Прочитайте онлайн Испытание желанием | Глава 17

Читать книгу Испытание желанием
3418+2620
  • Автор:
  • Перевёл: Е. Г. Толмачева
  • Язык: ru

Глава 17

Как бы Кейт ни хотелось провести время исключительно со своим мужем, когда наступило утро, ее обязанности все-таки перевесили. Им следовало что-то предпринять, чтобы решить проблему Луизы. Теперь, когда графу было доподлинно известно об участии Кейт в этом деле, оно становилось в тысячу раз опаснее.

Кейт и Нед постарались удостовериться, что Харкрофт не скрывается где-то поблизости, и тронулись в путь. Кейт перебиралась через холодный ручей, опираясь на крепкую руку мужа. Они решили пройти к пастушеской хижине полями, избегая деревенских дорог. Они не могли себе позволить быть замеченными по дороге к укрытию Луизы.

Когда Луиза встретила их и проводила в дом, Кейт объяснила ей суть проблемы:

— Луиза, твой муж уверен, что я имею отношение к твоему исчезновению.

— И что с того? Что это может значить? — Луиза покачала головой. — Я не собираюсь возвращаться домой. Я также не позволю ему забрать моего сына.

— О нет. Конечно нет, — заверил ее Нед.

— Но это означает, что ситуация сложная и дальше так продолжать неразумно, — закончила Кейт. — Откровенно говоря, она с самого начала была таковой. Тебе следует решить: либо ты оставляешь Англию, либо ты должна попытаться противостоять мужу и найти способ вырвать свою свободу — и своего сына — из его рук.

Луиза окинула Кейт взглядом и покачала головой:

— Вряд ли мне это удастся. Я принадлежу ему. Я замужем за ним. В его руках мое состояние. И кроме того… — Она вздохнула. — Если он посмотрит на меня так, я приползу к нему обратно. Со мной это уже случалась однажды. — Она невесело усмехнулась.

Кейт положила руку на плечо подруги:

— Я понимаю, что это нелегко. Но ты должна на что-то решиться.

— Я могу выстрелить в него, — с надеждой в голосе предложила Луиза. — Не глупо ли это? — Голос ее дрожал. — Я не могу представить себе, что смотрю ему в глаза и говорю нет, но вполне могу вообразить, как стреляю в него из пистолета. — Она понизила голос. — Я очень легко могу себе это представить.

— Возможно, нам все-таки стоит рассмотреть варианты, которые не приведут тебя на виселицу, — заметила Кейт.

Нед взглянул на Кейт. Она не имела понятия, что он задумал. Самая тяжелая часть этого ее занятия всегда заключалась в том, чтобы убедить женщину действовать. Кейт не понимала, почему решение оставить жестокого мужа так тяжело давалось. Мужчина, который намеревался переломать кости своей жене, не заслуживает стольких размышлений, полагала Кейт. И опять эти колебания. Она старалась не поддаваться раздражению.

И все равно это злило ее.

Луиза забралась с ногами на кровать, прижала коленки к груди и обняла их руками, будто, сделавшись маленькой, она могла бы решить все свои проблемы.

— Тебе легко говорить мне, чтобы я сделала выбор, — прошептала она. — Но стоит мне только подумать о будущем, у меня раскалывается голова. Я не могу смотреть вперед.

Кейт раздраженно вздохнула:

— Но тебе придется сделать это.

Луиза сидела, обхватив голову руками, и ни на что не реагировала.

— А знаете что? — раздался голос Неда, лишь усилив раздражение Кейт. — Я говорил вам о своем общении с капитаном Адамсом в Китае?

При этих словах Луиза подняла голову, а Кейт недовольно поджала губы. Вряд ли сейчас уместно рассказывать веселые истории. Им необходимо все тщательно обдумать, составить план, разработать линию защиты. У них совсем не осталось времени. Кейт повернулась к мужу, нахмурив брови.

Однако Луиза наконец выбралась из своей раковины, и едва напряжение ослабло, она снова выпрямилась.

— Нет, — мягко проговорила она. — Вы не рассказывали. Я почти ничего не слышала о вашем путешествии. На что похож Китай? Он чужой? Экзотичный?

Нед положил одну руку на колено и непринужденно откинулся на колченогом стуле. Он смотрел на Луизу так, будто она была единственным человеком в комнате, и Кейт почувствовала, как ее гнев нарастает.

— Меня постигло разочарование, — ответил он. — Очень большое разочарование. Я прибыл туда, думая, что моя поездка продлится месяц или два. Но когда я очутился в Восточном полушарии, там разразилась война. Корабль, на котором я был, изменил маршрут, чтобы найти безопасное место, где можно было бы бросить якорь. У меня ушел месяц только на то, чтобы добраться до Гонконга. Однако я пообещал Гарету, что все разузнаю о ситуации с опиумом в Китае. И я был намерен продвигаться вперед, вне зависимости от того, ведется там война или нет, идут бои или заключено перемирие. Кроме того, я не для того пересек полсвета, чтобы довольствоваться сведениями, полученными из третьих рук. Я хотел увидеть британские владения в Китае, и я хотел увидеть их лично.

Кейт притопнула ножкой и уперлась рукой в бок.

Нед заложил руки за голову и взглянул на нее.

— Человеком, с которым мне нужно было побеседовать, был капитан Адамс. Он был назначен посредником для общения со всеми этими глупыми, безрассудными вторыми сыновьями и прочими бесцельно болтающимися аристократами, прибывшими на Восток потому, что никто не хотел их видеть в Англии. Я полагаю, он презирал нас всех. Он взглянул на меня и прекрасно понял, чего я стою.

— Он решил, что ты тот, кого следует уважать, достойный наследник маркиза? — спросила Кейт. — Человек, который твердо решает все проблемы?

По-прежнему улыбаясь, Нед посмотрел на нее, но проигнорировал ее вмешательство.

— Вовсе нет. Он решил, что я бесполезен и беспомощен и лишь доставлю ему дополнительную головную боль.

— Что же, полагаю, он получил урок и быстро оценил тебя по заслугам, — перебила его Кейт. — Однако возвращаясь к Луизе…

Нед пожал плечами:

— Он был прав. Я являлся в его кабинет каждый день, требуя позволить мне отплыть на борту одного из кораблей, направлявшихся в устье Жемчужной реки, чтобы посмотреть, что там происходит. Вначале он сказал «нет». Тогда я принялся испытывать его терпение, и он заявил: «Точно нет». Спустя недели три постоянных моих домогательств я получил следующую тираду: «Господь всемогущий, мистер Кархарт, вы что, совсем безмозглый идиот и не видите, что у меня полно настоящей работы? Прекратите досаждать мне».

— Но потом он понял свою ошибку, — опять перебила Кейт. — Что же касается Луизы…

Нед улыбнулся еще шире:

— Нет, не понял. Еще через неделю он заявил: «Мистер Кархарт, Господь свидетель, что, если еще раз нога ваша окажется в моем кабинете, вы будете жалеть об этом всю оставшуюся жизнь».

На этом месте Кейт заметила, что Луиза была полностью захвачена рассказом — она чуть подалась вперед, глаза ее сияли. И когда Нед задумался, она издала легкий вздох:

— О, не останавливайтесь. И что же вы? То есть, я имею в виду, вы появились в его кабинете?

— Конечно да. Я был еле жив от страха, но пообещал Гарету, что не уеду, пока лично не узнаю, что происходит. Поэтому на следующее утро опять предстал перед капитаном Адамсом. К тому времени я не мог бы сказать с точностью, почему я продолжал ходить в его кабинет. Уж точно я не надеялся на успех. У меня было такое чувство, будто я бьюсь головой об эту кирпичную стенку, жестоко и с завидным постоянством, причем только потому, что поблизости не было других кирпичных стен. Все это выглядело в чистом виде идиотизмом. Только дураки и сумасшедшие продолжают разбивать лоб в кровь, видя повторяющийся изо дня в день сокрушительный провал своих начинаний, и к тому времени я был уверен, что был и тем и другим.

В его рассказе звучал мягкий юмор, его глаза сияли, и уголком глаза Кейт заметила, что Луиза улыбается. Она подумала, что Нед всегда обладал этим замечательным умением — начиная с их самой первой встречи — этой способностью сказать что-нибудь забавное и непритязательное, чтобы сгладить ощущение неловкости, чтобы засияли чьи-то потухшие глаза.

Он был милым и любезным. Однако спустя годы после их свадьбы Кейт поняла, что эта его легкость и приятность стали гораздо более полновесными, чем она даже могла предположить.

— И? Что же произошло? — спросила Луиза.

— Капитан уставился на меня. На этот раз он не сказал ни слова. Вместо этого взял со стола маленький колокольчик и позвонил.

Кейт слушала теперь его с тем же напряженным вниманием, что и Луиза.

— А дальше?

— А дальше вбежали восемь солдат. Вероятно, они поджидали сигнала где-то за дверью. Они схватили меня за руки и за ноги.

— Ты не сопротивлялся?

— Я пытался. Но их было восемь, а я один. И даже если бы у меня было столько же рук, сколько щупальцев у осьминога, мне все равно вряд ли удалось бы с ними справиться. Особенно в этих тесных казармах. Во всяком случае, они подхватили меня и понесли, как мешок картошки. Единственная фраза, которую произнес капитан Адамс, была: «Искупайте его».

— О нет. — Луиза сочувственно закрыла рот рукой. — Они бросили вас в озеро?

— Должен сказать, что вы, к счастью, и понятия не имеете о нравах, царящих среди солдат, если озеро — самое худшее, что пришло вам в голову. Поступить так было бы просто величайшей любезностью с их стороны по сравнению с тем, что произошло на самом деле. Знаете, при гарнизоне были уборные. И вокруг все было настолько влажно, что… Что в любом случае отходы собирались в огромных выгребных ямах. Они были переполнены — мерзкие и вонючие болота.

— О господи, — вырвалось у Кейт.

Нед улыбнулся ей, его веселый тон казался чудовищно странным по контрасту с описываемой им жуткой сценой.

— Так что они бросили меня прямо туда. Вероятно, это был самый унизительный момент в моей жизни. Это было омерзительно и оскорбительно, у меня нет слов, чтобы описать весь ужас произошедшего. Я даже не мог закричать, чтобы выразить протест или позвать на помощь, потому что для этого потребовалось бы открыть рот. Я в жизни не чувствовал себя более беспомощным, чем в ту минуту.

Две женщины в ужасе смотрели на него.

— Полагаю, вы понимаете, — заметил Нед приглушенным голосом, — если эта история станет известной кому-либо еще, я буду обесчещен и выставлен на посмешище. Я доверяю вам, леди, мою самую сокровенную, самую постыдную тайну. Вы не должны говорить об этом ни единой живой душе. Я знаю, что могу рассчитывать на вас.

Луиза кивнула, и в это самое мгновение Кейт почувствовала, что у нее прервалось дыхание. Каким-то образом ему удалось успокоить страхи ее подруги. Нед заставил ее улыбнуться. А теперь он ненавязчиво дал ей понять, что ее мнение важно для него, что она заслуживает доверия. Каким-то образом он догадался, что у Луизы было столько отнято, что ей не так просто вернуть это назад. И ему вовсе не пришлось бить себя в грудь или говорить на повышенных тонах. Он не высказывал надменных претензий. Нед всего лишь улыбнулся сам и вызвал ответную улыбку у Луизы. У Кейт постепенно отлегло от сердца.

— И что же? — вновь задала вопрос Луиза. — Что вы сделали дальше?

— А что мне было делать? Я принял ванну. — Он ухмыльнулся. — Долгую ванну. А потом я взял маленькую лодку, и отправился на ней в море, и думал, долго думал. Иногда бывает очень ценным сознавать, что кто-то причинил вам самое ужасное, что может случиться в жизни. Если вы переживете это, выдержите — вас уже будет трудно ранить снова. Что бы с вами ни произошло, это не причинит вам большей боли. А Адамс — что ж, Адамс действительно сделал самое худшее. Он не мог убить меня. Мой кузен разузнал бы правду о моей смерти, и капитану пришел бы конец. Он бросил меня в яму с отбросами потому, что надеялся: я буду слишком унижен, чтобы рассказать об этом кому-либо по возвращении домой. Он был уверен, что я напишу какую-нибудь чушь вместо отчета и отстану от него. — Нед облокотился на спинку стула. — Он просчитался. На следующее утро я тщательно оделся и явился в его кабинет в последний раз. И тогда…

Нед улыбнулся и встал. Он подошел к Луизе и наклонился, чтобы быть с ней на одном уровне.

— Тогда я посмотрел ему в глаза — вот так. — Он окинул Луизу пристальным взглядом. — Я улыбнулся — вот так. Я наклонился к нему поближе и сказал: «Капитан Адамс, я уверен, что буду на следующем же корабле, который отправляется по реке».

Кейт наблюдала за ним потрясенная, не в силах перевести дыхание.

Нед выпрямился.

— Он взглянул на меня; посмотрел на проклятый колокольчик. А потом снова перевел взгляд на меня. Похоже, он старался препятствовать и мешать мне сколько мог. В тот самый момент капитан осознал, что не в состоянии побороть меня. После этого, надо сказать, он был весьма полезен.

Когда Нед закончил, Луиза отвернулась.

— О, Нед. Я понимаю, что вы хотите мне сказать. Но я не могу. Я не могу свидетельствовать в суде. Я не могу подать прошение о разводе. Я даже не могу представить, что отважусь взглянуть Харкрофту в глаза.

— Да, для вас сейчас это кажется невозможным. Мне тоже необходимо было то время, что я провел в лодке, Луиза. Я сильно обгорел на солнце в тот день — просто сидел в той лодке и думал. Мне нужно было время, поскольку, если бы я явился к нему сразу после того, как он бросил меня в выгребную яму, то дрогнул бы, отшатнулся от него, и это стало бы концом всему. Мне надо было осознать, чего я хочу в этой жизни. — Он одарил Луизу ослепительной улыбкой. — Вы никогда не узнаете, что вам делать, пока не поймете, что хотите. Что вы хотите, Луиза?

— Я хочу, чтобы мой ребенок был в безопасности. — Луиза обхватила себя руками, и Кейт закусила губу. — Я хочу, чтобы он в свое время принял графский титул после своего отца. Я хочу, чтобы он знал, что людьми движут любовь и привязанность, а насилие — всего лишь горестное отклонение от нормы.

Нед продолжал разговор:

— Следовательно, например, бегство в Америку под вымышленным именем для вас неприемлемо, поскольку это лишает вашего сына шансов получить отцовский титул.

Луиза кивнула:

— Я хочу остаться здесь со своей семьей. — Она посмотрела на Кейт. — И своими друзьями. И я не хочу, чтобы мой муж когда-нибудь, хоть когда-нибудь еще угрожал мне.

— Ну вот, — проговорил Нед. — Разве это так сложно? Хотеть?

— Но я не осмеливаюсь хотеть всего этого, мистер Кархарт. Это невозможно.

Нед посмотрел на свои ногти, будто бы скучая.

— Небольшая деталь, — беззаботно заметил он. — Моя жена занималась невозможным многие годы, а на этот раз и я в полном ее распоряжении. Мы придумаем, как нам добиться этого вашего невозможного. На это может потребоваться какое-то время, но мы справимся.

О, он сам был невозможно привлекателен — и невозможно трогателен и великодушен, когда сказал про нее такие вещи.

— Прежде всего, — сказала Кейт, — следует обеспечить твою безопасность. Для этого нам нужно дезориентировать Харкрофта. Нам нужно каким-то образом отвлечь его внимание.

Нед кивнул:

— Следует убедить его, будто мы в полном отчаянии. Что мы делаем ошибки. Что мы бежим куда-то — возможно, туда, где мы вас спрятали. — Он посмотрел на Кейт. — Что ты скажешь по поводу поездки в Лондон? В любом случае у меня там есть одно неоконченное дело.

— А что я буду там делать? — спросила Кейт.

Нед улыбнулся ей.

— Мы, — подчеркнул он, — мы доведем Харкрофта до бешенства.

Едва они вошли в дом, Нед почувствовал на себе взгляд Кейт. Его небольшая история, безусловно, разожгла ее любопытство. К сожалению, она не была столь же обеспокоена своими горестями, как Луиза, и, несомненно, обратила внимание на некоторые нестыковки сюжета.

— Это, — наконец решилась она, — было очень смелым с твоей стороны. Преодолеть смущение и воспользоваться этой историей, чтобы ободрить Луизу.

— Гм… — заметил Нед. — Скорее безрассудным.

— Ты поведал нам эту историю с такой улыбкой на лице, будто это какая-то веселая шутка. Однако у меня сложилось впечатление, что ты не все нам рассказал. Что случилось на самом деле?

— В основном все было именно так, как я говорил. Именно так, за исключением некоторых деталей.

Однако, судя по ее слабому вздоху, Кейт поняла это тоже.

— Ох, ну хорошо. Если ты так хочешь это знать. — Он потер свое запястье. — Я опустил тот факт, что они не просто бросили меня в ту яму. Они связали меня по рукам и ногам и завязали глаза. Я не знал, куда мы направляемся, что они хотят со мной сделать. И когда они бросили меня в то, что оказалось озером человеческих отбросов, я не имел ни малейшего понятия, что происходит. Жидкость сомкнулась над моей головой, и, поскольку был связан, я не мог плавать. Мне оставалось лишь бессмысленно извиваться. — Многие месяцы после этого он просыпался в холодном поту, вспоминая о путах, стягивающих его плоть. К счастью, его память, по-видимому, не сохранила более жутких воспоминаний.

— Да как они посмели? — Она потрясенно смотрела на него. — Как тебе удалось спастись?

— Они привязали к моим ногам веревку. Примерно через минуту они просто вытянули меня, как рыбу на крючке. Они намеревались лишь унизить меня, а не причинить мне вред. Я в жизни не чувствовал себя более беспомощным.

Она смотрела на него взглядом, в котором читалось нечто похожее на жалость. Господи, он вовсе не хотел, чтобы она его жалела!

— Не смотри на меня так. — Слова прозвучали неожиданно резко. — Возможно, это самое лучшее, что случилось со мной в жизни. Я провел очень много времени в море в той лодке. Под солнцем. Оно сожгло не только мою кожу. Оно выжгло самые робкие, самые застенчивые стороны моей души. Я взглянул в глаза этой части моей натуры и отказался от них. В результате этого опыта я создал себя заново, родилась новая сущность.

И это было больше, чем он когда-либо говорил ей. Ей вовсе не следует знать, каким слабым он был тогда — и как близок к тому, чтобы сломаться. Все, что ей должно быть известно, так это то, что он выдержал.

— Какая сущность? — спросила Кейт.

— Та, что привела меня домой к тебе, — кратко ответил он. — Та, что придала мне смелость выстоять в морских сражениях и опиумных притонах.

— Та, что заставляет тебя спать в ледяном холоде? — опять задала вопрос Кейт.

Он отрывисто кивнул, и она нахмурилась.

Нед не хотел рассказывать ей все о том, что произошло с ним тогда. Она не должна знать, как близко он был к концу, как близко подступила к нему проклятая тьма. Она видела достаточно, чтобы понять, что случилось с ним, не сознавая, что за человек был тот, с кем это все произошло.

Он укротил своего дракона. Он никогда не оставит Кейт. И это все, что ей следовало знать.