Прочитайте онлайн Искушение ирландца | Глава 28 Противники

Читать книгу Искушение ирландца
3618+3994
  • Автор:
  • Перевёл: Елена Ф. Левина
  • Язык: ru

Глава 28

Противники

Полетта ошеломленно смотрела на массивный особняк, который Деклан называл своим домом. Кэмелмор-Мэнор стоял посреди необъятных зеленых просторов. Его сложенные из гранита и известняка стены сочетали высокую арку портика с аркадами по обе стороны, поддерживающими квадратные башни, увенчанные резными гребнями. Массивное строение располагалось по обе стороны от входа, а дополнявшая их итальянская колоннада вела к конюшням. Прямая и длинная подъездная аллея подходила к большому внутреннему двору, где и остановился экипаж, доставивший сюда Полетту и Джеффри Аддингтона.

Джеффри тихонько присвистнул.

– Вот это да. Хорошенько рассмотри свой будущий дом, леди Кэмелмор. – Он многозначительно глянул на нее. – Вполне вероятно, ты носишь сына и наследника всего этого.

– Я пока еще не леди Кэмелмор. – Рука Полетты невольно легла на живот, словно защищая находившегося там ребенка. Сердце ее бурно забилось при мысли, что их дитя будет жить в таком великолепном здании. – Когда я его встретила, он был всего лишь мистером Ривзом, красивым вдовцом из Ирландии. Откуда было мне знать, что существует все это? Я понятия не имела, во что ввязываюсь, – растерянно покачала головой Полетта. Любопытно, что найдет она в стенах Кэмелмор-Мэнора?

Она вспомнила слова Деклана о том, что в его отсутствие за поместьем присматривает кузен. По сведениям, добытым Джеффри и Люсьеном, этот кузен, Джеральд О’Рорк, и его жена Элис сейчас проживали в Кэмелмор-Мэноре. Еще находясь на корабле, Полетта познакомилась с некоторыми фактами из истории семьи Деклана, а также узнала о семье его покойной жены. Полетта тщательно изучила переданные ей бумаги по делу Кэмелмора.

Погода во время морского перехода по Ирландскому морю была отменная, море спокойное, так что Полетта легко перенесла дорогу. Она боялась, что утренняя тошнота сделает это невыносимым, однако морское путешествие укрепило и успокоило ее. К ней не только вернулся аппетит, но и тошнота почти прошла. К сожалению, этого нельзя было сказать о бедном Джеффри, который провел весь рейс в каюте, терзаемый ужасной морской болезнью. Капитан Флеминг утверждал, что давно не видел ничего подобного. Джеффри чувствовал себя так плохо, что Полетта даже не решилась его поддразнивать. Она еще больше полюбила Джеффри за то, что он отправился в путешествие ради нее, несмотря на отвращение к морским поездкам.

Когда они наконец причалили, Джульетта и Харрисон решили, что им вместе с Сарой лучше остаться в Дублине, пока не получат новых сведений. А Полетта и Джеффри продолжат путь в Кэмелмор-Мэнор. Кроме желания свидеться с Декланом Полетта считала первоочередным делом увидеть Мару и удостовериться, что о ней хорошо заботятся. Ее отец находился в заключении, и это должно было напугать бедного ребенка и заставить жестоко страдать из-за разлуки с ним. Полетта знала, что Деклан отчаянно беспокоится о дочери. Она не станет встречаться с ним, пока не сможет сказать, что Мара в безопасности.

Полетта глубоко вздохнула, когда ливрейные лакеи Кэмелмора помогли ей выйти из экипажа. Гости представились дворецкому, почтенному джентльмену без единого волоска на голове, который и проводил их в главный салон, где, как было сказано, к ним скоро должен был присоединиться кузен Деклана.

Слишком обеспокоенная, чтобы сидеть неподвижно, Полетта стала бродить по на удивление вычурно обставленной комнате, разглядывая портреты на стенах, элегантные вазы и фарфоровые статуэтки. Ее шаги эхом разносились по отделанной в синих тонах гостиной с высоченным потолком и беломраморным полом.

Трудно было представить, как Деклан рос в этом холодном доме… один, без братьев или сестер. Его родители умерли, когда он был совсем маленьким, воспитывали мальчика гувернантки и учителя. Единственным кровным родственником был кузен, Джеральд О’Рорк. Полетта приехала сюда, чтобы встретиться с этим кузеном и узнать, чем можно помочь Деклану, однако ощущала неловкость, не зная, как представить себя и Джеффри Аддингтона семье Деклана.

– Этот дом похож на музей, – с отвращением пробормотал Джеффри.

– Он очень отличается от поместья твоего отца? – прошептала Полетта. Непонятно, почему ей хотелось говорить шепотом.

– Да нет, – небрежно пожал плечами Джеффри. – Отцовский дом тоже похож на холодный музей, потому я там и не живу.

Всем было известно, что отцом Джеффри был могущественный герцог Ратмор, человек богатый и импозантный. Но жена герцога не была матерью Джеффри. Так что, хотя его воспитывали, как единственного сына герцога, в роскоши и привилегиях, Джеффри никогда не мог унаследовать титул отца, так как родился вне брака.

– Я тоже не могу себе представить, что ты живешь в таком доме, – сказала Полетта. Она вообще не могла себе представить любого ребенка, который бы жил здесь счастливо. Ее ребенка в том числе.

– Добрый день и добро пожаловать в Кэмелмор-Мэнор.

В салон вошла очень хорошенькая темноволосая леди, одетая в модное темно-вишневое платье. Она остановилась в дверях и приняла позу королевы, снисходящей до подданных.

Полетта и Джеффри обменялись заинтересованными взглядами и подошли к ней поздороваться.

– Я Элис О’Рорк, кузина Деклана. А вы, наверное, мисс Гамильтон? – Темные глаза Эллис прошлись по фигуре Полетты и перешли на Джеффри. Ее лицо осветила странная улыбка, словно внутри зажглась свечка. Длинные ресницы затрепетали. – А вы, должно быть, лорд Аддингтон? Кажется, вы оба друзья моего кузена. Пожалуйста, садитесь.

Они все прошли в центр салона и уселись на обитые синим шелком стулья.

– Такой чудесный сюрприз: лондонские друзья Деклана навестили нас! Чему мы обязаны вашим посещением? – полюбопытствовала Элис О’Рорк. – Чем я могу быть полезна?

Бросив нервный взгляд на Джеффри, Полетта начала первой:

– Вообще-то мы интересуемся, чем мы могли бы помочь вам.

Леди озадаченно нахмурилась.

– Помочь мне? – Она хохотнула мягким грудным смехом. – Почему, ради всего на свете, вы решили, что я нуждаюсь в помощи?

– Мы подумали, что, возможно, вам понадобится наша помощь в деле лорда Кэмелмора.

– О, но боюсь, что теперь мы ничем не сможем ему помочь. – Элис О’Рорк несколько неестественно покачала головой. – Не сомневаюсь, вам известно, что дублинские власти взяли Деклана под арест. – Она сделала театральную паузу. – Они считают, что он повинен в смерти своей жены.

– Мы в это не верим, – твердо заявила Полетта. – Вы, конечно, тоже в это не верите?

– Ну-у, теперь не имеет значения, во что я верю, – сладким голосом промолвила Элис О’Рорк. Ее карие глаза окинули их невинным взглядом. – Могу для начала я узнать, как это касается вас?

Джеффри перехватил ее внимание.

– Лорд Кэмелмор перед отъездом в Ирландию сообщил мне о решении жениться на мисс Гамильтон. Она его невеста.

Элис была потрясена этой новостью. Она широко распахнула глаза.

– Я думала, он покончил с этими отношениями много недель назад! Я понятия не имела, что Деклан намеревается на ком-либо жениться. Как могло получиться, что мы ничего об этом не знаем?

Бросив на Элис О’Рорк торжествующий взгляд, Джеффри сказал:

– Кажется, ваш кузен не счел необходимым проинформировать вас о своих планах. Не так ли?

– К несчастью, он сейчас не в том положении, чтобы жениться на ком бы то ни было. Ведь так? – Это произнес полноватый краснолицый джентльмен с седыми волосами, который в этот момент вошел в гостиную с бокалом в руке.

– Ах, это мой муж, кузен Деклана Джеральд О’Рорк. Джеральд, это друзья Деклана из Лондона. – Элис небрежно махнула рукой в их сторону.

– Я так и понял. И вы, по слухам, его невеста? – Джеральд перевел на Полетту налитые кровью глаза.

Она кивнула:

– Да. Я невеста Деклана, и мы приехали узнать, чем можем ему помочь. И еще мы надеялись повидать Мару.

Джеральд уныло прищелкнул языком и отхлебнул из бокала.

– Я не думаю, что в настоящий момент вы можете чем-то помочь моему кузену. Впрочем, можете попытаться. Со своей стороны мы сделали все возможное. Теперь это вне наших сил и зависит только от суда. Хотя должен сказать, что все складывается плохо. А что касается Мары… С ней все хорошо. Она сейчас в детской. Я отсылаю девочку жить к семье ее матери. Так будет лучше для всех. Ее тетушки сумеют лучше позаботиться о ней, чем мы с Элис.

Вздрогнув, Полетта вспомнила все, что рассказывал ей Деклан о двух старших сестрах Маргарет, как ему пришлось уехать из Ирландии, чтобы держать Мару подальше от них. Деклан впадет в отчаяние, узнав, что Мару передали в руки сестер покойной жены.

Полетта пристально посмотрела на этих двоих, поселившихся в доме Деклана и все же собравшихся безжалостно избавиться от его дочери. Она испытывала сильную неприязнь к кузену Деклана и его жене. Казалось, их вовсе не волновала судьба Деклана, и они не собирались как-то помогать ему.

– Могу я повидать Мару? Пожалуйста, – резко произнесла Полетта.

– Конечно, можете, если хотите. Желаете, кстати, присоединиться к нам за ужином, или вам нужно сразу возвращаться в Дублин? – осведомилась Элис, явно надеясь, что они откажутся от неискреннего приглашения.

Полетта не собиралась оставаться в обществе этих людей дольше необходимого и готова была отказаться.

– Мы с удовольствием поужинаем с вами, – ответил Джеффри, внезапно одарив Элис ослепительной улыбкой, которую применял, когда ему нужно было обаять даму.

Было очевидно, что Элис О’Рорк тоже не осталась равнодушной к высокому красавцу. Ее ресницы снова затрепетали.

– Это чудесно. Я не сомневаюсь, лорд Аддингтон, вы окажетесь интереснейшим собеседником.

Раздражаясь все больше, Полетта поднялась на ноги, удивляясь, с какой стати Джеффри согласился остаться на ужин.

– Могу я повидать Мару прямо сейчас? – обратилась она к Джеральду.

Джеральд встал, явно желая, как и Полетта, поскорее закончить этот визит.

– Да, я сейчас позвоню лакею, чтобы он проводил вас в детскую.

– Джеффри, – с нажимом обратилась Полетта, – вы пойдете со мной?

Тот небрежно махнул рукой, не сводя глаз с жены Джеральда.

– Я подожду тебя здесь, Полетта.

С досадой фыркнув, Полетта последовала за лакеем. Тот проводил ее по длинному широкому коридору, а потом по роскошной огромной лестнице, по сравнению с которой лестница Девон-Хауса выглядела скромным крылечком. Вскоре они добрались до детской, еще одной излишне большой комнаты с огромными высокими окнами, которые по крайней мере пропускали много света. Солнечные лучи октябрьского дня заливали комнату. Толстые восточные ковры покрывали пол, стояла тяжелая мебель… Ничто здесь не указывало на то, что это комната маленькой девочки.

Полетта помедлила на пороге и огляделась, не зная, что делать дальше. В этот момент она увидела в дальнем конце комнаты Мару. Девочка в голубом платье сидела на полу. Ее золотые локоны нимбом окружали грустное личико. Несколько игрушек и книжек были рассыпаны вокруг нее на ковре. Полетта мгновенно поняла, что Мара заметила ее присутствие, потому что девочка сразу вскочила и в глазах ее засветилось узнавание.

– Папа! – воскликнула она и буквально перелетела через комнату.

Полетта опустилась на колени, и Мара кинулась в ее объятия, прильнув так крепко, что почти не могла дышать. Девчушка рыдала и рыдала, повторяя снова и снова:

– Они забрали папу! Они забрали моего папу!

– Ох! Все будет хорошо. – Потрясенная тем, что Мара говорит, Полетта прижимала ее к себе и шептала слова утешения: – Все хорошо, Мара.

– О, мисс Гамильтон! Это вы!

Повернувшись на голос, Полетта сразу узнала миссис Мартин. Гувернантка с облегчением улыбалась. Не выпуская из объятий Мару, Полетта поднялась на ноги.

– Да, я приехала только что.

– Вы представить себе не можете, как я рада видеть вас здесь.

– Мара теперь разговаривает? – спросила Полетта.

– Можно сказать и так. – Дни тревоги и забот отразились на лице миссис Мартин напряжением и усталостью. – Но это все, что она говорит. Она постоянно твердит «папа», спрашивает о нем. И кто может винить бедного ребенка? Но я понятия не имею, что ей отвечать, потому что не знаю, что произошло с лордом Кэмелмором.

Полетта погладила золотые волосы Мары, чтобы успокоить ее, и опустилась на ближайший стул, посадив девочку на колени.

– Все будет хорошо, Мара. Очень скоро отец вернется к тебе. Он любит тебя и очень-очень по тебе скучает. Он не хочет, чтобы ты тревожилась и плакала. Он хочет, чтобы ты была храброй. Ради него.

Мара, улыбаясь, посмотрела на нее и с пониманием кивнула. Она вытерла ладошками глаза.

– Мара – хорошая девочка. – Полетта поцеловала ее в висок, а затем повернулась к миссис Мартин: – Боюсь, мне нечего вам рассказать. Но моя семья делает все возможное, чтобы помочь ему.

– О, мисс Гамильтон! День, когда забрали лорда Кэмелмора, был ужасным. Они даже не дали Маре возможности попрощаться с ним. Она была вне себя, когда поняла, что его нет. Мне пришлось всю ночь успокаивать ее, а она все звала и звала его. Это почти надорвало мне сердце. А теперь его кузен говорит, что завтра Мара должна отправиться к тете Деирдр. А я знаю, что лорд Кэмелмор был бы очень недоволен таким решением. Что станет со мной? Эта ужасная миссис О’Рорк уволила меня, как только забрали лорда Кэмелмора. Но я не могла оставить Мару одну. Да и куда мне было идти? Я застряла в этой стране, у меня нет денег на дорогу до Лондона. И в ту же ночь они прогнали камердинера лорда Кэмелмора, бедного Хоббса… Я даже не знаю, куда он делся.

– О, мы позаботимся, чтобы вы благополучно вернулись домой, миссис Мартин. Вместе с Марой, – пообещала Полетта. – Лорду Кэмелмору все это не понравится. Уверяю вас.

– Что мы будем делать? – спросила миссис Мартин.

– Я еще не знаю, – нерешительно начала Полетта. – Мара, ты хочешь жить с тетей Деирдр?

– Нет! Я хочу к папе. – Слова Мары звучали четко и ясно, несмотря на продолжающиеся рыдания. – Я хочу к моему папе!

– Знаю, дорогая, – улыбнулась ей Полетта, бесконечно счастливая, что девочка заговорила. – Может быть, ты хочешь остаться со мной? Пока мы не вернем папу.

– Да, пожалуйста. – Мара обняла ее еще крепче.

Миссис Мартин нахмурилась:

– Они никогда не позволят вам забрать ее отсюда.

– Не сомневаюсь, вы правы.

Полетта задумалась, жалея, что Джеффри не поднялся в детскую вместе с ней. Он бы наверняка знал, что делать с Марой. Что вообще он делает там, внизу, флиртуя с этой ужасной дамой? Он выбрал самый неподходящий момент, чтобы увлечься хорошеньким личиком. Полетта отлично понимала, что, если попросит О’Рорков, чтобы Мара пожила с ней, они ей откажут. Да и, честно говоря, кто такая Полетта, которая вдруг явилась в Кэмелмор-Мэнор и потребовала отдать ей графскую дочь? Она носит ребенка Деклана и скоро станет мачехой Мары, но об этом никто не знает. Пока она не увидится с Декланом, у нее нет никаких доказательств его намерений. Все, что она знала, – это что должна защитить дочку Деклана и что есть только один способ это сделать.

Она должна увезти Мару отсюда так, чтобы этого никто не заметил.

– Миссис Мартин, вы мне поможете? – спросила Полетта.

– Если это во благо, да, конечно, – кивнула гувернантка.

– Лорд Аддингтон и я согласились остаться сегодня вечером на ужин. Сможете вы, пока мы будем ужинать, выйти с Марой из дома так, чтобы этого никто не заметил? А потом, когда стемнеет, подождать наш экипаж на подъездной аллее. Мы подберем вас и увезем в Дублин.

– Мисс Гамильтон, – глаза Мартин округлились от удивления, – вы уверены? Это, кажется, очень опасно для всех нас. Если мистер О’Рорк или его жена это обнаружат…

Это действительно было опасно, но маленькая девочка, которую Полетта держала на коленях, стала ей очень дорога, и, кроме того, она должна была защитить ее ради Деклана.

– Я не знаю, что еще можно сделать. Я не могу позволить теткам Мары забрать ее. Мы во всем разберемся, когда приедем в Дублин и повидаемся с лордом Кэмелмором. Ну же, миссис Мартин, сможете вы выбраться из дома так, чтобы никто не догадался о вашем исчезновении?

Миссис Мартин на минуту задумалась, оценивая неотложность ситуации.

– Да, думаю, смогу. Эта парочка никогда не заходит к Маре. По крайней мере при мне ни разу не приходили. После того как я отказалась уйти, они оставили меня в покое и уволили других слуг, которые должны были работать в детской. Не думаю, что кто-нибудь заметит наше отсутствие до тех пор, пока завтра не потребуют спуститься к теткам Мары… когда они приедут, чтобы забрать ее к себе.

Полетта обняла мисс Мартин, поражаясь, насколько запутанной оказалась ситуация. Вскоре, пообещав все устроить к лучшему, Полетта покинула детскую и через весь огромный дом вернулась в главный салон, где оставила Джеффри.

Однако где-то она, видимо, свернула не туда. Совершенно заблудившись, Полетта по длинному коридору забрела на первый этаж. Теперь ей нужно было пройти весь путь обратно. Ей очень пригодилась бы помощь лакея или горничной, но в таком большом доме было, на удивление, мало слуг.

Именно в этот момент Полетта услышала голоса, доносившиеся из-за ближайшей двери. Она помедлила. Разговаривали двое, мужчина и женщина, причем явно спорили. Она подобралась поближе к источнику голосов, прекрасно понимая, что подслушивать нехорошо.

Впрочем, она с малых лет благодушно относилась к подслушиванию. Родители и сестры вечно ругали ее за «ужасную привычку подслушивать то, что ее не касается». В последующие годы Полетта постаралась отказаться от этого соблазна. Однако теперь она без колебания поддалась старому греху, так как голоса принадлежали Джеральду О’Рорку и его жене Элис. Полетта даже не задумалась, что совершает что-то нехорошее.

Она на цыпочках подобралась поближе к двери и прислушалась. Кузены Деклана очень заинтриговали ее, потому что, совершенно очевидно, не волновались за Деклана, как следовало бы.

– Ты с ним флиртовала Элис! Я видел это собственными глазами!

– Нет, не флиртовала. Я просто старалась побольше узнать о нем.

– Мне не нужно, чтобы моя жена вела себя как шлюха! С таким же успехом ты могла бы сесть ему на колени!

– О, право же, Джеральд! Возьми себя в руки. Ты ведешь себя как ревнивый дурак!

– Да, возможно, я дурак, что женился на тебе и подумал, что ты сможешь стать женой графа… и держаться как леди!

Элис не могла удержаться от издевки:

– Что ж, ты пока не граф Кэмелмор!

– А ты не графиня! – едко отозвался он.

Наступила напряженная пауза, и у Полетты появилось время осознать услышанное. Они говорили так, словно Деклан никогда не вернется, а Джеральд уже унаследовал титул.

– Ну-ну, дорогой, – примирительно начала Эллис, – эта перепалка никуда не ведет. Меня не интересует какой-то мелкий лондонский лорд. Ты же знаешь, я хочу только тебя.

Джеральд пробормотал что-то неразборчивое.

Элис продолжала:

– Сейчас это лишь вопрос времени. Кэмелмор-Мэнор практически наш. Все вышло так, как мы хотели.

– Пока они не обнаружат, что там был я. – Голос Джеральда звучал напряженно и встревоженно.

– Никто этого не обнаружит. Мы уже много раз обсуждали это, Джеральд. Ребенок до сих пор не говорит. Пойдем, дорогой, мы должны вернуться к гостям.

Полетта услышала шуршание одежды, быстро повернулась и поспешила прочь от двери по длинному коридору, но внезапно с разбега уткнулась в широкую мужскую грудь.

– О, Джеффри, это ты! – с облегчением пролепетала она.

– Что ты тут делала? – спросил он, ощущая ее страх.

– Я подслушала, как они спорили насчет тебя. Он думает, что она с тобой флиртовала.

Джеффри проказливо усмехнулся:

– Флиртовала.

– Ты ужасен.

Он пожал плечами:

– Это оказалось полезно для получения некоторой информации. Как там Мара?

– С ней все в порядке. Но давай поспешим в салон. Они уже идут сюда. Я все объясню тебе позже!

Полетта протиснулась в вычурно обставленный синий салон и торопливо уселась на обитый шелком стул. Джеффри еще с любопытством рассматривал ее, когда в салон вернулись Элис и Джеральд О’Рорк.

– Этим вечером мы намерены поужинать в маленькой столовой, – объявила Элис, устремив пронзительный взгляд на Джеффри. – Так будет гораздо уютнее, ведь нас только четверо.

Полетте мучительно тяжело далась эта неловкая и напряженная трапеза. Элис О’Рорк продолжала откровенно флиртовать с Джеффри, в то время как Джеральд все больше мрачнел и злился. Но Джеффри флиртовал в ответ, весело и беззаботно. Полетта непрестанно думала, удалось ли миссис Мартин с Марой незаметно покинуть дом, и тревожилась, благополучно ли они пройдут в темноте и холоде по длинной подъездной аллее. Она чуть не с откровенным восторгом приняла заявление Джеффри о том, что уже поздно и им пора прощаться. Он в весьма изысканной манере отклонил довольно смелое предложение Элис провести ночь в Кэмелмор-Мэноре.

Со вздохом облегчения Полетта уселась рядом с Джеффри в наемный экипаж и велела кучеру ехать очень медленно, чтобы не пропустить даму с ребенком.

– Что ты задумала? – озабоченно поинтересовался Джеффри.

– Ш-ш-ш, высматривай в свое окошко Мару и миссис Мартин.

– Ты ведь шутишь, правда?

– Ничуточки, – отозвалась Полетта, не отрывая глаз от окошка. – Мы должны забрать отсюда Мару. О’Рорки собираются отдать ее теткам, которые терпеть не могут Деклана. Я не могу этого допустить.

– Мы не можем просто взять и забрать дочь графа Кэмелмора из ее дома.

– Деклан хотел бы, чтобы я поступила именно так. Я знаю, – убежденно проговорила Полетта.

– Надеюсь, что это так, – пробормотал Джеффри, качая головой.

В этот момент экипаж замедлил ход и остановился. Полетта радостно распахнула дверцу, и миссис Мартин рванулась к ним, прижимая к себе Мару, которую сразу передала Полетте. Не говоря ни слова, Джеффри помог двум новым пассажиркам усесться в экипаже. Полетта прижала к себе Мару, устраивая ее поудобнее рядом с собой.

– С вами все в порядке? – поинтересовалась она, когда экипаж быстро двинулся прочь от Кэмелмора.

Миссис Мартин с облегчением кивнула.

– Вас кто-нибудь видел? – спросил Джеффри.

– Я никого не заметила.

Полетта улыбнулась Маре.

– Ну что, ты готова повидаться с отцом?

Девочка посмотрела на нее глазами, полными надежды.

– Да!