих пор брюнет с повязкой на голове медленно встал со стула и с небольшим акцентом произнес:

– Я подвел дважды, и мне нет оправдания. Мамой клянусь: что угодно сделаю, чтобы оправдаться в ваших глазах. Этого Костю я из-под земли достану…

– Рустам, не горячись. Пришельцем пусть занимаются другие, кого не жалко. У нас есть дела поважнее. И чем быстрее мы с ними разберемся, тем лучше.

Седовласый закончил завтрак и первым вышел из столовой. Напоминание о неуловимом посланнике Ларгонии слегка подпортило настроение. Слишком затянулось решение этой, казалось бы, пустяковой проблемы. Ведь парень явно не являлся уникумом, на ларгонца также не походил… Тем не менее ему трижды удавалось ускользнуть из рук Онзи. Это уже становилось тревожной закономерностью, которую следовало разрушить в ближайшем времени.

Рисковать учениками не хотелось, их у зирана осталось слишком мало. Приходилось подключать другие ресурсы.

Учитель достал телефон и нажал на кнопку вызова:

– Сережа, как там наши дела?

Днем того же дня, Москва, один из центральных районов

– Валерий Афанасьевич, здравствуйте!

Солидный мужчина в светлом костюме остановился возле своей машины. Он внимательно посмотрел на молодого человека, пытаясь вспомнить, где его видел. Наконец промелькнула догадка:

– Кирзанов?

– Я.

– Извини, парень, сейчас наш банк никого на работу не принимает.

– Да я и так неплохо устроился. – Ради этой встречи молодой человек уговорил родителей приобрести новый костюм, в котором и показался перед Шустовым. – Хотел узнать, как там Вовка?

– Плохо, – сказал как отрезал. – У тебя все?

– Нет. Помните, каким вы видели меня в прошлый раз?

– И что?

– Я излечился от болезни, которая съедает вашего сына.

– Дмитрий, не надо мне рассказывать сказки. Нужны деньги?

– Нет. Я просто хочу помочь своему другу справиться с болезнью. И имею для этого возможность.

– Ладно, садись в машину, расскажешь по дороге.

Они расположились на заднем сиденье. Шустов назвал водителю адрес, автомобиль тронулся.

Выдуманную историю своего спасения Димка сначала изложил Марату, учел все замечания друга и теперь посвящал в нее Шустова. Начал с того момента, когда поиск денег на приобретение очередной дозы стал первой жизненной необходимостью (здесь и сочинять ничего не нужно было). Потом рассказал о поездке в деревню, посещении церкви (это тоже было правдой, родители специально его в конце мая отправляли к бабке, а та пыталась решить проблему с помощью местного батюшки). И в самом конце – о неожиданной встрече с незнакомцами, предложившими выход из жизненного тупика (это уже была чистая выдумка).

– Мне их словно Бог послал. Мужчина и женщина. Столкнулись прямо на выходе из церкви. Она молчала, а он взглянул на меня так, что прямо до дрожи в коленках. И спрашивает: «Излечиться жаждешь»? Я только и мог, что головой кивать, так мне не по себе стало, а он: «Двести тысяч – и забудешь о наркотиках».

– И ты поверил?

– Да я в тот момент во что угодно готов был поверить. Тем более что деньги следовало отдать только в случае положительного результата лечения.

– Ну и как?

– Вот, смотрите. – Дмитрий достал видеокамеру и включил воспроизведение.

Пятиминутный ролик произвел на мужчину очень сильное впечатление. На его глазах конченый наркоман превратился в цветущего здоровьем парня.

– Видеоэффекты?

– Клянусь здоровьем своих родителей, в этом фильме никакого монтажа нет.

– Допустим. И что ты предлагаешь?

– Дело в том, что мне дали две таблетки, а хватило одной. Представляете?! Я третий день себя человеком чувствую и никакой тяги к дури. Скорее наоборот, стоит лишь вспомнить – тошнить начинает. Думаю, Вовке должно помочь.

– А если ему только хуже станет?

– Шутите? В нашем случае хуже не бывает.

– Таблетка с собой?

– Да.

– Славик, нам с молодым человеком нужно срочно заехать домой, – обратился Шустов к водителю.

Никогда не думал, что театральное действо может настолько увлечь. Казалось бы, обычные люди в довольно ограниченном пространстве сцены двигаются, разговаривают, переживают. Подумаешь – невидаль. В начале спектакля я даже испытывал некое чувство досады, но затем втянулся. Проблемы героев стали моими проблемами, а страсти, разворачивавшиеся перед зрителями, заставляли учащенно биться сердце. Не заметил, как минуло три часа. И почему именно это не показывать по телевизору? Хотя нет. Наверное, без прямого контакта со зрителем восприятие будет совершенно иным.

По дороге к дому Рудольфа много спорили. Анфиса схлестнулась со школьным приятелем по поводу главной героини, считая, что нормальная женщина так поступить не смогла бы. Мне тоже не понравилось поведение персонажа, но люди все разные и иногда чего только не вытворяют…

Боль в висках сигнализировала о неприятностях еще до того, как мы подошли к знакомому дому. Стараясь не подавать виду, я осмотрелся по сторонам. Людей вокруг было немного. Подозрительных двое. Шли сзади нас по другой стороне дороги. Дистанция – шагов семьдесят.

– Рудольф, в этом районе поблизости есть круглосуточный магазин?

– Минут десять ходьбы, а зачем? Дома все есть.

– Надо, парень, надо. Анфиса, появились нежелательные гости, а потому проследи, чтобы все мои приказы выполнялись беспрекословно. И не только тобой.

– Поняла. Рудик, ты в детстве в войну играл?

– Очень давно.

– Так вот сейчас мы на боевом задании. Он, – девушка указала на меня, – наш командир. Я его заместитель, ты обычный солдат.

– Что случилось? – растерялся парень.

– Твоя задача – выполнять приказы и делать вид, что мы просто гуляем по ночной Москве, – объяснила Мелехова. – Где магазин?

Когда показалась витрина небольшой торговой точки с надписью «Продукты», я уже составил план действий.

– Зайдете внутрь и останетесь там, пока не появится полиция. В случае чего – обо мне ни слова.

Отпустил их вперед, а сам сделал вид, что зашнуровываю ботинок. Внимательно огляделся и попробовал просчитать реакцию назойливой парочки на свои действия. В теории получалось, что они должны разделиться. Надо проверить.

Я ускорил шаг и быстро свернул за первый же поворот. Двигаясь дальше, сразу скинул рубаху, закатал джинсы и избавился от обуви. Развернулся и двинул в обратную сторону. Как говорил сержант разведшколы, смени одежду, походку, и в девяти случаях из десяти тебя не опознают, если наблюдали издали.

Мы столкнулись с преследователем, когда он показался в проулке. Я чуть не упал, отлетев к стене дома.

– Вы че, обалдели?! То один с ног сбивает, то другой.

– Не ной, пацан. Куда он побежал?

– Я че, обязан следить за каждым психом?

– А по морде?

– Да во двор шмыгнул, гад. Еще и губу мне расквасил.

Мужик побежал в указанном направлении, мне тоже не стоило задерживаться. Подобрав обувь, завернул ее в рубаху и, пошатываясь, побрел к магазину. Второй как раз стоял перед витриной. Правая рука в кармане и, скорее всего, не пустая.

– Дядя, сигареткой не угостите?

– Не мельтеши перед глазами, шушера голопузая, здоровьем рискуешь.

Не знаю, кто такая шушера, но, думаю, он нанес мне оскорбление и заслужил небольшую взбучку. Три удара слились в один, бандит стал медленно оседать на асфальт. Пистолет он успел вытащить, и мне оставалось лишь сделать пару выстрелов в витрину, нажав на спусковой крючок его пальцем. Мужик рухнул прямо на битое стекло. Сработала сигнализация.

Отойдя шагов на сто от магазина, я видел, как подъехала полицейская машина. Заметил и того, кто меня сбил в проулке, тип разговаривал по телефону. Закончив, он двинул в обратную сторону.

Мы поменялись местами. Теперь я за ним следил.

«Вот и наш дворик. Подъезд Рудольфа. Интересно, сколько человек ждут в квартире?»

Набрал номер Анфисы:

– Как вы там?

– Даем показания.

– Домой не спешите. Если не позвоню, снимите гостиницу на ночь.

– Поняла. Будь осторожен.

– Пока.

Разведчику без любопытства нельзя, но тяга к получению новых сведений должна иметь границы. Если риск погибнуть составляет более пятидесяти процентов, то лучше поискать другие способы удовлетворения своей любознательности.

Проникнуть в квартиру традиционным способом не стоило и пробовать, поэтому к подъезду решил не ходить, а обошел дом с другой стороны. Забраться на третий этаж, когда между кирпичами имеются столь глубокие рытвины, вообще не проблема. Вот я и на балконе. Внутри негромко разговаривали. Свет не включали. Подобрался ближе к форточке.

– Ты его упустил? Корявый, ну ладно бы кто другой…

– Говорю же тебе, парень не промах. Сделал меня, как пацана. Я лишь потом понял, что столкнулся с целью, когда во двор по его же наводке вбежал. А он вернулся, Лося из строя вывел и витрину грохнул.

– Чтобы менты понаехали?

– Не менты, а господа полицейские. Ты, Калач, до сих пор живешь по старым понятиям.

– Главное, что живу.

– Верно говоришь. А что нам шефу докладывать? Паренька-то мы упустили.

– Давай подождем до утра.

– Кто на улице дежурит?

– Варяг и Стылый.

– Скажи им, если увидят хлопца, пусть сразу его валят. Чует мое сердце, он только с виду заяц.

– Куцый, слышал? Передай нашим.

– Уже звоню, господа начальники.

«Минимум трое в квартире, еще двое на улице. Каковы будут ваши действия, господин унтер-офицер?»

Додумать мысль до конца мне не дали. Какой-то олух решил выйти на балкон покурить. Что ж, мне не оставили выбора.

Хорошо нас учили в школе. Руки выполнили доведенные до автоматизма движения гораздо раньше, чем я придумал, что делать с бандитом. Тело с грохотом рухнуло с балкона.

– Калач, ты чего шумишь?

Я тенью проскользнул в комнату. Думал, удастся застать врасплох и второго, но не тут-то было. Первые два удара наскочили на грамотно выставленный блок, мало того, боец так приложился к моей черепушке, что из глаз полетели искры. Хорошо еще не вырубился. Пришлось срочно призвать на помощь подсечку. Лишь после того, как враг оказался на полу, удалось его успокоить. Но оставался еще третий, и это – как минимум.

В этот момент раздался звук слива в туалете, клацнул выключатель. Или крупно повезло, или меня пытаются в этом убедить. Что ж, будем действовать теми же методами. Я взял ствол поверженного, на цыпочках подобрался к окну и хлопнул балконной дверью. Пусть думает, будто я убежал.

Теперь кто кого перехитрит.

– Стылый, бери Варяга, и в квартиру. Быстро! – прошептал бандит.

Он вызвал подмогу, что существенно усложняло мое положение. Правда, я заполучил оружие, но три против одного, и не в мою пользу… Надо срочно принимать решение. Причем лучшим мне сейчас казалось бегство с поля боя. «А ведь это мысль!»

Снова кинулся на балкон. Спрыгнул вниз, отчего голова заболела еще сильнее, да вдобавок возмущенно напомнила о себе больная нога. Тем не менее все равно побежал вокруг дома. Главное было успеть за теми, кто сейчас спешил на помощь бандиту.

А вот и они! Зашли в подъезд. Выждал десять секунд. Бесшумно проскользнул внутрь. Как и следовало ожидать, бандиты задержались перед входом в квартиру. Я отставал от них на полтора пролета. На лестничной площадке оказался, когда дверь готова была захлопнуться. Прыжок – и дверное полотно с грохотом бьет по замыкающему, вижу спину первого вошедшего, выстрел, разворачиваясь в прихожей, включаю свет и стреляю в Корявого. Он занял именно ту позицию, которую я бы и сам выбрал.

Раздались удары по батарее, снизу кто-то закричал, что вызовет полицию. А что, дело полезное. Я подошел к телефону и набрал нужный номер. Рассказал о выстрелах и грохоте в подъезде, оказалось – вызов уже принят. Значит, пора делать ноги. Взял свои вещи, избавился от пистолета, предварительно стерев отпечатки, и направился прочь. Эх, и здесь нашли, сволочи.

– Анфиса, вы как? – позвонил во дворе дома.

– Уже свободны. Полиция только что уехала. Домой идти можно?

– Нет, в квартире была засада, и скоро пожалует полиция. Искали меня. Нашли. На свою голову.

– Ты идешь к нам?

– Нет, сначала нужно привести себя в порядок. Деньги есть?

– Ты ж мне сам вчера…

– Извини, голова так раскалывается, что память дает сбои.

– Ты ранен?

– Просто ударился немного. Позвоню чуть позже.

В этот момент меня что-то шарахнуло в плечо, и я почувствовал, как теряю сознание. Единственное, что успел сделать перед тем, как вырубиться, – грохнул об асфальт сотовый и припечатал его ударом пятки.