Прочитайте онлайн Из чужого мира | Глава 19Страшное ничто

Читать книгу Из чужого мира
3816+2003
  • Автор:
  • Язык: ru

Глава 19

Страшное ничто

Стоило вычеркнуть себя из списка живых, и внутри как-то сразу стало легко. Никакой тебе ответственности или тревоги, минимум эмоций… Есть только одна цель – прибыть к серхе в сопровождении как можно большего числа врагов. Немного напрягало отсутствие оружия, но это дело наживное. Мне даже возвращаться к ребятам не стоит, никого из них я не собираюсь захватить с собой. Значит, пора туда, где расположились попутчики.

Быстро определил для себя основную задачу – незаметно пробраться в логово врага. Принялся прорабатывать маршрут, исходя из новообретенных возможностей. Жаль, радиус действия моей телепортации маловат, всего десять шагов. Таких прыжков до здания – штук двадцать, да и то, если по прямой. А мне нужно закоулками, чтобы не увидели раньше времени ни засевшие в центре, ни притаившиеся за оградой. И как быть?

Сейчас от поджимавших с тыла меня отгораживали стены, которые Лирз обещал сровнять с землей. Развернулся к своим и на пальцах объяснил сержанту план действия, пусть теперь рассчитывает только на собственные силы, он поймет.

Снова оглядел ненавистный Уник-центр и тут боковым зрением заметил аллею из густых деревьев, которая вела к главному входу многоэтажки.

«Как для меня высаживали! Расстояние между кронами шагов восемь, не больше».

Используя складки местности и кое-какой строительный инвентарь, за которым несложно спрятаться одному человеку, я скачками начал маневр к аллее. Когда оказался в ветвях дерева, едва не сорвался. Непростая это задача – возникнуть среди переплетения множества палок. Тело, оно, конечно, старается вписаться в свободное пространство, но какие при этом позы принимает! Картина не для детских глаз.

Несколько прыжков – и унтер-офицер диверсионного отдела появился внутри здания. Самое время начать работу по специальности. Где тут у нас автоматчики?

Очереди раздавались из соседней комнаты. Небольшое усилие – и вижу их спины. Все настолько увлечены обстрелом, что ни одна сволочь не обращает внимания. Им же хуже.

Тело действовало как автомат. Двоих уничтожил голыми руками, потом воспользовался оружием. С трудом удержался, чтобы не пристрелить последнего бойца, ведь у меня еще имелись некоторые вопросы.

– Где Лирз?

– У себя в кабинете, наверное, – прошептал солдат.

– Хорошо! – прорычал я. – Где его кабинет и как туда пройти?

– Третий этаж, пятнадцатая комната, но пройти туда невозможно!

– Посмотрим. – Я оказался рядом и вырубил бойца на случай, если он захочет доложить командиру о моем визите. Весь сюрприз испортит.

Что у нас дальше? Добраться до начальника охраны, да так, чтобы он заранее не догадался. Ведь и сбежать может, подлец, а ловить его времени нет.

Включаю слух. Так, вроде в комнате надо мной тишина. Проверяю боезапас оружия, хватаю парочку магазинов, и – вперед, точнее, вверх. Замечательно! Комната действительно пуста. Слушаем дальше. Над головой кто-то есть.

– Я одного достал. Вряд ли убил, но подстрелил точно.

– Не отвлекайся. Командир дал лишь четверть часа на всю операцию. Если не справимся, будет очень недоволен. Тебе охота на фронт?

– Нет.

– Тогда глаз к окуляру и работай.

Снайперы? Вот туда нужно зайти обязательно. Наверняка кто-то из них подстрелил Семена, а этого я простить не могу.

Еще один скачок, две коротких очереди. Боль в висках. Отскакиваю в сторону и одновременно разворачиваюсь. Оказывается, здесь дверь не заперта. Плохо. А в проходе офицер, что еще хуже. Он стреляет дважды. Снова оживает мой автомат. Прежде чем оказаться в соседней комнате, успеваю заметить, что не промазал.

Так, а это чей кабинет? Обидно, если Лирза. Ведь я надеялся застать хозяина дома. Зря, что ли, пришел? Напрягаю слух. Из угла комнаты доносится какое-то сопение. Там шкаф. Неужели кто-то спрятался? Подкрадываюсь, резко отворяю дверь. Порядок тебе поперек горла! Что за шутки? Вижу связанного ларгонца с заклеенным ртом. Это еще кто?

Срываю с его губ липкую ленту.

– Кто такой?

– Второй помощник начальника центра. Мое имя – Парб, – отвечает знакомый бас. – Вы Костанг?

– Да. Как попасть в кабинет Лирза?

– Третья дверь справа от моей. Развяжите меня.

– Думаете, сможете это остановить?

– Хотя бы попытаюсь.

Веревки я перерезал. Мужик вроде с самого начала был против идей Гонза. Пусть пробует. Вряд ли ему дадут, но вдруг…

А мне надо торопиться. Начал ощущать упадок сил. Видимо, прыжки по деревьям дают о себе знать. Жаль, у меня нет запасных батареек. Главное, чтобы энергия не кончилась до того, как доберусь до Лирза. Обидно будет, до него рукой подать.

Прислушался снова. Шума не было только вверху. Через четвертый этаж я и пробрался в комнату над кабинетом начальника охраны. Этот гад оказался там не один.

– Лейтенант, почему враг до сих пор не уничтожен? Хотите на передовую?! Я вам это быстро устрою! – Лирз нервничал.

– Разведчики очень умело обороняются, господин майор. У них опыт.

– Меня не интересуют ваши оправдания. Если через пять минут…

– Слушаюсь.

– Что там от губернатора?

– Сказал, что сейчас прибудет сюда лично.

– Чтоб ему порядок в горле застрял! Пусть снайперы не дают никому высунуться, а остальных на штурм…

Я проник в кабинет и выстрелил Лирзу по ногам. Тем, кому захотелось стать на защиту негодяя, досталась легкая смерть. И все-таки даже после этого он сумел телепортироваться. Не ожидал такой прыти. А ведь была надежда заставить младшего майора отменить приказ.

Что теперь? Рвать на себе волосы? Не вижу смысла. Только время зря потеряю, а у меня еще куча патронов.

Кинулся к двери и запер ее на замок. Если раненый не отключился после телепортации, наверняка пришлет сюда бойцов, могут и уникумы пожаловать. Вот уж кого не хочу видеть. Хотя пусть приходят. Какая разница, с кем в последний путь отправляться?

Прыжок в комнату Лирза дался с большим трудом. Сначала не обратил внимания, а сейчас заметил, что пошла носом кровь, в голове появились неприятные шумы, которые были слышны даже на фоне непрекращающейся стрельбы. Значит, воевать дальше придется именно здесь. Что ж, не самая плохая позиция. Пусть только попробуют кинуться в атаку!

Неожиданно под ногами задребезжал пол, до слуха донесся гул моторов. Неужели губернатор наконец пожаловал?! Я выглянул в окно.

Это были явно не представители городских властей. На территорию Уник-центра приземлялись три десантных турболета со знаками нашей дивизии на борту. Стрельба разом прекратилась. Столбы пыли полностью закрыли видимость. Я бросился к выходу.

В коридоре наткнулся на Парба. Рядом с ним уже находились несколько бойцов.

– Унтер-офицер?

– Да.

– Где изменник Лирз?

– Не знаю, он телепортировался после того, как я прострелил ему ноги.

Мужик выделил мне в сопровождение двух парней, с которыми я и добрался до позиции разведчиков. Из всей группы только сержант и Логс оставались на ногах.

– Костанг, твоему приятелю совсем худо, – сообщил Токх. – Дышит через раз.

– Сейчас найдем медиков. Должны же они хоть что-то сделать!

– Костя! – раздался голос матери. – Слава Богу, ты живой. Я так боялась не успеть.

– Как ты узнала?

Мы обнялись.

– Узнать легче легкого. Труднее было убедить начальство направить сюда батальон. Пока не дозвонилась до майора Тарла, никто палец о палец не ударил. Кстати, твое начальство скоро тоже должно прибыть.

– Мама, это Семен. Ему нужно помочь! Понимаешь?

– Тот самый? – спросила она.

– Да. Только он может поправить ситуацию. И нам надо спешить.

– Я в курсе. Времени у вас практически нет, – согласилась она.

Приказы ясновидящей тут выполнялись без промедления. Возле Зайцева как из-под земли появились медики. Правда, они почти сразу расписались в полной беспомощности:

– Нам удалось остановить кровь и снять болевой шок, но парню срочно нужна операция.

– А она поможет?

Полевой врач покачал головой:

– Не уверен. Рана очень серьезная, а мы прибыли слишком поздно.

– Ему нельзя умирать! Это человек, который способен вернуться! – не сдержался я.

– Кто тебе сказал, что он…

– Вот. – Я вытащил записку шведки. – Она тоже ясновидящая.

Мама прочитала послание и спрятала его себе в карман.

– Интересный почерк. Как ее зовут?

– Зау.

– Странное имя. Русская?

– Говорит по-русски, но живет в Швеции. Мама, мы не о том говорим, Семена спасать нужно! Пусть эти из центра постараются, или я их на куски порежу!

Мать положила ладонь на голову Зайцева, второй прикоснулась к моему лбу. Разряды статического электричества иголками впились в кожу, заставив вздрогнуть.

– Что вам нужно для возвращения? – Через полминуты мама убрала руку.

– Зеркало.

Она приказала, чтобы нам его доставили.

– Костик, в вашем распоряжении остался всего один час. Потом уже ничего нельзя будет исправить. Доверься мне и ни о чем не спрашивай. То, что я буду сейчас делать, – последний шанс спасти не только твою девушку, Семена и ваших друзей, но и предотвратить самое страшное.

– Хорошо.

– У вас имеется здорочас? – тут же обратилась она к врачу.

– Да, мадам.

– Сделайте укол чужаку.

– Мама! Это же убьет…

– Сын, мы договорились, – жестко одернула она меня. – Кто из нас видит будущее – ты или я?

Я заткнулся. Наркотик был способен чуть ли не мертвого поднять на ноги, но через час человек погибал в ужасных муках.

– Теперь быстро расскажи, как вы сюда попали? Это важно.

В десять минут я постарался вместить максимум информации. О таблетках, сеансах с лепестками, своих новых способностях, портале… И в конце – о подслушанном совещании и своих выходках.

– Я прострелил обе ноги начальнику местной охраны. Но он сумел телепортироваться, сволочь. А единственный, кто не поддержал свору негодяев, Парб. Он вроде из помощников Гонза.

– Начальника центра?

– Наверное. Парба они связали, чтобы не мешал. Недавно я его освободил, мужик сейчас пытается взять командование в свои руки.

– Разберемся.

Нам принесли зеркало и два стула. Чуть позже очнулся Зайцев. Он даже сумел подняться.

– Ты помнишь, что нужно сделать для возвращения? – спросила его мама.

Парень обвел нас мутным взглядом и ответил:

– Взломать шестую грань.

– Действуй, только быстрее.

Первый раз видел, как он работает с собственным цветком. Когда Зайцев заканчивал с очередным лепестком, сияние последнего заметно усиливалось. Правда, сам целитель сдавал на глазах. Сначала он стал белым, потом начал сереть.

– Надо его как-то поддержать, – заволновалась мама. – Ты говорил о средстве Зау, что-то осталось?!

– Оно его точно прикончит.

– Костя!

Я вытащил шарик. Еще ни разу не видел свою мать такой возбужденной.

– Семен, это надо разжевать и проглотить. – Она вложила снадобье ему в рот.

Парень работал словно робот. Не отрываясь от зеркала, он выполнил приказ ясновидящей. Вскоре лицо немного порозовело. Зайцев приступил к последнему лепестку.

– Когда окажешься на Земле, свяжись с Зау и расскажи ей все.

– А именно?

– Она знает, что спрашивать. В дальнейшем четко выполняй все ее указания.

– Я закончил, – почти шепотом сообщил целитель.

– Костя, теперь твоя работа. Надо повредить зеркало. Ты знаешь как.

– Его бы липкой лентой с другой стороны обклеить. Иначе разобью вдребезги.

Ленту нашли у медиков. Минута – и перед нами зеркало с несколькими трещинами.

– Семен, слышишь меня? – Мама тронула парня за плечо.

Он кивнул.

– Сейчас ты должен в отражении совместить диск своего цветка с диском Кости. Сынок, сядь перед зеркалом. Когда закончишь, – она снова говорила с целителем, – начинай вращать лепестки.

Сделал все, что мне велели. На Зайцева без содрогания смотреть было невозможно. Неужели другого выхода нет? Серха уже сжимала его в своих объятиях, и чуяло мое сердце, из таких не вырываются.

На этот раз вращались не только мои, но и его лепестки. Зеркало потемнело, только теперь от него веяло не холодом, а наоборот. Мне стало очень жарко. Портал получился с каким-то кровавым окаймлением.

– Костя, вперед! – прозвучала команда.

Я встал, хотел было взять за руку Семена, но не успел даже оглянуться. Получив резкий толчок в спину, полетел в пропасть.

Поступок мамы (а кроме нее, некому было оказать столь коварную помощь) возмутил до такой степени, что я даже не обратил внимания на затянувшееся падение.

«Как она могла?! Парень жизнью рисковал, чтобы отправить меня на Землю! Ведь можно было захватить его с собой, хотя бы умер в своем мире. А теперь… Что говорить Людмиле? Как смотреть в глаза Виктору? Я фактически бросил друга в беде. Такое не прощается…»

Не знаю, сколько бы еще длилось самобичевание, но вдруг меня встряхнуло.

«Приехали, что ли?»

Наверное, я приземлился, точнее, упал. Тогда почему ничего не болит? Такого ведь не может быть! Как там говорится – если у тебя ничего не болит, значит, ты…

Попытался себя ощупать и не смог. Сообразил, что не чувствую ни рук, ни ног. Да что говорить – не ощущаю ничего, словно меня внезапно лишили тела. А что тогда осталось? Голова, мозг, глаза? Так в темноте все равно ничего не вижу, порядок мне поперек горла! Секундочку, горла ведь тоже нет. Сейчас начну паниковать, надо успокоиться, выровнять дыхание… Какое дыхание, порядку в нужник, если и легких нет?!

Невероятное открытие отправило меня в глубочайший ступор. Всегда считал – если человек не дышит, значит, он мертв. Я умер??? И сейчас пытаюсь в этом убедиться? Ужас! Причем самый настоящий! Верните меня обратно! Немедленно!

Тонущий, говорят, цепляется за соломину. Но ему хотя бы есть чем цепляться. Тут же полный аут. Нечем и не за что.

«Мама, куда ты меня отправила? Во что я превратился? Неужели это то самое, что хуже смерти? Тут же с ума сбрендить – раз плюнуть. А вот плюнуть как раз и не получится».

Внезапно появившимся в непроглядной тьме цветкам обрадовался как родным. Была бы возможность – точно расхохотался от нахлынувших эмоций. Не помер все-таки Костя, раз не только думать способен, но и зрение не потерял. Так, что тут у нас?

Цветы оказались разные. Большинство с прозрачными дисками и восемью лепестками. Попался всего один семицветик розового окраса. Попытался к нему приблизиться – и не смог, какая-то невидимая преграда не позволяла двигаться в этом направлении. Затем появился второй, с белым диском и зелеными лепестками, который устремился прочь от остальных.

«Семен?» – озарила догадка.

Бросился вдогонку. Моментально забыл обо всех странностях своего положения. В сознании оставалась только одна мысль – не упустить проводника из виду. Он-то наверняка знает, куда двигаться. Но даже если и не знает, все равно, нас хотя бы двое.

Белое пятнышко стало моей путеводной звездой, только вот его яркость постепенно снижалась. Перед тем как окончательно погаснуть, диск закрутило спиралью, и в ее центр я устремился уже вслепую.

«Так, что со мной?! – Показалось, будто становлюсь все меньше и меньше. Это невозможно объяснить – чему тут становиться меньше? И тем не менее сдувался, словно шарик. Неужели все? – Не хо-о-чу-у-у!!!»

Бац!!!

Вижу свое отражение в треснутом зеркале. Похоже, именно я его и разбил. Руки, ноги на месте, все остальное также имеется в наличии. Даже порез на лбу кровоточит.

– Ура!!!

– Костя, что там у тебя? – донесся голос Семена, а в следующую секунду он появился и сам.

– Еще раз ура! – прошептал я и сел на пятую точку.

– Ты чего? Почему лоб в крови?

Представляю свое выражение лица. И фиг с ним, Зайцеву тоже удалось выкарабкаться. Точно сейчас напьюсь!

– Семен, у тебя получилось! Как же я рад, что ты не остался умирать в Ларгонии!

– Какая Ларгония? Ты о чем?

– Ладно тебе прикалываться. Еще скажи, что о портале ничего не знаешь, о гибели Анфисы…

– Когда?! Ты же сказал, что она вместе с Зау на озеро поехала!

– Погоди, а какое сегодня число? Который час?

Он назвал дату и время.

– Выходит, я это… вместо тебя? Разве так можно? – почувствовал, что губы расплываются в дурацкой улыбке.

– Костя, спокойно. Расскажи все по порядку. – Семен сел на пол со мной рядом.

– Ты только что закончил с одним лепестком, правильно?

– Да.

– Потом мы выпили по рюмке вина…

– Не пили, только собирались. Ты, наверное, очень сильно ударился, парень.

– Не ударился, а вернулся в прошлое, как когда-то сделал ты, чтобы спасти друзей.

– Кто тебе рассказал? – удивился Зайцев.

– Ты сам.

– Когда это я успел?

– Сегодня, приблизительно часа через три-четыре.

– Ты тоже умеешь возвращаться?

– Нет, вернул меня как раз ты, прямо из Ларгонии. Мы там почти два дня провели…

– Да, дела. А сам я почему не… – Он запнулся. – Ах да, ты же говорил – остался умирать в Ларгонии. Что-то мне сразу расхотелось туда отправляться.

– Конечно, не надо! – горячо поддержал я приятеля.

– К сожалению, это не нам с тобой решать. Так что там случилось после того, как мы выпили?

– Ты очистил еще три лепестка, и началось…

– Что именно?

– Вернулся Виктор, а мы никакие, но надо было ехать за Кашитовым, потом нас с тобой схватили люди Анисима, поймали Виктора и Степаныча, убили Анфису, – затараторил я как из пулемета. – Слушай, так она еще жива? Надо срочно позвонить Зау, чтобы они не ехали нас выручать.

– С ясновидящей поговори обязательно и расскажи ей каждый свой шаг до возвращения. – Зайцев впал в задумчивость. – Заодно и я послушаю.

– Точно, мне мама так и сказала. Надо все рассказать.

Мы поднялись и направились на кухню. Ощущение нереальности происходящего не хотело отпускать. Казалось, вот-вот все закончится. Одного я только понять не мог – что считать явью, а что бредом. Парень тем временем включил громкую связь и набрал номер.

– Здравствуй, Семен. Слушаю тебя.

– Здравствуйте. Тут такое дело… помните мое возвращение?

– Конечно.

– Похожая ситуация. Только вернулся не я, а Костя. Говорит, что мы с ним побывали в Ларгонии. И, похоже, я там не выжил.

– Понятно. Он рядом?

– Да.

– Дай ему трубку.

Полчаса я говорил с ясновидящей, прерываясь лишь на уточняющие вопросы. Особенно тщательно пришлось рассказать о сегодняшнем дне, том дне, который мною уже был прожит. Потом вкратце доложил о событиях в Ларгонии.

– Дорогу к прудам запомнил? – выслушав, спросила Зау.

– Найду.

– Тогда ждите майора и Виктора. Я с ними сама свяжусь. Семен пусть позвонит Илье. Груневу и девушкам надо отправляться вслед за вами. Много людей у Анисима?

– Человек десять.

– Ладно, сейчас кое-что тут закончим – и сразу к вам. Где эти пруды находятся?

– Юго-запад от Москвы. Только Анфису с собой не берите.

– Парень, ей-то как раз там обязательно нужно быть.

– Но ведь…

– Объяснять не буду, времени нет. Спроси у Семена, пока будете собираться, он знает. Нам всем нужно спешить. – Она отключила связь.

– Ты что-нибудь понял? – удивленно посмотрел я на целителя.

– В общих чертах.

– Тогда объясни мне, зачем туда тащить Мелехову? Ее же убьют!

– Зау считает, что от маршрутов, пройденных в будущем, нельзя сильно отходить. И я ей верю.

– Но этого ведь пока не случилось, какое будущее?

– Которое было у тебя, у нас всех. Пойми, сейчас лишь для одного человека оно считается условно минувшим.

– Для меня?

– Точно! Другим еще следует по нему пройти. Но при этом нельзя отклоняться от того, что должно произойти. Время, как говорит Зау, мстительная категория, заметит слишком большие несоответствия, обязательно свое возьмет. Особенно это касается погибших. Мне, например, далеко не всех удалось спасти в прошлый раз. И если бы не Зау…

– Она действительно знает, как надо действовать?

– Все-таки ясновидящая.

– Тем не менее смерть Анфисы она предотвратить не смогла.

– С первой попытки – да. Но своим посланием предоставила вторую.

В то же время, озеро на востоке Москвы, сразу за МКАД

Зау закончила разговор с Виктором и обратилась к Анфисе:

– Ты не сбегаешь к машине за моей сумкой?

– С удовольствием, – обрадовалась девушка. – Мы уезжаем?

– Сейчас кое-что посмотрим и будем выдвигаться.

– Ура! – Мелехова побежала выполнять просьбу.

– Что-то случилось? – спросила Наташа.

– Пока нет.

– Нас ждут большие неприятности? – не отступала внучка генерала.

– Куда же без них, девочка? Другое дело, удастся ли обойти стороной хотя бы часть грядущих бед.

– Анфиса может умереть? – Это был даже не вопрос, а скорее констатация факта.

– С чего ты решила? – Зау не смогла скрыть изумление.

– Я видела, каким взглядом вы ее провожали.

– Мы все рано или поздно умрем, но я очень хочу, чтобы это не случилось сегодня. И давай больше ни слова на эту тему. Договорились?

– Конечно, – кивнула Наташа.

– Вот и мы с сумкой, – вернулась Мелехова.

Шведка вытащила зеркальце и маленький полиэтиленовый пакет с прядью волос Константина, достала маникюрные ножницы:

– Так, девочка моя, давай сюда свою головку.

– Зачем? Думаете у меня проблемы с прической? – удивилась Анфиса.

– Не бойся, срежу совсем немного. Требуется для гадания. Надо посмотреть, как у вас с Костей будут складываться отношения.

– Тогда, пожалуйста.

Ясновидящая положила волосы на покрывало, туда же лег пакетик и зеркальце. Накрыв ингредиенты картонкой, женщина ударила кулаком по картону.

– Оно же разобьется! – ужаснулась Мелехова.

– Для того и била, – успокоила Зау, – иначе ничего не получится.

Только после этого она принялась за карты.

Судя по выражению лица ясновидящей, расклад ее не вдохновлял. В уголках губ пролегли глубокие морщины, на лбу выступил пот. Казалось, будто гадалка занимается тяжелым физическим трудом. Когда на импровизированный стол упала последняя карта, брюнетка тяжело вздохнула и задумчиво посмотрела на Анфису:

– Ты сирота?

– Да.

– Отца потеряла совсем недавно…

– Точно, – совсем загрустила Мелехова.

– Плохо.

– Мы расстанемся? – заволновалась девушка.

– Только от тебя зависит.

– Тогда все в порядке!

– Не торопись радоваться. Запомни: сегодняшний день ключевой в ваших отношениях. И он может закончиться трагически, если ты не сделаешь все, что я скажу. – Карты давали минимальный шанс на выживание, и Зау специально напугала строптивую девицу.

– Буду послушной, как монашка.

– Обещаешь?

– Я ради Кости жизнь отдам. Не верите?

– Вот этого делать не нужно. Поехали, нас ждет очень тяжелая и очень ответственная работа.