Прочитайте онлайн Из чужого мира | Глава 16Глубокое очищение

Читать книгу Из чужого мира
3816+2184
  • Автор:
  • Язык: ru

Глава 16

Глубокое очищение

Чуть позже, в трех километрах от пруда, возле выезда на шоссе

Серебристый «рено» резко свернул с основной дороги и едва не врезался в «тойоту», которую вел Валерий Рычковский. Лихач ударил по тормозам и быстро съехал на обочину. Стоял до тех пор, пока два автомобиля не выехали на шоссе.

– Учитель, этот девчонка сидел со стариком, когда я его убрать. – Рустам находился во второй машине вместе с Курносовым, Онзи и бесчувственным Кашитовым. Кавказец заметил Наташу и поспешил доложить шефу: – Я могу прямо сейчас…

– В этом нет необходимости. – Зиран достал сотовый и набрал номер: – Пахом, к тебе опасные гости на «рено». Сделай так, чтобы их никто не нашел.

– Я еще с первыми не разобрался, – раздраженно ответил тот по телефону.

– А куда они денутся? Займись новыми. С меня причитается.

– Само собой, чтоб мне за корягу зацепиться!

– А вдруг это… Пахом не справится? – высказал свои опасения телепорт по окончании разговора. – Я мигом.

– Рустам, не суетись. Нам сейчас не стоит отвлекаться по мелочам. Виталий, едем к твоему боссу. Сообщи ему.

Наташа убийцу деда не заметила: боковые стекла в автомобиле Курносова были затонированы. Она вообще старалась не смотреть в окна. Девушка сильно перепугалась: мало того, что мчались всю дорогу как угорелые, так еще чуть в аварию не попали. Сидела, вцепившись руками в переднее сиденье, и прилагала максимум усилий, чтобы не закричать.

– Странно, – пробормотал Анатолий, продолжив путь на меньшей скорости. – Никто не выскочил, слова дурного не сказал – прямо как нерусские люди.

– С рыбалки едут. Может, хозяева упились, а водитель их будить не хочет? – предположила Анфиса. Ей быстрая езда понравилась.

– Толик, поторопись, мы еще не доехали, – напомнила шведка.

После принятия какого-то лекарства ее состояние заметно улучшилось. Но чем ближе они подъезжали к цели, тем напряженнее становилась иностранка. Женщина внимательно всматривалась в дорогу, то и дело бросала напряженные взгляды по сторонам и часто оглядывалась, словно проверяя, не исчезли ли пассажиры с заднего сиденья.

– Что-то случилось? – спросила Мелехова.

– Пока нет, но у меня плохие предчувствия. Толик, у тебя оружие есть?

– Только травматик.

– Дай мне.

Водитель передал ей «Осу».

– Воевать будем? – Анфиса открыла сумочку и проверила, на месте ли недавно приобретенный газовый баллончик.

– Думаю, придется, – ответила ясновидящая. – И, похоже, раньше, чем я думала.

Впереди поперек дороги стояла белая «Нива», рядом мужчина в форме полицейского.

Зау достала из кармана блокнот с ручкой и начала что-то быстро писать. Затем вырвала листок, завернула в него тряпичный мешочек и протянула Мелеховой.

– Я постараюсь отвлечь их на себя. Анатолий, как только начнется стрельба, съезжаешь влево на обочину, берешь Наташку, и лесом бежите назад к дороге. Те, кто не увяжется за мной, проследуют за вами. А тебе, Анфиса, самое ответственное задание. Выберешься из машины минут через пять после Толика. Записку и мешочек отдашь Косте. Тебе прямо по ходу. Там должен быть домишко. Запомни: любой незнакомец, кого бы ты ни встретила, – враг. От успеха именно твоей операции сейчас зависит наше будущее. Теперь прячься под сиденье. Наташа, помоги ей.

Шведка вышла из «рено» и двинулась к преграде. Она нарочно припадала на одну ногу, демонстрируя полную беспомощность.

– Господин полицейский, не меня ли ждете?

– Прошу вас, мадам, для начала предъявить документы, а потом будем решать, вас я жду или кого другого.

Ясновидящая заметила еще двоих, которые притаились за деревьями по обе стороны от дороги. Женщина раскрыла сумку и начала в ней копаться, постепенно приближаясь к цели. Выстрелила она, когда до мишени оставалось пять шагов. И сразу метнулась вправо. Раздались приглушенные хлопки. Спрятавшихся документы брюнетки больше не интересовали.

– Вон еще двое. Лесом уходят, гады! – крикнул один из бандитов.

– Мирон, Юрик, за ними. По пути проверьте машину. Пошевеливайтесь! Остальные за мной. Я этой дамочке лично кишки выпущу.

– А с Шуриком что делать?

Лысый тип кивнул в сторону «полицейского»:

– Живой?

– Да вроде шевелится.

– Ранен?

– Крови не вижу.

– Тогда пусть отдыхает, не до него. Оклемается, сам домой дойдет.

Анфиса ничего этого не слышала. Она попыталась как можно плотнее прижаться к полу. Свисавшее с сидений покрывало, то самое, на котором возле озера медитировала Зау, прятало девушку от постороннего взгляда. Но если кто-то догадается его сдернуть…

К счастью, ни Мирон, ни Юрий проинспектировать салон не удосужились. Главной их задачей была поимка двух беглецов, поэтому весь осмотр занял меньше секунды.

Мелехова выбралась из укрытия немного раньше оговоренного срока. Во-первых, не было возможности засечь время, а во-вторых, она чуть не задохнулась в тесноте. Осмотрелась и побежала лесом слева от дороги. Девушка слышала стоны, доносившиеся со стороны злополучной «Нивы», но постаралась урезонить свое любопытство. Слишком уж бередили душу слова Зау по поводу будущего.

Наконец деревья расступились. Анфиса спряталась за кустарником, сейчас она ощущала себя настоящей шпионкой.

«Сначала изучим местность».

Впереди был хорошо виден двухэтажный дом, слева – автостоянка, сразу за ней – зеркало пруда. Лазутчица задумалась.

«Будь на моем месте Костя, он вряд ли пошел бы напрямую. Если кто-то остался сторожить дом, он меня сразу заметит. Неохота идти в обход, а придется».

Мелехова снова углубилась в лес и побежала вдоль опушки. К подворью она приблизилась со стороны хозяйственных построек. Правда, теперь на ее пути оказался высокий забор.

«Колючей проволоки нет – и на том спасибо!»

С разбегу она попыталась преодолеть препятствие, даже уцепилась за штакетник над верхней перекладиной. Обувь заскользила по дереву, руки обожгло болью от заноз, и шпионка свалилась на землю.

– …!!! …!!! – Девица шепотом высказала все, что думает об этом заборе, неизвестных врагах и мужиках вообще, затем принялась обследовать преграду.

«Ура! Вот оно!»

На глаза ей попалась сломанная посередине штакетина. Анфиса ухватилась за край возле трещины и дернула со всей силы.

«Так-то лучше!»

Используя вырванную палку в качестве рычага, она быстро отжала еще две штакетины от нижней перекладины. Сдвинув их в сторону, протиснулась внутрь.

«Полдела сделано. Осталось только Костю найти».

– И кто это к нам пожаловал, ерша тебе в лифчик? – раздался насмешливый голос.

Шпионка подняла голову.

– А чего вы заборов понаставили на пути?! – не обращая внимания на пистолет в руках незнакомца, ответила она.

– Ишь ты, вобла вяленая, забор ей не угодил! А если я тебе сейчас штаны спущу и задницу скипидаром намажу?

– Извращенец, что ли?

– Что??? – от подобной наглости Пахом опешил.

– Девушек скипидаром не мажут, есть более приятные средства.

– Ты о чем, килька, в томате замоченная?

– А то я не вижу, чего тебе нужно, кобель племенной. Да, я влезла в твой двор, да, виновата. Могу хоть сейчас ущерб отработать. Ну, что глазами хлопаешь как барышня кисельная? До чего мужик пошел недогадливый! Схватился за стрелялку и все мозги подрастерял?

– Отработать, говоришь, лягушку тебе на макушку? – Он засунул пистолет за пояс.

– Дошло наконец. Ну, куда идти? – Она подняла с земли сумку и повесила ее на плечо.

– А зачем? Секс на свежем воздухе – это так романтично.

– Как скажешь, миленок. Сейчас только лицо в порядок приведу. – Она открыла сумку…

Бросили в сарай, как бревно. Думал, сюда же доставят и других пленников, но время шло, а дверь больше не открывали. Потом на меня вдруг накатила волна бодрости. Видать, за организм принялась та гадость, что вкололи.

«Проглоти меня порядок! Вот это ощущения!»

Слабость и боль сдали свои позиции первыми, затем исчезла тошнота и головокружение, настроение резко пошло в гору. И это в моем-то положении!

«Ладно, вы мне перечеркнули жизнь, сократив ее до минимума. Думаете, приползу вымаливать противоядие? Нет, просчитались, ребята! Могли ведь убить? Могли. Что ж, как говорил сержант в учебке: «Не убиваешь ты – убивают тебя». И я постараюсь по полной подтвердить его правоту. Только вот выберусь отсюда».

Раздавшийся выстрел заставил прислушаться. Уловил несколько хлопков. Через пару минут прозвучал еще один, громче.

«Степаныч вроде своих не собирался подключать, да и вряд ли бы полиция стала использовать оружие с глушителем. Может, кто из наших?»

На свободе оставались только Зау, Анфиса и Наташа. Неравные силы против своры Анисима. Надо помочь. Но веревки… Попытался их возненавидеть. Судя по ощущениям, энергии во мне сейчас было через край, и очень скоро путы задымились, правда, вместе с брюками.

Не знаю, сколько времени прошло, пока удалось освободиться. Боялся привлечь к себе внимание. Приходилось то и дело прерываться, чтобы дым не валил клубами. Наконец я смог подняться и размять мышцы. Теперь бы найти способ выбраться из сарая. Осмотрелся. Сбитая из грубых досок широкая лавка, очень похожая на нары, которые видел в фильме по телику, стояла у стены справа. Табуретка, опрокинутая ножками вверх, четыре бумажных мешка с углями, консервные банки с кукурузой, ящики с пивом. Наверное, избушка служила складом. Единственное окно с решеткой вместо стекла, нехлипкая деревянная дверь, бревенчатый потолок и бетонный пол. Условий для побега никаких, совсем не думают о нуждах пленников, сволочи!

– И кто это к нам пожаловал, ерша тебе в лифчик?

Голос Пахома заставил меня вздрогнуть. Неужели все труды насмарку?

– А чего вы заборов понаставили на пути?!

«Анфиса?! А она что тут делает?»

Я развернулся к оконному проему и затаил дыхание. Мелехова снова оказалась рядом, когда мне нужна была помощь. Но сейчас ее видел враг, который не мог не заметить фальши в затеянной ею опасной игре.

«Ну что ты делаешь?!» – Мой стон едва не вырвался наружу, когда девушка выхватила баллончик.

– Разве нам нужен дезодорант, рыбка моя? – Мужик выбил оружие и, схватив за кисть, вывернул Мелеховой руку.

– Придурок! …!

– Фу, какие мы вульгарные! – Он дернул за ворот блузки, разорвав ее почти до пояса. – Дальше сама разденешься или мне продолжить?

У меня внутри все начинало закипать, а тут еще Мелехова извернулась и, махнув сумкой, угодила насильнику в глаз.

– Ах ты, …! – выругался гад и с силой швырнул жертву к забору.

Ударившись, девушка потеряла сознание.

Сначала у меня произошло небольшое потемнение в глазах, потом я каким-то невероятным образом оказался снаружи сарая. Зол был настолько, что не обратил на это внимания – теперь ничто не мешало добраться до негодяя. Направился к нему с одним желанием: заставить жрать землю.

Мужик неожиданно схватился за оружие и, обжегшись, выбросил его в траву.

– Что за хрень?!

– Вижу, ты здесь с девочками воюешь, гнида?!

– Не боись, сейчас и тебе достанется!

Пахом кинулся в бой сразу. Он оказался немногим выше меня, но руки были длиннее, и работал ими бандит профессионально, это стало понятно с первых секунд боя. Однако и мы не лыком шиты. Благо, в Ларгонии разведчиков всегда готовили на совесть.

Блокировав первые выпады, попытался поймать его на контратаке. Не удалось. Пользуясь солидным преимуществом в весе, любитель рыбок не позволил сократить дистанцию, усилив натиск. Враг, похоже, вознамерился отбить мне мозги. Сосредоточив град ударов в голову, до минимума сузил мне обзор. Боль в висках сообщила о серьезной опасности, так что пришлось отскочить назад.

– Не нравится, карась тебя по морде хрясь? То ли еще будет, щуренок!

Отвечать не стал. Сделал вид, будто продолжаю отступление: два шага назад и резкий прыжок навстречу противнику. Корпус он успел защитить, но основной целью являлись ноги соперника. Его коленка после соприкосновения с подошвой кроссовки издала неприятный хруст, за которым последовал животный вопль. Если бы Пахом умел испепелять взглядом, я бы наверняка превратился в пепел.

– Ах ты, …!

Закончить фразу ему не дал. Тремя ударами заставил мужика на время забыть о боли и сразу побежал к Анфисе.

– Где эта падаль?! – Девушка только пришла в сознание. – Я блузку сегодня первый раз надела.

– Фиг с ней, с блузкой. Поднимайся. Ты как здесь оказалась?

– Тебя спасать пришла.

– Спасибо, самое время. Только не надо позволять шмякать себя об забор.

– Больше не буду. Отдавай рубаху. – Она с отвращением сдернула с себя испорченную одежду.

– Держи.

Мелехова быстро переоделась и протянула какую-то бумажку:

– Зау просила передать.

– А это что за тряпка? – К записке прилагался сшитый из лоскута ткани мешочек.

– Откуда я знаю? Ты читай. – Анфиса интенсивно растирала виски пальцами. – Убью гада! Синяк, наверное, на пол-лица будет.

«Костя, передай Семену: вы срочно должны с ним закончить то, что начали сегодня днем. Это крайне важно! В мешочке травяные шарики для бодрости. Может пригодиться, но не увлекайтесь: два шарика в течение суток не каждый выдержит. Напомни Зайцеву, что он тот, кто может вернуться. Пусть попробует. Мои рекомендации на этот случай Семен знает. Удачи, ребята!»

– А сама Зау где?

– Она уводила за собой бандитов, чтобы я смогла сюда добраться. Из письма все понял?

– Почти. Нужно найти Семена. Пойдем в дом. Последний раз я его там видел.

«Как же я выбрался из сарая?! – Проходя мимо места своего заточения, попытался найти хоть какую-то лазейку. – Я что, научился сквозь стены ходить?»

Бревенчатая тюрьма не имела разрушений. Стены, решетки на окнах, крыша… Ни малейшего намека на люк или потайную дверцу. Но ведь как-то я оттуда вылез?!

Эта мысль не давала покоя. Складывалось впечатление, будто кое-кто начинает потихоньку сходить с ума. Неужели последствия сегодняшнего сеанса?! Причем неоконченного.

«Почему ясновидящая велит продолжить процедуру очистки лепестков? Нам что, сейчас заняться нечем? Проблем и так хоть отбавляй!»

Мы обошли сарай и двинулись к крыльцу.

– Костя, – прошептала Мелехова, дернув меня за руку.

Почти сразу раздался противный голос:

– А ну стоять, уроды! Руки вверх подняли! Быстро! Шевельнетесь – прибью обоих! – Следом раздался выстрел.

– Падай! – крикнул девушке, а сам рванул на сближение.

Тип в полицейской форме стоял возле забора и палил, не жалея зарядов. Добираться до него пришлось зигзагами. Неожиданно почувствовал, как обожгло плечо. Снова началось помутнение сознания, что не могло не напугать. Мне сейчас только отключиться не хватало! Наконец у бандита закончились патроны, перезарядить оружие он не успевал, поэтому последние пару шагов я преодолел без спешки.

– Урою гада! – Он бросил в меня ствол и… нарвался на встречный удар. Еще парочку добавил, пока стрелок не упал. Это должно успокоить его надолго.

– Анфиса, поднимайся, хватит тебе на сырой земле валяться.

Она даже не шелохнулась.

– Невыполнение приказов в военное время?!

Мелехова продолжала притворяться. Спрятав лицо в траву, она…

– Анфиса!!!

Развернув девушку, увидел, что моя рубаха в крови. Попытался нащупать пульс – его не было. Глаза… лучше бы мне их не видеть. В них не осталось ничего от моей Анфисы.

«Ну, почему!!! – мысленно застонал я. В следующее мгновение пришла спасительная мысль: – Семен! Он же целитель!»

Схватил безвольно обмякшее тело и бросился к дому. На веранде все оставалось по-прежнему. Добрался до Зайцева. Не помню, чем перерезал веревки. Стал хлестать его по щекам. Эффект нулевой. Чувствовал, что дорога каждая секунда. Извлек из тканевого мешочка серо-зеленый шарик. Сообразил, что всухомятку целитель его не проглотит. Снова кинулся к столу, наполнил стакан жидкостью из графина, растолок вилкой снадобье, с трудом влил его в рот парня. Опять попытался привести его в чувство.

– Чего дерешься? – наконец промямлил очнувшийся.

– Семен, спасай! Анфиса! – Я указал на окровавленную девушку.

Он мигом поднялся на ноги, осмотрел комнату:

– Зеркало есть?

Я побежал в дом, нашел его, снял со стены, притащил на веранду.

– Держи вот так, – показал Зайцев и сразу сник: – Извини, друг. У нее больше нет цветка.

– Что значит – «нет»?!

– Она умерла.

– Но ты же…

– Извини, Костя. Тут я бессилен. Вылечить можно только живого…

От его слов у меня подкосились ноги, чуть не выронил зеркало прямо на девушку. Семен поддержал и освободил от ставшей неимоверно тяжелой ноши.

– И как мне теперь быть? – Ледяная тоска словно заморозила все внутри.

– Надо срочно связаться с Зау.

– Держи, – я вытащил записку, – это от нее.

– Костя, еще не все потеряно, – прочитав, сказал парень.

– Наверное, ты прав. – Казалось, будто из моей души выдернули что-то очень важное, то, без чего жизнь вообще потеряла смысл. – Ты должен знать: нас с тобой заставили принять по таблетке, Степаныча с Виктором – тоже. Людмилу, Валерию и Грунева травить не стали, но забрали с собой. Анисим будет из них учеников делать.

– Где Зау?

– Ясновидящая отвлекала бандитов на себя, чтобы моя Анфиса сумела сюда пробраться. И словить пулю. – Последние слова я почти прошептал из-за спазма в горле.

– Костя! Да очнись же ты! Зау знает, что говорит. Однажды я уже потерял почти всех друзей, но благодаря ей вернул обратно. Надо только сделать то, что она говорит.

– Делай…

– Сядь сюда! – приказал он. – Сейчас проведем глубокое очищение твоих лепестков.

– Как скажешь. – Послушно взгромоздился на стул.

Парень поставил зеркало напротив меня. Собрался было начать сеанс, но первые же попытки заставили остановиться.

– Зеркало должно быть треснутым. Только не разбей его вдребезги.

Автоматически, словно робот, выполнил и эту просьбу Зайцева. Вернувшись на место, увидел в отражении лепестки. Они хоть и оставались едва заметными, но теперь даже я смог различать цвета. Неужели воздействие убийственных таблеток?

Вскоре приятель подтвердил мою мысль:

– Средство Анисима сэкономит время. Процесс идет гораздо быстрее.

– А потом оно все равно нас убьет. Хотелось бы только успеть раньше добраться до него самого. Этот тип мне чересчур много задолжал.

– И с ним разберемся.

Я поражался спокойствию Семена. Его жену и друзей забрал пришелец, от которого ничего хорошего ждать не приходится. А Зайцеву хоть бы что. Именно эти мысли заставили меня собраться.

«Хватит киснуть. Мне еще кое с кем счеты свести нужно, а времени не так много».

– Когда закончишь? – спросил целителя враз окрепшим голосом.

– Может, и за час справлюсь, а то и раньше. Главное, что пока никакой усталости не испытываю.

– Я тебе средство нашей шведки дал испить. Никак добудиться не мог.

– Ее чудодейственный порошок?

– На самом деле это скрученный из сухой травы шарик.

– Ну да, она же написала.

– Семен, а как ты думаешь остановить распространение таблеток?

– Постараюсь, чтобы они не попали в руки Анисима.

Теперь я уже начал сомневаться, кто из нас сходит с ума:

– Но они уже попали!

– Все относительно в этом мире, – как-то странно произнес Семен.

Он продолжал колдовать над моими лепестками. Теперь и я мог видеть результаты его работы. Правда, в несколько размытом виде.

– Ты умеешь поворачивать время вспять?

– Нет, но один раз мне удалось вернуться в прошлое. Главное в этом деле – шагнуть за шестую грань.

– Это как?

– Помнишь, мы с тобой разговаривали о снах?

– Было дело.

– В своих я часто вижу прообраз того камня, с которого в общем-то и начались мои странности. Внешне он выглядит как шестигранник. Цвет верхнего и нижнего основания совпадает с окрасом моих лепестков. А грани… вначале они были серые, точь-в-точь как налет твоих лепестков. Потом невзрачный панцирь начал вскрываться. И, когда последняя грань освободилась от серости, мне удалось исправить некоторые ошибки минувшего.

– Думаешь, и сейчас получится? – Я невольно скосил глаза в сторону, где лежала Анфиса.

– Очень на это надеюсь.

– Ладно, давай надеяться вместе.

А что нам еще оставалось? Только чудо могло вернуть к жизни Мелехову, остановить Анисима и спасти нас от действия коварных таблеток. Следующие полчаса мы не проронили ни слова. Может, поэтому услыхали голоса, доносившиеся со стороны открытой створки.

– Возвращаются, гады? – Я даже обрадовался, поскольку жажда мести требовала выхода.

Четверо вышли из леса и неторопливо двигались к дому.

– Только не дергайся. Последний лепесток остался.

– Вижу.

– Серьезно? – удивился он.

– Да, только изображение нечеткое.

– Хороший знак!

Зайцев принялся интенсивнее работать пальцами рук, а я внимательно следил за бандитами. Радовало, что они шли весьма неохотно. Видать, не справились с поставленной задачей.

– Ух ты! – воскликнул Семен. – А они у тебя еще и двигаются?!

Перевел взгляд на зеркало. Точно, над моей головой словно мельница заработала. Причем вращение ускорялось с каждой секундой.

– Сейчас что-то будет, – произнес я. – Глянь, что с зеркалом творится.

В отражении резко потемнело. Наши очертания начали расплываться, зато цветок у меня над головой превратился в белый диск с круглой дырой в центре.

– Парни, в доме чужаки, живую щуку им в брюки! – донесся голос Пахома.

Все-таки он очухался и теперь предупредил своих.

– Надо сматываться, – заволновался Зайцев.

– У меня такое ощущение, что я знаю куда.

На месте зеркала сейчас образовался черный проем овальной формы. Оттуда тянуло жутким холодом, но никакой преграды больше не существовало.

– Уверен?

– Сам сказал, к советам Зау стоит прислушиваться. Или хочешь тут остаться? Я, честно говоря, не против общения с теми гадами.

– Нет, уходим.

Он схватил меня за руку и первым шагнул в черный омут.