Прочитайте онлайн Из чужого мира | Глава 14Двухцветные лепестки

Читать книгу Из чужого мира
3816+2008
  • Автор:
  • Язык: ru

Глава 14

Двухцветные лепестки

Вечер того же дня, полицейский участок ОВД Фили-Давыдково

– Скучное это занятие – охранять чужие ценности, – вздохнула Валерия.

– Кто бы говорил! Ты же работала телохранителем.

– Сравнил, тоже! Там ты все время в действии. Постоянно меняется обстановка, интерьер, ландшафт, появляются новые лица, и нужно видеть каждый закуток, каждый взгляд… Да что тебе рассказывать…

Грунев в форме сержанта полиции и Лера сидели в небольшой комнате за столом, на котором лежал черный пакет. Степаныч сначала и девушку хотел переодеть, но потом решил, что не стоит.

– Будем считать, что ты из следственного отдела, – сказал он. – Если кто из наших заявится, веди себя нагло. Сумеешь?

– Не сомневайтесь, майор.

– Успехов, – пожелал Кошевар на прощание.

После окончания рабочего дня они остались вдвоем. Первое время дамочка внимательно изучала комнату, потом заскучала.

– Знаешь, Илья, а форма тебе идет.

– Не издевайся.

– Да я правду говорю. Прямо вылитый Аполлон, только одетый.

– Так и хочется сказать: ты меня еще голого не видела. Но промолчу.

– Тем более что я видела.

– И как? – приосанился Грунев.

– Нет, без одежды ты на Аполлона мало смахиваешь. Хотя… если снизу чуть убавить, сверху нарастить… В общем, при правильной диете и нормальных физических нагрузках из тебя можно сделать, к примеру… Геракла.

– Кто на что смотрит, – вздохнул здоровяк.

– Тебе не нравятся мои взгляды на жизнь?!

– Просто анекдот вспомнил.

– Опять пошлый?

– Почти целомудренный.

– Ладно, рассказывай, все равно делать нечего.

– Будем считать, что ты сама попросила. Тогда слушай. В канун праздника набегавшаяся по магазинам женщина заскакивает в лифт. В руках авоськи, сумки, под мышкой зажат батон… В общем, кнопку нажать нечем. И тут за ней входит эдакий Аполлон в шляпе и черном пальто. Томным баритоном спрашивает: «Куда изволите, мадам?» «Десятый», – отвечает она, вздохнув облегченно. Лифт закрывается, мужчина резко распахивает пальто – голый! Женщина в истерике: «А-а-а! Остановите немедленно лифт! Я яйца забыла купить!»

– Ну что ж, иногда и от вас, мужиков, бывает польза. Хоть какая-то.

– Первый раз слышу такую реакцию на этот анекдот. Оказывается, он о пользе сильной половины человечества.

– Это вы-то сильная? Да ты представить не можешь, сколько нам приходится потрудиться, чтобы из такого, – она кивнула в сторону собеседника, – человека сделать.

– А сейчас я кто?

– Мой парень.

– Хм, если твой парень не принадлежит к гомо сапиенсам, то сама-то ты кем будешь, гарна дивчина?

– Мы из семейства кошачьих. Неужели непонятно?

К этому времени сотрудников в отделении почти не осталось, и к ним никто не заглядывал. Вот и развлекались как могли.

– Это которые с виду мягкие и пушистые?

– Точно! И с вот такими коготками. – Девушка показала согнутый указательный палец.

– А разве кошки летать умеют?

– Самые уникальные – да.

Разговор парочки прервал звонок мобильника.

– Семен, – пояснил здоровяк и нажал кнопку приема. – Да.

– Илья, к вам гости. Снаружи подъехали два автомобиля с ребятами, одетыми в камуфляж. Ого!

– Что такое?

– Во главе полковник. Он и еще пятеро пошли внутрь.

– Звони Степанычу. Але, але… – Парень повернулся к подруге. – Связь пропала, представляешь?

– Глушилку включили, – сообразила Валерия.

– И что нам теперь делать? Драться с полковником?

– Зачем? Если они пришли за этим, – она взглянула на пакет, – пусть забирают. Главное – взять с них расписку.

– А на кой она нам?

– Чтобы гости не почуяли подвоха.

– Встать к стене, руки на голову! – В комнату ворвались трое бойцов и взяли парочку под прицел.

Грунев поднялся, Валерия осталась на месте.

– Что за любительский спектакль, мальчики? – пренебрежительно спросила она.

– И где этот гребаный пакет? – Полковник вошел в сопровождении дежурного офицера.

– Да вот они его стерегут, – сотрудник кивнул на парочку.

– Полковник Севастьянов? – небрежно уточнила девушка. – Нас предупредили о вашем приезде. Правда, мы вас ждали не раньше чем через десять минут. – Она специально указала время, чтобы незнакомец поторопился.

– Удалось освободиться раньше, – после небольшой паузы ответил тот.

– Распишитесь и забирайте. – Лера подвинула пакет и положила на стол бумажку. – И нечего тут показательные выступления устраивать, мы вроде одно дело делаем.

Офицер взглядом заставил подчиненных убрать оружие, подошел к столу и, черкнув на бланке загогулину, забрал таблетки.

– Я должен изъять все материалы по перестрелке в парке.

– Мы уже переслали документы по электронке, остальные будут готовы только завтра к вечеру, – не задумываясь, ответила дамочка.

– Хорошо, – кивнул прибывший. – Тогда нам здесь больше нечего делать. Уходим, парни.

Гости мигом покинули отделение.

– Вы кому вещдоки отдали?! – вдруг пришел в себя капитан. – Тут и слепому понятно, что это не наши люди!

– Капитан, если не хотите проблем, то зарубите себе на носу: в отделение приезжал полковник Севастьянов и забрал пакет.

– Я сейчас же позвоню…

– Звоните. Только не забудьте доложить, что вы сами указали этому человеку, где находится вещдок. Сержант, – обратилась Валерия к Груневу, – следуйте за мной.

– Слушаюсь! – Илья направился к выходу.

Через минуту они встретились с другой парочкой.

– «Маячок» пока не работает, – пожаловался Семен.

– В машине глушилка, – кивнул электронщик, – но они должны ее когда-нибудь выключить.

– Майор организовал и визуальное наблюдение. Надеюсь, мы их не упустим?

– Не должны, – кивнула Валерия. – Главное, чтобы наш «маячок» не обнаружили.

– Нужен очень хороший специалист, чтобы отыскать мой «жучок». – Грунев расстегнул верхнюю пуговицу форменной рубахи – в кителе сержанта он чувствовал себя неловко.

В этот момент раздался звонок сотового.

– Майор? – спросил Зайцев.

– Нет, отец, – сказала Огонек, взглянув на сотовый. – Да. Дышим свежим воздухом. Хорошо.

– Что там?

– Нам временно дана команда «вольно». Этой ночью разрешено отдохнуть.

И все же возвращение в мир родителей не прошло для меня бесследно. Нет, я не про простреленную ногу, поражение в спарринге с женщиной или обретение новых друзей и специфического житейского опыта, хотя и это серьезно подкорректировало мое мироощущение. Больше всего настораживали сны. В Ларгонии не помнил ни одного, а тут сновидения посещали практически каждую ночь и являлись настолько яркими, что от реальности не отличишь. Может, поэтому они и оставались в памяти после пробуждения?

Сегодня, к примеру, впервые увидел лепестки. Стоял почему-то перед расколотым зеркалом и тщетно пытался высмотреть что-то в своем отражении, но, кроме знакомой фигуры, на темном фоне ничего не заметил. Дотронулся до края трещины, порезал палец и долго разглядывал кровь. Когда поднял голову, прямо над макушкой в воздухе висел цветок. Посчитал лепестки – семь штук. По форме они были такими, как описал Семен, но окраска… Все семь оказались двухцветными, и ни на одном не заметил серой половинки. Лепестки обрамляли висевший над моей головой прозрачный диск. Словно от моего взгляда, они вдруг начали вращаться. И чем быстрее кружился этот хоровод, тем чернее становилось зеркало. Когда оно стало угольно-черным, меня затрясло от холода. Да так сильно, что проснулась Анфиса, которая и выудила меня из этого кошмара.

– Чего дрожишь? Замерз?

– Ты же не греешь.

– Я серьезно, ты как ледышка. Может, к врачу обратиться?

– Сама же лекарь.

– Шутишь? Меня даже в медсестры не возьмут без образования.

– И что мешает его получить?

– Сам же говорил – надо мир спасать. Вот этим я пока и займусь. Так что болеть тебе запрещаю.

– И в мыслях не было.

– Хочешь горячего чаю? – спросила Мелехова.

– Не откажусь. – Мне действительно было холодно, и одеяло не особо справлялось со своими прямыми обязанностями.

– Тогда я на кухню.

Часы показывали семь тридцать. Вставать вроде рано. Согреюсь чаем, постараюсь еще немного поспать…

Когда в комнате появился телепорт, меня бросило в жар. В голове промелькнула мысль: почему не сработала моя внутренняя сигнализация?

«Вот ты и попался, дорогой. Буду стрелять в башка».

Я только сейчас заметил у него в руках пистолет. Ненавижу!!!

– Костя, проснись, ты горишь! – раздался голос Анфисы.

Открыл глаза. Не знаю насчет огня, но дыма в комнате было предостаточно.

– Где?.. – чуть не спросил о телепорте, вовремя сообразив, что это был сон.

Чай девушке пришлось вылить на одеяло, чтобы загасить тлеющую вату. К нам прибежал Виктор:

– Что случилось?

– Хоть убейте, не знаю. Задремал всего на минутку, а тут…

– Как ты умудрился поджечь одеяло? Вроде не куришь.

– Это не я.

– А почему на ладонях ожоги? – Хозяин квартиры указал на руки.

Точно, кожа покрылась волдырями.

– Ничего не понимаю! – Поднялся и начал искать свои брюки. – Может, у меня с головой не все в порядке?

– Пойдем на кухню, – предложил мужчина.

– Будем допрос проводить? – решила уточнить Мелехова.

– Ага, с пристрастием.

– Это как?

– Придешь – узнаешь, – подмигнул Виктор.

Когда мы с Анфисой вошли, в «допросной» уже сидела Зау. Мне во второй раз налили чаю. Дали выпить, потом заставили рассказать о предшествующих возгоранию событиях.

– Ой, мамочки! – вскрикнула Анфиса, когда я закончил рассказывать первую часть сновидений. – Кровь, разбитое зеркало… Это к несчастью.

– Потом неожиданно для себя я снова уснул… – Не стал спорить с Мелеховой, хотелось быстрее закончить эту странную историю.

– Раньше у тебя ничего подобного не случалось? – выслушав меня, спросил хозяин жилища. – Имею в виду – неожиданные возгорания?

– Было, – вспомнил я. – У мужика оружие в руках раскалилось, когда он собирался в меня стрелять.

– Ну-ка, ну-ка. Поподробнее, пожалуйста.

Снова пришлось говорить. Точно допрос! И ведь не откажешься, раз уж провинился – чуть квартиру не спалил вместе с обитателями.

– А ведь он, похоже, коллега моей дочурки, – сделал заключение Виктор.

– Вы думаете, это я?

– Сейчас посмотрим. – Он вышел в прихожую и вернулся с газеткой. – Смотри сюда и думай то же, что и в момент возгорания.

Представил горбоносого. Испытал жгучее желание настучать ему по физиономии, бумага начала тлеть, но не вспыхнула.

– Задери меня порядок!

– Костя, а меня так научишь? – тут же подала голос Анфиса.

– Вряд ли он сумеет, – ответила Зау.

Женщина словно впервые меня увидела. Ее взгляд я ощущал почти физически.

– А вы откуда знаете? – Мелехова не хотела отступать.

– Способности либо есть, либо нет, – задумчиво произнесла ясновидящая. Она повернулась к Виктору: – Знаешь, что меня поразило в его сновидениях? Вращающиеся лепестки и темень в расколотом зеркале.

– Если учесть, что парень при этом едва не замерз…

Они говорили загадками.

– Что-то в нем вырывается наружу. Хорошее или плохое – пока неясно.

– Эй, господа, хотите сказать, что в один прекрасный день я проснусь огнедышащим монстром?

– Мой парень – дракон? – улыбнулась Анфиса. – Покатаешь по небу?

– Если не съем – может быть. Но все-таки что я такое?!

– Костя, не стоит волноваться. – Зау встала из-за стола. – Вполне возможно, твой организм к чему-то готовится. Я попробую ближе к вечеру раскинуть карты. Теперь точно знаю, что надо использовать для гадания.

Она ушла, оставив нас в недоумении.

– Так, беспокоиться мне запретили. Постараюсь. Еще чего у нас хорошего?

– Ты согрелся? – спросила Мелехова.

– Вроде не мерзну.

– А руки?

– Немного жжет, но терпимо.

– Пойдем в комнату, надо сухую повязку наложить.

Как ни странно, за это утро мне удалось уснуть во второй раз. Практически до обеда спал как убитый. Заставил себя подняться, только когда раздался звонок входной двери. Вышел в прихожую.

– Ешь твою медь! – с порога начал ругаться майор. – Воистину говорят – заставь дурака Богу молиться, он и лоб расшибет! Сказал же русским языком: организовать наблюдение и никаких действий не предпринимать.

– Что случилось, Степаныч? – спросил Виктор, пожав гостю руку.

– Да уж, случилось, кувырком его через коромысло. «Полковника» и его подручных вчера ночью всех и повязали, вместо того чтобы дождаться, когда они выведут нас к своему боссу. Представляешь, мой лейтенант решил, что наткнулся на гнездо террористов и постарался отличиться, чтоб ему пусто было. Позвонил другу в РУБОП, там срочно снарядили экспедицию и – вперед. Теперь мы имеем десяток уродов, которые понятия не имеют, где искать Анисима, а тому уже наверняка донесли, что мы сцапали его людей.

Майор кивнул вместо приветствия и тут же обратил внимание на мои руки:

– Где поранился?

– Неосторожное обращение с огнем, – пояснил я и поспешил вернуть гостя к прерванной теме: – А что за лейтенант?

– Да я же именно ему поручил проследить, куда эти сволочи с таблетками поедут. И как угораздило?!

– Сделанного не воротишь. Хоть какую-то информацию с них сняли? – поинтересовался хозяин квартиры.

– Так, ерунда. Прибыли из Харькова. Действительно работают на Анисима Валентиновича, причем даже фамилии его не знают. Выполняли приказ явиться по адресу и забрать пакет. Все. Единственное, что мне удалось срисовать, – портрет этого Анисима.

– Телепатия?

– Ага, покопался немного в мозгах лжеполковника. Но и это мало чего дало.

– Чай, кофе? – предложил Виктор.

– Пойдем просто посидим, – отказался Степаныч. – Кроме плохих новостей есть еще и хорошие.

Мы расположились в самой большой комнате. Кошевар уселся на диване и начал рассказывать:

– Мои ребята неплохо поработали с операторами сотовой связи. Оказывается, через эти конторы можно много узнать о любом человеке, имеющем мобильник, кувырком его через коромысло! Просмотрев звонки и СМС Кирзанова, мы выяснили, что у того неделю назад появился новый устойчивый контакт: два-три звонка ежедневно. Потом связь резко оборвалась, хотя Дмитрий продолжал попытки. Из СМС выплыло имя Марат, в МТС нам сообщили и фамилию неизвестного – Кашитов. Тоже школьный приятель Кирзанова. Через родителей погибшего нашли фото этого парня, разослали по всем отделениям и почти сразу попали в цель, ешь ее медь!

– Это как?

– Повезло. Прошлой ночью по наводке накрыли ночной клуб, где наркотой баловались. Притащили весь контингент в обезьянник. Дежурный обратил внимание, что один из задержанных как-то слишком пристально пялился на фото Кашитова. Его взяли в оборот, выяснили, что разыскиваемый недавно был в этом же заведении и уехал оттуда вместе с одной местной девицей чуть ли не под принуждением. Фото этой дамочки у Григория, так зовут паренька, имелось на мобильном, украдкой заснял.

– Хочешь сказать, вы и девицу сразу отыскали? – усмехнулся Виктор.

– Не поверишь, кувырком меня через коромысло, именно она и навела ребят на клуб! Собралась свести счеты с неким Крабом. Там вообще триллер, ешь его медь! Бандит подсадил брата девушки на наркотики, а саму Жанну заставил работать на себя, обещая того вылечить. Когда она не без помощи Кашитова нашла способ освободить наркомана от зависимости, решила сбежать. Отвезла родственника в укромное место, но его нашли. Хотели взять живым, парень начал отстреливаться. В общем, двоих положил и сам к праотцам отправился.

– Кашитов излечил больного таблеткой?

– А чем же еще? – ответил Степаныч.

– Тогда парню все равно долго не жить. А Жанна?

– Не хотела говорить о Марате, пока не убедили, что ему грозит смертельная опасность.

– Хочешь сказать, она знала, где тот скрывается?

– Не угадал. Девица еще в доме Краба срисовала новый номер Кашитова. Сейчас по нему работают.

– И что у нас получается? – решил подытожить Виктор. – Марат нашел таблетки, дал одну Кирзанову, одну Шустову, скорее всего, чтобы убедиться в их действенности.

– С Шустовым все могло быть иначе. У того отец в банке не последнюю должность занимает. Парни, видать, искали безопасные каналы сбыта, – поправил майор.

– Согласен. Но потом на Кирзанова вышел некто…

– Люди Анисима, – вклинился я. – И убил Дмитрия его телепорт. Тот самый, кто расправился с генералом.

– Я тоже придерживаюсь этой версии.

– Но как Кашитов узнал, что приятель под колпаком? Он же догадался оборвать контакты с бывшим одноклассником.

– И по этому поводу имеется одна зацепка, ешь ее медь! Мои парни при обыске в квартире Кирзановых нашли миниатюрный микрофон в пиджаке Дмитрия. Родители сказали, что костюм приобретен после выздоровления. Сын ходил в нем на собеседования по поводу новой работы.

– Встречался с Шустовым-старшим?

– Не исключено, кувырком его через коромысло!

– Надо скорее найти Кашитова, – поднялся хозяин квартиры. – Полагаю, люди Анисима тоже вышли на его след.

– Думаю, ты прав, – встал с дивана и майор. – А куда вы опять женщин подевали?

– Зау поехала к озеру. Сказала, ей нужно хорошо подзарядиться перед серьезным гаданием. Наташа и Анфиса отправились с ней за компанию, к вечеру должны вернуться.

– Вы хоть далеко не убегайте, вдруг понадобитесь, – предупредил майор, направляясь к выходу. – Кстати, Константин, сейчас Семен должен заскочить, пусть на твои руки посмотрит. Вы мне против Анисима все нужны боеспособными.

В это же время, загородный особняк на юго-западе от Москвы

– И это все, что ты хотел мне сказать, Виталий?! – закончив просмотр видео, грозно спросил тучный мужчина.

– Нет, вот еще. – Парень испуганно кивнул в сторону седого.

– Кого это ты сюда притащил? – Тон ничуть не изменился.

– Никодим Васильевич, мы могли бы переговорить наедине? – Неизвестный Жукову гость в окружении гориллоподобных телохранителей держался абсолютно свободно.

– С какой стати? – Полководец вдруг сообразил, что мужик назвал его настоящее имя, которое было известно строго ограниченному кругу лиц.

– Я буду говорить о вещах, которые позволят за месяц увеличить прибыль вашего предприятия в десять раз. Хотите сделать ее достоянием всех здесь присутствующих?

– Ладно, уважим гостя. Все вон отсюда! – После выполнения приказа в комнате остались двое.

– Анисим Валентинович, – представился седой и сразу заговорил о деле: – Средство, действие которого вы сейчас наблюдали, не затормозит ваш основной бизнес. Скорее наоборот. Таблетки могут увеличить количество потребителей вашего товара.

– Думаешь, я поверил в эту чушь? – Хозяин кивнул в сторону экрана.

– Господин Жуков, такой человек, как я, не рискнул бы принести сюда откровенную туфту. Лучше уж сразу в петлю залезть.

– Откуда ты знаешь мое настоящее имя?

– Вы слишком громко думаете, уважаемый. Например, сейчас подозреваете Курносова в предательстве и выбираете способ его убийства. Но он правда не заслуживает столь жестокой казни.

– Какой?

– Заливать глотку расплавленным свинцом… это как-то неэстетично и отдает дремучим средневековьем.

– А копаться в чужих мозгах? – побледнел Жуков.

– Иногда бывает полезно. Например, чтобы быстрее наладить контакт.

– А если я сейчас прикажу кое-кого на ноль помножить, какие песни ты запоешь?

– Вы готовы отказаться от миллиардов, только чтобы потешить свое самолюбие? Не верю. У серьезных людей на первом месте дело, а уж потом все остальное. Или я не прав?

– Складно говоришь, но пока из всей болтовни меня еще ничего не заинтересовало по-настоящему.

Онзи сразу почувствовал человека, трудно поддающегося внушению. С таким требовалось действовать аккуратно.

– Хорошо, давайте о деле. Виталий принес сюда сто таблеток, которые можно пустить в продажу по бросовым ценам. Причем распространять их следует среди особо запущенных клиентов, некогда находившихся наверху, а потом сброшенных оттуда. Я имею в виду артистов, журналистов, политиков…

– Зачем?

– Излечившись, они быстро распространят информацию о чудодейственном средстве, которое не только избавляет от зависимости, но вдобавок омолаживает организм.

– Допустим, – кивнул Жуков.

– В результате к вам хлынут тысячи желающих толстосумов. Поправить здоровье и помолодеть охота каждому.

– А сам? Ты эти таблетки принимаешь?

– Нет. И вам не советую.

– Почему?

– Вы же свою продукцию тоже не употребляете.

– К чему она приводит, знают все. А твои таблетки?

– За все хорошее рано или поздно приходится платить, – ответил Анисим. – Мое лекарство лет через пять втрое повышает риск умереть от сердечного приступа. Но это ведь легкая смерть, не правда ли?

– Возможно, – задумался Полководец. Если бы собеседник принялся уверять, что средство абсолютно безвредно, то разговор на этом бы и закончился. Но таблетки оказались отнюдь не безобидными. – Сколько товара имеешь на руках?

– Несколько сотен тысяч доз. Их желательно распространить в ближайшие сорок дней. Готов вложить в дело и собственные немалые деньги, чтобы потом иметь долю с прибыли.

– Не пойму я тебя, Анисим. Почему пришел ко мне? Деньги имеются, рецепт, если Виталик не соврал, знаешь…

– К сожалению, не я один, – придумал на ходу Онзи. – Но у конкурента пока нет партии товара. Получит ее, самое раннее, через два месяца. К этому времени рынок должен быть нашим. С вашими связями полагаю, это сделать несложно.

– Возможно.

Агент Зира наконец пробил брешь в стене недоверия. Требовалось закрепить успех.

– На какой счет перевести деньги?

– А ты не боишься, что я просто возьму их, а сотрудничать с тобой не буду?

– Нет.

– С чего вдруг такая уверенность?

– Свое я могу забрать в любой момент. А при большом желании – и чужое прихватить. Даже из самого надежного банка.

– И каким образом?

– Хотите посмотреть?

– Заинтриговал.

– Я позвоню, с вашего позволения?

– Звони.

Онзи набрал номер Гурзаева:

– Рустам, мы тебя ждем.

Через секунду в комнате объявился кавказец:

– Здравствуйте, уважаемый.

Полководец молниеносно выхватил ствол. Едва удержался, чтобы не выстрелить:

– Кто это?

– Мой ученик.

– Как он здесь оказался? Или мне это кажется? Гипноз?

– Нет, телепортация. Для него вообще не существует стен.

– Не верю!

– Своим глазам или мне?

– Пусть он исчезнет! – распорядился Жуков.

По знаку учителя кавказец выполнил приказ.

– Опасный ты человек, Анисим.

– Но я ведь не собираюсь с вами враждовать, Никодим Васильевич.

Когда я рассказал Семену обо всем, что случилось сегодня утром, он надолго задумался. С минуту парень смотрел куда-то сквозь стены, потом сфокусировал взгляд на мне:

– Зеркало было треснутым?

– Точно. Кстати, помнишь мой первый сон, в котором я тебя видел с зеркальными глазами?

– Ну…

– Я тогда не упомянул одну деталь: именно трещина в зеркале помогла избавиться от оков.

– Откуда она взялась?

– После моего удара.

– Мне в глаз?

– Ну, это же сон… – Все равно почувствовал себя неловко.

– Твою ж недосказанность и мать ее путаницу под рентген прозорливости! А ну, пойдем к зеркалу!

Мы перебрались в прихожую.

– Нет, это слишком большое. Жалко бить. Надо у Виктора спросить.

– Он за хлебом ушел, но у нас в комнате есть настольное. С две ладони.

– То что надо! Неси.

На кухне Зайцев положил зеркало на стол:

– Здорово, что оно в рамке. Бей.

– Куда?

– В центр. Нужно, чтобы оно треснуло, но на куски не разлетелось. Сможешь?

– Попробую.

Оказывается зеркало – вещь мстительная. Удар не прошел бесследно. Все случилось, как во сне. Только ранка была не на пальце, а на ладони.

– А теперь мы попробуем провести сеанс. – Семен приставил рамку с осколками к стене и начал колдовать над моей прической. – Это же совсем другое дело! – воскликнул он через несколько минут.

– Что там?

– Лед тронулся! Серый панцирь действительно крошится от контакта с трещинами зеркала. Теперь-то уж я смогу очистить твой цветок от грязи!

– И что тогда будет? – Почему-то представил, как покрываюсь рыбьей чешуей.

– Посмотрим.

Когда Зайцев закончил работу с первым лепестком, мне показалось, что над головой действительно что-то имеется. В отражении просматривались размытые контуры круга.

– Надо же – двухцветный лепесток! Они у тебя все такие?

– В моем сне были все, – ответил я, вглядываясь в зеркало.

– Вторая половина зеленая, прямо как у меня. – Зайцев выглядел уставшим, но сиял от радости.

– Семен, скажи, тебе ведь очень тяжело приходится во время этих сеансов?

– Есть такое дело.

– Тогда почему ты тратишь силы, например, на меня?

– Хобби у меня такое.

– Насколько я понял значение этого слова, «хобби» – занятие, за которое не платят денег, но оно приносит удовольствие. Какое же тут удовольствие?

– Один близкий мне человек, – усмехнулся Зайцев, – говорил: «Не отказывай себе в удовольствии делать добро». Сначала я его не понимал. А теперь… вот не отказываю.

– И платишь за удовольствия по полной?

– Приходится, а что делать? К тому же тяжело не только мне, пациенту также достается. Или ты не прочувствовал?

– Еще как! Ощущения, словно кто-то в мозгах покопался.

– Слушай, наш первый успех следует отметить, чтобы продолжение легче пошло. У хозяина пива нет?

– Можно проверить.

Холодильник не оправдал наших надежд, и я решил наведаться к бару. Кто ж знал, что «волшебство» Семена настолько коварно? В прихожей у меня вдруг резко поплыло перед глазами. Пол начал уходить из-под ног, а голова… та вообще не нашла ничего лучшего, чем врезаться в стенку. Если быть точнее, то в то самое зеркало, которое пощадил Зайцев.

– Костя, что там у тебя? – выскочил парень.

– Такое ощущение, что перебрал, не выпив ни капли.

– У тебя лоб в крови.

– Ничего, обидчику тоже от меня досталось. – Я кивнул в сторону разбитого зеркала.