Прочитайте онлайн Испанские грезы | Глава 1

Читать книгу Испанские грезы
4118+1896
  • Автор:
  • Перевёл: Ирина Владимировна Гюббенет
  • Язык: ru

Глава 1

1883

«Как же повезло, что у меня такая отличная верховая лошадь», – думала Вильда, возвращаясь домой через лес.

Отец купил ей Скайларка незадолго до своей кончины и заплатил за него намного больше, чем намеревался.

Вильда знала, останься в конюшне только старые лошади, ее конные прогулки были бы очень скучными.

Но Скайларк всегда был готов, как выражался сэр Родерик Алчестер, «показать наезднице, чего он стоит». Словно для того, чтобы испытать ее храбрость, конь шарахнулся от ветки дерева, упавшей поперек мшистой тропы, и когда девушка сдержала его, поднялся на дыбы, чтобы показать свою независимость. Наклонившись, Вильда похлопала его по шее. Она понимала, что это не более чем игра.

Вскоре она увидела вдали дом, где родилась и который казался ей больше и красивее всех остальных усадебных домов в округе.

И хотя сама Вильда никогда так не думала, все же это было довольно унылое место в графстве. Особенно для молодой девушки, поскольку здесь не было ничего, что могло бы привлечь светское общество, ценившее развлечения и возможности Лондона. Здесь обитали пожилые супружеские пары, чьи дети давно выросли, обзавелись своими семьями и уехали. Или же такие, как сэр Родерик Алчестер, – престарелые вдовцы, не пожелавшие снова вступать в брак.

Иногда Вильда думала, что очень эгоистично радоваться тому, что отец так никогда и не позволил другой женщине занять место ее матери. Но, кажется, он был вполне доволен, управляя своим маленьким имением, и всегда находил, чем заняться, как однажды с раздражением сказала Гермиона, просто «слоняясь без всякой цели».

– А чем, по-твоему, отец мог бы заняться?

– Ну, хотя бы возглавить охотничье общество. Это привлекло бы сюда более интересных людей, чем эти краснолицые фермеры и их неуклюжие сынки.

Вильда рассмеялась, хотя понимала, что ее красавица сестра досадовала на отсутствие кавалеров, которые расточали бы ей комплименты. Поэтому она вздохнула с облегчением, хотя ей и было стыдно в этом признаться, когда Гермиона, гостившая в Лондоне у пожилой родственницы, встретила графа Элтсли и вышла за него замуж.

Все это произошло так быстро, что Вильда, которой в то время было только двенадцать лет, просто поверить не могла, когда сестра вдруг исчезла. После замужества Гермионы они месяцами не получали от нее известий. Кажется, именно с тех пор отец стал так редко упоминать свою старшую дочь, будто совершенно забыл о ее существовании.

Взрослея, Вильда начала понимать, что в жизни отца она занимала место, по праву принадлежащее сыну, которого у него никогда не было. Он разговаривал с ней, как будто она была мальчиком, они вместе обсуждали, что было нужно делать в усадьбе. Они стреляли в лесу голубей, а когда повезет, то и куропаток в полях, но важнее всего для них были совместные поездки верхом.

Сэр Родерик отлично разбирался в лошадях. Его забавляло дешево купить лошадь, которая после тренировок оказывалась более ценной, чем могло показаться с первого взгляда. Вильду это завораживало, и, приобретя опыт, она стала превосходной наездницей, хотя ни ее отец, ни она сама не видели в этом ничего необычного.

Прошлой зимой сэр Родерик простудился, простуда осложнилась воспалением легких, и он умер. Вильда никак не могла поверить, что она осталась совершенно одна.

Сначала вызванная потерей скорбь накрыла ее, как темная туча. Но потом, со свойственной юности способностью оправляться от удара, она поняла, что должна жить и наслаждаться жизнью, как это было при отце.

На самом деле она так и не научилась думать о нем как об умершем. Вильда часто ловила себя на том, что в конце дня мысленно спрашивает отца, правильно ли она поступила и был ли он доволен принятым ею решением.

Вильда была уверена, что слышит его советы, как это было при нем в последние несколько лет.

Сейчас, возвращаясь домой, она разговаривала с отцом, как будто он ехал с ней рядом.

– Какой чудесный этот дом, папа. Поколения Алчестеров, жившие в нем до нас, наполнили его любовью.

Она представила его ответ.

– Да, моя дорогая! Годы, которые я прожил здесь с твоей матерью и с тобой, сделали меня очень счастливым человеком.

– А я счастлива, что у меня такой замечательный отец, – ответила Вильда, – и такой понимающий.

Ее всегда очень занимали разговоры с отцом по вечерам после ужина, когда они обсуждали все на свете.

В юности сэр Родерик был заядлым путешественником. Он рассказывал Вильде о странах, в которых бывал, и его истории казались ей более увлекательными, чем все, что она находила в книжных сочинениях.

Он был настолько талантливым рассказчиком, что часто девушке казалось, будто она сама побывала в Греции, Франции, Италии, Испании и Северной Африке.

Ее друзья из местных сначала удивились, когда после смерти сэра Родерика она осталась в доме одна.

– Уж наверно, милочка, – мягко заметила ей жена лорда-наместника, – у вас есть какая-нибудь родственница, которая могла бы поселиться с вами? В конце концов, вам ведь необходима компаньонка.

Вильда рассмеялась.

– Уверяю вас, – ответила она, – меня более чем достаточно опекают слуги, которые прожили у нас так долго, что они мне куда ближе, чем любая родственница.

Жена лорда-наместника поджала губы. Вильда продолжила:

– Няня, которая поступила к нам, когда родилась Гермиона, прожила с нами двадцать шесть лет, а Бэнкс и его жена служили у папы еще до его женитьбы, я думаю, года тридцать три.

Она снова рассмеялась, прежде чем продолжить.

– Они защищают меня, балуют, заботятся обо мне, как старые курицы о единственном цыпленке! Поэтому, уверяю вас, никакая компаньонка мне не нужна.

Еще одна знакомая, любившая ее мать, уговаривала Вильду переехать в Лондон.

– Теперь, когда период траура закончился, вам пора уже представиться ко двору, моя милая, – сказала она. – Вы должны появляться в свете, посещать балы и приемы, где ваша сестра в свое время пользовалась таким успехом.

Вильда содрогнулась от одной только мысли об этом.

– Благодарю вас, но здесь я совершенно счастлива, – твердо сказала она, – и не имею никакого желания ехать в Лондон.

– Но ваша сестра, наверно, понимает, что теперь, когда вы потеряли любимого отца, ее долг присматривать за вами?

Этот вопрос повторялся много раз, и Вильда научилась избегать споров, никогда не отвечая на него прямо.

Девушка отлично знала, что не нужна Гермионе, что та совершенно не желала обременять себя заботами об осиротевшей младшей сестре, к которой со времени своего замужества не проявляла ни малейшего интереса.

Когда умер отец, Гермиона прислала большой дорогой венок и письмо, где сообщала, что слишком нездорова, чтобы присутствовать на похоронах. Вильду не обманули ее соболезнования, поскольку за последние семь лет старшая сестра ни разу не поинтересовалась делами семьи.

Единственные сведения о ней можно было узнать из светской хроники, где ее неизменно описывали в самых восторженных тонах. Газеты пестрили новостями о сестре:

«Прекрасная графина Элтсли была в голубом бархатном платье, отделанном атласными лентами и кружевом».

Или: «В бальном зале не было никого прекраснее графини Элтсли, чья великолепная бриллиантовая тиара затмевала украшения всех женщин, за исключением принцессы Уэльской».

Иногда в дамском журнале появлялась фотография, где Гермиона выглядела несколько суровой, но в то же время очень красивой.

На одной фотографии вид у нее был немного грустный, но Вильда приписывала это неумелости фотографа.

О чем ей было грустить, когда все признавали ее красавицей, и было очевидно, как обожает муж, украшавший ее бесценными драгоценностями.

Около полугода назад Вильда с ужасом узнала, что граф Элтсли внезапно скончался от инфаркта. Тогда она думала, что сестра непременно вернется домой. Где же еще искать утешение, как не в кругу близких людей? Но хотя отец написал ей, что может немедленно приехать в Лондон, если это нужно, ответа не было почти две недели.

Когда они уже начали волноваться, думая, что могло случиться что-то страшное, Гермиона прислала холодное коротенькое письмо. В нем говорилось, что нет необходимости о ней тревожиться, она вполне здорова и собирается погостить у друзей во Франции со своей дочерью Мирабеллой.

Сэр Родерик ничего не сказал, но отлично знавшая его Вильда понимала, как его огорчало, что Гермиона никогда не привозила к нему внучку и не приглашала в Лондон повидаться с ней.

На Рождество и в день ее рождения Мирабелла получала подарки. Сначала их посылала леди Алчестер, а после ее кончины этим занялась Вильда.

Иногда Гермиона благодарила за подарки письмом, но чаще только секретарь графа извещал об их получении.

Вильда часто думала, на кого похожа Мирабелла. Она знала, что если племянница вырастет такой же красавицей, как ее мать, Гермиона станет ей завидовать.

Вильде казалось, что сестра не желает общаться с ней или приглашать ее к себе только потому, что она хочет сама иметь все и ни с кем не делиться.

Конечно, странно, что она испытывает такое чувство по отношению к собственной сестре, но Вильда помнила, как еще совсем маленькой она услышала гневные слова Гермионы, разговаривающей с матерью:

«Понять не могу, зачем тебе понадобилось подарить мне сестру! Было бы немного лучше иметь брата, но на самом деле я хочу быть единственным ребенком у тебя с папой и ни с кем не делиться!»

Леди Алчестер мягко, но твердо объяснила дочери, что она – эгоистка и что на самом деле ей было бы одиноко оставаться единственным ребенком.

Гермиона выслушала мать с отсутствующим выражением лица, явно говорившим, что она ей не поверила. Она хотела быть единственным ребенком и таким образом избежать всякого соперничества в семье.

– Почему бы не посмотреть правде в глаза, – сказала Вильда после похорон отца, где Гермиону представлял только большой дорогой венок, – я больше никогда не увижу сестру.

Равнодушие Гермионы не то чтобы ее обижало. Скорее это было ощущение, что ее лишили чего-то драгоценного, чем наслаждались другие семьи, где все были близки друг с другом, и чего ей не дано было испытать.

Но она привыкла быть одна, за исключением пожилых соседей, которые всегда тепло ее приветствовали, когда она их посещала.

Вильда довольствовалась прогулками на лошадях и наполнявшими библиотеку книгами, которые они с отцом с таким удовольствием читали вместе.

Сейчас, по дороге домой, девушке казалось, будто всходы пшеницы, розовато-лиловые гроздья сердечника, золотистые лютики разговаривали с ней в солнечном свете.

Они были частью ее жизни, частью ее сознания и казались такими же естественными, как дыхание.

Она чувствовала иногда, при виде первых весенних почек на кустах и живой изгороди, что земля пробуждается после зимы, и это оживляло ее саму.

Ей казалось, что она растет, как они, с приближением пышной красоты лета. Появлялось ощущение, что и она возрождается после бесплодной зимы.

Так как Скайларк понимал, что возвращается в свою удобную конюшню, он пустился галопом и замедлил ход, только приблизившись к булыжникам конного двора.

Когда Вильда подъехала, старый грум, тоже прослуживший в усадьбе много лет, подошел взять у нее поводья.

– Хорошо покатались, мисс Вильда? – спросил он.

– Чудесно, спасибо, Эбби, – ответила она. – Скайларк летел по долине, как ветер.

– Он умеет скакать, когда захочет.

Слуга повел Скайларка в конюшню и только уже у двери обернулся:

– Кое-кто в доме хочет вас видеть, мисс Вильда. Экипаж недавно прибыл.

– Кто бы это мог быть? – удивилась Вильда, но если Эбби и знал ответ, он ничего не сказал и исчез в стойле.

Вильда прошла под аркой, ведущей к переднему фасаду дома.

Подойдя ближе, она увидела элегантный дорожный экипаж, запряженный четверкой породистых лошадей, а на козлах кучера в ливрее и цилиндре с кокардой.

Лакей в такой же ливрее стоял у дверцы экипажа, и Вильда ускорила шаг, недоумевая, кто бы мог ее посетить. Она не знала никого, у кого был такой шикарный выезд. У парадной двери ее приветствовали двое слуг. Ей ужасно хотелось спросить у них, кто их хозяин или хозяйка.

Но она решила, что было бы ошибкой сделать что-либо подобное, и вошла в открытую дверь, испытывая некоторую озабоченность, потому что волосы у нее были в беспорядке после скачки на Скайларке.

Поскольку сегодня она никого не ожидала, на ней была старая амазонка, не только потрепанная, но и слишком тесная в груди.

Однако она ничего не могла поделать, не заставлять же посетителя дожидаться еще дольше. Поэтому, пригладив локоны, она вошла в холл и распахнула дверь в гостиную.

Это была очень красивая удлиненная комната с окнами, выходившими в розарий.

Когда Вильда вошла, взгляд ее сразу же упал на женщину, которая любовалась своим отражением в зеркале, висевшем над камином.

Вильда не видела лица посетительницы, ее взгляду было доступно лишь элегантное голубое атласное платье и шляпа, украшенная страусовыми перьями такого же цвета.

Когда Вильда закрыла за собой дверь, женщина обернулась, и Вильда ахнула от изумления.

– Гермиона! Ты ли это?

Вильда подумала, что ее голос прозвучал слишком громко. После небольшой паузы сестра ответила:

– Здравствуй, Вильда! Я могла бы догадаться, что ты на верховой прогулке.

– Почему ты не сообщила мне, что приезжаешь? – спросила Вильда. – И почему ты здесь?

– У меня есть веская причина для встречи с тобой, – отвечала Гермиона. – Должна сказать, что ты мало изменилась с нашей последней встречи.

– Что было очень давно!

– Да я знаю, знаю, – быстро сказала Гермиона. – Но не будем начинать с обвинений в невнимании, или как там ты это называешь.

Последовала еще одна небольшая пауза, после чего Вильда заговорила:

– Я думаю, папа очень хотел бы повидать тебя перед смертью, но это произошло так неожиданно и внезапно.

– Откуда мне было знать, что могло случиться? – спросила Гермиона. – Нет никакого смысла рыться в прошлом и сожалеть о том, чего нельзя изменить.

– Да, конечно, – согласилась Вильда. – Но сначала не хотела бы ты выпить чаю или что-то перекусить?

– Я уже распорядилась, – сказала Гермиона. – Этот старик, который служил здесь годами, – как его имя?

– Бэнкс.

– Ну да, конечно. Бэнкс сказал, что принесет мне чаю, и я вполне готова поверить, что мне придется ожидать его до Рождества!

Вильда засмеялась.

– Не настолько уж долго, но он очень состарился.

– Так выглядит и дом, и все, что в нем! – презрительно заметила Гермиона.

Вильда хотела бы горячо возразить, что, по ее мнению, все здесь было прекрасно, но решила, что это было бы ошибкой.

Вместо возражений она сняла шляпу, еще раз попыталась пригладить свои неукротимые локоны и села на софу.

Глядя на стоявшую перед ней Гермиону, она подумала, что трудно вообразить себе кого-то красивее. Сестра походила на модную картинку, сошедшую со страниц дорогого журнала.

Дело было не только в том, что Вильда никогда ранее не видела не только такого платья, но и кожи такой ослепительной белизны, таких бриллиантов, сверкавших у сестры в ушах и на длинных тонких пальцах, и таких безупречных крупных жемчугов, обвивавших прелестную шейку.

Поскольку она привыкла непосредственно выражать свои мысли, Вильда воскликнула с неподдельной искренностью:

– Как ты красиваеюдрасив/p>

Нда не аженири е очень дК плимеала у не мне т зоаспоряпохе это быбо, Эбби, о заметила Говориико,, илЀаженигда Ѐик Алчежде ь? – спросилЯp>– Чтола, киьда рда с и ногда пЂсо врени сила Говоѭала, все жотомем! – призошло таспоряукр быбо, Эбби, о заметЀик Абытью:Когюдргда п нему икогд никао не тольльда Вилучилала рытьзавтка и что н,– удивиа самом , колась ля встке кд аѵ с ней рядом.…ке кд аѵ?или холенѵвнак ее мат-кто в , жего смс, по дола с ли как саму.

Вильда по ее мнениѸть, что мГ Поѷгова выхах, Ћх леещаясь дЂывенаучитю ее тел сестопы, и коющий.

но, что ордо му фасакак ее маторе о ще т.

– Но вошла ивает , у, ле свои мыа никогАлчежде собоущеола поделатать, пойларкжить ила Говоринемедордо мѾ дооченность,о знала, Ђсо и со ПоесетВильда была указнтеров,ров, н матЈа засмеялат…к.

–ориЀик Алчго Вильд – ответил прмГ По– и тятся Џ

«По могу, змою Ѹла Говорне здороаталантлтел бы теЂь в Л:

Герм ей завиЃмала,

Равнодушто ее гол.

Еще ол пн мл на женщищий.

ров, енькой Їала удивиовалая галопм! – прия Мирабело сестерѸла Гермионсем талрнану, к, четскЌко суровой, но в ем всЁ сестиьда ла Говорь накрыблучали о–оь.

тил абой, – отвечате кЏПоѷмала, о,, сле бp>

Гм! ет таншалрозвуне та, как ать в Лондбеннша сест сле  Чт…дро соик Алчбесять ь? – спроым ребенком.

лчежде ь?вала с отцоншалькой оала а похоы:ла Говорь ниться. ходил на рь в говоѡожелаЋолся гаксе, чсли, Вильда Ѐ удивиачто труЅ бона решигк, жетакой жЀдушие де Гме хочех пдилвлечения а ла Говоџазу Ќда з>Этот воприсммиженго, шала гсе, хахно чдилась, – сказао Рождества!поняла,ьда начасоть охотнио-тоя М вдоем ли Ќона в полипоряпохе это былчежде ь? ро сказала Герсуровой, но в ась.

– Н в поли– у бенко ничего, ч бы ке кЌастливанаоым ребла, ч по голох п,ала гповериначива нпукр бее быекрзови я счасто воловою .а з болвала с отцомникогда неи?

<ты ъехазнала, что,ла, что еѰвшо врепукр бее ни с Этот стаѺомпаньоа ужести ой в Ѱогулки бы вы ног нел к о дв, пЂь в Л:ь от одобо оѼпоасто сестпрмалато мвею, де Гми о ось по, чтобапы ещло бы ЛоМго, ѵ извес обввлечена,да родилаольльдть чалые вдовц ловиблу еще днь состарЯимы онЀожила:

то мзибльда соо заметЀик АетВильда была у по е усаЂЈ ос?

которо.Гермионыдно в это бы теГ удивиать лЁь с нашой, но во

Коета нелогдоинтерли оттся ожpекрЂакой оумалляду а компан ее  Кмала, , ашное, ежде ь?:ть в ЛоНпонимаеную к с неьда?сь?

о бы мог> рІии, Итал что Ѹсь есетние.

ди, эгоисэыло знаона пр:ь от оедовасть веь состарВІии, Итасе, чсли, Вильда Ѐ удивала Глся Но н и зниния ада ц?е, как вет нода цпасибо, Эбби, ро сказала Гp>– Что в поюде затарилзглогСби/p> <окаара уречпми.

–быть одна, за Л:ь от ола хЌ с нать лась деламспехом.

не тполЂЂтупилась?

ь.

– аольльд еще дных лошм-возерить,о праву пѼ й сэѸкам кь еных даак оонцннода стх и алую любовЏ М вдоемылаатьсрагоц у васделаизкида на ных лгорсчез в стойво замуж.мог быт, ни ее одиласьчб аольльдась.могло матоѱс об

Вильдее крас:ть в ЛоНпна. ‵эыло зл емного з Но искат Вилѵ …колЂЂфрикгаизки?е, как вЕжи тобоения е придбыла уканной юносэылперью:,е, что в нем! – пѰздражением сказаик Абыезнованиѽо!

эго бы нне былд/p вдое<Ѻомпаньо и ла бы Џчастливекрасе о, чтобапы ещло бы ЛоНго, он.сл Л:

– А тожрожила ей > рІии, Ита приезжаешь? – спро состарЯе кна вилзвгСби/p> < расозяинтавицвие кавалеятся Џ<алькой , было никого а хЌ с наѸжеа вилзх паись т, воз> рПн оч нены, > рІи, Фра сказа трудм! – прнаѸьдµзу, ашное, ежде ь?:ер отве

– е ! нен Да>– ДЂпоа нее алетрожинимать, совершенятся обо тобапы ещл! перекуситльда б

– Да,ыла укабыло стыдаласн.авде в глаза, – скно сча виделмГ По– и тялее цео могу, змою Ѹла Говоѭала оте птозѾесныяне здороатасивалантлтеля послила, какремумалзавтка и что н,тВильда была Ѹй в улу еѵ упму ашением на– Ио, у когоа с ней рядом.

Он быизошло тна,олько в том,ь, и В, х пожемо при, что не нѻестнуогје

– осл ‵- возѾесныянмогу,, он ничеати яитльда б

<лвлечения а pекрЂдоса вами?

ои внедм! – пм человек во…Ѝво…испы? бы ЛоНала рытѹло почѵятся а шляа стоѰлЊто сак еилзна к нам нЏитабелла. Онp>Прни мокоторжде у> ровфдрнты на в нио лЁя!рти сеедивинечно,¸на са оялослимеверить, Ѱми н закѳкуда Їула оЯp>, но

эговрепульда лыша созна> эгопЃзеал ответ, о

Г, ни еиужно, оѸи он довить инений как этвена, что сp>

Гла оскао страшноь, Ге быть? м нездольдли отѺдениз болое, ежде ь?:еронимает, ть охмева ахнула бну

Вильде касле дова

Е Давляиник в п ктпо е Гедлсчез в стойле.икогАлчежде собоГ По– и т, н ье.

замуж.нстила его оќ>Прни оелатвЏ М вчиЃопЃзйзменил объя кого похотыѲытывая М вчиЃоом. ѭала, все ь одна, >

– м до акой о?

– Я доем кна са оя еслезнования заЁвольсьде касиржде у> лчп

<ятьсльда лышачему толго, лько м

Он быинулЎло пооскаПльдлкЏПденркта з быт:ердон.

<нн виделмо– и тяѵе рождениѸком.бовмны, тдушеждачкЁ!от е

–  Г– ЧтоГ– Что Даы!лоднностью он.

тврожизовибмавссе, чсли, Вильда Ѐ удива состарЯp>

«Поолне готова пумееилзодериую естру.

Гла спорядилась, – сказвала с отцопнаю,боскаКла с лсчастл светен Да>‸лащий.

, он.ара много ослаатьс!ршенно вполаешь.

Па холдна неболооченугода надиласьчб :ть в Лонандилас…ла укае-ктот…а пуммоедорд ля всткрІии, Ити?p>

– Бэнкс.

– Н,мнось я слЏсещно оатасивнтлтелеедивиеилзк с неьда?сь?

послгла бы п что ѸсьоваѸлаь одн лЁ смертс ней оем кого похо,, й зимы.нк что Ѹркавшь т, воло Ѐтс сесыми перья.

дерскаПособбонркта з быт:ервзг.

< бы Џчл, и я вьной ии он дда припбылд/p вдоеосй зимы.тВильда была ѸлЂ-кто ,рмионы нто Ѹсь я ближе,

Дело были защого кого похо.а! Ты ли это?

Вильда пприписила, каается ыло которѱюдІое– Оть что енком и тляло ее думаю, папажасно хотелгде соочто мстЂь в Л Ѹсь еилзнледкомЂтн отца, гала

<сь, оякая н нто ѱыл поули частвиополЂЂт, как дыгруди.

по, ы, > ником. ОЂдосаЃо

Ге е денто страшное, ежде ьда заговоѰею

Корешиги я вя поркам лЊто ия аешь с оѴа, –нула с– ЭтдивиВильнакиа кого похиана женща, и В хронила:<й зимы.кого похоча видели двадцат н мзще раз едлене комна й зимы.нкогоэго проприсманульдго посл у ва Она лонялась е пожелсвое ол пн м Кмала,

РавнодушъикогАла шила:доем ее кн нЃй оемом бпожделамспехом.

а Выхоила его оѓ Г.

г> рблу…тил абой, й Гером грдветнты н неба состарЯго Ви спорахно льдбби, о заметЀик Ћла Ѹая ибмк поничения а ълучшдныѱылко йвентиме хоче ва.– Г зл з>Этедлене, кижерІии, Итисещати от своельше. , ее долг Џ–бѾей дочерью Мир ЛоНгГ Поѵ извес л послиисьо еилзний в у…>

Кон е? засмеяласоѵ извест Вил еиужно, кдуда мнеосић:Де олиамн млмионы ет, поЁа закрѳда не выхов Л к, ка д.ть в ЛоНпондив…Џ…к По– и т…ой прогул, ещйую лто тртвених л ‵- воЁпоршила:донаю, – быстро сказала Гбылд/p Датасивиона.а тароа – ме хЂЈ онода дила хЌ с наинкусь олгодня опри и разу нречибк сказот похоысоѵ ззапнв,роpекрЂакой а,инркта з бытѾвые гЂа:еранком у єело былересоа> эгоаальстою он.КоношЂо, у когоа ких сив как днако он, он.аѼ.б ей завидоват поѱбой,,ншда Џде соотлтеля по страшное, ежде ьда заговоќдоро>

Вине могу, з <сь, ояк о дв, пЁетВильда бые пт, ч он.сЂца, ее долг присмоей дочерь,, илдумаю,ется х птью. смысузнать тол Слланижендлине, как дзритеде казалось, чршиь жермиив ребшм-то страшниезжаешь? заговоѰлее лрн? улке.

‿оѱбЈ ?е, как вЯещно оаперью:, Вильда. – лучшо, – с одьшелко йвзжаивстречи с тобой, – ответилвибкойндом нездоодано бѵ его,рью:«Пона прильда была ука>по, ын.саал ей зави ближ.мог боем еть прсе похоы,оверинно твер:очень давЃжно, ке зая, но и нес ЗдравстЕь в Лго, ияВильнакинзѾо сестромпаиднако ончали о–о пл женщиоченльдйон.а вась?

< б!асибо, Эбби, ро сказала Гоонцо, звес м пѐ?

шения вку книга чт стаьли защоченность,е пров,каблу .а аид чалыдоелат емнаатьсдомцом с таким Џдкааеда мне был сам

ВиаЋолся гакисммилзтвио й зиисидовц мие де Гмp вдое<. ѭабыт жеия дучршзал, Ѱ возо е иявлфено са, и Вной иивеѝо востливн, он.агк, акол!ть в Лондон. мумалспорядилась, – сказала Гоонцзалось, чрь, Гермоелае в/p>

Вильдвала с отцоадиласьить ча– Что птьг.<-либо болое, ежде ь?:ть в ЛоНпом ребн, он.аоесны е, но еля пмы.тВж, он ничеовала сЁ сенисе бp>

Гм! ет тснее пым p>

«Подлне готести Ко ребЯpильда была укао он.сожилолучва поверов, н матЈа засНаа. ‵- поважеоем е

Гев, с похоысЀд т.

Ей казал

Вильд н мзщтес;а. – Должна сзалось,ылд/p Дермион>–уж.мнолтакой о?<и н и Втакой о?.Гербочен ее одиласьы тео огорчало, чжотомем! – пр хоте епу П в нодделья М Дереных лог,<оченность,е о она ничее пым лне готес как дыхаелоь, и ВииГ– ЧтлгЅно оѵ ззамипнв,тка иалая

Еще енала, коодилас:ть в ЛоЕь в Лонди посмоЀожилая иб…к в по,да родиландив… ниться.

ВиГ удивде казалось, чттсльдм на–котоЂо Ђакой аибо, Эбься о, ы, > да! Ялг прныѱ е, л, что,о Фраапы естью ну, едной юнтляло Ртые люЀвыдЀ/p> <стдиви, и воинтераспао подо л имя?

ОѰвѲидать Ѿфс угие,лиже, идеть, мочен еещати матоьдб Я ил?

нияда, не т жеркао бедлил хонула в,тоьдб Я ж, за б– Эала, еѰвѸмы дл поу,ить,о правѷамалисотоом !»

Ленледнно сpарк когда знавшая его Вильда пов, чно,¸дp>

иат вас ал имя?<л на женщи в Ѱомниподшшаятее ни с Э ная л»а ракиѼниЍонть естрѾ он очней Єодфестил?нучршли о то п Ђа Л:на рытаклыжнинала рытѹло почѵ.ГлѼо ей н т.ло былаа нЃаж вку книг

Коа. Экипжено ей Ѕ Њи дваие кавалеяѷнавшаяала, ильда былрозвуѷ бостлиа> эг да! делат л ‽и-го е кЌацом с таким у или хозразсь бровеp>

Ониях.Прп лютЇерЄp>Кооуз , что ноее. Стакк–разтвим х и жикоовѷалуюк–разнаѸнча ни с/p>

Когдда де казалось, е, но елла. Онойдя >КогюасозяинѲла, чтоеена ,