Прочитайте онлайн Искушение ирландца | Глава 6 Откровения

Читать книгу Искушение ирландца
3618+3983
  • Автор:
  • Перевёл: Елена Ф. Левина
  • Язык: ru

Глава 6

Откровения

– Что, собственно, здесь произошло? – обернулась к сестре Колетта, едва Деклан Ривз покинул лавку.

– Что ты имеешь в виду? – спросила Полетта, стараясь выглядеть невозмутимой, что ей совсем не удалось.

– Ох, Полетта, ради всего святого! У меня ведь есть глаза. Что происходит между тобой и лордом Кэмелмором?

Полетта никогда не умела хранить секреты, а от этого ее просто распирало, и она не могла больше молчать ни минуты.

– Ой, Колетта! Он меня поцеловал!

– Что он сделал?

Потрясение на лице старшей сестры, которая большую часть жизни исполняла для Полетты роль матери, смутило ее больше, чем что-либо за всю жизнь. Она восхищалась Колеттой и смотрела на нее снизу вверх. Мысль, что она, возможно, разочаровала Колетту или удивила, заставила Полетту прийти в себя.

– Он… я… мы поцеловались.

Колетта открыла рот, но оттуда не вылетело ни звука. А из Полетты слова полились потоком:

– Я не знаю, как это произошло. Правда! Он смотрел книжки, а я пошла ему помогать. Мы почти налетели друг на друга. Я протянула вперед руки, чтобы с ним не столкнуться… потом мы обменялись несколькими словами, а в следующую минуту я осознала, что он меня целует, а я целую его в ответ. А потом в лавку вошла ты и окликнула меня.

Сестра изумленно смотрела на нее.

– Но ведь ты его только-только встретила. Ты же его совершенно не знаешь!

– Да. Понимаю. Но я уже встречала его дочь, и сегодня он второй раз появился здесь… Поэтому он не показался мне незнакомцем, а теперь и ты его повстречала, так что он уже не совсем незнакомый…

– О, привет, Колетта. – Из задней комнатки лавки выплыла Лиззи Паркер, которая была абсолютно не в курсе разворачивающейся драмы. – У нас не хватает книг, что мы заказали у Блэкуэлов. Раз уж я здесь, то позабочусь, чтобы они отправили правильный заказ в новую лавку. – Она смолкла, переводя взгляд с Колетты на Полетту. – Я что-то прервала?

Полетта, благодарная помощнице за своевременное вмешательство, откликнулась первой. Увлеченная тем, что происходило между ней и Декланом Ривзом, она совершенно позабыла, что в задней комнате Лиззи занимается инвентаризацией.

– Вовсе нет, Лиззи. Спасибо за заботу о новом заказе. Уверена, что со стороны Блэкуэлов это простой недосмотр.

– Я тоже так решила, – кивнула Лиззи.

– Спасибо, Лиззи, – добавила Колетта.

– Я вернусь до ленча. – С этими словами Лиззи покинула лавку, оставив сестер наедине.

Колетта, не теряя времени, продолжила:

– О чем ты только думаешь? Этот человек – совершенный незнакомец!

– Я не могу это объяснить, но было ощущение, что мы давно знаем друг друга. Я понимаю, что он незнакомец, но он не казался незнакомцем, когда целовал меня! – плачущим голосом жалобно вскричала Полетта.

– Именно это я и хочу сказать! – с досадой проговорила Колетта. – Как ты могла целовать мужчину, которого совсем не знаешь?

И тут Полетта сделала то, чего не делала никогда: разразилась слезами. Колетта тут же перешла от негодования к тревожной заботе.

– Я не сержусь на тебя. Я зла на этого человека за то, что он воспользовался ситуацией. Не плачь. – Она утешающе похлопала Полетту по плечу. – Я на тебя не сержусь.

– Нет, сердишься. – Полетта вытащила из кармана платья носовой платок и вытерла глаза. Господи! Как получилось, что день принял такой драматический оборот? Еще до полудня!.. Она рано пришла в лавку, потому что предстоял трудный день, обрадовалась корзинке с печеньем, а потом пришел ОН. Он поцеловал ее, и она поцеловала его в ответ. Это было изумительно! Это было чистое безумие! Даже ей самой это сейчас казалось полной нелепостью. Каким-то образом все вдруг переменилось, и теперь она расплакалась, как глупый ребенок.

– Я не сержусь. Я просто очень за тебя волнуюсь, – вздохнула Колетта. – Подобное поведение так на тебя непохоже. И потом… что-то в этом человеке меня тревожит. Однако я не могу понять что.

– Люсьен упоминал о нем прошлым вечером за ужином, – шмыгнув носом, призналась Полетта. – Деклана Ривза в Ирландии подозревают в убийстве жены.

– О, боже мой! – ахнула Колетта, прижав руку к сердцу. – Вот где я слышала это имя раньше! О, Полетта, ты должна держаться от него подальше!

Колокольчик над дверью в лавку снова звякнул, и вошли два посетителя. Молодые джентльмены, явно студенты университета.

– Добро пожаловать к Гамильтонам, – радушно промолвила Колетта сквозь стиснутые зубы. – Чем мы можем вам помочь?

Полетта повернулась к ним спиной и, глубоко дыша, вытерла глаза и постаралась взять себя в руки.

Более высокий из джентльменов сказал:

– Нам нужна книга для занятий по истории. Вот ее название. – Он протянул Колетте листок бумаги.

– Да, по-моему, у нас есть этот учебник в историческом отделе. Видите табличку? – И она указала им табличку на зеленой ленте с надписью «История», выполненную элегантным черным шрифтом. – Посмотрите на третьей полке. Я сейчас к вам подойду.

Студенты направились туда, а Колетта прошипела сестре:

– Полетта, ты должна держаться подальше от этого человека. Он может оказаться очень опасным.

– Я и не собиралась видеться с ним снова, – оборонительным тоном отвечала Полетта.

– Очень хорошо. Поговорим об этом позднее. Дома. Не забудь, что сегодня к нам в Девон-Хаус придет вечером Лизетта.

Колетта обошла конторку, спеша к студентам, а в это время дверь снова отворилась и в лавку вошла пожилая дама. Тихое утро закончилось, и Полетта благодарно занялась привычным делом – продажей книг. Они были так заняты весь остальной день, что Полетта смогла отодвинуть подальше мысли о лорде Кэмелморе и его поцелуях. Ее поглотили книжные заботы. Весь день они занимались делами, так что Полетта обрадовалась возвращению Лиззи: Колетта из-за сына должна была уйти пораньше.

Когда в конце дня Лиззи наконец ушла, Полетта задержалась закрыть лавку. Оставшись одна, она вновь вспомнила события утра и поцелуи с Декланом. Не сомневаясь, что в Девон-Хаусе ее ждет продолжение разговора с Колеттой, она не торопилась домой, хотя должна была прийти Лизетта. Ленивые лучи августовского солнца скользили по небу все ниже, лавка погрузилась в тишину, и Полетта наслаждалась этим покоем.

Она уселась на один из высоких стульчиков перед конторкой и уставилась в открытую расходную книгу, в которую четким почерком записала продажи дня. Длинные колонки цифр плыли у нее перед глазами. Обычно она быстро и ловко справлялась с ними, однако сейчас не могла сложить два и два. Как и нынче утром, она не могла сосредоточиться на цифрах.

Она могла думать только о Деклане Ривзе и о том, как прекрасно было целоваться с ним.

Новизна первого поцелуя изумила ее. Она наслаждалась им и не возражала бы повторить этот опыт. Но было ли это так замечательно, потому что ее целовал Деклан Ривз, или на его месте мог быть любой другой джентльмен? У нее никогда не было поклонника, точнее, ухажера, и дело не в том, что она не привлекала мужчин. Наоборот. Несколько джентльменов обращались к Люсьену за разрешением ухаживать за ней, но Полетта всем отказывала. Значит, следовало полагать, что ей хотелось целовать только Деклана.

Он сказал, что вернется в лавку, и при мысли об этом ее сердце начинало трепетать. Он собирался увидеться с ней наедине и звать ее просто по имени. Какая-то частица ее ума и души восторженно ждала этого.

Но остальная часть была в ужасе. В полном ужасе. Что, в сущности, знала она о Деклане Ривзе? Он был вдовцом. Аристократом из Ирландии. Хотя ее не волновал его титул. При этом он вроде бы был любящим отцом, читавшим книги своей маленькой дочери. Он любил книги. Да, еще этот человек очень умело целовался.

И, возможно, он убил свою жену.

Полетта всегда считала, что хорошо разбирается в людях. Едва познакомившись, она поняла, что Люсьен Синклэр – хороший человек, и оказалась права. Она всегда не доверяла своему дядюшке Рэндаллу и тоже оказывалась права, причем не раз и не два. Сейчас она инстинктивно чувствовала, что Деклан Ривз не был убийцей. Возможно, произошел какой-то несчастный случай, в котором он был невольным виновником. Он не мог намеренно убить женщину. Сознательно. В этом она была уверена.

По крайней мере, она на это надеялась.

Деликатное постукивание в дверь лавки привлекло ее внимание. Оглянувшись, она заметила, что, переменив табличку на «Закрыто», она не опустила штору. Снаружи, словно вызванный ее мыслями, стоял Деклан Ривз.

Внезапно ноги у Полетты задрожали, так что она едва смогла устоять. Борясь с нахлынувшим головокружением, она проковыляла к двери, чтобы впустить его.

– Привет, – промолвила Полетта, отступая в лавку, чтобы он смог войти.

– Привет, Полетта, – откликнулся он, и сердце бешено забилось от звука ее имени на его устах. Они и вправду оказались наедине. – Это вам, – сказал он и передал ей букетик ландышей.

– О боже! – радостно воскликнула Полетта, принимая цветы и вдыхая их сладкий аромат. – Ландыши мои любимые цветы. Спасибо!

– Я подумал, что надо что-нибудь принести вам… в качестве извинения за поцелуй.

– О-о, – промолвила она, заходя за конторку. Так она чувствовала себя в большей безопасности.

Наступило неловкое молчание.

– Уйдя отсюда утром, я решил, что поступил не очень хорошо, – покачал головой Деклан. – Ну, поцеловал вас так вдруг… Обычно я так не поступаю…

– Я тоже, – мягко произнесла Полетта, ставя букетик в вазочку с водой.

– Конечно, я вовсе не хотел сказать, что так о вас подумал, – начал Деклан и тяжело вздохнул. – Я просто решил, что должен принести вам извинения за свое поведение.

– Благодарю вас. Я принимаю ваши извинения.

Он сделал шаг к двери.

– Ладно… Тогда я пожелаю вам доброго…

– Понравились Маре детские стихи? – поспешила спросить Полетта, прежде чем он ушел.

Деклан помедлил, затем сделал шаг назад.

– Да, она благодарит вас за ваш выбор. Она смотрит картинки и не выпускает книжку из рук.

– Мара – очень милая девочка. – Полетта медленно опустилась на высокий стульчик.

– Да.

– Давно она не говорит? – неожиданно для себя промолвила Полетта.

По его лицу пробежала мрачная тень.

– Почти год. Это был очень длинный год.

– Наверное, она очень тоскует по своей матери?

– Да.

Полетта не привыкла скрывать свои мысли и потому, поскольку разговор уже зашел на эту тему, прямо спросила:

– Как умерла ваша жена?

– Был ужасный пожар.

Настал момент.

Задержав дыхание, она задала ему вопрос, мучивший ее весь день:

– Правду говорят, что вы были причиной ее смерти?

Легкая улыбка заиграла в уголках его губ, и глаза сверкнули. Осторожными шагами он обошел конторку, и его высокая фигура нависла над ней.

– Я испытываю странное чувство, что вы будете разочарованы, если я скажу «нет».

– Прошу прощения? – Голос Полетты сорвался до взвизга.

– Вас возбуждает мысль о том, что вас целовал убийца?

– Господи! Конечно, нет, – ахнула она в испуге. – Как вы можете задавать подобный вопрос?

– Ладно. А что думаете вы, Полетта? – Голос его упал до хриплого шепота. – Вы, очевидно, читали в газетах обвинения, которые мне предъявляют. Вы тоже считаете, что я убил свою жену?

Сердце бешено застучало, но она ни секунды не колебалась с ответом:

– Нет, я не верю, что вы могли совершить такой страшный поступок.

Деклан, казалось, несколько удивился, а затем явно почувствовав облегчение, сел на высокий стульчик рядом с ней.

– Спасибо вам за это.

– Однако вы все же не ответили на мой вопрос, – настаивала она. Каждый нерв ее тела трепетал от его близости.

Он твердо встретил ее взгляд.

– Нет, Полетта. Я не убивал свою жену и никак не причастен к ее смерти. Хотя существуют на свете люди, которым очень хотелось бы полагать иначе.

Искренность, звучавшая в его голосе, светившаяся в его глазах, подтвердила то, что чувствовало ее сердце: Деклан не убивал свою жену. Полетта с облегчением встретила его ответ.

– Но почему? – не успокаивалась она. – Почему в ее смерти стали винить вас?

– Потому что иногда легче винить человека в чем-то случившемся, чем принять реальность.

– А реальность?.. – понукала она его к продолжению.

Его рот сжался в упрямую узкую линию.

– Это очень длинная история. Возможно, как-нибудь в другой раз.

Полетта помолчала.

– Спасибо за то, что уже рассказали мне. Мои вопросы были… не слишком вежливы.

– Нет. Ваши вопросы были честными, и я это ценю. Большинству людей не хватает смелости задать их мне прямо в лицо. Они предпочитают шептаться и распускать сплетни у меня за спиной.

– Это, должно быть, ужасно?

– Ужасно.

– Поэтому вы и покинули Ирландию?

– Отчасти. Кроме того, я хотел показать Мару нескольким врачам в Лондоне.

Полетта вспомнила маленькую белокурую девочку с отцовскими глазами.

– Надеюсь, что здешние врачи ей помогут.

– Спасибо. Я тоже надеюсь.

– Из какого вы города?

– Из Дублина.

– Он очень отличается от Лондона?

– Не очень. В чем-то они очень похожи. Ведь большинство больших городов одинаковы.

– Я не знаю, – вздохнула Полетта. – Я больше нигде никогда не была.

– Поверьте, все большие города похожи. Шумные, грязные и переполненные людьми.

Полетта рассмеялась.

– Я слыхала об этом. Как долго вы намерены оставаться а Лондоне?

– Я еще не уверен. А теперь мой черед, – усмехнулся Деклан.

– Ваш черед? О чем вы?

– Мой черед задавать вам вопросы.

– Что ж, – улыбнулась Полетта. – Думаю, что это только справедливо.

Облокотившись на конторку, он подпер подбородок рукой.

– Почему вы не замужем? Вы такая красивая девушка, Полетта.

Удивленная его вопросом, она была польщена комплиментом.

– Я не встретила никого, за кого хотела бы выйти замуж.

– Как вы думаете, почему?

– По правде говоря, не знаю.

– Но вы счастливы, работая здесь, в лавке? Со своими сестрами?

– Да, очень.

– Сколько вам лет?

– Через месяц будет двадцать один. А сколько лет вам? – поинтересовалась она.

– О нет, – покачал головой Деклан. – Мои вопросы еще не иссякли. Так что пока отвечаете вы. Но я удовлетворю ваше любопытство: мне двадцать пять.

– О! – Он оказался гораздо ближе к ней по возрасту, чем она думала. – Наверное, вы очень рано женились? Ведь Маре, кажется, четыре года?

– Полетта…

– Что?

– Вы нарушаете очередность.

– Простите. Обещаю больше не прерывать. Пожалуйста, продолжайте.

– Спасибо. – Он немного помолчал и продолжил спрашивать: – Почему вы утром позволили себя поцеловать?

– Потому что ничего не могла поделать с собой. Меня никогда раньше не целовали, и я…

– Вы хотите сказать, что до меня ни один мужчина вас не целовал? – Деклан был явно изумлен. – До сегодняшнего дня?

– Нет. – Полетта ощутила, что от смущения загорелись щеки. Вопросы о поцелуях оказались гораздо более нервирующими, чем сами поцелуи. Она не понимала почему, но сидеть вот так, рядом с ним, и разговаривать было ей приятно. С ним было очень легко общаться.

– Что ж, благодарю вас, Полетта. Это честь, о которой я понятия не имел. Однако теперь я сожалею об этом еще больше.

– О, не жалейте! – воскликнула Полетта. – Мне этот поцелуй показался чудесным! А разве вам нет?

– Забавная девчушка. – Он, улыбаясь, посмотрел на нее. – Вы всегда говорите то, что думаете?

– Не намеренно. – Она замолчала, слегка испугавшись. – А вам не показалось это чудесным? Целовать меня?

– Да, показалось, – признался Деклан. Его изумрудные глаза сверкнули. – Пожалуй, даже слишком.

– Почему слишком?

– Вы снова задаете вопросы, – рассмеялся он.

– Но я не могу ничего с этим поделать. – Она с досадой всплеснула руками. – Когда же наконец наступит моя очередь?

– Когда вы ответите на все мои вопросы.

– Разве вы еще не закончили с ними?

– Вам никак не удается себя пересилить, – фыркнул он.

– Нет-нет. Простите. Пожалуйста, продолжайте.

– Спасибо. Теперь я не могу вспомнить, о чем спрашивал.

– Может быть, насчет того, что целовали меня?

– А-а, да… О нашем сегодняшнем поцелуе. Вернемся к нему. Он вам понравился. Верно?

– Да, понравился. Он был волшебным.

– Да, детка, это верно. – Его глаза сверкнули. Он помедлил, затем наклонился к ней. – Вы боитесь меня, Полетта?

– Может быть, немножко, – призналась она и поспешно добавила: – Но не потому, что люди называют вас убийцей.

– Тогда почему вы меня боитесь?

– Потому что я позволила вам поцеловать себя. А я до сих пор это никому не позволяла. Вот это меня и пугает.

– Это я понимаю, – кивнул он.

– Так что же теперь будет? – не удержалась от вопроса Полетта. Ей нравилось разговаривать с ним, следить за сменой выражений на его лице и вообще слушать его певучий ирландский говор.

– Что вы имеете в виду?

Чувствуя некоторую неловкость, она все же спросила:

– Что будет теперь с нами? Можно теперь считать вас моим поклонником? Собираетесь ли вы навещать меня? Я не знаю, как все сложится.

Он коротко рассмеялся и окинул ее странным взглядом.

– Не знаю. По правде говоря, Полетта, я так далеко вперед не заглядывал. – Он помолчал, погрузившись в глубокое раздумье. – Я приехал в Лондон не в поисках романтических отношений или новой жены. Если вы это имеете в виду. Должен прямо сказать, что не заинтересован снова вступать в брак. Мой первый брак закончился неудачно, и я не думаю, что стану очень хорошим мужем. Понятия не имею, что я делаю здесь… целую вас… дарю цветы… Это создает впечатление, что я за вами ухаживаю, хотя едва вас знаю.

Полетта поборола желание протянуть руку и коснуться его щеки, на которой уже появилась щетина. Хотела ли она, чтобы он стал ее поклонником? Поскольку у нее никогда не было ухажера, она не знала, как это будет выглядеть. С одной стороны, ей очень хотелось, чтобы он сказал, что хочет навещать ее. С другой стороны, ее пугала сама эта мысль. Вместо этого она сказала:

– Я тоже едва знаю вас. И все-таки мы здесь.

– Да, – прошептал он. – Мы здесь.

Да, они были рядом… наедине в пустой книжной лавке.

– Мы можем быть друзьями, – предложила она.

– Я в Лондоне ни с кем не знаком и, зная, что пишут обо мне газеты, сомневаюсь, что кто-то захочет стать мне другом. Было бы хорошо иметь другом вас.

Полетта ослепительно улыбнулась:

– Мне тоже эта мысль нравится.

Он протянул руку и накрыл ладонью ее ладонь, лежавшую на конторке.

У Полетты перехватило дыхание от наслаждения. Несколько мгновений они молчали. С бурно бьющимся сердцем она подняла взгляд на него, но он смотрел на ее руку, которую держал в своей. Затем он медленно поднял эту руку и, поднеся к губам, нежно поцеловал кончики пальцев.

По всему телу Полетты пробежала дрожь восторга, от которого закружилась голова.

– Уже поздно. Я должен идти домой, – тихо произнес он.

Полетта кивнула, неохотно соглашаясь.

Все еще не отпуская ее руку, он спросил:

– Могу я проводить вас до дома?

Полетте перед уходом следовало закончить еще несколько дел, но она полностью проигнорировала свои обязанности.

– Да, я буду рада.

Он выпустил ее руку, и спустя несколько минут она заперла лавку, и они зашагали по улицам Мэйфера. Прекрасный летний день перешел в приятный летний вечер, и в ночном небе засияла золотая луна. Пока Деклан провожал ее к Девон-Хаусу, сердце Полетты переполняли совершенно незнакомые эмоции. Возбуждение бурлило в ней пузырьками шампанского. Она шла рядом с джентльменом, которому, казалось, очень нравилась. Новизна этого переживания возносила ее на какую-то новую высоту.

– Вы выросли в этом районе? – спросил он.

– Да. Мы жили над книжной лавкой.

– Вы и ваши сестры?

– Да, но мы чуть не потеряли лавку, когда умер отец. Моя сестра Колетта, вы познакомились с ней нынче утром, самая старшая. Мы с ней работали упорней всех, чтобы сохранить лавку и улучшить. Когда Колетта вышла замуж за Люсьена Синклэра, мы переехали в Девон-Хаус, потому что наша мать переехала в Брайтон. Моя сестра Джульетта, вторая по старшинству, вышла замуж за морского капитана и живет в Америке. Сестра Лизетта живет здесь, в Лондоне, со своим мужем Куинтоном Роксбери. Он известный архитектор и в будущем году, наверное, будет баллотироваться в парламент. Так что сейчас в Девон-Хаусе живем я, наша младшая сестра Иветта, Колетта, ее муж Люсьен и двое их сыновей.

– Как я понимаю, вы четвертая сестра.

– Да. Три сестры старше меня, и – одна младше. А я застряла посередине.

– Не уверен, что это такое плохое место, – задумчиво произнес он. – По-видимому, у вас чудесная семья. И вы наверняка счастливы иметь семью, которая вас любит. У меня нет ни братьев, ни сестер, хотя я, когда был моложе, всегда мечтал, чтобы у меня был брат. Чтобы с ним играть. У меня есть кузен Джеральд, с которым я близок, но это все не то.

– Представить себе не могу, как это – быть единственным ребенком.

– В этом есть и хорошая, и плохая сторона… точно так же как и в большой семье.

– Моя семья очень важна для меня.

– Я так и понял.

Полетта улыбнулась в ответ:

– Вот мы и пришли. – Они приблизились к роскошному массивному белому дому. – Спасибо, что проводили меня.

– Всегда рад.

– Хотите зайти и познакомиться с остальными членами семьи? Сегодня у нас в гостях сестра Лизетта.

– Как-нибудь в другой раз, – покачал головой Деклан. – Мне нужно возвращаться домой, к Маре. Она волнуется, если я долго нахожусь вдали от нее.

– Да, конечно. Я понимаю.

Они стояли на улице перед Девон-Хаусом и смотрели друг на друга, не зная толком, что надо сказать или сделать напоследок. Деклан взял ее руку в свою, и сердце Полетты пропустило удар, когда она подняла на него глаза. Как ей раньше приходило в голову, что он старый и суровый? Сейчас он выглядел всего лишь невероятно красивым. Ей ужасно захотелось, чтобы он снова поцеловал ее… несмотря на то что делать это посреди улицы было бы по меньшей мере неразумно.

– Я действительно должен идти, – промолвил он, но руку не выпустил.

– Да.

– Это был интересный день, Полетта.

– Интересный? Это преуменьшение.

– Пожалуй, вы правы, – фыркнул он. – В любом случае спасибо за этот день.

Улыбнувшись, она не утерпела и поинтересовалась:

– Мы увидимся с вами снова?

Помолчав мгновение, Деклан сказал:

– Если хотите, мы сможем встретиться в Грин-парке в воскресенье в полдень. Я обещал Маре, что поведу ее туда.

Не колеблясь ни секунды, Полетта приняла его приглашение:

– Это будет чудесно.

Как и до этого в книжной лавке, Деклан поднес ее руку к губам и поцеловал.

– Значит, увидимся. Доброго вечера, Полетта.

– Доброго вечера. – Полетта смотрела, как он уходит широкими, твердыми шагами… смотрела, пока сгустившиеся сумерки не поглотили его фигуру.