Прочитайте онлайн История Беларуси | ГЛАВА ХІІІ. УСТРОЙСТВО БЕЛОРУССИИ В НАЧАЛЬНУЮ ЭПОХУ РУССКОГО ВЛАДЫЧЕСТВА

Читать книгу История Беларуси
4416+1346
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

ГЛАВА ХІІІ. УСТРОЙСТВО БЕЛОРУССИИ В НАЧАЛЬНУЮ ЭПОХУ РУССКОГО ВЛАДЫЧЕСТВА

§ 1. ТЕРРИТОРИЯ ПРИСОЕДИНЕННЫХ ЧАСТЕЙ БЕЛОРУССИИ

По первому разделу к России отошли: Инфлянты с городами Динабургом, Люцином и Режицею, часть Полоцкого воеводства на правом берегу Двины, Витебское воеводство, Мстиславльское воеводство, пограничные местности Минского воеводства (Рогачев, Гомель, Пропойск). В общем эта территория заключала 3862 кв. мили, с населением около 4 млн. душ обоего пола.

По второму разделу оставшаяся не присоединенною к России часть Полоцкого воеводства на левом берегу Двины, часть Витебского и Оршанского поветов, Минский и Мозырский поветы и часть Речицкого, восточные части Новогрудского и Слонимского поветов, княжество Слуцкое, сев[еро]-вост[очные] окраины Виленского воевод[ства] (части Брацлавского и Ошмянского поветов), Пинский повет Брест-Литовского воеводства.

По третьему разделу большая часть Брестского повета и воеводства на правой стороне Буга, Волковыйский повет и части Слонимского, Новогрудского и Слуцкого поветов, Новогрудского воеводства, северн[ая] и вост[очная] половины южной части Трокского воеводства (Упитский, Ковенский поветы и части Трокского и Гродненского поветов), почти вся Жмудь, Виленское воеводство в составе Виленского, Вилькомирского и Лидского поветов с частями Ошмянского и Брацлавского поветов.

В 1807 г. была присоединена от Пруссии Белостокская область.

§ 2. ПЕРВОНАЧАЛЬНОЕ АДМИНИСТРАТИВНОЕ УСТРОЙСТВО

При Екатерине II административное устройство частей Белоруссии, присоединенных по второму и третьему разделам, сообразовалось с тем устройством, какое было дано частям, присоединенным по первому разделу. Поэтому наибольший интерес представляет устройство частей Белоруссии, присоединенной с 1772 г. Тогда была образована из новых провинций Могилевская губ. с губернатором генералом Каховским во главе, а Полоцкий и Витебский поветы присоединены к Псковской губ., отданной в управление генералу Кречетникову. Во главе обеих губерний был поставлен губернатором видный вельможа З. Г. Чернышев, живший большею частью, однако, в столице. Устройством новых губерний очень усердно интересовалась сама императрица. Немедленно по присоединении началась интенсивная работа по административному устройству новых губ[ерний]. Губернаторы объявили от имени императрицы особые плакаты к населению, в которых обещались свобода вероисповеданий, утверждение прав законных имуществ, права и вольность российских подданных. Назначен был срок принесения присяги новому правительству. Присоединение не встретило никаких препятствий. Население приносило присягу и даже белорусская шляхта не обнаружила никакого враждебного отношения к России. Она была только обеспокоена неравенством обложения, ибо в России подати были тяжелее, нежели в бывшей Польше. Затем шляхта имела в аренде многочисленные королевские староства и боялась перехода их в казенное управление. Губернаторы дали на этот счет успокоительные заверения. Поэтому присягнули все, за исключением нескольких вельмож (напр., двоих Радзивиллов, Михаила Огинского, Паца и нек. др.).

Политика Екатерины в отношении присоединенных губерний наметилась с самого начала, в смысле введения в край русского законодательства, русского административного устройства и языка. В административном отношении на практике были допущены некоторые изменения в смысле расширения роли администрации и в области суда: на несколько лет гражданский суд был оставлен в ведении местных выборных судов, за городами были сохранены магдебургские привилегии.

Только с 1775 г., когда в России было введено новое губернское устройство, его начали вводить с постепенностью и в Белоруссии. Это введение началось с 1777 г., когда последовало новое разделение на уезды и было введено общерусское управление.

В отношении вопросов религиозных Екатерина поступила чрезвычайно мягко и с большою осторожностью пользовалась сильным течением в среде униатов к переходу в православие. Также точно она поступила в отношении шляхетских прав. Она очень мягко отнеслась к тем помещикам, которые долгое время упорствовали и не приносили присяги, увеличивая сроки для принесения присяги, или удовлетворяя отдельные ходатайства тех из них, которые, пропустив все сроки, изъявляли желание принести присягу. Поэтому окончательно было конфисковано не более 30 тыс. крестьян у таких помещиков, которые решительно не хотели примириться с русской властью. Секвестрованные имения вместе с некоторыми землями из числа новых казенных имений были розданы великорусским помещикам. Эта раздача положила начало великорусскому землевладению в нашем крае. Однако, здесь земли раздавались крупным вельможам, которые продолжали жить в Петербурге, получив огромные имения в Белоруссии, управляли ими посредством еврейских и польских арендаторов. Таким образом, прилив русского элемента оказался совершенно ничтожным. Екатерина не обнаружила также тенденций к ограничению прав местной шляхты. Она оставила за нею даже право винокурения, что резко противоречило великорусским порядкам, где это право принадлежало только казне, и приносило ей большой доход. Когда в 1785 г. в России были введены жалованные грамоты дворянству и городам, то действие их было распространено и на Белоруссию. Так как великорусская дворянская грамота привлекала дворянство к выборному суду и к администрации, то различие нового строя со старым оказалось незначительным, ибо дворянство по существу теряло только политические права. Никаких ограничений польского языка Екатерина не вводила и только административные учреждения вели переписку на русском языке. В положении дворянства оказались даже известного рода неожиданные для него удобства. Они заключались в возможности усиления власти над крестьянами. В польское время администрация была совершенно бессильна и каждый помещик в управлении крестьянами опирался на собственную силу, на собственную милицию. Для средних и мелких помещиков, не обладавших военной силой, оставался один выход — примирительного отношения к крестьянам. У крестьянина оставалась легкая возможность к бунту и побегам. Оттого крестьянские повинности в польский период не были относительно высоки и помещики должны были считаться со старыми обычаями, определявшими крестьянские повинности и занесенными в инвентарь. Русская власть была сильной и привыкшей к подавлению всякого рода неудовольствия со стороны крестьян. Поэтому последние сразу почувствовали появление сильной власти в крае и увеличивающуюся тяготу крестьянских повинностей.

Из этого ясно, что русская политика в Белоруссии приняла то направление, которого она в общем держалась более ста лет, именно направление покровительства высшему сословному элементу, вообще имущим классам, в ущерб крестьянскому белорусскому элементу.

При присоединении Белоруссии и Литвы по второму и третьему разделам при Екатерине происходил тот же порядок, т. е. порядок постепенного введения русского управления, давались те же обещания дворянству и первоначально создавалась такая же форма предварительного промежуточного состояния между периодом введения русских учреждений и окончательной ликвидации местных. Только Екатерина не успела еще ввести в окончательной мере всех своих предначертаний, когда ее место заступил ее преемник император Павел.

Из присоединенных по второму разделу земель были образованы — губерния Минская, затем была выделена особая Полоцкая губ. Из присоединенных земель по третьему разделу выделены были две губернии: [Виленская] и Слонимская. Вообще, в течение первых сорока лет, шла довольно частая перекройка Белоруссии на губернии, отделение и присоединение уездов ее и т. п. В общем последнее губернское устройство относится к 40-м годам, с какого времени уже установилось более прочное деление.

Мы видели, что екатерининская политика была в общем политикой, благоприятно направленной для владельческого класса. Но в этой политике была важная особенность: она сразу поставила вопрос о новом крае, как о крае русском. Так на него смотрела сама Екатерина, так понимали это дело ее губернаторы, которые тоже сразу ориентировались в вопросах исторических. Они игнорировали только тот факт, что здесь они имеют дело не с основным великорусским населением, но с белорусским. Однако, эта традиция об однородности белорусского и великорусского племен, даже подкрепленная екатерининскими администраторами историческими справками, — все это быстро пришло в забвение при ближайших преемниках Екатерины, для которых этот край оказался польским.

Этот новый поворот русской политики начался с царствования Павла. Указом 1797 г. введены в Белоруссии и Литве все прежние судебные установления, в том числе восстановлен Литовский трибунал и Задворный суд. Некоторые нововведения были допущены в суды второй инстанции (советники от Короны), в этих же судах был допущен только русский язык. В начале царствования Павла местное дворянство только просило о сохранении польского языка наряду с русским. Но восстановление «тамошних прав» пошло так быстро в это царствовавние, что оно вскоре дало господство польскому языку. Это восстановление шло поспешно, без знания дела, закон следовал за законом, и иногда вводились под видом старых учреждений такие, которых совсем не существовало. Восстановление старого законодательства и суда можно было бы только приветствовать, если бы оно не давало повода для усиления полонизации края, если бы оно в какой-либо мере учитывало основной национальный элемент края. Но этого как раз не случилось. Павловская политика дошла до того, что она уничтожила нижние и верхние расправы, в которых судились не дворянские элементы. Между тем таких элементов тогда было довольно много в Белоруссии: ими были государственные крестьяне, т. е. крестьяне бывших старостинских имений, довольно многочисленный класс старообрядцев, наконец, вольных людей, не находившихся в крепостной зависимости. Все эти элементы, часто не владевшие польским языком, принуждены были теперь судиться в шляхетских польских судах, причем законодательство польского статута с последующими польскими конституциями совершенно не было приспособлено для суда над такими элементами.

В общем император Павел очень благоволил к полякам, освободил и обласкал Костюшко и мн. др. участников восстания, поддерживал католицизм и даже иезуитов. Поэтому польские элементы неожиданно для себя нашли сильную поддержку в своих полонизационных стремлениях в русском правительстве.

§ 3. ОСНОВЫ ПРАВИТЕЛЬСТВЕННОЙ ПОЛИТИКИ ДО 1831 г.

О преемнике императора Павла императоре Александре I приходится сказать почти то же, что и относительно его отца. При нем установилось сильное польское влияние при дворе, благодаря его другу Адаму Чарторыйскому. Русское правительство установило покровительственное отношение к владельческим классам и польскому элементу в крае. В общем, это была эпоха безразличного отношения к Белоруссии со стороны центрального правительства. При таких условиях польские элементы страны заняли в ней сильное господствующее положение. Для полонизации представились широкие возможности, что и отразилось в деятельности Виленского университета, о чем нам еще придется говорить в своем месте. Ни обстоятельства 12-го года, ни открытие польских тайных обществ в 1821 г. не повлияли в значительной мере на изменение русской политики вплоть до первого польского восстания. В общем, это был период усиленной полонизации Белоруссии.

§ 4. ОТРАЖЕНИЕ ДВЕНАДЦАТОГО ГОДА

Благоприятная для дворянства русская политика не могла его вполне удовлетворить, ибо оно не могло примириться с лишениями государственности и с потерей прав политических. С другой стороны, послабления со стороны русской политики давали возможность видеть слабость русского правительства и вливали в умы надежду на возможность борьбы с ним. Русская власть не искала опоры в крестьянстве, удовлетворив только одну его потребность — успокоив его в религиозном отношении. Последствия такой политики сказались при первом же случае, когда русская власть в крае оказалась в тяжелом положении.

Классы населения, стремившиеся к политической свободе, не были довольны русским режимом. Свободная Польша в ее прошлом стала представляться им тем идеалом, к которому нужно стремиться, а свобода Польши представлялась единственной возможностью добиться свободы и в Белоруссии, и в Литве. Эта платформа сплачивала местные национальные элементы, литовские и белорусские, с поляками и ранее полонизованными земляками. Неудивительно поэтому, что всякий призыв к свободе Польши находил себе сочувственный отклик среди многочисленных белорусских элементов населения. Повторяем, что такими элементами были не только поляки, жившие в нашем крае, не только полонизованные белорусы, но и белорусы национально настроенные и даже не потерявшие связи с православной религией. В 12-м году и в 30-м году участие белорусов в польском деле сказывалось значительно сильнее, нежели участие в 1863 г[оду], когда объединение с Россией сделалось уже более прочным.

В 12-м году, как известно, герцогство Варшавское примкнуло к Наполеону и поддерживало его в войне с Россией. Одушевление было очень велико, ибо поляки рисовали себе розовые надежды на восстановление Польши в пределах 1772 г. Это воодушевление немедленно передалось в Белоруссию и Литву. С появлением французских войск в Польше там образовалось новое правительство, Варшавская конфедерация. Войска «великой армии», придя в Белоруссию, встретили в высших классах ее общества и в городах самый радушный прием.

Польская генеральная конфедерация своим лозунгом поставила идею воскрешения родины. Когда французы появились в Литве и Белоруссии, в Вильне было образовано временное правительство, немедленно примкнувшее к польской генеральной конфедерации. В составе этого правительства мы видим виднейших представителей дворянства. Тут мелькают имена Александра Сапеги, Александра Ходкевича, Игнатия Тышкевича, Адама Хребтовича, Карла Прозора, Гавриила Огинского и мн. др. По мере движения французов родовитое дворянство объявило о своем присоединении к конфедерации. Одно из первых заявлений сделали дворяне Брест-Литовска, Белостока, Минской губ. и др. местностей. В каждой губернии образовались свои временные правительства, объединявшие свою деятельность с литовским правительством, учрежденным в Вильне. Надо заметить, что тогда все еще сознавали национальное различие между поляками и белорусами и правительство Вел[икого] кн[яжества] Литовского со своими воззваниями обращалось к национальному чувству Белоруссии, взывало к народности Польши, Литвы и Белоруссии объединиться для создания единого свободного государства. Надо признать, что руководимое главным маршалом Станиславом Солтаном временное правительство проявило огромную энергию. Оно создало правительственный аппарат, оно издало закон о поветовых сеймиках, о городских собраниях и устройстве городов, оно рассылало воззвание с призывом к свободе. Немало труда ему пришлось понести по устройству финансов и продовольствия, т. к. это дело было связано с продовольствием французской армии, по устройству белорусско-литовского войска и национальной гвардии.

Временное литовское правительство в общем опиралось на сочувствие всех слоев населения. Даже белорусское крестьянство тормозило отход русских войск и не позволяло им уничтожать припасы. О городе и дворянстве, о его воодушевлении к грядущей свободе и говорить не приходится. Две местные газеты отражали тогдашнее настроение белорусского общества. Этими газетами были издававшиеся в Вильне «Курьер польский» и «Минская газета». Обе — на польском языке. Всякий успех французской армии вызывал чувство радости в тогдашнем обществе. Особенно усердствовали жители Минска. Здешнее местное правительство во главе с Каменским и Манюшко встречали французов за две мили от города. Во всех городах устраивались торжества и праздники в честь Наполеона и его войск. В Минске была даже поставлена на одном из таких праздников сочиненная Ходзько пьеса «Освобождение Литвы или переправа через Неман». В исполнении ее принимали участие кн. Радзивилл, Манюшко и др. представители высшего тогдашнего общества. По случаю занятия французами Москвы везде были торжества. В Минске президент города Ходзько произнес перед многочисленным собранием речь, в которой он говорил о притеснениях от России и о той радости, которую испытывают поляки и литовцы (т. е. белорусы), сыновья одной матери Польши, при мысли об освобождении края от русских.

Такое настроение, можно сказать, было всеобщим. Другим крупным городом, где проявлено было особое усердие к французам, был Могилев. Здесь французы нашли большое сочувствие не столько в полонизованном населении, сколько в белорусском и православном. Целый ряд крупных в губернии лиц оказался в числе ярых сторонников французов. Среди них мы на первом плане видим местного православного епископа Варлаама, иеромонаха Ореста, по-видимому и остальное духовенство довольно охотно шло за своим владыкой и только немногие оказали сопротивление. Владыка, как и другие власти города, принесли Наполеону присягу, в церквах поминалось его имя. По разным случаям в Могилеве были устроены торжества и говорились речи с приветствием освободителям от «наших хищников». Такую речь говорил президент города Лускин, а в Смоленске такую же речь произнес бывший литовский обозный Прозор. И здесь была учреждена народная гвардия и вообще высший класс выказал большое угодничество перед французами.

Настроение умов в 12 году характеризует нам отношение известной части белорусского общества к русскому владычеству.