Прочитайте онлайн Из чужого мира | Глава 18На территории врага

Читать книгу Из чужого мира
3816+1994
  • Автор:
  • Язык: ru

Глава 18

На территории врага

Стоило покончить с обедом, как в комнату сразу вошла женщина, которая доставила меня сюда. Вывод напрашивался сам – следят, сволочи!

– Больной, мне нужно снять данные работы вашего сердца. Закатайте брюки до колен и ложитесь. – Она указала на кушетку.

«Я теперь еще и больной?! Сначала доводят до непонятно какого состояния, а потом – больной?»

Сказать этой даме хотелось многое. Тут почти что домой вернулся, а нарвался на такой прием – врагов лучше встречают… Однако сейчас передо мной стояла более важная задача, и лишние эмоции могли серьезно помешать ее решению.

Сопротивляться не стал, пусть считают меня паинькой. Когда выполнил все указания сестры, почувствовал захваты на руках и ногах. Что-то не припомню таких цепких датчиков в нашей медицине. Видимо, у них в Уник-центре все уникальное.

– Скажите, а где мой друг?

– За стенкой. Он пообедал и спит. Вам также следует хорошенько отдохнуть.

Устал я здесь только от одного. Красный цвет глаз, от которого успел отвыкнуть на Земле, жутко раздражал. Особенно, когда видел его на женском лице. Так и хотелось ей солнцезащитные очки нацепить.

Дамочка между тем вытащила из портфеля пистолет для инъекций. Слова сказать не успел, как она выстрелила в плечо.

– Семь часов крепкого сна вам гарантировано, – плотоядно улыбнулась красноглазая. – Потом принесут ужин.

Я чуть не выругался! Опасаясь испепелить «пистолетчице» одежду, быстро перевел взгляд на установленную в углу камеру наблюдения. Весь мой гнев обрушился на безмолвного шпиона, заставив аппарат задымиться.

Женщина приглушила свет и покинула палату. Захваты она почему-то не разблокировала. Как будто с ними мне отдыхать будет сподручнее.

«Да что происходит?! На корню режут все пути отхода! Мудрые головы знали о моих намерениях? Или у них перестраховщик на перестраховщике?! – Мысленно я повторил несколько крепких выражений, которые недавно услышал от Мелеховой. Воспоминания о девушке сразу охладили пыл. – Так, хватит на нервы исходить! Этим делу не поможешь».

Собрав волю в кулак, заставил себя искать выход.

«Значит, Тарла в ближайшие семь часов ждать не стоит. Видать, не все в Ларгонии уважают диверсионный отдел и контрразведку. Встречаются исключения. И совершенно неясно, что господа ученые собираются с нами делать, пока мы с Семеном будем сны смотреть. Надо было у этой дамы спросить. Вряд ли бы она мне ответила, но…»

Изо всех сил напряг слух.

– …глаз с него не спускать, – обрывок фразы принадлежал вышедшей.

– Сестра, тогда нам нужно в палату. Что-то случилось с камерой.

– Подождите минут пять. Потом пациента пушкой не разбудишь.

Голоса различил с большим трудом, видимо, над звуковой изоляцией здесь потрудились на славу. Меня это еще больше разозлило. Времени в обрез, а доктор в принудительном порядке прописывает семь часов сна. Выберусь отсюда, поубиваю всех!

Попытался освободить руку. Дернул раз, другой, с третьего боль с такой силой накинулась на запястье, что я прокусил губу и… Ничего не понимаю! Сначала потемнение в глазах, потом… сам на полу, кушетка справа, а меня больше ничто не сковывает.

«Порядок вас всех забери! Какого …?! Чем они нашпиговали мой организм? Или у меня провалы в памяти, или… – Вопросы посыпались как из рога изобилия. – Может, я уже проспал семь часов, меня освободили и зачем-то сбросили вниз? Сейчас и ужин принесут?»

Глянул на руку. Свежая рана активно кровоточила, значит, ни о каких часах речь не идет. Осторожно поднялся. Ложе на месте, захваты на месте, вот только меня в них нет. Почувствовал, как волной накатывает сонливость.

«Не спать! Ни в коем случае не спать!» – сразу вспомнил о шариках Зау.

Хорошо, что эти сволочи не догадались снять с меня брюки. Мешочек по-прежнему оставался в кармане. Достал лекарство и начал быстро его жевать. Чтобы не отключиться, принялся мерить шагами комнату. Помогло. Через минуту снадобье ясновидящей подействовало. Как раз вовремя. Услышал, как открывается дверь. Тут же назначил себя разведчиком на территории врага, обнаружившего место, где я скрываюсь. В этом случае, как говорил сержант разведшколы, прав на ошибку нет, времени на раздумья тоже.

Первым вошел охранник. Сбиваю ему дыхание, заставляю переломиться пополам и отключаю, нажав на одну из болевых точек. Технарю, который появился следом, хватило и одного удара, мужчина медленно сполз по стенке. Выскочил наружу. Тут полное спокойствие. Трое охранников гостей не ждали, а они в моем лице неожиданно нагрянули. Двоих отправляю в глубокий нокаут, благо парни настолько удивились, что подпустили на расстояние вытянутой руки, третьего беру на мушку.

– Значит, так, боец. Если не будешь дергаться и ответишь на несколько вопросов, унтер-офицер диверсионного отряда, то есть я, никаких претензий к тебе иметь не будет. Понятно?

Он кивнул.

– Где второй чужак?

Охранник глазами указал на соседнюю с моей дверь.

– Открой.

Он нажал кнопку, щелкнул замок, и дверца слегка приоткрылась.

Я приблизился вплотную к ларгонцу, чтобы рассмотреть пульт:

– Теперь покажи, как эта камера запирается.

Спорить с представителями контрразведки и диверсионного отдела в Ларгонии не принято. Судя по исполнительности служивого, он мне поверил, потому как четко выполнял распоряжения. Ответил на все вопросы, показал план здания и территории Уник-центра. Даже мундир снял быстро и без ненужных эксцессов освободил сослуживцев от оружия и средств связи. Правда, пришлось помогать ему втащить тела в палату, где я их всех и запер, наказав бойцу присматривать за приятелями.

Теперь Семен. Он действительно оказался в соседней комнате, на такой же кушетке, только без фиксирующих браслетов на руках и ногах. Попытки привести его в чувство успехом не увенчались. Парень промычал что-то нечленораздельное и продолжил спать.

«Интересно, сколько времени прошло с момента нашего появления в Ларгонии? Сутки или меньше? Так, часа три мы шатались по тылам врага, в два раза дольше добирались до Уник-центра, если, конечно, ехали на автомобиле. Доктор утверждал, что люди Токха тут уже пять часов, а они наверняка прибыли чуть позже. Если сюда прибавить время, потраченное Зайцевым на мои лепестки, то…»

Приблизительные расчеты показали – спящему уже можно принимать вторую порцию бодрящего снадобья. Вернулся на пост охраны, набрал в стакан воды и принялся пальцами толочь травяной шарик.

– Где я? – очнулся Семен.

– В той же заднице, что и я. Нужно поскорее отсюда выбираться.

Парень слегка приподнялся, опершись на локти, и начал осматриваться:

– У меня такое ощущение, что она следует за нами по пятам. Прямо рок какой-то!

– Только без паники.

– Понимаю, на панику времени нет. А жаль. Знаешь, куда идти?

– Да. Сначала заскочим в восьмой изолятор за подкреплением, потом будем прорываться к выходу. – Я напялил на себя костюм охранника.

– Друзей на выручку позвать не хочешь? Например, по телефону.

– И рад бы, но внутри здания работает лишь местная связь. Хочешь поговорить с теми, кто намеревался разобрать нас на молекулы?

– Откуда такая информация?

– Сами рассказали. Правда, гады не знали, что их подслушивают.

– О чем говорили?

– В основном о нас с тобой. Сейчас изучают анализы крови. Кстати, ты как себя чувствуешь?

– Третий сорт – не брак…

– Возможно, придется потрудиться.

– Понятно. И как мы будем выбираться?

– Попробуем по-тихому. – Я постарался как мог расправить складки на новой одежде.

– Явно не на тебя шили, – выдал заключение Зайцев.

– Ничего страшного. Близко к себе никого подпускать не будем, а издалека, может, и не заметят подмены…

Третий изолятор имел более высокий приоритет, поэтому пропускные карточки охранника позволяли пройти к восьмому без особых проблем. Единственная сложность состояла в том, чтобы не показать глаза камерам наблюдения. Вдруг кто-то заметит, что непорядок у меня не только с костюмом?

Прошли пару коридоров. Нам никто не препятствовал, поэтому по пути я решил сразу прояснить некоторые вопросы:

– Семен, из подслушанного разговора я узнал, что мы с тобой действительно редкие типы. Даже среди уникумов.

– А я что говорил?

– Ну, с тобой-то все ясно, наверное, но мне бы хотелось и о себе представление иметь.

– И что конкретно тебя интересует?

– Вот, к примеру, что в человеке определяет умение нагревать предметы?

– Рыжий цвет лепестка, я думаю.

– Допустим. А остальные цвета? Каждый что-то означает?

– Розовый – ясновидение, голубой – телепатия, зеленый – мой случай. Что там еще? – Парень ненадолго задумался и продолжил перечислять: – Малиновый – мыслеречь, сиреневый – левитация, красный – телепортация. Остальные пока не знаю.

– И все они есть в моем цветке?

– Да.

– Выходит, я должен уметь не только подогревателем работать, но и другими навыками владеть. Хоть в какой-то мере. Правильно?

– Думаю, да. А почему ты вдруг об этом заговорил?

– Недавно мне показалось, что я прошел сквозь стену. Не помнишь, в тех трех лепестках, которые ты очистил еще на квартире Виктора, красный цвет был?

– Был. Точно!

– Значит, телепортация? – спросил себя, прокручивая странности минувших суток.

На единичный случай, может, и не стоило обращать внимания, но мне удалось не только выбраться из закрытого сарая, но и освободиться от захватов. Опять же, я слишком быстро добежал до проклятого стрелка, когда тот стрелял в нас с Анфисой.

– А ты попробуй.

– Что?

– Переместиться в пространстве.

– Думаешь, знаю, как это делать?

– Воссоздай те же ощущения, – посоветовал Зайцев.

Мы остановились. Посмотрел по сторонам. Вроде поблизости камер наблюдения нет. И что делать? Первый раз была ярость, во второй боль. Вспомнил, как негодяй разорвал Анфисе блузку, и… очутился впереди Семена.

– Круто!

– Постепенно превращаюсь в монстра, – констатировал я.

– Ладно тебе наговаривать! Чтобы стать чудовищем, нужно злость в сердце иметь.

– Вот-вот. Как раз мой случай. Еле сдерживаюсь, чтобы не убить каждого в этих стенах. Хорошо, нам пока никто на глаза не попался.

– Ты просто немного рассержен. Наверное, не ожидал столь радушного приема?

– Семен, а какой цвет обозначает трансмиграцию?

– Точно сказать не могу… Думаю, черный. В твоих лепестках его не было. – Зайцев практически предугадал мой второй вопрос.

– Жаль.

– Не стоит жалеть. Состояние после вселения в чужое тело – просто кошмар.

– Откуда ты знаешь?

– Приходилось на себе испытать. Никому не пожелаю. – Парень даже вздрогнул, прогоняя наваждение.

– У тебя же лепестки зеленые.

– Зато диск белый, а грань, которая очистилась от серости перед тем, как я получил способности к трансмиграции, была черной. Если честно, сам в этом мало разбираюсь. Лучше скажи, что еще ты умеешь?

«А ведь действительно, здесь, в Ларгонии, со мной произошли разительные перемены. Наверное, еще не все из них себя проявили, но…»

– По-моему, теперь я не только предчувствую появление телепорта, но и точно знаю место телепортации. – Сразу вспомнил случай в разрушенном здании, когда мне удалось взять уникума на прицел еще до его возникновения в помещении.

– А еще ты научился видеть лепестки, – добавил Зайцев. – Прямо многостаночник.

– Я их вижу, только если очень пристально всматриваюсь. Да, у меня еще и слух прорезался, правда, для этого тоже приходится хорошенько поднапрячься.

– Музыкальный? – удивился приятель.

– Да какой там музыкальный! Пока я валялся в лаборатории, в соседней комнатушке проходила сходка головастых ларгонцев, и мне было слышно все, о чем они говорили, стоило только уши навострить.

– У нашего Володьки был такой же слух, – загрустил Семен. – Слушай, а летать еще не пробовал? У одного из твоих лепестков половинка сиреневая.

– В небеса пока не тянуло.

– А ты попытайся.

– Давай не сейчас. Мне тут сон приснился. Один близкий человек настоятельно советовал поторопиться.

– И тебе тоже? – воскликнул парень. – Зау?

– Нет, Анфиса.

– Значит, двигаем дальше. – Тему снов он развивать не стал.

Вскоре мы добрались до пожарной лестницы и поднялись на пять этажей. Судя по табличке над дверью, это и был восьмой изолятор.

– Семен, давай руки назад. Будешь косить под пленного.

Карточка сговорчивого охранника и тут не подвела, позволив проникнуть внутрь. Отделение Токха охраняли всего два бойца.

– Принимайте пополнение, – бодро сказал я, не показываясь из-за спины Зайцева.

– Эй, кто такие? – заволновался один из них. – Распоряжений не было. – Он схватился за оружие.

Пришлось оттолкнуть «пленника» и продырявить ларгонцу плечо. В два прыжка оказался рядом со вторым бойцом, но тот успел нажать на кнопку тревоги. До зуда в руках захотелось его пристрелить. С трудом сдержался, правда, врезал гаду так, что содрал кулак на костяшках.

«Только бы ребята Токха не спали!» – Нажимая кнопку открывания, я молил хаос об одном.

– Костанг, привет! И ты здесь? – радостный голос прозвучал лучшим ответом на мои молитвы.

– Сержант, ты и твои люди поступаете в мое распоряжение. Обстоятельства таковы, что я вынужден раскрыться. Работаю на диверсионный отдел, звание – унтер-офицер. Сейчас мы попали в руки ученых-шизофреников, которые от избытка ума пытаются сорвать крайне важное задание майора Тарла. Еще разъяснения нужны?

– Никак нет, офицер. Готовы выполнить любой приказ.

– Отлично, парни. Слушайте мою команду: следует быстро выбраться наружу и связаться с моим начальством. Скорее всего, нам будут активно мешать бойцы, которые выполняют указания сбрендивших ученых. По возможности убивать их не стоит, но своя жизнь в любом случае дороже.

Оружия, собранного с охранников, хватило только на людей Токха. Мы с Семеном остались без стволов. Думаю, до первого столкновения. Ждать его пришлось недолго – уже на выходе из блока восьмого изолятора нас ждали четверо.

– Ни с места! Руки… – Не знаю, что он еще хотел сказать, но боевого опыта у парня явно не имелось.

Логс сделал пару выстрелов в сторону засады, заставив охранников прижаться к стенам, в это же время сержант и еще один разведчик выкатились за дверь. Секундой позже они осуществляли прикрытие, не давая противнику высунуться из укрытий.

В итоге стражники не успели открыть прицельный огонь, позволив отделению Токха сократить дистанцию до нуля. Я быстро отконвоировал пленных в изолятор.

– Куда дальше, командир? – спросил сержант.

– Сейчас по лестнице на второй этаж. Заскакиваем в первое же офисное помещение и через окно на свежий воздух.

Теперь оружия хватало всем, у нас с сержантом оказалось даже по два ствола. Осторожно выбрались на лестничную площадку.

– Сверху спускаются, – доложил разведчик.

– Нам в другую сторону. – Я рванул на лестничный пролет.

Три этажа миновали без проблем. Потом в висках появилась резкая боль.

– Приготовиться. – Я поднял руку.

– А-а-а!!!

Разведчики, держась за головы, рухнули как подкошенные. На ногах остались только мы с Семеном.

– Ментальный удар, – определил он.

Дверь на четвертый этаж распахнулась, и к нам ввалилось несколько бойцов. Эти уже были в защитных костюмах. Легкая броня от пистолетных пуль действительно спасала, но болевой шок – штука серьезная. Особенно когда знаешь, куда стрелять.

С такого расстояния промазать я не мог. В три секунды разрядил магазины двух пистолетов, выхватил третий из рук Зайцева и кинулся вперед, четко представляя, где находится уникум.

Тот стоял слева от выхода на лестничную площадку. Даже пулю на него тратить не стал, врезал по черепушке и назад.

– Семен, держи, – бросил ему ствол.

Сам спешно собрал новый урожай. Через несколько мгновений ко мне присоединились разведчики.

– Чуют мои почки, это не последний фокус на нашем пути.

– Логс, а вы одолжите у ребят костюмчики, и некоторые фокусы станут безвредными.

Я обратил внимание на микроразряды, проскакивавшие в верхней части шлема. Здешние бойцы использовали новейшее оборудование, по крайней мере у нас в армии таких не видел. Парни Токха быстро разобрали головные уборы и жилетки нападавших. Оставалось преодолеть еще пару этажей.

– Костанг, по-моему, вниз дороги нет, – доложил сержант. – Смотри, сколько они народу нагнали.

Даже не стал высовываться из-за лестничного проема, хватило и доносившегося с первых этажей шума.

– Чтоб им в нужник порядка провалиться! Ладно, делаем остановку на четвертом.

Мы побежали по коридору. Кто-то позаботился и запер все двери на нашем пути. Когда я дернул уже не помню которую по счету, подошел Семен:

– Забыл, как сквозь стены проходить?

«Точно!!! Почему бы не попробовать?»

– Спасибо!

В следующее мгновение я оказался в комнате. К счастью, попал на штатских: вокруг только испуганные и удивленные лица. Ларгонцы сразу показали, что не вооружены.

– Открыть двери, быстро!

– Мы не можем. Вход заблокирован по команде с центрального пульта, – ответил мужчина в коричневом костюме.

– А если тут пожар случится, вы так и сгорите?!

– При аварийной ситуации двери открываются автоматически.

– Слава хаосу! – Смял несколько листов бумаги и одарил их пылким взглядом. Дым повалил мгновенно.

– Что вы делаете? – запаниковал кто-то из служащих.

– Хочу освободить вас из этой камеры. Где датчики?

Мне указали на подвешенные к потолку диски.

– Как унтер-офицер диверсионного отдела, приказываю всем покинуть помещение и организованно следовать к ближайшему выходу.

– Кстати, а пожар у вас чем тушат? – остановил одного из ларгонцев.

– Есть встроенные системы, но они не всегда срабатывают. Имеется огнетушитель, в крайнем случае можно шланг из коридора притащить, но комнату в этом случае следует обесточить.

Мне попался явно какой-то зануда. Отвечал словно на экзамене. Благо до нужной информации мы с ним докопались быстро.

– Тебя как зовут?

– Батх.

– Сержант, Батх сейчас покажет, где находится пожарный шланг, нужно его принести сюда.

Гражданских в комнате практически не осталось. Все они наверняка побежали к пожарной лестнице и наткнулись на наших преследователей. Мы получили несколько дополнительных минут, чтобы подготовиться к новому столкновению.

Я поискал камеры наблюдения. Нашел три штуки, «горящим» взглядом вывел их из строя.

– Ты чего задумал? – поинтересовался Зайцев.

– Попробуем прорваться отсюда. Простора хочется.

– Ты придумал, как всех быстро научить летать? Я глянул в окно, высота – метров двадцать.

– Командир, шланг хороший, не одного человека сможет выдержать, – подхватил мою задумку Токх.

– Замечательно! Первыми спускай вниз Семена и Логса. Мы с тобой замыкаем.

– Понятно. Давай пока вход мебелью забаррикадируем.

Хорошие бойцы у сержанта. Уже через минуту пришла моя очередь лезть в окно. Вскоре вся группа оказалась внизу.

– Куда дальше, Костанг? – спросил командир отделения.

– Вон к тем стенам, – указал я на недостроенное здание.

Эта позиция показалась мне удобной, еще когда охранник третьего изолятора любезно ознакомил с трехмерной картой Уник-центра. Оттуда оставалось шагов двести до забора, за которым начинался город.

Мы рванули к укрытию. Шум в ушах предупредил об очередной опасности, а ощущения подсказали, что сейчас тут появятся сразу семеро телепортов. Где они их только набрали? Лучше бы войска усилили.

– Токх, гости! Круговая оборона.

Он быстро создал из бойцов кольцо, внутри которого оказались мы с Семеном.

– Стрелять на поражение! – приказал сержант.

Противник появился тут же. Причем кое-кто из уникумов даже не позаботился об укрытии, понадеявшись на фактор неожиданности. Правда, нашлись и другие. И если с первыми проблем не возникло, то вторым удалось прижать нас к земле.

– Два автоматчика, – доложил Логс. – Сектор обстрела хороший, и нашими пукалками их оттуда не выбить.

– Ладно, попробую сменить позицию. – Действовать надо было очень быстро, я попробовал переместить себя за спину одного из автоматчиков.

Когда вместо этого очутился перед противником, от неожиданности стрелять начал из двух стволов. Услышал, что мои сосредоточили огонь по второму телепотру, и только потом обнаружил, что… завис в метре над землей. Немного испугался и сразу упал.

«Вот и левитация прорезалась…»

Последний из нападавших то ли получил приказ, то ли понял тщетность своих стараний, но быстро покинул поле боя. Собрав оружие, мы снова устремились к постройке. Теперь нас обстреливали из здания. Появились первые потери.

– Кто? – спросил я сержанта.

– Отвечал у нас за связь. Еще двое получили ранения. Без медицинской помощи долго не протянут.

– Полагаю, нашумели мы здорово. Неужели властей не интересует, что здесь происходит?

– Думаешь, головастики, – Токх кивнул в сторону Уник-центра, – отговорку не сочинят? Вон, смотри, сколько бойцов нас за забором поджидает.

Фундамент, на котором стояла кованая ограда, представлял хорошее укрытие для стрелков, а их там собралось не меньше взвода. Нашими силами этот рубеж точно не преодолеть.

– Значит, будем держаться здесь до конца.

– Ты же сам телепорт, попробуй вырваться и доложить куда нужно.

– Не получится. У меня дальность – меньше десяти шагов. Заметят, что задумал удрать, обязательно подстрелят, а попадать потом под их скальпель желания никакого.

– Зря вы с приятелем бронежилеты не нацепили, – пожурил бывший мой командир.

– Нас они без особой нужды дырявить не станут. Говорят, ценность для науки представляем. Потому, наверное, и вытащили из-за линии фронта.

– Откуда они про вас узнали?

– Еще один эксперимент, чтоб им порядок поперек горла встал! Споили чем-то ясновидящего, тот нас и приметил. Правда, сам потом недолго прожил.

Зайцев совсем сник. Он сидел ко мне спиной и молчал.

– Семен, с тобой все в порядке?

– Почти, – ответил он, не поворачивая головы. – Устал что-то я сегодня. Когда в прорыв пойдем?

– Будем сидеть на месте. Обложили нас жестко. Надежда только на то, что власти поинтересуются здешними проблемами.

– Тогда я отдохну малость.

– Давай.

– Между прочим, зарядов у нас не так много, – провел инвентаризацию Логс. – На одну хорошую атаку лишь с натяжкой хватит.

Помощник сержанта всегда отличался запасливостью. Еще на площадке четвертого этажа, несмотря на жесткий дефицит времени, он заставил бойцов собрать весь боекомплект.

– Стрелять будем редко, Логс. Вряд ли кто из тех парней бывал в настоящем бою. Несколько точных попаданий – и они дышать через раз станут.

– К нам парламентера выслали, – доложил один из разведчиков.

– Разговаривать будем? – спросил Токх.

– А почему бы и нет? Время сейчас работает на нас. Что с ранеными?

– Как смогли перевязали. Твой приятель, смотрю, совсем загрустил.

– Он человек невоенный.

– Мне позволят войти? – донеслось снаружи, голос показался мне знакомым.

– Стойте там, – рисковать людьми больше не хотелось, – назовите себя.

– Командир охраны Уник-центра, младший майор Лирз.

– Унтер-офицер диверсионного отдела Костанг. – Имя подсказало, где я слышал этого человека.

– Какого порядка вы здесь затеяли бойню, офицер?! – с ходу начал наезжать переговорщик.

– А как же еще в военное время поступают с предателями?

– Вы смеете обвинять нас?

– Смею, младший майор. Только предатели похищают верных бойцов Ларгонии с передовой, утаивают важную информацию от командования и собираются уничтожить отделение разведчиков, чтобы скрыть свои махинации.

– По-моему, вы бредите, офицер. Или наши доктора вкололи не ту инъекцию. Предлагаю немедленно сложить оружие, и мы постараемся свести инцидент к недоразумению.

– Значит, я не в себе?! А как же ваш собственный доклад доктору Гонзу о группе сержанта Токха, которая якобы премирована трехдневным отпуском в тыл и по первому же приказу может быть ликвидирована?

– Откуда… – запнулся Лирз, потом быстро спохватился, – такая чушь?!

– С ваших слов, майор. Кстати, я только что отправил запись сегодняшнего совещания своему начальству. А копию – в контрразведку. Так что ждите гостей и уже им будете объяснять, что вы собирались, а что нет.

– Врешь, чужак! Ты не мог ничего отправить. И уже не сможешь, – не сдержался майор.

– Почему же?!

– Сейчас мы сровняем это здание с землей.

– Вы готовы пожертвовать своей жизнью?

– Чего ради? – не понял намека Лирз.

– Мои ребята держат вашу упитанную тушку под прицелом. Любой неосторожный шаг может стать последним.

– Угрожать парламентеру?! – возмутился начальник охраны.

– Вы первый начали.

И тут он растворился в воздухе.

– Чтоб тебе!

– …! – выругался сержант. – Он еще и телепорт!

– Надо было хоть ногу ему прострелить перед разговором, – процедил сквозь зубы Логс.

– Лучше сразу голову, – поправил Токх.

Странный шорох за спиной отвлек наше внимание. Повернувшись, заметил Зайцева. Парень лежал на бетонном полу, схватившись за живот. Его руки были в крови.

– Семен! – Я кинулся к приятелю. – Ты что?

– Больно мне, Костя, очень больно.

– Почему не сказал, что ранен?

– Думаешь, полегчало бы? Вряд ли. Не хотел ребят отвлекать. Как наши дела?

Ему нужна была срочная помощь, и оказать ее могли только сотрудники Уник-центра. Но после разговора с Лирзом…

Давно жизнь не ставила передо мной столь жестокой дилеммы. Чтобы спасти Зайцева и не потерять надежду на спасение Анфисы, я должен фактически предать своих сослуживцев. Хотя, по сути, даже попытка сдаться на милость Гонзу не гарантировала ничего. Но только в этом случае Зайцев получал мизерный шанс на спасение.

– У-у-у!!! – отчаяние вырвалось наружу звериным воем.

– Костанг, – положил руку на плечо сержант.

– От него сейчас зависит судьба Ларгонии, а эти подонки… Ну почему не меня?!

– Если надо, могу пойти с ними на переговоры, – предложил Токх. – Хочешь, сразу отнесу твоего приятеля?

– Не дойдешь. Ты уверен, что они не начнут стрелять? Я – нет. Попробую сам договориться. У меня есть что предложить Гонзу.

– Кто такой?

– Местная шишка.

– Поторопись. – Токх с видимой тревогой взглянул на Зайцева.

Я прикусил губу и начал выбираться из укрытия. Поднял руки, сделал несколько шагов. Вроде бы пронесло. Пошел дальше. Неужели Лирз передумал?

Боль в висках отбросила в сторону. Первый выстрел. Перекатываюсь за бетонный блок. Второй. Застрекотали автоматные очереди. Разведчики тут же ответили взаимностью.

«Все ясно – решение о нашей ликвидации принято. Осталось только подороже продать свою жизнь».