Прочитайте онлайн Искушение ирландца | Глава 29 Сюрпризы

Читать книгу Искушение ирландца
3618+4377
  • Автор:
  • Перевёл: Елена Ф. Левина

Глава 29

Сюрпризы

Деклан в миллионный раз мерил шагами маленькую камеру. Он уже несколько дней был узником и чувствовал, что, если вскоре не выйдет на свободу, сойдет с ума. Перед его глазами были только эти белые оштукатуренные стены, и он терзался отчаянной тревогой. Хотя его адвокат, мистер Себастьян Вудз убеждал, что это всего лишь вопрос дней и его обязательно выпустят на свободу, Деклан начал в этом сомневаться.

Прошло уже слишком много времени.

Единственной положительной нотой было то, что его содержали не в печально известной тюрьме Килмэнхэм. Из-за его богатства и титула, а также из-за щепетильности дела магистрат отнесся к нему особо, и он был заключен в относительно роскошном здании неподалеку от «Четырех Судов». Ему доставляли пристойную еду, обеспечивали газетами и даже предоставили письменный стол. Тот факт, что в комнате лишь одно маленькое окошко и вооруженный стражник за запертой дверью, не давал ему забыть, что он находится в камере. Деклан не мог выйти, пока его не освободят.

Он чувствовал себя абсолютно беспомощным, а тревога за Мару терзала его душу день и ночь. Дочка наверняка пребывает вне себя от страха из-за его внезапного исчезновения. Он даже не смог объяснить ей, что скоро вернется, или попрощаться как следует. С ее детской точки зрения, отец просто внезапно исчез. Он надеялся, что миссис Мартин смогла ее успокоить и сказать, что он скоро вернется. Единственным утешением было то, что она находится в Кэмелморе с кузеном Джеральдом, а не с Деирдр и Эдейн Райан.

Однако это принесло другую тревогу. Что-то в поведении Джеральда беспокоило Деклана. Ему совсем не хотелось подозревать единственного родича в жадности, но Деклану крайне не понравилось, что Джеральд и его жена буквально завладели Кэмелмор-Мэнором. Элис знала, что за Декланом придут власти, а Джеральд ничуть не взволновался, когда ночью схватили и увезли его кузена.

За последний год или около того Деклан выкинул из головы некоторые вещи, которые Джеральд говорил и делал ранее, приписывая их собственному горю от смерти Маргарет. Деклан просто не хотел верить, что единственный человек, которому он доверял и с кем всю жизнь делился переживаниями, действительно мог желать ему вреда. Это невозможно!

Или возможно?!

Он попросил Джеральда присмотреть за имением, пока будет в Лондоне, совершенно не предполагая, что тот переселится в Кэмелмор, тем более в его личные комнаты, и станет управлять имением как своим собственным. Его кузен многое приобретет, если Деклан будет навсегда устранен с пути. Если Деклана посадят в тюрьму или повесят за убийство, Джеральд станет графом Кэмелмором, унаследует титул, состояние и земли. Джеральд никогда раньше не выказывал желания обладать всем этим, однако роскошный прием, который он устроил в Кэмелморе, его безразличие к аресту Деклана заставили Ривза пересмотреть свои взгляды на амбиции кузена.

Он припоминал это виноватое выражение на лице Джеральда, когда они с Марой приехали.

Элис явно каким-то образом оповестила власти о приезде Деклана, чтобы его арестовали той же ночью. Его предала собственная семья в его же собственном доме.

А еще в его жизни была Полетта!

Полетта, боже!.. Как он хотел снова держать ее в объятиях! Казалось, века прошли с той поры, как он целовал ее! Он ужасно сожалел о том последнем разговоре в книжной лавке. Что они друг другу наговорили!.. Она наверняка была расстроена сложившейся ситуацией и беспокоилась о ребенке… Чем больше он размышлял об этом, тем больше ему хотелось назвать Полетту своей женой, создать с ней семью. Он любил в ней все. И Мара ее тоже любила. Он жалел, что покинул Лондон, не повидавшись с Полеттой, не попрощавшись. В тот же час, как его задержали, он написал ей письмо, объясняя, что случилось и как он по ней тоскует. Но ответа от нее пока не было.

Так что он ждал. Одинокий. Беспомощный. Сердитый.

Поворот ключа в замке заставил Деклана остановить метания по камере и повернуться лицом к двери. Приехал мистер Вудз, и в Деклане проснулась надежда на хорошие вести.

Высокий, несколько угловатый адвокат уселся в одно из кресел крохотной комнатки. Проведя ладонью по пышной белокурой гриве, мистер Вудз ухмыльнулся:

– Полагаю, милорд, сегодня вы будете очень счастливы.

– Я свободен? – Деклан затаил дыхание.

– Вы свободный человек, – провозгласил Себастьян Вудз. – Внизу вас ждет экипаж.

Деклан не мог скрыть радости, его захлестнул восторг. Наконец-то он может идти куда хочет. Он велит сразу отвезти его в Кэмелмор-Мэнор. Он должен сейчас же увидеть Мару. А потом он отправится в Лондон и как можно скорее женится на Полетте Гамильтон.

– Оказывается, у вас имеются очень влиятельные друзья, которые ради вас подняли все связи, милорд. Мне было велено прямо отсюда отвезти вас по этому адресу. – Себастьян Вудз протянул Деклану листок бумаги.

Деклан недоуменно выгнул брови. Кто-то поднял ради него свои связи? Влиятельные друзья? Почти все, кого он знал в Ирландии, считали его виновным, а бывшие друзья отвернулись от него. Он понятия не имел, о ком говорит его адвокат.

– Кто велел?

– Я не знаю. Думал, вы мне расскажете. Я получил утром письмо. В нем были бумаги о вашем освобождении и инструкция привезти вас в этот дом. Все обвинения против вас сняты. Но это все, что я знаю. Кто-то очень хотел вас освободить и имел достаточно влияния, чтобы сделать это.

– С меня сняты обвинения? Вот так просто? – Деклан едва мог в это поверить. Минуту назад он размышлял о перспективе провести жизнь в тюрьме или закончить ее на виселице… если не докажет свою невиновность. А теперь все закончилось. Облегчение затопило его бурной волной.

– Да. Полностью. Все наконец кончилось, – удовлетворенно кивнул адвокат. – Вы свободны.

Не желая копаться в причинах нежданного везения, Деклан готов был отложить все вопросы на потом. Сию минуту ему хотелось только выйти из этой злосчастной каморки. Он впервые за много дней улыбнулся:

– Что ж, поехали.

После десятиминутной поездки они прибыли по адресу. Это оказался хорошенький домик в элегантной части Дублина.

– Вы знаете, кто здесь живет? – спросил Себастьян Вудз, когда экипаж остановился.

– Понятия не имею. Видимо, я знаю ровно столько же, сколько и вы. – Деклан выскочил из экипажа и взбежал по ступенькам. Вудз следовал за ним по пятам. Прежде чем Деклан успел постучать, дверь открыл дворецкий, который их явно ждал, и торжественно приветствовал. Дворецкий провел Деклана в маленький кабинет, предложив адвокату подождать в гостиной.

Деклан окинул взглядом комнату, размышляя, кому она принадлежит. С каждой секундой он становился все напряженнее и нетерпеливее. Уставший от вечного ожидания последних недель, он решительно направился к двери, готовый уйти. К счастью, она была не заперта. Он распахнул дверь…

И перед ним оказалась она.

Полетта Гамильтон, еще красивее, чем рисовала ему память. Всякий его гнев мгновенно испарился. Ошеломленный, удивленный Деклан молча смотрел на нее. И не верил своим глазам.

– Деклан! – воскликнула она и сразу оказалась в его объятиях.

Он крепко прижимал ее к себе, с трудом веря, что она действительно здесь, с ним. Он взял ее лицо в ладони и страстно поцеловал. Ее сладкие губы были для него как дождь после засухи.

– Что, ради всего святого, ты здесь делаешь, девочка? – наконец произнес он, глядя в ее сияющие голубые глаза.

– Я приехала увидеться с тобой.

Он рассмеялся и поцеловал ее снова, все еще растерянный, но полный восторга, что она с ним.

– Я не понимаю. Как ты очутилась в Дублине? Чей это дом? Как тебе удалось освободить меня?

Она улыбнулась, обвив его шею руками.

– Разве ты не знал, что я все сделаю, чтобы найти тебя?

Деклан потянул ее обратно в кабинет и закрыл за ними дверь. Там снова крепко и глубоко поцеловал ее. Их губы слились, языки сплелись. Боже, как он по ней соскучился!

Наконец он выпустил ее из объятий и только спросил:

– Как?

Полетта была не в силах оторваться от него, но начала объяснять:

– Я приплыла на корабле с Джульеттой и ее мужем Харрисоном, как только получила твою записку о том, что ты поехал в Ирландию. Когда узнала, что ты арестован, я обратилась за помощью к Люсьену и Джеффри. Они сделали все, что могли, чтобы тебя освободили, потому что знакомы с очень влиятельными людьми. А дом этот принадлежит приятелю Люсьена, он одолжил его нам.

Потрясенный Деклан недоверчиво покачал головой:

– Спасибо тебе, Полетта. Я не знаю, что еще сказать. Только что люблю тебя больше, чем ты можешь себе представить.

Ее глаза наполнились слезами.

– Я люблю тебя, Деклан, и очень сожалею о том, что наговорила тебе в тот день в книжной лавке. Я не хотела тебя обидеть. И сожалею, что сама не рассказала тебе о ребенке, и прошу прощения за то…

– Прекрати, – прервал он ее. – Тебе не за что просить прощения, девочка. Я люблю тебя, Полетта Гамильтон, и хочу на тебе жениться, будет у тебя ребенок или нет. То, что ребенок есть, заставляет меня любить тебя еще больше. – И он поцеловал ее, чтобы подкрепить свои слова. – Я сейчас не могу думать больше ни о ком, кроме тебя и Мары. Я должен поехать в Кэмелмор и забрать ее.

Полетта торжествующе улыбнулась. Ее голубые глаза сверкали.

– О, но я уже сделала это.

Он остолбенел.

– Что?

– Я поехала в Кэмелмор-Мэнор в первый же день по приезде в Дублин и забрала Мару к себе. Она здесь, в этом доме. Наверху, в детской. И рвется поскорее увидеть тебя. Она очень по тебе тосковала.

Мара в безопасности! Она здесь, с Полеттой. По его телу прокатилось облегчение. Он изумленно смотрел на Полетту. Нет на свете женщины совершенней! Тронутый до глубины души, онемев от волнения, от того, что она сделала, чтобы ему помочь, он мог только молча смотреть на нее.

– Спасибо, – наконец с трудом прошептал он, а потом смог только поцеловать ее.

– Пошли, посмотришь на нее. – Полетта круто повернулась к двери.

Деклан остановил ее и снова притянул в объятия.

– Если бы я не любил тебя до того, как узнал, что ты спасла Мару, то теперь бы я понял, что буду любить тебя до конца жизни. – Он принялся снова целовать ее, и целовал до тех пор, пока оба не задрожали. Тогда он усмехнулся: – А теперь пойдем к Маре.

Вслед за Полеттой он поднялся по лестнице на третий этаж, где располагалась очень милая детская. Две маленькие девочки играли на полу среди моря кукол. Деклан сразу увидел Мару. Ее золотые локоны рассыпались по плечам. Напротив нее сидела темноволосая девочка, в которой он узнал племянницу Полетты, Сару. Девочки смеялись и болтали. Деклан замер от удивления, осознав, что Мара говорит. Он бросил взгляд на Полетту, та утвердительно кивнула. Щебет звонких детских голосов, такой милый и обычный, заворожил его.

– Мара, дорогая, – позвал он.

Едва услышав его голос, Мара вскочила. А потом Деклан услышал самые милые слова на свете.

– Папа! – Мара побежала ему навстречу. – Папа дома!

Он подхватил ее на руки и закружил. Глаза переполнились слезами. Его дочка разговаривала! Она снова говорила. Больше он ни о чем думать не мог. Она здесь, в безопасности, в его объятиях.

– Мара, дорогая, я так по тебе скучал!

– Я тоже очень скучала по тебе, папа!

– Ты была хорошей девочкой?

Она кивнула, и ее личико стало серьезным.

– Да, и очень храброй.

– Не сомневаюсь и благодарю за то, что ты была храброй ради меня.

Мара прижалась лбом к его лбу.

– Папа, не уходи больше.

– Никогда. – Он крепко прижал ее к себе. – Никогда, любимая.

С другого конца комнаты раздался призыв Сары:

– Мара, возвращайся играть.

– Хочешь поиграть с нами? – лучезарно улыбнулась отцу Мара.

– Мне бы очень этого хотелось, дорогая, но сначала мне нужно обсудить некоторые важные вещи с мисс Гамильтон. – Деклан бережно поставил ее на пол. – А ты продолжай играть.

Зеленые глаза Мары тревожно глядели на него.

– Ты не уйдешь?

– Только с тобой, – пообещал он дочери.

Мара снова кивнула и заторопилась к Саре и куклам.

Деклан повернулся к Полетте, сияя от счастья.

– Она разговаривает. Я не могу в это поверить.

– Это и правда замечательно! – заулыбалась Полетта. – Миссис Мартин говорит, что первые слова она произнесла в ту ночь, когда тебя забрали. Она звала тебя.

Он подумал, как всячески оберегал и успокаивал дочь в надежде, что она снова заговорит. Но слова нашлись, как только забрали отца. В любом случае было огромным облегчением знать, что Мара в безопасности и снова с ним.

– А где миссис Мартин?

– Она тоже здесь, – прошептала Полетта. – Она такая замечательная. И отлично заботилась о Маре, когда тебя не было. Хотя твой кузен ее уволил. В ту же ночь они уволили и Хоббса, и мы не знали, куда он делся. Однако вчера мы нашли его и он тоже здесь. Когда я услышала, что Джеральд собирается отправить Мару жить с сестрами Маргарет, велела, чтобы миссис Мартин и Мара выбрались из дома под покровом темноты, и мы забрали их в Дублин.

В доме Деклана творилось что-то совсем неладное, о чем он и не догадывался. Сердце упало при лишнем подтверждении, что причиной тому был Джерадьд.

– Значит, все это натворил Джеральд?

Полетта, нахмурившись, положила руку ему на плечо и вывела из детской.

– Пойдем присоединимся к остальным, и мы расскажем все, что узнали.

– К остальным? – поинтересовался он.

– Да, – ответила Полетта, направляясь к лестнице. – Джульетта, Харрисон, Джеффри Аддингтон и твой адвокат. Они ждут нас внизу, в гостиной. У нас есть новости для тебя.

Он остановил ее и притянул в объятия. Полетта выглядела такой красивой в темно-зеленом платье. Фигура ее несколько пополнела, белая кожа сияла.

– Полетта Гамильтон, ты потрясающая женщина. И я люблю тебя. Не знаю, как благодарить тебя за все, что ты сделала.

Она поднялась на цыпочки и поцеловала его.

– Тебе не надо меня благодарить. Я люблю тебя и Мару. Я все для вас сделаю. А теперь пойдем.

Рука об руку они спустились по лестнице и прошли в гостиную. Семья Полетты приветствовала Деклана. Они все сидели вокруг стола и обсуждали подробности дела с Себастьяном Вудзом.

Деклан уже понял, как много сделала ее семья для его освобождения. Судя по всему, и отец лорда Аддингтона, могущественный герцог, тоже повлиял на развитие событий. Несомненно, и участие Люсьена Синклэра, маркиза Стэнклифа, в совокупности с сильной защитой Себастьяна Вудза, представленной суду, сделали свое дело. Деклана Ривза больше не считали причастным к смерти жены.

– Самым серьезным доказательством против вас, Деклан, были ваши собственные слова, – сказал Себастьян. – Несколько слуг той ночью слышали, как вы говорили, что убьете Маргарет.

Все взгляды обратились на него, и Деклан по очереди посмотрел в глаза каждому. Любопытствующие глаза Джульетты и Харрисона Флеминга, подозрительные – Джеффри Аддингтона. Но теми, что волновали его больше всего, были глаза Полетты, и именно к ней Деклан обратился. В этих голубых глазах читались доверие и честность, и это наполнило его сердце надеждой.

– Да, я это сказал. Я той ночью был зол – достаточно зол, чтобы произнести эти слова, но не настолько, чтобы ее убить. Я обозвал ее многими словами, которых она заслуживала, но когда я покидал ее спальню, она была жива и кричала мне вслед ругательства. Потом я пошел в свою спальню и напился до бесчувствия. Следующее, что я помню, – это дом в огне.

– Выглядит все так, словно вас подставили, – задумчиво произнес Харрисон Флеминг. – Вы злитесь, вы угрожаете ей, и ваши угрозы сбываются.

– Возможно, вы правы, – медленно проговорил Деклан. – Все знали, что наш брак не был счастливым.

– Что ж, вернемся к доказательствам, – сказал Себастьян Вудз. – Мы знаем, что огонь был зажжен намеренно, а не случайно. Кто-то устроил поджог. Никто не может доказать, что дом подожгли вы, милорд. Так же как никто не может доказать, что вы этого не делали.

В комнате стало тихо.

Себастьян Вудз продолжал:

– Обвинения против вас сняты, но слухи и подозрения будут ползти, пока мы не выясним, кого винить.

– Семья Маргарет меня ненавидит. Я не сомневаюсь, что слухи и подозрения распускают они, – промолвил Деклан. – Меня было легко обвинить.

– Кому выгоднее всего обвинять вас? – спросил Джеффри.

Деклан медленно заговорил:

– Мой кузен Джеральд унаследует все, но мне ненавистна мысль, что это затеял он. Его в ту ночь не было в Голуэе и…

От последующих слов Полетты по коже пробежал мороз.

– Я знаю, что твой кузен имеет какое-то отношение к пожару.

Желудок сжался холодом. Деклан не хотел верить в вину Джеральда, в то, что тот предал его таким жутким способом.

Полетта продолжала:

– Когда мы были в Кэмелмор-Мэноре, я случайно подслушала один разговор…

– Ты случайно подслушала? – Джульетта ехидно выгнула бровь.

– Ладно, признаюсь, – обреченно вздохнула Полетта, – я подслушивала под дверью намеренно. Я расслышала, как ссорятся Джеральд и Элис, поэтому решила подслушать. Они сказали что-то о той ночи. Я подумала, это очень странно…

– Что они говорили? – спросил Деклан, неуверенный, что хочет это знать.

– Сначала они ссорились, потому что Элис бесстыдно флиртовала с Джеффри.

Джульетта расхохоталась и закатила глаза.

– Конечно, флиртовала.

Джеффри усмехнулся и беспомощно пожал плечами:

– Я узнал довольно много полезной информации. Она дама умная и честолюбивая. Мужа она не любит и вышла за него из-за перспективы стать графиней Кэмелмор.

Полетта кивнула:

– Да. Они говорили, что Джеральд скоро станет графом Кэмелмором и как все у них хорошо пошло с ночи пожара, если только… никто не обнаружит…

– Если только никто не обнаружит что? – Джульетта задала вопрос, который горел на губах у всех.

– Что они были там в ночь пожара, Деклан. В том доме в Голуэе. Именно эта последняя часть разговора меня и перепугала. – Полетта перевела дыхание. – Они сказали, что никто ничего не обнаружит, потому что… ребенок все еще не говорит.

В комнате повисла мертвая тишина.

Комок в желудке Деклана превратился в льдину страха. Его дочь что-то видела в ночь пожара. Словно зрелище горящей матери было недостаточно жутким.

Возможно, Мара видела там Джеральда? Или Элис? Или их обоих? Возможно, они угрозами запретили ей говорить? Может, это и было причиной, по которой его дочь молчала целый год? Деклана затошнило.

– Господи, тогда все проясняется.

Полетта взяла его за руку.

– Но теперь Мара говорит, – прошептала она.

– Нам все равно нужны доказательства, – подчеркнул Себастьян Вудз. – Нам нужно что-то более существенное, чем подслушанный разговор и слова травмированного ребенка. Доказательства против вас были весьма туманными, милорд, но и доказательства против вашего кузена столь же невнятны.

– Тогда я найду существенные, – процедил сквозь зубы разгневанный Деклан. Чего стоила его дочери жадность кузена!..

– Я уверена, что в этом замешан Джеральд, – с тревогой повторила Полетта.

– Завтра утром мы все отправимся в Кэмелмор-Мэнор и встретимся с Джеральдом и Элис лицом к лицу. Они еще не знают, что меня освободили. Давайте преподнесем им сюрприз и застигнем их врасплох.