Прочитайте онлайн Искушение ирландца | Глава 4 Влечение

Читать книгу Искушение ирландца
3618+4215
  • Автор:
  • Перевёл: Елена Ф. Левина

Глава 4

Влечение

Полетта потянула вверх штору, закрывавшую входную дверь в «Книжную лавку Гамильтона», перевернула табличку «Закрыто» на «Открыто» и улыбнулась утреннему солнечному свету, залившему комнату. Наконец-то немножко солнца после нескольких дождливых дней. Наконец! Полетта окинула взглядом опрятную лавку, довольная ее привлекательным видом. Они с Колеттой трудились как проклятые, чтобы лавка пользовалась успехом, и теперь Полетту переполняла гордость за процветание семейного дела.

Она уже едва могла вспомнить тесное, пыльное и захламленное помещение, каким была лавка при жизни отца, до того как они с Колеттой все преобразили. Но она отчетливо помнила, как была маленькой и отец поднимал ее на самую верхнюю ступеньку складной лесенки, чтобы она достала ему книжку с самой верхней полки. Полетта обожала подниматься так высоко. А еще она любила запах книг. Изумительную смесь кожи, бумаги и чернил. И еще ей нравилось – когда отец это позволял – помогать покупателям выбирать подходящие для них книги.

Проводя рукой по прикрытому стеклом прилавку, она наслаждалась этими тихими утренними часами сразу после открытия лавки, когда находилась в ней одна. Тогда лавка поистине принадлежала ей одной, и это было ее самое любимое время дня. Полетта купалась в сознании того, что встала первой в доме и занимается книгами. Это давало ей ощущение, что она обогнала всех на свете.

Колокольчик над дверью весело звякнул.

– Доброе утро, мисс Полетта!

Она улыбнулась вошедшему в лавку рыжеволосому юноше.

– Доброе утро, Том. Как дела?

– Прекрасно, как и нынешнее чудесное утро. – Его веснушчатое лицо расплылось в улыбке, и он поставил на прилавок корзинку, прикрытую салфеткой. – Матушка прислала это вам.

– О-о! Я отсюда чувствую аромат! – радостно взвизгнула Полетта. Миссис Олкотт пекла божественное сдобное печенье и знала, что Полетта его обожает. Последние несколько лет Том Олкотт с матерью жили в помещении над книжной лавкой и были в некотором роде сторожами.

Старшая из сестер Гамильтон, Лизетта, спасла Тома с матерью из трущоб Сент-Джайлса и дала им жилье и работу в «Книжной лавке Гамильтона». Это оказалось спасением для всех. И хотя полгода назад Олкотты наконец переехали в один из домов, спроектированных Куинтоном Роксбери, Полетта до сих пор не нашла подходящего квартиранта, так что жилье наверху, где родились и выросли сестры Гамильтон, оставалось свободным.

– Пожалуйста, поблагодари от меня свою матушку, – промолвила Полетта, запуская руку под клетчатую салфетку и извлекая оттуда аппетитное печенье. Ждать она не могла.

– Она знает, как вы их любите.

– Скажи ей от меня спасибо, – улыбнулась Полетта. – Я так без вас скучаю.

– Мы тоже по вас скучаем, но нам очень нравится наш новый дом. К тому же матушка собралась замуж, так что этот дом нам очень подходит.

Полетта кивнула, жуя печенье и наслаждаясь его маслянистой сладостью. Она радовалась за Анну Олкотт, которая выходила замуж после всех прошлых страданий в ее жизни. Зеленщик Джек Харрис был достойным человеком, который сумеет позаботиться о ней и ее сыне. Тринадцатилетний Том в свободное от школы время все еще помогал в книжной лавке.

– Есть сегодня какие-нибудь поручения для меня? – поинтересовался он.

Смахивая крошки с губ, Полетта кивнула:

– Если ты отнесешь этот пакет печатнику, я буду тебе очень признательна. – И она указала на полку около двери.

– И все?

– Пока да. Торопись в школу, а то опоздаешь.

Том был хорошим мальчуганом, и ей не хотелось, чтобы он упустил хоть минуту своего образования.

– Спасибо, мисс Полетта, – сверкнул своей озорной улыбкой Том и, схватив завернутый в коричневую бумагу пакет, направился к двери. – Я занесу его по пути в школу.

– Спасибо, Том. И до свидания.

Снова оставшись в лавке одна, Полетта зашла за прилавок и уселась на высокий стульчик. Ее помощница Лиззи Паркер придет только через час. Полетта взяла из корзинки еще одно печенье, открыла толстую расходную книгу, переплетенную в красную кожу, и посмотрела на длинную колонку цифр.

Дела «Книжной лавки Гамильтона» шли очень хорошо, и Полетта не сомневалась, что в новой лавке все пойдет еще лучше. Она умело сложила цифры в нескольких колонках и аккуратным четким почерком вписала результат. Не думая, она схватила следующее печенье и сунула его в рот. Божественно! Нужно взять себя в руки, а то она съест всю корзинку.

Колокольчик над дверью снова звякнул, и у Полетты перехватило дыхание при виде того, кто вошел в лавку. Деклан Ривз. Его высокая фигура заслонила солнечный свет, и на краткий миг в двери обрисовался силуэт Ривза. Полетта с трудом проглотила последний кусочек печенья.

– Доброе утро.

От его певучего голоса у нее по коже побежали мурашки. Не в силах произнести ни слова, она лишь кивнула и приветствовала его слабой улыбкой. Печенье вдруг приобрело вкус опилок. Полетта заставила себя проглотить его.

– Как приятно снова видеть солнце. Вы со мной согласны, мисс Гамильтон?

– Да, пожалуй. – Она понятия не имела, каким образом ей удалось это выговорить. Ее сердце билось часто-часто. Не зная, что еще сказать, она промолвила: – Еще так рано.

– Я люблю вставать рано, – мягко отозвался он.

– Я тоже.

Наступило неловкое молчание: они молча стояли и глядели друг на друга. Привычная болтовня продавцов книг не шла у нее с языка. В его присутствии она онемела.

Деклан Ривз казался сегодня еще красивее. И выглядел он моложе. Может быть, так казалось из-за утреннего света… Ривз выглядел не таким устрашающим, как в прошлый раз, и, наверное, поэтому она занервничала еще больше. Почему он так скоро вернулся сюда? Всего два дня назад он был в лавке с дочерью!.. Теперь у Полетты появилась тема для разговора.

– Где ваша девочка? – спросила она, поражаясь тому, как нормально звучит ее голос. Она мечтала о глотке прохладной воды…

– Она дома со своей няней.

Его певучий ирландский акцент заставлял ее сердце биться чаще.

– Понравилась ей книга сказок, которую я выбрала для нее?

– Да, большое вам спасибо. Мара ее полюбила. За последние два вечера я прочел ей эти сказки, наверное, раз сто.

Картина того, как он читает сказки своей маленькой дочурке, пронзила сердце.

– Я так рада, – промолвила Полетта. – Вы хотите приобрести для нее еще одну книжку?

– Может быть. – Его изумрудно-зеленые глаза были устремлены на нее. – Но кроме того, я ищу кое-что для себя.

– Вот как…

– Да.

Она попыталась глотнуть, но рот оказался слишком сухим.

– Так что бы вам хотелось?

Глаза Ривза слегка расширились, но он ничего не ответил.

– Хотите походить вдоль полок и подумать?

Его пронзительный взгляд задержался на ней дольше, чем сочли бы приличным большинство людей. Стало жарко щекам, и что-то затрепетало в груди.

– Вас не побеспокоит, если я так и поступлю? – выгнул темную бровь мистер Ривз.

– Нисколько. Бродите по лавке сколько захотите. – Она небрежно махнула рукой, стараясь выглядеть беззаботной. – Если решите, что вам нужна моя помощь, пожалуйста, дайте мне знать.

– Обещаю так и сделать, мисс Гамильтон.

Полетта нерешительно наблюдала, как он повернулся и пошел вдоль одного длинного ряда высоких полок, аккуратно уставленных разнообразными книгами. Он направился к философской литературе. Интересно, подумалось ей.

Она обратила внимание на то, какой он высокий. Он свободно доставал до верха самых высоких полок. И шел он целеустремленно, заложив руки за спину. Это было странно. Обычно так ходят более зрелые люди, а он был молод. Возможно, даже ее ровесник. Она умирала от желания спросить, сколько ему лет, но знала, что это невежливо. Он скрылся из виду, завернув за угол полок в дальнем конце ряда.

Она встряхнулась, удивляясь своей нервозности. Этот человек смущал ее, и она не понимала, почему это происходит. Стремясь успокоиться, она налила в чашку прохладной воды из кувшина и залпом выпила ее.

Снова звякнул колокольчик над дверью, и в лавку вошла стройная молодая девушка в ярко-желтой шляпке на черных волосах.

– Доброе утро, Полетта.

– Привет, Лиззи. – Полетта порадовалась приходу помощницы. Теперь она не одна в лавке с загадочным мистером Ривзом. Полетта улыбнулась. – Ты сегодня рано.

Лиззи Паркер и ее брат Дэниел последние несколько лет помогали в книжной лавке, а недавно Полетта научила Лиззи полностью управляться здесь с делами, чтобы заменить ее, когда откроется новая лавка. Полетте и Колетте придется тогда проводить там все время.

– Такое чудесное утро. Так что я решила пойти пораньше. А-а, вижу, что Том Олкотт уже был здесь с печеньем своей матушки! – Лицо Лиззи озарилось предвкушением.

– Да. И, пожалуйста, убери эту корзинку подальше, прежде чем я все прикончу, – проговорила Полетта, внезапно ощутив, что не сможет проглотить ни кусочка. Как странно, что она растеряла свой аппетит, едва Деклан Ривз перешагнул порог.

– О, я с радостью заберу ее! – И Лиззи взяла корзинку в руки. – Я отнесу ее в заднюю комнату, подкреплюсь, когда стану разбирать все ящики… – Она вдруг заметила высокую фигуру мистера Ривза, блуждавшего между полками, и перешла на шепот: – Кто это?

Полетта не смогла удержаться от взгляда в ту сторону.

– Это джентльмен из Ирландии, который был здесь два дня назад со своей дочерью, – тихо объяснила она, и сердце вновь затрепетало при мысли о Деклане Ривзе. – Он просто смотрит.

– Это я вижу, – прищурилась Лизи. – Тебе не кажется, что еще слишком рано для покупателей?

– Но мы же открыты, – возразила Полетта, хотя думала точно так же, как Лиззи. Хотя они рано открывали лавку, большинство покупателей приходили к ним ближе к полудню. Так что он пришел необычно рано.

Лиззи пожала плечами, подхватила корзинку и направилась в заднюю часть магазина, бросив на ходу:

– Ты знаешь, где я буду.

Присутствие Лиззи успокоило Полетту: теперь она была не одна в лавке. Она окинула лавку взглядом, но Ривз снова скрылся из виду, и Полетта задумалась, какой еще отдел он изучает. Она взяла перо и, обмакнув его в чернильницу, попыталась возобновить подсчеты. Однако ей никак не удавалось сосредоточиться на цифрах в расходной книге. Мысли постоянно возвращались к Деклану Ривзу. Кстати, где он сейчас? Она его не видела. Может быть, он читает какую-нибудь книжку? В лавке было чересчур тихо. Минуты текли. Полетта его не видела и не слышала.

Что же он делал?

Возможно, ему нужна помощь в выборе книги? Расхрабрившись, она решила предложить ему свою помощь. Глубоко вздохнув, Полетта решительно и целеустремленно направилась к тому концу ряда полок, где видела его в последний раз.

Завернув за угол ряда, она замерла на месте, потому что Ривз был там. Чтобы не налететь на него, Полетте пришлось выставить вперед руки и невольно упереться ему в грудь. Ее пальцы легли на черные пуговицы черной куртки Деклана, и она ощутила, как бьется его сердце. Полетта оказалась так близко к нему, что почуяла чистый запах его мыла. Так близко, что могла бы пересчитать нити на ткани его куртки. Уставившись в его широкую грудь, Полетта на мгновение замерла, не в силах шевельнуться. Затем она с усилием запрокинула голову и посмотрела ему в лицо.

Деклан смотрел вниз, на нее, и его красивое лицо выражало смятение.

Ох, прошу прощения!.. – пролепетала она. – Я просто подумала… может быть, вам нужна моя помощь.

В ответ Деклан Ривз заулыбался. Раньше Полетта не видела его улыбки, и от ее красоты у нее перехватило дыхание. Его улыбка потрясла Полетту, ослепила, потому что она совершенно изменила его лицо. Он больше не казался мрачным и устрашающим. Отнюдь! Выражение его лица стало юным и возбужденным, что совершенно очаровало Полетту. Она завороженно смотрела на него. Время словно остановилось. Зелень его глаз была такой яркой и насыщенной, такой прозрачной, без малейшей золотой искорки, нарушавшей чистоту ее цвета. Это было все равно что вглядываться в два идеальных изумруда.

– Да, мне очень хотелось бы этого. – Его низкий мелодичный голос пронзил ее спокойствие.

– Чего бы вам хотелось? – задыхаясь, произнесла она. Только что заданный вопрос совершенно вылетел у нее из памяти. Их взоры все еще оставались сомкнутыми, а ее ладони фамильярно лежали у него на груди, и тепло его тела проникало сквозь них, текло в предплечья, согревая все ее существо.

– Да, я хочу, чтобы вы мне помогли, – повторил он.

– Разумеется. – Она не шевелилась и боялась вздохнуть. Ее взгляд не двигался, и странная связь между ними усиливалась.

Обаятельная улыбка сошла с его лица, сменившись выражением тоски и томления. Полетта внезапно поняла, что они говорят не о книгах, а о чем-то совершенно ином. Деклан Ривз был одинок и страдал, душа его изболелась. Его глаза полнились мукой, мучительная боль отражалась на лице.

Склонив к Полетте голову, он прошептал:

– Так вы мне поможете?

В его голосе звучали боль и просьба, умоляя о чем-то большем, чем помощь в выборе книг, и сердце Полетты пропустило очередной удар. Он нуждался в ней. Чего бы он ни захотел, в чем бы ни нуждался, в эту минуту она готова была отдать ему все. Не колеблясь, она ответила «да», зная, что соглашается на что-то, чему нет названия.

Он склонил к ней голову и теперь находился достаточно близко, чтобы поцеловать ее, так близко, что Полетта ощутила его дыхание на своей щеке.

Чувствуя невероятную слабость и дрожь в коленках, она, чтобы не упасть, крепко вцепилась в его куртку. Он ведь не станет целовать ее в самом деле… не так ли? Полетта уставилась на его полные губы, которые находились в опасной и чудесной близости от ее губ.

Время замерло, застыло вокруг них, обволокло коконом, окружая особым собственным миром.

А затем он с медленной решимостью нагнул голову и поцеловал Полетту, а его мускулистые руки обняли ее плечи и притянули к себе.

Его рот, теплый и нежный, накрыл ее губы, и Полетта растаяла от этого интимного прикосновения. С проснувшейся женственностью, заполнившей все ее существо, она прильнула к нему, в поисках более тесной близости.

Этот ирландец, этот почти что незнакомец, которого она видела до этого всего один раз, целовал ее. Полетта еще никогда ни с кем не целовалась! Никогда не встречала никого, с кем бы ей хотелось поцеловаться. А теперь… теперь она позволяла этому едва знакомому джентльмену целовать себя!

Это было божественно: находиться в его объятиях… принимать его поцелуи…

Ей следовало удивиться этому, быть ошеломленной, даже возмущенной. Но, как ни странно, поцелуй Деклана был не совсем неожиданным. Где-то в подсознании она думала об этом с самого первого момента их встречи. И это было для нее самым удивительным ощущением.

А теперь…

Теперь ее захлестывали жгучие желания, сотрясавшие душу и тело. Его истинно мужской запах заполнял ее ноздри, от чего голова шла кругом. Гладкость его свежевыбритых щек на ее коже рассылала волны жара по всем ее жилам. Его сильные руки держали ее так крепко и уютно, что у Полетты появилось ощущение, будто с ней больше никогда не случится ничего плохого. В его объятиях она чувствовала себя в полной безопасности… А его рот… О боже! Его рот!.. Теплый и нежный – и одновременно требовательный… Его губы скользили по ее губам поначалу ласково, а затем все настойчивее. Все требовательнее. Ее рот приоткрылся в невольном приглашении, и его жаркий язык проник внутрь. В ней стало расцветать медленное вальяжное томление, разливаясь по всему телу растаявшим медом.

Полетта не понимала, что с ней происходит, но ей было все равно. Она знала лишь то, что не хочет, чтобы Деклан Ривз прекратил ее целовать.

А он не останавливался.

Прильнув губами к его рту, она ощущала, что поглощает его, как и он поглощал ее. Это было восхитительно. Пронзительное жгучее томление продолжало нарастать… Томительное влечение к нему. Жажда чего-то большего. Она жаждала раствориться в нем.

Как в тумане услышала она звук дверного колокольчика, но не хотела прерывать волшебство поцелуев Деклана Ривза.

– Полетта!

С величайшей нежностью и огромной неохотой он отпустил ее.

– Ты и есть Полетта? – мягко спросил он, щекоча своим жарким дыханием ее ушко.

Она и есть Полетта? Святые небеса! Он даже не знал ее имени! Она покраснела, щеки запылали. Она смогла лишь кивнуть.

– Тебя кто-то зовет, девочка.

– Это моя сестра, – с трудом пролепетала она, сгорая от стыда при мысли, что Колетта могла застать ее в такой ситуации.

– Тогда иди к ней, – нежно улыбнулся Ривз.

Едва оправившись от его улыбки, от его поцелуя, она убрала руки с его груди. На дрожащих ногах она повернулась и направилась в переднюю часть лавки, потрясенная тем, что с ней произошло.

– А-а, вот ты где, – промолвила Колетта, проглядывая расходную книгу, лежащую на конторке. – Ты сегодня ушла из дому раньше, чем я смогла поймать тебя. Я ненадолго. Теперь лихорадка у Саймона. Только-только поправился Филипп, как Саймон свалился с той же болезнью! Так что давай скорее просмотрим эти цифры, пока я здесь. – Она внезапно замолчала и с озадаченным видом уставилась на сестру. – Полетта, что с тобой такое?

Рука Полетты невольно метнулась к щеке, кожа которой обожгла ей пальцы. Неужели все так заметно? Неужто сестра сможет догадаться, что она целовалась за книжными полками с совершенно незнакомым человеком? Неужто у нее такой растрепанный вид?

Полетта не могла понять, что на нее нашло, чтобы так себя вести. Никогда раньше не вела она себя таким скандальным образом! Как она позволила этому ирландцу целовать ее, когда он даже не знал ее имени?! А он, если вспомнить, даже не извинился за такое обращение.

– Ничего такого, – просипела она, пытаясь сообразить, как долго удастся ей сохранить происшедшее в секрете. Если бы Ривз, который только что зацеловал ее до бесчувствия, не находился рядом, она, вероятно, выпалила бы все сестре. – А почему ты спрашиваешь?

– У тебя какое-то странное выражение лица. Словно ты увидела… О-о-о! Доброе утро, сэр. Простите, я не поняла, что у нас здесь уже посетитель. – Нахмурившись, Колетта смотрела, как мистер Ривз выходит из-за полок. Ее взгляд подозрительно метнулся к Полетте.

– Доброе утро, мадам, – непринужденно произнес Деклан. – Мисс Гамильтон помогала выбрать книжку для моей дочери.

– О, понимаю, – пробормотала Колетта, явно не понимая, что произошло между ними.

Полетта едва сумела выдавить представления:

– Колетта, это мистер Деклан Ривз из Ирландии. Мистер Ривз, это моя сестра Колетта, маркиза Стэнклиф.

– Очень приятно, леди Стэнклиф. Боюсь, я не представился вашей сестре как полагается. Я граф Кэмелмор.

И снова взгляд Колетты сверкнул, переходя с одного на другого.

Полетта затаила дыхание. Сможет Колетта догадаться, что они только что целовались? Она мысленно воззвала к Небесам, чтобы этого не произошло. И с каких это пор он стал лордом Кэмелмором? Почему он так не назвал себя два дня назад? А вместо этого представился просто мистером Ривзом? Не человек, а сплошная тайна!

– Очень приятно, лорд Кэмелмор. – Колетта слегка наклонила голову. – Полагаю, моя сестра сумела помочь вам найти то, что вы хотели?

– Да, сумела. – Мистер Ривз смотрел на обеих, но при этих словах взгляд его задержался на Полетте. – Могу ли я заметить, что в вас сразу можно признать сестер? Вы поразительно похожи!

Если бы Полетта получала плату всякий раз, как кто-нибудь замечал, насколько все сестры похожи, у нее была бы уже куча денег. Ее не уставало поражать, что люди удивляются их сходству. Разумеется, они походили друг на друга! В конце концов, они же были родными! Встречая тех, кто не знал их семью, она с удовольствием наблюдала за их реакцией, когда знакомила с очередной представительницей семьи Гамильтон. Но Полетта еще не пришла в себя для разговоров, так что Колетте пришлось взять рассказ об этом на себя:

– Кроме нас, есть еще три сестры, лорд Кэмелмор.

– Вас пятеро? – поразился он. – Пятеро? И все девочки?

Они обе кивнули, привычные к подобным вопросам об их семье.

Полетте всего-навсего хотелось, чтобы наконец прекратилось головокружение и исчез спазм в горле. Она смотрела на стоящего перед ними мистера Ривза. Он действительно был необычайно хорош собой, вот только к нему вернулся мрачный и угрюмый вид. Как ему удавалось так менять выражение лица? Неужели всего минуту назад она позволила целовать себя до бесчувствия? А теперь, спустя какие-то мгновения, он любезно разговаривал с ее сестрой.

– И вы все так поразительно похожи друг на друга? – расспрашивал он.

– Более или менее, – махнула рукой Колетта.

Он казался заинтригованным.

– А это явно ваша фамильная лавка. Вы работаете здесь все вместе?

– Да… Когда есть время. – Но Колетта больше была заинтересована в том, чтобы узнать побольше о нем, чем в обсуждении сестер. – Мне кажется, что я уже слышала где-то ваше имя, лорд Кэмелмор, но не могу припомнить, где именно.

– Сомневаюсь, что вы могли где-либо слышать обо мне, – отвечал он. – Я приехал из Ирландии лишь на прошлой неделе.

Колетта окинула его оценивающим взглядом.

– Как я поняла, у вас есть дочь?

– Да, – ответил Деклан. – Ей четыре года. Ваша сестра видела ее в наше прошлое посещение и помогла найти для нее книжку. А у вас есть дети, леди Стэнклиф?

Лицо Колетты озарила гордая улыбка.

– Да, у меня два сына. Филиппу – пять, а Саймону – два с половиной.

Полетта с удивлением услышала, как Деклан Ривз ловко перевел разговор с себя на воспитание детей вообще и как легко откликнулась на это Колетта. Полетте же хотелось, чтобы сестра продолжала задавать ему вопросы: она хотела побольше узнать о нем самом. Тем более что она отлично знала, почему его имя показалось сестре знакомым. Она помнила, что сестра услышала имя мистера Ривза за столом, и ждала, когда вспомнит об этом Колетта. Это было за ужином, после того как Полетта рассказала о его визите в лавку. Люсьен вспомнил, что читал о нем в газете и что мистера Ривза подозревают в смерти жены. Вновь по спине пробежали мурашки, но теперь совсем иного рода.

Неудивительно, что он перевел разговор с себя на другую тему. Полетта продолжала разглядывать его, задумавшись, мог ли этот человек убить жену. Хотя он выглядел несколько зловеще, Полетта не могла примирить образ отца, так нежно заботившегося о дочери, с человеком, способным на убийство. На ее взгляд, это было бессмыслицей.

А вот как насчет того, что она минуту назад целовалась с убийцей? Ее сердце забилось сильнее, когда она внимательно разглядывала стоявшего перед ней красивого джентльмена.

– Полетта?

Вздрогнув от звука собственного имени, Полетта моргнула и посмотрела на сестру.

Колетта с тревогой глядела на нее.

– Полетта, лорд Кэмелмор задал тебе вопрос.

Чувствуя себя полной дурочкой, Полетта вновь перевела взор на Деклана Ривза. О чем он ее спросил?

– Мне очень жаль. Прошу меня извинить, но я, кажется, отвлеклась и не услышала того, что вы только что сказали.

– Я лишь спросил, не поможете ли вы мне выбрать другую книжку для Мары.

– О да, конечно, – ответила она, благодарная, что может заняться привычным делом. С этим она как-нибудь справится. – Давайте пройдем к детской литературе.

Весь путь туда, который она проделала вместе с Декланом, Полетта ощущала на себе взгляд сестры, благословляя Небеса, что Колетта не умеет читать мысли.