Прочитайте онлайн Из чужого мира | Глава 17Странное задание

Читать книгу Из чужого мира
3816+1997
  • Автор:
  • Язык: ru

Глава 17

Странное задание

Ларгония, прифронтовая зона, оккупированная войсками Зира

Это задание как-то не понравилось Токху с самого начала. А кому понравится, когда является хмурый, как туча, командир взвода, протягивает запечатанный конверт из штаба дивизии с приказом, о котором никто, включая командира полка, не должен знать, потом отдает передатчик и молча уходит. За всю многолетнюю службу в разведке подобного сержант припомнить не мог.

Содержание приказа оказалось еще более странным. Его отделению предписывалось проникнуть на занятую зиранами территорию прифронтовой зоны, пробраться в полуразрушенный особняк и продержаться там до ночи. Спрашивается – зачем? Понятно, когда нужно языка прихватить или диверсию провести… Нет. Просто дождаться определенного часа или приказа вышестоящего начальства и вернуться обратно. Причем о выполнении миссии, месте и времени перехода линии фронта при возращении доложить с помощью выданного передатчика, уже настроенного на нужную волну.

Рядовым бойцам Токх настоящую цель вылазки не сообщил. Во-первых, не имел права, а во-вторых, его бы не поняли.

– Идем за важными сведениями, – объяснил сержант. – Нужно прибыть в назначенное место, выпотрошить тайник и вернуться.

К счастью, особняк находился в довольно глухом месте и особой ценности для врага не представлял. Тем не менее пробраться к нему без шума не удалось. Разведчики пару раз наткнулись на патруль зиран. Действовали быстро и жестко. Ни одному противнику уйти не удалось. Однако было очевидно, что их непременно хватятся и тогда начнется прочесывание местности.

После второго столкновения сержант отправил двух бойцов в сторону леса, где, по непроверенным данным авиационной разведки, находилась батарея дальнобойной артиллерии. Пусть враг думает, что целью вылазки является объект, находящийся в стороне от никому не нужных развалин. Остальные двинулись, стараясь не оставлять следов. К полудню отделение прибыло на место.

– Командир, если мы не хотим тут застрять, надо срочно топать обратно, – поделился мыслями первый помощник сержанта.

– Знаю, Логс. Но тайник пуст. В этом случае нам предписано дождаться агента. – Токх заранее придумал эту версию для подчиненных.

– А если он не придет?

– Уходим сразу после наступления темноты. Таков приказ.

– Чуют мои почки, что сначала к нам пожалуют совершенно другие гости. И не на званый ужин.

– Значит, следует хорошо подготовиться к встрече. Зря мы, что ли, на своем горбу мины тащили?

– Лучше бы зря.

По поводу вооружения в необычном конверте ничего сказано не было, но опытный разведчик решил подстраховаться. Своим бойцам он приказал нагрузиться по максимуму, сразу обозначив, с какой скоростью придется двигаться.

В течение следующего часа отделение занялось расстановкой убийственных гостинцев для непрошеных гостей. Несколько коридоров они, естественно, оставили, даже указатели обозначили, но найти проходы по едва различимым меткам смогли бы только бойцы второго разведвзвода. В Ларгонской армии не существовало общепринятой системы обозначений, каждое подразделение имело свои секреты. И в этом хаосе ни одна из служб Зира не смогла бы разобраться.

– Похоже, наши нарвались на неприятности, – доложил Логс.

– Да, я слышал канонаду. Гранатомет Порга трудно спутать с чем-либо. Жаль ребят.

– Костанга на их место, этот бы точно выкрутился.

– Не напоминай. Когда его от нас забрали, самому от тоски выть хотелось. Сколько мы с тех пор бойцов потеряли…

– Почти весь состав сменился.

– Да, хоть и чужак, но для нас был настоящим талисманом. И зачем он понадобился контрразведке?

– Им, видать, тоже везенье требуется.

– Командир, с востока две машины пехоты. Движутся в нашу сторону.

– Начинается, – вздохнул сержант. – Все по местам!

Мины, расставленные вокруг полуразрушенного здания, могли дистанционно переключаться на контактное действие или подрываться по сигналу с пульта. Для того чтобы нанести врагу максимальный урон, сержант приказал своим подпустить врага как можно ближе к особняку. Униформа бойцов была переведена в режим невидимости, поэтому тепловизоры зиран их пока не обнаружили.

– Да поможет нам хаос, – кивнул Токх.

Два мощных взрыва сотрясли землю, заставив первую машину врага подпрыгнуть и перевернуться на крышу, а вторую завалив набок. Тут же в работу включились гранатометы разведчиков. В результате от техники противника остались лишь покореженные обломки, за которыми невозможно было укрыться. Завершили смертельную работу пулеметчики.

– Один-ноль в нашу пользу, командир! – радостно произнес Логс.

– Потери?

– Минус один.

– Кто?

– Ворф. Увлекся боем, высунулся и поймал пулю в шею.

– Обидно. В первом же бою.

– Хуже, если бы погиб кого-то из обстрелянных, – успокоил Логс.

– Теперь о нас знают все зираны в ближайших окрестностях, – вздохнул сержант.

– Ну и пусть им порядок поперек горла станет. Счет все равно будет в нашу пользу. Там человек тридцать полегло. Если Порг с Шенсом кого-то с собой забрали, а они просто не могли этого не сделать…

– Ладно тебе итоги подводить. Серха еще за нами не явилась.

– До темноты времени много, а мы ее сейчас, можно сказать, официально пригласили.

– Ты, пожалуй, прав.

– Командир, локатор уловил воздушную цель. Штурмовик. Мы включили генератор помех.

– Есть чем его встретить?

– Попробуем достать из пулемета, но шансов мало.

– Логс, надеюсь, ты свою трубу не забыл прихватить?

– Сам же сказал – вооружение по максимуму. Но мне нужна поддержка в воздухе.

– Используй гранатометы. Только очень тебя прошу – не промахнись. Если нас и не накроет с первого захода, второго не пережить.

Генератор помех сбивал точность электронных систем наведения, но у штурмовиков имелись и оптические прицелы. Теперь все зависело от решения пилота.

Взрывы вспахали землю в двухстах шагах от развалин, и в то же мгновение над особняком расцвел салют из пяти серых цветков. Взрывы гранат создавали мощный энергетический скачок, призванный замаскировать пуск единственной ракеты. Пилот, правда, успел заметить опасность, но времени среагировать на нее не осталось. Автоматически сработала система спасения, выбросив человека за секунду до разрушения аппарата.

– Два-ноль, – уже не столь радостно сообщил Логс.

– Что с боезапасом?

– Полагаю, он нам уже особо не понадобится, – с грустью усмехнулся помощник. – Зираны, похоже, полк пригнали, но на расстояние выстрела не приближаются. Сейчас или уникума пришлют, или накроют огнем артиллерии.

– Спасибо, утешил.

– Всегда пожалуйста. У нас на повестке дня случайно никакого чуда не запланировано?

– Чудо – это вон то зеркало на стене. Дом в руинах, а на нем – ни трещинки.

Логс оглянулся:

– Действительно, странно. Но конкретно это чудо вряд ли спасет нас от зиран.

Неприятный скрежет резанул по ушам, и вдруг от центра зеркала к краям поползли трещины.

– Ты гляди, что делается, провалиться мне в нужник порядка!

Треснувшее зеркало резко почернело, а затем вместо него образовался черный провал. Разведчики одновременно направили оружие на странное место. И вдруг оттуда выскочил человек, а за ним – второй.

– Костанг??? – дуэтом выдохнули бойцы.

Неисповедимы пути в неведомое. Не знаю, какие мысли крутились в голове, когда Зайцев потащил меня за собой, но оказаться в Ларгонии, да еще в окружении бывших сослуживцев…

– Так мы, оказывается, тебя ждали? – кинулся обниматься сержант. – Почему весь в крови и кто это с тобой?

Кровь Анфисы так и осталась на моем оголенном торсе.

– Ребята, я тоже очень рад вас видеть, но ни на один вопрос ответить не могу.

– Контрразведка?

– Почти. Скажите, где мы находимся?

Мозг не желал воспринимать окружающую действительность, поэтому приходилось оказывать на него давление. Представляю, каково сейчас было Семену.

– Только не надо нас разыгрывать, Костанг. – Логс долго тряс мою руку. – Полдня тебя ждем. Надеюсь, сведения, которые ты доставил, стоят жизни троих бойцов?

– Он нам ничего не скажет, – пресек расспросы сержант. – Когда научился сквозь стены ходить?

– Не моя заслуга.

– Приятель помог? – кивнул Токх в сторону целителя. – Выглядит он неважно.

– Нам пришлось слишком поспешно ретироваться с места неравной схватки.

– Чтобы угодить в нашу? Если так, то вы попали в самый разгар. Мы ждем третьего удара, пережить который не поможет и чудо.

Шум в ушах сообщил о неприятном госте, боль в висках – об опасности, и я выхватил автомат из рук сержанта. Телепорт с огнеметом возник в дальнем углу комнаты. Короткая очередь – и он не успел применить оружие.

– Слава хаосу! – воскликнул сержант. – Как же вовремя ты появился! Логс, глянь, что там с уникумом, не хотелось бы от него сюрприз получить.

Я вернул автомат:

– Что, сержант, совсем плохо?

– Мне велено продержаться тут до ночи или до тех пор, пока кто-нибудь из вышестоящих не соизволит отдать приказ на возвращение. Но дело в том, что задание сверхсекретное, прямо из штаба дивизии. В полку понятия не имеют, где я нахожусь и чем занимаюсь. Так что распоряжений мы вряд ли дождемся, а до темноты времени много.

– Считай, что приказ ты получил.

– Точно?

– Будь уверен! Вряд ли его кто-то оспорит.

– Здорово! – обрадовался Токх. – Теперь мы можем хотя бы попытаться выбраться из западни.

– Сержант, телепорт больше никому проблем не доставит, – вернулся Логс.

– Хорошо, скажи ребятам, пусть готовят дымовые шашки.

– Костя, куда мы попали? – Зайцев выглядел абсолютно потерянным. Он переводил недоуменный взгляд с одного разведчика на другого.

Парни в боевых костюмах чем-то напоминали земных космонавтов в скафандрах, плюс к этому полуразрушенный дом, запах гари, стрельба, непонятная речь… Тут у кого угодно голова кругом пойдет.

– Из огня да в полымя. – Я не стал приукрашивать действительность. – Ты погоди немного, нам с сержантом надо придумать, как разрулить эту ситуацию.

– Я могу чем-то помочь?

– Нет.

– Хорошо, – кивнул он.

Токх быстро ввел в курс дел. Обрисовал диспозицию и предложил несколько вариантов прорыва к своим. Минут пять мы обсуждали план, склонившись над картой местности.

– Мы в Ларгонии? – спросил Семен, когда я закончил с сержантом.

– Да. Причем на территории врага в окружении зиран. И сейчас попытаемся отсюда выбраться. Что бы ни случилось, держись рядом со мной. Бежать придется по минному полю. Отстанешь – считай, пропал.

Логс принес два боевых костюма. Один, видимо, сняли с погибшего разведчика, второй совсем недавно принадлежал телепорту.

– Надевай, надевай, – заметив нерешительность Зайцева, сказал я. – Иначе противник нас сразу вычислит. Ребята, помогите ему.

– Откуда этот парень? – Сержант внимательно изучал Семена.

– Извини, Токх, и об этом я не имею права говорить. Одно могу сказать – попали мы сюда не без его помощи.

– Сплошные тайны. Ладно, Костанг, что собираешься делать?

– Костюмчик, смотрю, на мне офицерский, – поделился я своим открытием.

– А ты думал, телепорт окажется обычным воякой?

– Нет. Просто размышляю, ослушаются ли моего приказа те, кто сейчас обложил нас со всех сторон?

– Приказ начальника для приверженцев порядка – закон, но к ним еще добраться нужно. Желательно – живым. Как это сделать, не зная паролей…

– Поможет дымовая завеса и нахальство. В крайнем случае и вы подсобите.

– Командуй, Костанг. Только на тебя теперь и уповаем.

Благодаря дымовым шашкам облако из густого тумана скрыло землю на сотни метров вокруг особняка. По коридору в минном поле двигаться пришлось практически вслепую. Выбрали тот, что выводил в сторону линии фронта. Здесь на открытой местности нас вряд ли надеялись увидеть, ведь логика подсказывала: прорываться лучше к лесу, где в случае удачи можно укрыться от преследователей. Именно в том секторе по сигналу с пульта начали рваться мины. Пусть стягивают пехоту. Чем меньше бойцов останется у нас на пути, тем лучше.

Токх дал знак, что мы прошли опасную зону, чуть позже – что враг близко. Туман уже был не таким плотным. Пора действовать.

– Остаетесь здесь, – сказал я своим. – Постараюсь быстро вернуться. И не один. Прихвачу с собой человек пять. Нам нужна их форма. Прикиньтесь тут убитыми и ранеными. Действовать без шума. Только смотрите не перепутайте, идти буду вторым. – Семен, тебя сейчас придется волочь по земле. Прикинься контуженым. Что бы ни случилось, ты без сознания. Понял?

– Угу.

Расчет оказался верным. В меня действительно не стали стрелять. Солдаты сначала увидели сгорбленную под тяжестью громоздкой ноши фигуру совершенно невоинственного вида, затем разглядели офицерскую форму. На всякий случай окликнули. Даже попросили пароль назвать.

– Бойцы, кто старший? Отвечать быстро!

– Капрал Ушги, – неуверенно доложил один из зиран.

– Капрал, срочно двух бойцов ко мне!

Приказ был выполнен беспрекословно.

– Взять пленного, глаз с него не спускать.

Не ахти какая позиция, насчитал с десяток бойцов слева, справа не заметил никого. Правда, мешала задымленность, но она ведь не только мне затрудняет видимость.

– Ушги, и это все твои люди? А если бы враг кинулся сюда на прорыв?

– Соседи в минуте ходьбы отсюда, стоит нам начать стрельбу, и придет подмога.

– Хорошо, тогда на пару минут он останется у вас. – Сам я старался не приближаться к зиранам, сохраняя дистанцию в пять шагов. – А мы сходим за другими. Там еще два подранка. Выдели четверых парней. Надо их подобрать, пока не затоптали.

Пленные диверсанты или разведчики ценились в войсках Зира очень высоко. За них выдавали не только награды, но и отпуска домой. Может, поэтому ко мне бросилось чуть ли не все отделение.

– Приказа оставлять позицию не было! – прикрикнул я.

– Виноват, господин лейтенант.

Порядок быстро восстановили, четверо бойцов вместе со мной скрылись в тумане. Там они и остались, одолжив разведчикам боевые костюмы Зира.

– Токх, а теперь устрой им настоящий хаос.

– Как скажешь, командир.

Сержант включил на пульте программу беспорядочного подрыва установленных мин, и мы двинулись к капралу. Вышли к отделению Ушги под оглушительный грохот канонады. Даже шлемы не особо спасали.

Пять секунд понадобилось, чтобы уничтожить остатки вражеского подразделения. Как и следовало ожидать, туман здесь стал плотнее, поскольку взрывной волной его начало отгонять от особняка.

– Дальше твоя работа, сержант. – Я вернул бразды правления небольшим отрядом.

Надо отдать ему должное: путь к отступлению был подготовлен на совесть. До линии фронта добрались без происшествий, несмотря на многочисленные патрули. К тому времени светило окончательно скрылось за горизонтом.

– Кто нас встречает? – спросил у Токха.

– Не поверишь – сам не знаю. Сигнал о выполнении задания передан. Место я обозначил, время тоже. Через пять минут выдвигаемся.

Только он это сказал, как на передовой началось светопреставление. Похоже, не обошлось без уникумов. По крайней мере я уловил их появление сразу перед взрывами на позициях Зира. Затем в атаку ринулась пехота. У сержанта ожил передатчик.

– Костанг, ребята, за мной! – Получив инструкции, командир отделения двинулся в разворачивавшийся перед нами ад.

Правда, стоило туда добраться, как все стихло. Отряд попал в плотное кольцо гвардейцев и под их защитой пересек линию фронта.

– И давно нашу дивизию усилили гвардией?

– А то я знаю? Уж если тебя уникумы встречают, то стоит ли удивляться?

– Сержант Токх? – К нам подскочил боец в форме капитана.

– Так точно.

– Прошу сдать трофеи и передатчик.

– Какие трофеи? – не понял мой бывший командир.

– Все, что вы доставили из особняка. Людей это также касается. – Он одарил меня недобрым взглядом.

– Костанг, ты что-нибудь понимаешь?

– Пока нет, но там разберутся. Семен! – позвал я целителя. – Капитан, нам куда?

– Следуйте за мной.

А ведь форма этого офицера только издали похожа на гвардейскую. Нашивки на груди другие, шлем украшен не синими, а зелеными полосками, да и вооружение в основном для ближнего боя. С таким лучше в помещениях воевать.

Мы подошли к бронированному автомобилю. Задняя дверца фургона медленно поднялась вверх.

– Прошу, – пригласил в салон провожатый.

Сам он остался снаружи. Наверное, в кабине поедет. Мне сразу показалось странным, что наш отсек не имел ни одного окошка. Две кушетки по бортам, откидной столик и темный экран монитора на потолке. Почему-то захотелось выскочить обратно. Однако дверь опустилась на место, сработали замки.

– И куда мы едем? – спросил Зайцев, когда машина тронулась.

– Скорее всего, в штаб дивизии. Семен, почему нас забросило в Ларгонию?

– Это был мой вопрос, – усмехнулся парень. – Но поскольку ты его озвучил первым, буду обдумывать ответ.

– Когда ты говорил о возвращении, то имел в виду это? – Вопросов у меня было хоть отбавляй.

– Нет, – решительно замотал головой приятель. – Сейчас мы выполнили то, что Зау попросила сделать в первую очередь. Только понять не могу, зачем было нас отправлять черт знает куда?

– Она не могла ошибиться?

– Будем надеяться, что нет. Мы из Ларгонии как-нибудь можем повлиять на процесс распространения таблеток?

– Вряд ли. Хотя… Анисим сказал, здесь чуть ли не в любой аптеке имеется противоядие.

– Ну и что? Думаешь, мы сумеем потом найти всех наркоманов, которых собирается осчастливить зиран?

– То есть проблемы вернуться на Землю у нас не существует? – решил уточнить я.

– Полагаю, для этого понадобится расколотое зеркало и твои лепестки.

– И все?

– Пока не проверим – не узнаем. – Он задумался. – И все-таки сначала хотелось бы выяснить, зачем мы тут? Допустим, удастся получить противоядие…

– Сможем спасти Виктора и Степаныча…

– Ну да. И о себе стоит позаботиться, – согласился целитель. – А по поводу возвращения, о котором я говорил, тут надо будет с моими лепестками поработать.

– Возвращения на Землю?

– В общем, да, – загадочно улыбнулся Зайцев.

Легкая боль в висках сигнализировала об опасности. Попытался определить, откуда она могла исходить. Ничего подозрительного не обнаружил. На всякий случай постучал в кабину водителя. Никакой реакции. Когда повернулся к приятелю, тот спал на кушетке. У меня тоже враз потяжелела голова. «Зачем?» – с этим вопросом я провалился в небытие.

Во сне видел Анфису. Живую. Она что-то говорила. Судя по тревоге на лице, сообщение было важным, но до меня смысл ее слов не доходил. Попытался приблизиться, наткнулся на незримую преграду. Мелехова заволновалась. Жестами попросила отойти подальше, но я был уверен: стоит чуть поднажать, и барьер между нами рухнет. Девушка закричала. Только теперь ее беспокойство передалось мне. Сделал два шага назад. Анфиса немного успокоилась. Потом задумалась, забавно сморщив лоб. Глядя на нее, нельзя было не залюбоваться. И вдруг очертания начали расплываться. Дорогой моему сердцу образ превратился в серебристую дымку, которая прямо в воздухе составила слово «быстрее».

Меня словно током ударило. Открыл глаза. Яркий свет отозвался головной болью, и я их тут же закрыл. Попытался осмыслить странный сон, но не мог сосредоточиться. Какие-то звуки не давали покоя. Прислушался. Где-то говорили по-ларгонски.

– Это большая удача, что нам удалось заполучить их раньше, чем молодцам из контрразведки. Я же говорил, что препарат Х14 значительно усиливает способности предвидеть будущее. – Неприятный тенор резанул по ушам.

– Жаль, у этого препарата оказался ярко выраженный побочный эффект с летальным исходом. Ясновидящий, который увидел портал, и дня не прожил после принятия Х14, – ему ответил более спокойный бас.

– Только давайте без сарказма, Парб. Все присутствующие знают, в каких условиях нам приходится работать. Правительство ждет конкретных результатов. В военное время без жертв не обойтись. И если кто-то до сих пор этого не понял, мне его попросту жаль.

– Гонз, если контрразведка или диверсионный отдел пронюхают, что эти двое у нас…

– Не узнают. Да, мы серьезно рискуем. Но вдруг в крови этих парней скрыта загадка создания порталов между мирами?

– Мы все равно не сможем использовать полученные знания. Наши люди сильно отличаются от чужаков.

– Зато мы сумеем всех землян превратить в оружие невероятной силы.

«Вот это планы! – Я чуть не присвистнул. – Похоже, при нынешнем раскладе моего мнения никто спрашивать не собирается. На кусочки разберут. Куда нас притащили? Что за умники там собрались?»

Стоило немного отвлечься, и слышимость пропала. Пришлось снова напрягаться. Наконец удалось настроиться на речь коварных незнакомцев.

– Коллега Церз, ваше мнение по поводу этих чужаков? – снова донесся неприятный высокий голос.

– Белый диск – это невероятно! – К беседе подключился третий участник. – За всю историю наблюдений, а мы, зеркальщики, ведем записи не первую сотню лет, цветков с белой сердцевиной зафиксировано не было. В легендах есть упоминание об уникуме, способном вернуться, но миф это или реальность, никто не знает.

– Обратить время вспять? Кто-то еще верит в сказки, господа? – Похоже, в дискуссию встрял еще один тип.

– Легенды на пустом месте не возникают!

– Здесь собрались ученые или шарлатаны?

Беседа грозила перерасти в настоящий балаган, но тут снова вмешался Гонз:

– Коллеги, мы собрались не для выяснения отношений. И времени у нас в обрез. Что вы скажите о втором чужаке, Церз?

– Тоже редкий экземпляр. Но нечто подобное в наших архивах имеется.

Секунд двадцать я не мог расслышать ни звука.

– Мы вас очень внимательно слушаем.

– Господа, помните Дерша?

– Чтоб ему порядок поперек горла стал!

– Да-да, я говорю о человеке, которому ставят в вину сцепку с Зиром. Хотя прямых доказательств его причастности нет.

– Его лепестки были разноцветными?

– Четыре из восьми. Остальные, как и у любого зеркальщика – серые. Но диск был черным, как у стригуна.

– То есть он мог нести в себе способности зеркальщика, стригуна и кого-то еще?

– Конечно. Умел читать мысли, перемещаться в пространстве, подниматься в воздух и воспламенять предметы на расстоянии.

– А при чем здесь сцепка?

– Ходили слухи, что этот уникум пропал там, где она возникла.

– Комза в свое время тоже подозревали… – Еще один человек заявил о себе, но его тут же перебили.

– Двухцветный диск – это патология, Комз превратился в монстра.

– С которым почти никто не смог справиться. Имей мы сейчас парочку таких бойцов, давно воевали бы на территории Зира.

– Еще никому после него не удалось внедрить в собственный диск хотя бы один лепесток цветка. А Комз сделал это дважды.

– И его диск с одной стороны стал черным, а с другой золотым?

– Именно! А сила воздействия утроилась. Комз взглядом останавливал сердце обычного человека. Хорошо еще, он не мог противостоять трансмиграции, иначе стригуны бы с ним не справились.

Тут они заговорили все разом, перебивая один другого, и мне стало трудно разбирать голоса. Спор разгорелся из-за пустяка: ученые мужи не сошлись во мнении, сколько лепестков оставили этому монстру, чтобы тот не слишком выделялся среди себе подобных. По мне, так было абсолютно непринципиально, три лепестка или четыре. Неожиданно раздался громкий стук.

– Коллеги, мы снова отвлеклись от темы! Насколько я понял из краткого отчета, чужак имеет семь двухцветных лепестков?

– Да, доктор Гонз.

– И каждый цвет обозначает уникальную способность?

– Теоретически – да, но выражены они весьма слабо. Фактически на одну четырнадцатую долю от способностей стандартного уникума.

– Хотите сказать – не представляет ценности?

– Об этом говорить рано. Мы ведь не знаем, на что способен цветок в целом. Необходимы дополнительные исследования.

– Да, и провести их нужно как можно быстрее, коллеги, – подытожил Гонз. – Анализы крови получены?

– Пока только общие, более углубленные потребуют дополнительного времени. Но даже предварительное исследование принесло неожиданный результат – у обоих обнаружен шкитамин в полуактивном состоянии.

– Так они к нам с Зира явились? – Я уже слышал этот бас, мужика называли Парбом.

Вопрос остался без ответа, Гонз явно не желал отвлекаться от основной для себя темы.

– Вы ввели антидот?

– Сразу после выявления зиранской отравы, доктор.

– Отлично! Что еще необычного?

– Один из пришельцев говорит на нашем языке. Вас это не смущает, доктор? – Бас снова дал о себе знать.

– Его речевые особенности меня не интересуют. Главное сейчас – разобраться с порталом.

– Я навел справки, – не унимался оппонент Гонза. – Тот, кто меньше ростом, – Костанг. Служил в разведке, потом, по слухам, был переведен то ли в диверсионный отдел, то ли в контрразведку…

– Парб, хватит! Мы тут решаем проблемы выживания нации, а вас заботит судьба какого-то паршивого пришельца. В крайнем случае сотрем ему пару дней памяти и подкинем майору Тарлу. Но, думаю, до этого не дойдет. Мое чутье подсказывает – мы на грани великого открытия. Правительство обязательно одобрит действия Уник-центра, но нам нужны результаты. Уже завтра. В крайнем случае – послезавтра.

– А если их не будет?

После небольшой паузы тот, которого звали Гонзом, уже не столь восторженным тоном поинтересовался:

– Лирз, вы сделали то, что я просил?

– Да, доктор. Группа сержанта Токха в полном составе находится в восьмом изоляторе. По легенде, они премированы трехдневным отпуском в тыл. По первому же приказу бойцы будут ликвидированы.

– Сколько времени прошло с тех пор, как их сюда доставили?

– Пять часов.

– Значит, у нас еще двое суток впереди. Тогда спешить не будем. Сначала исследования, коллеги.

Так вот куда я попал! Об Уник-центре как-то случайно проговорилась мама. В нем ученые умы Ларгонии работали с уникумами, пытаясь усилить их способности. В основном изучали местных. Но раз в год каждый из чужаков, кто был наделен даром, проводил тут не менее двух суток. Охранялось заведение, по словам матери, еще круче, чем штаб дивизии.

«Значит, это я паршивый пришелец? И чего, спрашивается, тогда жилы себе рву? Пусть бы сами и спасали свой мир, так нет, они еще и другим мешают. – Слова Гонза больно ударили по самолюбию, захотелось плюнуть и послать всех куда подальше. – Нет, хоть я тут и родился, но это чужой мир. А родина, она по ту сторону портала. С этого момента именно ее интересы будут для меня важными, а Ларгония… Что ж, используем ее ресурсы во благо Земли, и только!»

Приняв решение, успокоился. Снова стал прислушиваться.

– Десятую часть крови мы из подопытных выкачали. Первые данные начнут поступать через два часа. Куда прикажете определить пациентов?

– В третий изолятор. На всякий случай усильте там охрану.

– Будет сделано, доктор.

– И никаких зеркал в палате! Все слышали, о чем чужаки разговаривали в машине?

«Так они нас еще и прослушивали! Уже и перевод с русского сделать успели. Вот же сволочи! Такие точно, не задумываясь, разберут по косточкам, а потом скажут, что так и было. И ведь им поверят».

Услышал посторонние шорохи и звук шагов. Кто-то дунул мне в лицо, заставив дернуться.

– Как самочувствие? – спросили женским голосом.

Осторожно открыл глаза. Свет уже не казался столь ярким. Да, ларгонкам до земных женщин еще расти и расти… Не в смысле габаритов, конечно.

– Пить хочу, – сказал первое, что пришло в голову.

– Погодите. – Женщина направилась в отсек, где проходило заседание, открыла стеклянную дверь. – Доктор, он очнулся, попросил… – окончание ее фразы пропало, стоило дверце захлопнуться.

«Минутку, я же совсем недавно… – Сделал усилие над собой – опять начал различать голоса, отвлекся – тишина. – Провалиться мне в нужник порядка! Неужели могу слышать через стены? Если захочу. Ладно, потом разберемся. Что тут у нас еще?»

Обнаружил себя в просторной комнате на прямоугольном столе. Под головой упругий валик, к рукам подключены какие-то датчики, торс и ноги спрятаны под белой простыней. Очень надеюсь, что там все на месте.

Пошевелил пальцами рук – работают, ног – вроде бы тоже. Но тело слушалось плохо. По крайней мере согнуть ноги в коленях не удалось.

Через минуту дверь открылась и четверо красноглазых типов окружили мое ложе.

– Солдат, как себя чувствуешь?

– Унтер-офицер Констанг прибыл с важнейшим донесением. Срочно позовите майора Тарла, – пробормотал я.

Сотрудники Уник-центра переглянулись.

– Сейчас с ним свяжутся, офицер. Вам пока стоит немного отдохнуть.

– Я бы не отказался, если начальство позволит.

– Мы договоримся. Сестра, увезите больного в третий изолятор.

– Не забудьте сообщить Тарлу. От этого сейчас зависит исход войны, – специально решил подчеркнуть важность своего сообщения, чтобы надавить на психику несогласных с действиями Гонза.

Меня вывезли из комнаты и оставили за дверью. Женщина зачем-то решила вернуться. Любопытство заставило напрячь слух.

– Я сейчас же направлю донесение в диверсионный отдел.

– Не стоит, Парб. Я лично приглашу майора Тарла к нам. Вопросы безопасности нашего мира должны стоять выше собственных амбиций.

– Рад, что вы это понимаете, коллега.

– Доктор, хотела спросить, пациента можно развязать?

– Только в палате и при закрытых дверях. Пусть его накормят и дадут отдохнуть.

Так вот почему тело не слушается – меня привязали. Очень захотелось выругаться, еще больше – настучать кому-то по физиономии. Жаль, такой возможности у меня пока нет.

Ничего! Утро вечера мудренее, надо только хорошо подготовиться. Чует мое сердце, этот Гонз не станет спешить с сообщением Тарлу. А у меня времени нет. Сон, в котором Анфиса просила поторопиться, не выходил из головы.