Прочитайте онлайн История Беларуси | ГЛАВА ХХ. НАЦИОНАЛЬНОЕ НАПРАВЛЕНИЕ ПЕРИОДА ПОДГОТОВКИ К ВОЗРОЖДЕНИЮ

Читать книгу История Беларуси
4416+1339
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

ГЛАВА ХХ. НАЦИОНАЛЬНОЕ НАПРАВЛЕНИЕ ПЕРИОДА ПОДГОТОВКИ К ВОЗРОЖДЕНИЮ

§ 1. Общие условия работы

Год восстания 1863 был последним годом, когда появились печатные литературные произведения на белорусском языке. Это была агитационная литература, выпущенная как восставшими поляками, так и их противниками. Обе стороны как бы спохватились в год восстания и вспомнили о том, что ими забыт главный элемент края, коренное его население, белорусский мужик. Мы видим несколько брошюр, изданных восставшими: «Мужыцкая праўда», «Гутарка старога дзеда», «Добрыя весцi» и нек. др… Противная сторона тоже выпустила несколько брошюр антипольского характера. Такова, напр., выпущенная в Вильне в 1863 г. брошюра под заглавием «Рассказы на белорусском наречии», в которой речь идет об унии, и которая в общем направлена против панов. Пущено в обращение несколько песен того же характера: «Был на Руси черный бог», «Из-за Слуцка, из-за Клецка» и др. В Варшаве появился первый букварь на белорусском языке.

Но обе стороны опоздали в своем обращении к белорусскому народу. С тех пор белорусская литература, как и вся интеллектуальная жизнь в нашем крае замирает на некоторое время, благодаря цензурным стеснениям и разгрому.

В 80-х годах, особенно на рубеже 90-х, с немалым трудом пробивается нарастающая белорусская интеллигенция. Так как она выходит из крестьянской среды, из мещанства, из среды убогой шляхты, то немало труда и усилий стоило первым ее представителям пройти через суровые гимназии нашего округа, даже при тяжелом режиме Сергиевского, не любившего людей из народа и вообще даже остерегавшегося местных белорусов, затем той же интеллигенции без средств приходится пробивать себе дорогу в университетских городах. Это было очень трудно. Однако, к этому времени все же белорусы пробились сквозь горнило тогдашних учебных заведений, появились в университетах, а позже и в родном крае, конечно, на второстепенных мало заметных административных местах, в качестве учителей гимназий, секретарей статистических комитетов и т. п. Высшая администрация систематически не давала хода белорусским уроженцам. Попечитель Сергиевский белорусам или не давал места, или давал захудалые места, а назначив на место, на всякий случай, держал в подозрении белоруса учителя и вообще с открытой неприязнью относился ко всем тем, которые выказали интерес к научному изучению края. Почти до конца 90-х годов местным людям, состоящим на службе, трудно было писать о «Северо-Западном крае», если они не выказывали себя рьяными приверженцами официальной доктрины. Кое-как удалось некоторым, как А. П. Сапунову, или Е. Р. Романову и некотрым другим, издавать тяжеловесные научные материалы, но и за это они были в большом гонении от учебного округа.

Однако, сила вещей, и крепкое белорусское национальное чувство брали свое и пробивали бреши в этом официальном антагонизме ко всему белорусскому, иногда принаравливались к общему тону. Иногда светочи белорусского возрождения проявлялись вдали от родины.

§ 2. Зачатки национального возрождения

В Петербурге кружком студентов издается нелегальная газета «Гомон». Это был первый предвозвестник. С 1887 г. начинается работа киевского кружка. Его попытка издавать что-нибудь в Киеве и на белорусском языке потерпела крах. Издана была только брошюра М. В. (Довнар) — Запольского «Белорусская свадьба и свадебные песни». Общий ее тон национально-научный. Тем же кружком в Москве два года издавался — на 1889 г. и 1890 г. — «Календарь Северо-Западного края» под редакцией М. (Довнар) — Запольского. Особенностью этого календаря, на который при всех обзорах белорусского возрождения указывают обыкновенно, как на первый его предвозвестник, как было понято в белорусской провинции, было стремление провести некоторые литературные произведения на белорусском языке, что редакции и удалось сделать, поместив несколько стихотворений. Затем, в этом «Календаре» встречается ряд научных статей по истории и этнографии, причем в качестве сотрудников встречается несколько крупных имен профессоров В. З. Завитневича (белорус), профессора Э. А. Вольтера (литовец), В. Б. Антоновича (ст[атья] «Брагинская волость»), В. П. Голубовского (статья «О Владимире Святом»), переиздан был «Гапон», наконец, в этом «Календаре» появляются впервые подробно составленные статистические сведения о Белоруссии. Таким образом, под видом «Календаря» появился альманах, посвященный различным сторонам изучения Белоруссии. Зарождающееся движение отдавало себе ясный отчет о той конечной цели, к которой оно стремилось, о тех идеалах, которые оно хотело возбудить среди белорусов. В 1891 г. поэт Богушевич, известный под псевдонимом Мацея Бурачка, писал в предисловии к изданному им в Кракове сборнику «Дудка беларуская», обращаясь к землякам: «Я сам калiсь думаў, што мова наша — „мужыцкая“ мова i толькi таго!» Но потом автор предисловия говорит о себе, что он много читал и со многими познакомился и тяжелое раздумье стало его брать: «Божа ж мой, божа! Што ж мы за такiя бяздольныя». Маленькая Болгария, Хорваты, Чехи и другие имеют свою литературу, говорят на своем родном языке. Но разве наша мова не такая, чтобы на ней можно было писать. «Ой не! Наша мова для нас святая, бо яна нам ад бога даная, як i другим добрым людцам i говорым жа мы ею шмат i добрага, але так ужо мы самi пусцiлi яе на здзек». И сам автор решается писать на белорусском языке, призывая в то же время своих сородичей беречь родную мову: «Шмат было такiх народаў, што страцiлi [найперш] мову сваю, так як той чалавек прад скананнем, катораму мову займе, а потым и зусiм замерлi. Не пакiдайце ж мовы нашай беларускай, каб не умёрлi!»

Богушевич в последствии был очень популярен в белорусской среде, но сейчас трудно сказать, в какой мере его книжка, изданная в Кракове, была известна в самой Белоруссии, но высказанные им идеи исповедывались тогда многими.

В 1888 г. на страницах «Минского листка», тогда весьма популярной в крае газеты, печатался длинный ряд статей М. В. Довнар-Запольского под заглавием «Белорусское прошлое», переиздавшихся потом отдельными брошюрами. Автор подводит итоги своим очеркам в таких словах: «Уже из этих беглых очерков можно, как кажется, вывести заключение, что белорусское племя имело свою историю, отличительную от истории соседних, родственных ему племен, свои исторические традиционные начала, что эти начала оно когда-то упорно отстаивало. Кроме того, белорусский народ имеет этнографическое отличие от соседних народностей, отличается от них складом своего развития, понятий и наклонностей. В устах его еще сохранилась масса песен, из которых многие дышут родной, заветной стариной, рисуют бытовую обстановку жизни, в них воспевает белорус свою радость и горе… Это хватающая за душу песнь народа-раба, стонущего среди гонений, под игом чузеземной неволи… вообще народное наше творчество составляет наше богатство, которым белорусы могут гордиться, которое должны поддерживать и сохранить. Наконец, есть еще завет у белорусов — свой язык». Охарактеризовав древность языка, автор далее с большой осторожностью (очевидно, ввиду цензурных условий) переходит к вопросу о сущности народного организма (эти взгляды далеки от позднейшего марксизма названного автора) и в его заключении сквозит мысль, что Белоруссия — особый народный организм, имевший свое самостоятельное прошлое, может и должен иметь и свое самостоятельное будущее: «… народ, лишенный политической жизни, подавляемый внутренним гнетом, иногда на целые столетия сходящий с политической арены и как бы замирающий, такой народ, если он не потерял своего языка, этнографических особенностей и пр., снова выдвигается на арену, если не политическую, то, по крайней мере, социальной и умственной жизни. Таковы свойства и крепость народного общественного организма», — и далее автор ведет речь о необходимости и пользе белорусского национального возрождения.

В 90-х годах литературное и культурное возрождение Белоруссии проявляется уже многими путями. Оно выражается, прежде всего, в стремлении к уяснению исторического прошлого и современного состояния Белоруссии. Работа идет в двух направлениях. В местных официальных газетах и в многих неофициальных появляются статьи, которые в той или в другой мере подымают белорусский вопрос. Печатать оказалось возможным только в официальных изданиях, потому что чиновничья цензура оказалась менее строгой, а среди редакторов оказался ряд белорусов, в которых теплилось национальное чувство. В местных газетах, напр., в «Минском листке», в «Виленском вестнике», в «Губернских ведомостях» с 1887 г. появляется систематический ряд статей М. В. Довнар-Запольского, иногда под полной фамилией, иногда под инициалами, иногда под псевдонимом. Эти статьи рассматривали статистическое и экономическое положение Белоруссии, ее историю, особенности быта, это были наброски впечатлений от путешествий. Здесь нет нужды перечислять эти статьи, ввиду их многочисленности трудно было бы охарактеризовать их. В общем тон этих статей — это доказательства исконной государственной обособленности белорусского народа, его отличие от других славянских народов и его право на самостоятельное существование. Так как многие из этих статей имели форму критических отзывов, снабжены были научным аппаратом, то цензура пропускала нередко очень горячие призывы к национальному возрождению.

С течением времени работа в этом направлении принимает более широкие размеры. В этом (литературном) отношении весьма важна деятельность Е. Р. Романова, который в местных изданиях, а потом отдельными брошюрами выпускает полубеллетристические очерки из белорусской жизни, иногда под своей фамилией, иногда под псевдонимом «Радимич», иногда анонимно. Таковы его рассказы «Милостивый Осип», «Кара в сто лет», «Плач белорусской земли» и некоторые другие. Им же переиздан «Тарас на Парнасе», ранее выпущенный с литературным введением М. В. Довнар-Запольского. В конце 90-х годов Е. Р. Романов выпускает ряд сборников и материалов, о которых нам придется еще говорить. Эти сборники и материалы представляют собой научные труды. Они все же будили мысль в направлении белорусского возрождения. Весьма полезна была деятельность А. К. Ельского, писавшего свои статьи на польском языке в национальном белорусском направлении, но успевшего выпустить и несколько брошюр на белорусском языке, напр., «Слова аб праклятай гарэлцы» и «Аб жыццi i смерцi пьянiцы» (Петербург, 1900 г.), брошюру об эмиграции и некоторые другие. Несколько раньше появляются «Богачи» Брайцева, позже «Казакi», издания А. К. (1904 г.), очень интересный сборник рассказов А. Пщелко «Очерки и рассказы из жизни белорусской деревни» (1906 г.), составившийся из ранее помещенных в «Витебских ведомостях».

Все эти проявления белорусского национального движения относительно немногочисленны, что объясняется тогдашними условиями, ибо в форме отдельных брошюр и особенно полностью на белорусском языке печатать все же или было невозможно, или только случайно кое-что проскальзывало. Поэтому и период белорусского возрождения, выразившегося в 90-х годах, может быть надлежащим образом оценен только тогда, когда в оборот изучения войдет вся литература научная, полубеллетристическая, беллетристическая с частичным употреблением белорусского языка, которою были наполнены тогдашние наши повременные издания, то есть те официальные издания, о которых мы говорили. Поэтому нельзя без благодарности не вспомнить редакторов местных ведомостей и редакторов «Виленского вестника» (Бывалькевича и Вруцевича), которые наполняли свои издания статьями белорусских патриотов. Помещение в этих издапниях статей было и весьма целесообразно: обычно ведь это были единственные повременные издания, доходившие до народного учителя, священника, вообще до сельского интеллигента.

§ 3. Роль местных изданий

Наперед оговариваюсь, что мы приведем весьма неполные сведения, ибо не имеем ни возможности, ни места придать нижеприводимым справкам надлежащую полноту, мы в самых общих чертах и познакомим читателя с характером тогдашних местных изданий, хотя бы для того, чтобы с благодарностью упомянуть хоть некоторые имена культурных работников.

«Минский листок» при редакторе К. И. Зиновьеве и его преемниках уделял место различным статьям, характеризующим Белоруссию. Так, по этнографии встречаем статьи С. Пильского «Святочные обычаи в Гомельском уезде» (А.Б.), «Воззрение белорусов на праздник Пасхи», «Троицын день», «Положение женщины в крестьянской среде» (с песнями) и пр. «Педагогические воззрения белорусского народа» (К. Б-ского) «Белорусский говор или белорусское наречие», «Месяц и солнышко в белорусской поэзии» М. Запольского и др.

По истории, археологии и истории права встречаем статьи Н. Янчука «По поводу археологической находки» К. И. Зиновьева, «Историко-географические очерки Белоруссии», много статей А. Слупского, «Исторический очерк Мозыря», «Древние памятники Новогрудка» и др. Встречаем ряд статей не подписанных. Статьи Довнар-Запольского («Белорусское прошлое», «Наша научная нужда», «Заметка о предстоящем археологическом съезде» и другие). Но интересно, что в этом издании, мы встречаем первые опыты беллетристики из белорусской жизни с частичным применением белорусского языка: И. Чижика («Вавкулаки», «Два приятеля Ивана Печуры», «У сохи» и другие), встречаем и очень удачные переводы из Сырокомли нашего поэта Янки Лучины. В этой же газете переиздан и «Тарас на Парнасе».

В «Виленском вестнике» было помещено много статей по белорусской этнографии, часто без подписей авторов. По этим статьям можно было бы составить довольно полный очерк этнографического быта Белоруссии. Затем встречаем статьи Ф. Я. Серно-Соловьевича («Историко-филологические названия местностей Северо-Западного края», «Большая Пречистая», «Ильин день»), из статей других авторов назовем археологические статьи Макаревского, Э. А. Вольтера («Материалы для археологической карты Виленской губернии» и др.) И. Сиротко («Историко-этнографический очерк Крево»), статьи Рубинштейна (по Литовскому Статуту), статьи А. П. Сапунова. Из статей Довнар-Запольского назовем: «Статистические очерки Северо-Западного края», «Обзоры деятельности крестьянского банка», «Статьи по статистике народного образования», «Об осушении болот», «Обзор погребальных обрядов в Белоруссии», «Из истории романа и повести в Белоруссии», «Очерки путешествий по Белоруссии», «Очерки по истории реформации в Белоруссии», критико-библиографические очерки и т. п.

Крупная роль принадлежит бесспорно «Витебским ведомостям», вокруг которых сплотился тамошний кружок националистов-белорусов. Здесь мы встречаем длинный ряд статей Никифоровского, о котором нам еще придется говорить, Е. Р. Романова (псевдоним «Радимич»). Здесь помещались исторические очерки Воскресенского, (переиздан частью «Гапон». Здесь А. Пщелко помещал свои многочисленные этнографические и беллетристические очерки, чрезвычайно колоритные и интересные; Остопович поместил очерки по изучению белорусской народной поэзии, представляющие большой интерес, Довнар-Запольский напечатал «Тарас на Парнасе» с историко-литературным введением. Иногда встречаем без подписи авторов очень интересные этнографо-беллетристические очерки и исторические документы, ряд статей таких почтенных деятелей, как Д. И. Довгялло, А. П. Сапунов, Стукалич и других. Встречаем драматический этюд, частью на белорусском языке — «Подрядились» и мн. др. Вообще, в истории нашего движения «Витебским ведомостям» и их сотрудникам принадлежит крупная роль, так как все эти статьи были проникнуты отчетливо выраженным национальным духом.

В «Могилевских ведомостях» с переходом Е. Р. Романова в Могилев также водворяется сильная национальная струя. Здесь мы видим ряд статей самого Е. Р. Романова — исторических, археологических, этнографических. Статьи эти им потом собирались в отдельные сборники.

В «Гродненских ведомостях» встречаем также длинный ряд статей с менее заметной, однако, национальной тенденцией, но зато весьма важных в научном отношении. Таковы статьи священника Льва Паевского о местных архивах, истории Жировиц, статьи о Супрасльской Лавре, обширная статья о лаборях, осторожно анонимная статья о необходимости развития белорусской народной литературе по примеру Галиции. А. Е. Богданович поместил здесь очень ценный очерк «Пережитки древнего миросозерцания у белорусов», Довнар-Запольский поместил статью об этнографическом изучении Гродненской губернии, «Песни пинчуков» и др.

В «Минских ведомостях» встречаем издание народных песен, ряд статей А. Слупского (беллетристические рассказы из прошлого, история Минска, история Вильны, история евреев в Польше и Литве), К. Плавского по истории Минска, статьи Довнар-Запольского об археологических раскопках в Минске и крупную работу Г. Х. Татура «Очерк археологических памятников в Минской губернии».

«Смоленский вестник» этого периода дает длинный ряд мелких, но очень полезных в научном отношении статей и очерков из белорусской жизни. Кое- какие материалы печатались в «Ковенских ведомостях».

§ 4. Научные труды

Параллельно с оживлением белорусских идей шла работа по выяснению белорусского прошлого и настоящего в научном отношении. С каждым годом прибавлялись работники на этом поприще. Разумеется, нет нужды и возможности в этом кратком очерке очертить всю эту обширную работу, которой в трудах Е. Ф. Карского и А. Н. Пыпина посвящены многие сотни страниц, все же не охватывающие всего сделанного в этом направлении. Ограничимся лишь самыми бедными указаниями.

Начнем с этнографических работ, с трудов старейшего представителя этой науки, частью относящегося еще к предыдущему периоду, И. И. Носовича. Он родился в Быховском уезде в 1788 г. и умер в Мстиславле в 1877 г., сын сельского дьячка из крепостных, окончил Могилевскую духовную семинарию и всю жизнь свою провел в родной губернии на педагогическом поприще. Еще в половине 19 в. он стал собирать, по совету сельских батюшек, этнографические материалы, а затем принялся за свой труд, за составление словаря белорусского языка. В начале 60-х годов был уже готов белорусский словарь, а равным образом представлены им и некоторые другие работы о белорусских пословицах и другие.

Работы этого бескорыстного труженника во многом оказались полезными последующим ученым Из числа старейших из них следует упомянуть П. В. Шейна, витебского еврея, потом крестившегося и бывшего много лет преподавателем Витебской гимназии; ему принадлежит ряд сборников белорусских песен, записанных частью им самим, частью же изданных им по записи других.

Шейн интересен для нас как ученый-этнограф. Иное направление получили этнографические работы Н. Я. Никифоровского (1845–1910) и других. Никифоровский — скромный учитель народной школы, а потом приготовительного класса Витебской гимназии, всю жизнь свою проведший в родном городе. Он начал свою работу первоначально в качестве сотрудника Шейна и своими записями и знанием народной жизни принес весьма большую пользу изданиям последнего. С начала 90-х годов и до конца дней своих Никифоровский посвятил себя самостоятельной работе на поле этнографии. Это — не обычный этнограф, описывающий народные обряды, или записывающий песни, сказки, но этнограф-бытописатель, человек чрезвычайно наблюдательный, умеющий передать весьма тонкие, неуловимые для рядового наблюдателя черты народных воззрений, понятий.

Это — сам народ, его устами передающий свои воззрения, свое понимание жизни. Длинный ряд работ принадлежит Никифоровскому, из которых многие охватывают период 60-х годов и восстанавливают перед нами картину народного мировоззрения далекого прошлого. Таковы «Очерки Витебской Белоруссии», «Простонародные приметы и поверья», «Очерки простонародного житья-бытья в Витебской Белоруссии» и много других.

Не менее выдающегося этнографа, частью историка и археолога, мы имеем в лице Е. Р. Романова, вышедшего тоже из среды народных учителей (родился в 1855 г.). Он издал ряд белорусских сборников с записями сказок, песен, духовных стихов, материалы для словаря. Все это тщательно записанный этнографический материал. Затем ему принадлежит ряд исторических материалов, (напр., «Материалы по исторической топографии Витебской губ.»). Он много раз производил раскопки курганов и написал по этому поводу ряд археологических статей. Мы видим его деятельное участие в белорусском национальном возрождении.

Наша наука должна гордиться обильным рядом трудов по белорусскому языку и этнографии, который издан академиком Е. Ф. Карским, бывшим ранее профессором Варшавского университета. При глубокой учености, его труды, с внешней стороны сухие, как всякие лингвистические работы, проникнутые, однако, большой теплотой к родному народу, на служение которому он положил всю свою научную жизнь. Он начал свою ученую работу книгой «Обзор звуков и форм белорусской речи». Эта книга была первым вполне ученым обзором особенностей белорусского языка. Далее следует ряд других капитальных трудов: «История звуков и форм белорусской речи», «Исследование о белорусских псалтырях ХV в.», многочисленный ряд статей по истории языка и языковых особенностях мовы, отдельных памятников, наконец, в последние годы появился многотомный труд Карского под заглавием «Белорусы»; это— обширная энциклопедия по изучению белорусского языка в его прошлом и настоящем; труд, не имеющий себе подобного в славянских литературах.

Мы слишком обременили бы наш краткий обзор, если бы в подробностях останавливались на работах других ученых. Поэтому только напомним об этнографических трудах Е. А. Ляцкого, А. Е. Богдановича, Н. Янчука, З. Радченко, Добровольского и др.

Переходя к работам по истории, укажем на некоторые труды историков, соединивших в своих занятиях изучение истории, языка и социологии. Из этнографических работ М. В. Довнар-Запольского назовем: «Белорусская свадьба в культурно-религиозных пережитках», «Свадебные песни пинчуков», «Очерки семейственного обычного права крестьян Минской губ.», «Белорусы» (этнографический очерк), «Заметки о белорусских говорах», «Пинчуки» (этнографический сборник); кроме того отдельно, в журналах изданные материалы. Работы по истории того же автора: «Государственное хозяйство Великого княжества Литовского», «Западно-русская сельская община», «Очерки по истории западно-русского крестьянства», «История Кривичской и Дреговичской земель», «Баркулабовская летопись» и другие издания материалов, напр., «Акты Литовско-Русского государства», «Документы Московского архива Министерства юстиции».

Важное значение в деле развития нашей исторической науки имеют труды А. П. Сапунова, витебского белоруса, преподавателя витебской гимназии, а впоследствии секретаря Витебского статистического комитета. В течение последних десятилетий он поддерживал и одухотворял науку на месте при тогдашних трудных условиях соединять учебную службу и работу научную. Его многотомное издание «Витебской старины» представляет собой чрезвычайно важное собрание материалов с обширными исследованиями в предисловиях. Ему принадлежит история Витебской гимназии и ряд других трудов, напр., «Памятники времен древнейших и новейших Витебской губ[ернии]» (1903 г.), «Река Западная Двина», «Двинские или Борисовы камни».

В трудах профессора Киевской духовной академии В. З. Завитневича, минского белоруса, красной нитью выступает не только научное отношение к изучаемому им вопросу, но и теплый огонь к родине. Он занимается археологией в Минской губернии и издал две работы по этому вопросу, занимался также историей полемической литературы 17 в. («Палинодия Захария Копыстенского») и другими вопросами. Тут следует с большой признательностью отметить и труды других витеблян: В. К. Стукалича («Белоруссия и Литва», «Очерки по истории городов Белоруссии» и ряд других работ) и труды Д. И. Довгялло. Ему принадлежит много статей по различным вопросам, издание материалов, извлеченных из актов[ых] книг Витебского архива. Обоим принадлежит видное участие в местных изданиях, о чем приходилось говорить.

Наконец, в последнее десятилетие появился ряд крупных трудов витеблянина профессора И. И. Лаппо («Великое княжество Литовское при Стефане Батории», «Литовско-Русский повет и его сеймик», ряд работ по изучению судоустройства, издание русского перевода статута и др.)

Наконец, в последние годы появилось крупное исследование В. И. Пичеты «Аграрная реформа Сигизмунда-Августа в Литовско-Русском государстве», ему принадлежат и другие статьи.

В 90-х годах и в начале 900-х годов наши ученые силы работали разрозненно. В последнее десятилетие замечается иное и более отрадное направление в ходе работ. Ученые силы группируются в местные ученые общества, что, разумеется, способствует более мощному движению науки и прививает любовь к родной старине в среде широких общественных элементов. Так, в 1909 г. в Витебске была открыта Витебская ученая архивная комиссия. Она издала уже несколько томов своих трудов и «Полоцко-Витебскую старину» Здесь мы видим работы нескольких историков, имена которых уже приходилось упоминать: А. П. Сапунова, В. К. Стукалича, Д. И. Довгялло, затем М. Д. Тихомирова, В. С. Арсеньева, С. П. Сахарова, Н. В. Митрошенка, Д. С. Леонардова и других. В Смоленске с большим успехом также работает местная ученая архивная комиссия, которая издает «Смоленскую старину», в которой мы встречаем работы И. Я. Орловского, Г. Бугославского, В. Арсеньева и др… Вообще эта комиссия удачно пошла по стопам историка смоленского Писарева и других историков. В Минске появился Церковный историко-археологический комитет, издающий «Минскую старину», в которой, между прочим, помещена А. В. Жиркевичем обширная двухтомная биография ксендза Сенчиковского. В Вильне возродился Северо-Западный отдел Русского географического общества, уже начавший в 1910 г. издавать свои труды, среди сотрудников которого мы встречаем Е. Р. Романова, Д. И. Довгялло, В. К. Стукалича. В Вильне же комитет Муравьевского музея выпустил несколько томов «Виленского временника», между прочим, с работами Е. Ф. Карского, Н. Никифоровского, А. И. Миловидова и др. В Могилеве образовалось «Общество изучения белорусского края». Появление общества связано еще с одним отрадным явлением — учреждением и развитием местных музеев. Долго таким единственным музеем был музей при Виленской публичной библиотеке. В 90-х годах возникли, в значительной мере благодаря энергии Е. Р. Романова, епархиальные древлехранилища в Витебске, в Могилеве, а в 900-х годах — в Гродно, Минске и Вильне. Если в 90-х годах устройство древлехранилища было делом трудным, и тем труднее было сделать каждый музей вполне национальным, то в последнее время все эти музеи служат уже национальному делу, имеют соответствующих сотрудников и пользуются большими симпатиями местного общества.

Развитие белорусской науки давно уже стало возбуждать еще один важный научный вопрос — вопрос об учреждении белорусского университета. Хлопоты об университете — грустная страница из истории нашего прошлого. Имея в первой части 19 в. два высших учебных заведения, в Вильне и Полоцке, Белоруссия оказалась лишенной их. Упорные ходатайства и при Николае I и при Александре II встречали такое же упорное сопротивление со стороны высшей администрации. Наконец, с началом первой революции эти ходатайства сделались особенно настойчивыми. С особенным усердием отстаивали витебляне идею университета в Витебске и Полоцке. Появился ряд статей и брошюр А. П. Сапунова, В. К. Стукалича, П. Стрельцова и других. Этот вопрос обсуждали съезды местных деятелей, но в царское время он не двинулся.

§ 5. Зарождение литературы на белорусском языке

Но самым существенным явлением этого периода было возрождение литературы на белорусском языке. Мы уже несколько раз подчеркивали, что прохождение через цензуру литературы на белорусском языке было делом трудным. Но все же время от времени проскальзывали отдельные брошюры, статьи и стихотворения, сначала в соединении с русским языком, а позже и полностью [белорусскоязычные]. Так, в «Календаре Северо-Западного края» встречаем несколько стихотворений на белорусском языке и рассказы, в которых разговорная речь передается по-белорусски. Некоторые произведения выходят за границей.

Так, в 90-х годах появляются брошюры минского помещика А. К. Ельского, который тогда уже был глубоким стариком (1834–1916 гг.). Это был белорус польской культуры, но весь преданный белорусскому делу. Он написал ряд научных статей на польском языке. В 1892 г. во Львове он издает перевод «Пана Тадеуша». Затем, с 1895 года появляется его несколько брошюр на белорусском языке в Петербурге, напр., стихотворная повесть «Сынок», «Слова аб праклятой гарэлцы», «Аб жыццi i смерцi пьянiцы» и др.

Довольно значительную литературную деятельность в Витебске развил Александр Пщелко. Это довольно многочисленные рассказы из белорусского быта, большею частью на белорусском, полубелорусском языках, напр., «Канiцель», «Смяхотныя гутаркi», «Панскае iгрышча» и мн. др. «Замойжанский кирмаш» пользовался в свое время большим успехом. Все это очень интересные картинки из белорусской жизни, но автор смотрит на Белоруссию и на белорусскую литературу с великорусской точки зрения. Для него белорусский быт и белорусский язык есть известного рода провинциализм.

Можно назвать некоторых других авторов того же типа, напр., Брайцева, его рассказы «Богачи» и нек. др. Вся эта литература является преддверием будущего литературного языка и самостоятельной литературы.

Литература этого периода все еще носит характер не самодовлеющей литературы, но такой, в которой авторы обращаются к мужику с поучениями (Ельский), или же имеет целью своему брату интеллигенту порассказать о житье или о забавных историях белорусской деревни.

Тогда же зарождается и поэтическая литература в лице Ольгерда Обуховича из Случчины, А. Гуриновича, Осипа Орловского и нек. др.

Но, разумеется, наиболее видное явление этого периода — это два крупных поэта: Францишек Богушевич из Ошмянского повета, писавший под псевдонимом Мацея Бурачка, и Янка Лучина (Неслуховский) из Минска.

Поэзия Мацея Бурачка имеет большое значение не только по своей национальной идее, но и по таланту автора. Богушевич принадлежит к разряду старых деятелей. Он род[ился] в 1840 г., обучался в Вильне, потом в Петербурге и перед самым восстанием появился в родном крае, принял в нем участие, был ранен, впоследствии окончил юридический лицей в Нежине, долго бродил по России и окончил жизнь виленским адвокатом в 1898 г. Его сочинения вышли за границей в двух сборниках:«Дудка белорусская» (Краков, 1891 г., под псевдонимом Бурачка) и «Смык белорусский» (под псевд[онимом] Сымона Ревки, Познань, 1894 г.). Богушевич по справедливости, вместе с Янкой Лучиной, считается родоначальником белорусской литературы. Это — талантливые небольшие стихотворения, обладающие неподдельным народным юмором или тихой задумчивостью. Трогательная любовь к народу, любовь к родной Белоруссии окрашивают его поэтическое творчество. В предисловии он призывает к возрождению белорусской литературы, подчеркивая богатые особенности белорусского прошлого и белорусского языка.

В небольшой поэме «Кепска будзе», заслуживающей большого внимания с художественной стороны, проникнутой народным духом и народным мировоззрением, выступает идея духовного одиночества белорусского народа, покинутого своей интеллигенцией. С другой стороны — это прекрасная иллюстрация социального неравенства, характеризующего нашу жизнь. Подобного рода мотивы обычны для поэзии Богушевича.

По словам нашего историка литературы Максима Гарецкого, Богушевич — первый всенародный белорусский вождь и первый белорусский поэт-революционер. Как классовый поэт, предвестник социальной революции, он занимает почтенное место в мировой поэзии.

Рядом с Богушевичем надо поставить Янку Лучину, инженера по профессии. Он писал на польском и белорусском языках, но и в польских произведениях Лучина чаще всего касается Белоруссии и белорусов. В 1903 г. вышел сборник его стихотворений на белорусском языке, в который вошли многие стихотворения, написанные до этого года; сборник имеет заглавие «Вязанка».

Поэт поет на языке своего народа, потому что его сердуе оковано теми же оковами, как и народ, и в своей судьбе он слился со своим народом:

                       Чы гдзе гора абзавецца,                        Як асiна, грудзь трасецца,                        Чы пра радасць чую весцi,                        Усё ў грудзь хаваю гдзесьцi.                        Мне гаворыць вёска, хата,                        Мне гаворыць сэрца брата.                        Рад збiраю, што пачую,                        У грудзi сваёй нашу я, —                        Яж, як траўка на кургане,                        Яно ўзыйдзе — песняй стане.

В поэзии Лучины с поэтической мягкостью мы встречаем описания природы и горемычную долю белорусского крестьянина. В стихотворении «Родной сторонке» [поэт] дает такой облик родной страны:

                        Ты нам раскiнулась лесам, балотамi,                         Выдмай пясчанаю, неураджайнаю,                         Мацi-зямлiца!  І умалотамi                         Хлеба над мерку не даш звычайную.                         А сын твой беднай адзет сярмягай,                         З лыка пляценыя лапцi абуўшы,                         Едзе драбiнамi цi калымагаю,                         Канём, што цягне як бы заснуўшы.                         Усё у табе бедна.

Оба названные поэта, равно как их предшественники, имели громадное значение на дальнейшее развитие белорусской литературы, пышный расцвет которой относится к 90-м годам.

Мы рассмотрели тот ряд условий, который подготовлял белорусское общество к уяснению идеи национального самосознания, к тому, что эта идея, тесно связанная с идеей улучшения и оздоровления социальной структуры, охватит широкие массы и дойдет до народного сознания.