Прочитайте онлайн Искушение ирландца | Глава 23 Семья

Читать книгу Искушение ирландца
3618+3996
  • Автор:
  • Перевёл: Елена Ф. Левина
  • Язык: ru

Глава 23

Семья

По приезде к новой книжной лавке в день ее грандиозного открытия Полетта еле сдержала приступ чудовищной тошноты. Тошнота терзала ее день и ночь. Однако сегодня она оказалась сильнее, чем обычно. В этот праздничный день, когда Полетта должна быть переполнена радостью и приятным волнением, она уже за завтраком не могла вынести ни запаха, ни вида пищи.

Из-за недосыпа Полетта выглядела усталой и осунувшейся. Каждую ночь она металась в постели, мучаясь решением, которое ей рано или поздно следовало принять, что неблагоприятно отражалось на ее внешности. Она все еще ничего не рассказала Деклану о ребенке, хотя понимала, что должна это сделать. Какая-то ее частица жаждала поделиться с ним новостью, но в то же время что-то удерживало от этого.

Полетта отчаянно надеялась, что скоро приедет Джульетта. Та написала, что с мужем и дочерью прибудет к открытию, но день открытия настал, а их все не было. Полетту томило желание исповедаться Джульетте и узнать, что думает об этом сестра. А еще она по-прежнему планировала присоединиться к той на обратном пути в Америку. Если, конечно, Джульетта приедет.

Лавка заполнялась людьми, семьей и друзьями, а Полетта нетерпеливо ждала. Здесь были Колетта и Люсьен с их двумя мальчиками, Лизетта и Куинтон Роксбери, Иветта и Женевьева Гамильтон, их мать. Даже отдалившаяся семья их дяди Рэндалла, его жена Сесилия и сын Найджел осчастливили открытие нежданным появлением. Здесь также были Том Олкотт и его мать Анна с женихом Джеком Харрисом.

Растроганная всеобщим участием, Полетта с гордостью оглядывала красивую новую лавку. Она почувствовала на себе чей-то пристальный взгляд и, присмотревшись, увидела лорда Аддингтона. Полетте не понравилось, как он на нее глядел. Словно знал, что она в беде. Чувствуя за собой вину, она поспешила отвести от него глаза.

В переполненной приглашенными гостями лавке стоял шум голосов. Здесь было много друзей Люсьена и Колетты. У них, как у маркиза и маркизы Стэнклиф, был большой круг светских знакомых. Куинтон и Лизетта Роксбери также привлекли значительное число друзей-политиков. И на удивление большая толпа собралась снаружи. Это были просто любители книг. Но Полетте было все равно, потому что того, кого больше всех хотела увидеть в этот день, она здесь не находила.

Махнув рукой, Куинтон привлек ее внимание.

– Пора, Полетта. Пришло время. Мы готовы к открытию.

Полетта должна была стащить ткань, скрывавшую вывеску новой книжной лавки. Название придумали они с Колеттой, но держали его в секрете. Полетта шагнула к Куинтону, и на нее накатила волна такой жуткой тошноты, что закружилась голова. Собрав в кулак всю силу воли, Полетта на подгибающихся ногах направилась к зятю, с ужасом запрещая себе поддаться слабости. Не хватало еще опозориться перед такой толпой народа.

– Ты себя нормально чувствуешь? – тихо прошептал ей Куинтон. – Ты совсем позеленела.

Судорожно глотнув, Полетта кивнула, радуясь хотя бы тому, что не ей предстояло произнести открывающую речь.

– Со мной все в порядке. Пошли.

Они сквозь собравшуюся на улице толпу подошли к фасаду лавки. Колетта, Люсьен и все остальное семейство Гамильтон поднялись по ступеням к входной двери, перед которой была установлена небольшая трибуна. Они уселись там, а Колетта, поднявшись на трибуну, начала речь. Полетта прижала пальцы ко лбу и, борясь с очередным приступом тошноты, вдыхала прохладный осенний воздух.

Глаза Полетты обшаривали толпу, удивляясь, сколько людей собралось этим холодным днем ради открытия новой лондонской книжной лавки. Это было поразительное зрелище. В толпе были мужчины и женщины всех слоев общества. Некоторые пришли с детьми.

В этот момент Полетта заметила его, и сердце дрогнуло. В толпе зрителей, держа на руках дочку, чтобы она могла все разглядеть поверх голов, стоял Деклан Ривз, граф Кэмелмор. Он выглядел даже красивее, чем обычно. На нем был черный костюм и высокая черная шляпа. Сердце Полетты бурно забилось, и она не могла не улыбнуться ему. Прошел почти месяц с тех пор, как она видела его в последний раз. О как же она по нему истосковалась!

Деклан поприветствовал ее радостной улыбкой и кивнул. Взгляды их на несколько минут задержались друг на друге.

От его присутствия настроение Полетты поднялось. Тошнота почти пропала. Деклан понимал, как важен для нее этот день, и пришел, чтобы разделить его с ней.

Сидевшая рядом Иветта проследила за взглядом Полетты и незаметно толкнула ее в бок.

– Это он. Правда? – шепнула она.

Все еще улыбаясь Деклану, Полетта с гордостью кивнула, потому что на него действительно стоило посмотреть.

– Он очень красивый, – шепнула ей на ушко Иветта.

В этот момент по заполненной народом улице протиснулась большая карета и остановилась совсем близко от новой лавки. Все оглянулись. Дверца кареты распахнулась, и оттуда вышла Джульетта Гамильтон Флеминг. На ней было элегантное платье в белую и синюю полоску, а прическу венчала задорная шляпка с белым пером.

– Подождите! – энергично замахала руками Джульетта. – Не начинайте без меня!

За ней спустился ее муж, капитан Харрисон Флеминг, с дочкой Сарой на руках. Джульетта торопливо проскользнула сквозь толпу и присоединилась к остальному семейству на трибуне.

– Джульетта, наконец-то ты здесь! – воскликнула Колетта, радостно обнимая сестру.

– Я прошу прощения за опоздание, но лучше поздно, чем никогда! Мы планировали оказаться здесь раньше, но наш корабль попал в шторм. Мы причалили лишь сегодня утром и через весь город помчались сюда. Как я вижу, мы успели в самый раз! – рассмеялась Джульетта, обнимая по очереди всех сестер и мать. После она обняла их мужей.

Никто не радовался Джульетте больше Полетты. Теперь она не могла дождаться, когда останется с ней наедине, чтобы доверить свою тайну.

– Моя дочь наконец вернулась домой! – Сияющее лицо Женевьевы Ле Брек Гамильтон выражало счастье видеть впервые в этом году всех дочерей вместе. – О, какой замечательный день для нашей семьи!

Когда все в конце концов уселись на свои места, Колетта произнесла короткую речь, рассказав о книжной торговле Гамильтонов, упомянув об отце, долгие годы трудившемся в книжном мире.

– Моя сестра, мисс Полетта Гамильтон, принимала живейшее участие и в создании новой лавки, и в ее оборудовании. Сейчас она откроет нам ее название, – объявила Колетта.

Полетта встала на подгибающихся ногах и взяла из рук Куинтона шелковый шнур. Забыв на миг о слабости, она взволнованно посмотрела на Колетту. Все годы их труда в пыльной лавке отца, где они считали каждое пенни и старались втиснуть в тесную комнату все желанные перемены, вели их к этому прекрасному моменту.

– Мы готовы? – спросила она.

– Готовы! – с радостной улыбкой отозвалась Колетта.

Сильным рывком Полетта потянула шнур, сдергивая драпировку, прикрывавшую вывеску. Поперек фасада открылась элегантная надпись на дереве, золотыми буквами на черном фоне:

«КНИЖНАЯ ЛАВКА СЕСТЕР ГАМИЛЬТОН».

Толпа зааплодировала. Джульетта, Лизетта и Иветта пришли в восторг.

– О как чудесно!

– Сестры Гамильтон!

– Как замечательно, о, мои дочки!..

– Это идеально! Просто идеально!

Полетта повернулась к толпе и увидела одобрительный взгляд Деклана. Ее пронзила дрожь удовлетворения. Как ей хотелось, чтобы он стоял рядом с ней, рядом с семьей и держал ее за руку, разделяя радость.

Все вокруг заговорили, восхищаясь великолепным зданием и замечательным названием.

Их растроганная мать изящно промокала глаза платочком, повторяя:

– Я так горда и счастлива!

Неожиданно эмоциональная реакция Женевьевы на открытие новой лавки заставила всех сестер обменяться изумленными взглядами.

– Это правда, – продолжала Женевьева, – вы даже успешнее, чем ваш отец.

Полетта в некоторой растерянности обняла мать, неожиданно довольная ее присутствием.

Затем вся группа вошла в лавку, где было приготовлено угощение. Гости толпились, обсуждая красоту и удобство помещения и поздравляя сестер с достижением. Новые служащие стояли за прилавками в элегантных зеленых передниках, готовые помочь покупателям с выбором книг.

День шумел как улей, Полетта была занята приветствием гостей и время от времени ныряла между книжными полками, помогая посетителям выбрать интересную книжку. Она пребывала в своей стихии, занимаясь тем, что больше всего любила, тем, что делало ее счастливой.

Нарезав тарелку отличных бисквитов миссис Олкотт, Полетта направилась в ярко освещенный, весело разукрашенный детский отдел, где, она знала, играли ее племянники и племянница. Филипп и Саймон в красивых новых костюмчиках сидели с кузиной Сарой за одним из маленьких столиков. Воздух звенел от смеха. В свои три года Сара была точной копией матери. У нее были длинные темные волосы и лукавые синие глаза. Проказливая улыбка и живой характер тоже напоминали Джульетту.

Полетта остолбенела, заметив около племянницы Мару Ривз. Сара болтала без умолку, не обращая внимания на то, что ее новая знакомая молчит. А Мара завороженно слушала Сару, которая стала пересчитывать лежащие перед ней книги. Эти две девчушки являли прелестный контраст: одна – темненькая и говорливая, другая – белокурая и спокойная.

Полетта стала оглядываться. Она знала, что Деклан где-то в лавке, но не могла увидеть его. Последний раз она видела его снаружи, когда снимала покрывало с вывески. Не наблюдая его больше, она решила, что он ушел домой. Однако ее встревожило, что Мара осталась одна, Деклан обычно не оставлял дочь без сопровождения. Сердце Полетты забилось чаще. Но Мара не выглядела встревоженной. Наоборот, она весело улыбалась, играя с другими детьми. Полетта поставила на столик тарелку с бисквитами, отчего Филипп и Саймон разразились радостными воплями, а сама опустилась на колени около двух девочек.

– Привет, тетечка Полетта, – приветствовала ее Сара.

– Тебе весело? – обратилась к ней Полетта.

– Да! Эти книжки все мои. Все-все! – заявила она, кладя маленькую ручку поверх кипы книг. – Я позволю Филиппу и Саймону взять по одной. Только по одной. А она может взять две, – добавила Сара, указывая пухлым пальчиком на Мару. – Но она не хочет сказать мне свое имя.

– Ее зовут Мара Ривз, – объяснила Полетта, очень довольная, что девочки неожиданно познакомились. – Мара и Сара – похожие имена. Они рифмуются!

– Ладно. Мара может взять две книжки, потому что она мне нравится, – объявила Сара, взяв Мару за руку. Она с восторгом захихикала: – Мара-Сара! Мара-Сара!

Полетта повернулась к дочери Деклана.

– Привет, Мара. Это моя племянница, Сара Флеминг, а те двое – мои племянники, Саймон и Филипп Синклэры. Тебе нравится здесь с ними?

Мара заулыбалась и энергично закивала.

– Я очень рада, что ты сегодня здесь, – продолжала Полетта. – Ты знаешь, где твой отец? Он в лавке?

Мара посмотрела на нее большими зелеными глазами, очень похожими на глаза отца, и кивнула изящной головкой. Подняв руку, она указала на дверь в маленькую читальню, предназначенную для встреч читальных клубов и дискуссионных групп. Дверь была закрыта. Полетта удивилась: что Деклан там делает? Может быть, поджидает ее, чтобы урвать минутку наедине? Чувствуя волнение, которого не испытывала уже несколько недель, Полетта с предвкушением улыбнулась:

– Спасибо, Мара. – Она посмотрела на детей, с восторгом уплетавших бисквиты. – А теперь поиграйте вместе.

С чувством нервного возбуждения Полетта встала с колен и направилась к закрытой двери. Деклан пришел сегодня поддержать ее, разделить с ней этот особый день. Она была до глубины души тронута его чуткостью. Возможно, у него есть хорошие новости насчет тех ужасных писем, и теперь он ждет Полетту, чтобы что-то сообщить. Ей страстно хотелось обнять его, еще раз ощутить ласку его губ. Она расскажет ему о ребенке, представит своей матери и сестрам. Прямо сегодня. Полная надежды, что теперь все наладится, Полетта не могла дождаться момента, когда увидит его.

Она положила руку на ручку двери и услышала за ней голоса. Мужские голоса. Охваченная любопытством Полетта замерла на миг, прислушиваясь. Кто сейчас находится там с Декланом? Определенно два мужских голоса. Если бы только дети не хихикали и не шумели так громко, она смогла бы разобрать, о чем идет речь. Она подумала, не стоит ли ей сначала постучать, но потом решила, что это ее лавка и она имеет полное право, если захочет, войти в собственную читальню. Но потребовалась еще минута, чтобы понять, о чем говорят. Она услышала, как упомянули ее имя, и распахнула дверь. Полетта не знала, кого ожидала там увидеть, но то, что предстало ее глазам, было просто невозможным.

Деклан Ривз был занят напряженным разговором с лордом Джеффри Аддингтоном. При виде этих двух джентльменов, стоявших друг против друг и поглощенных какой-то серьезной беседой, почувствовав царившее в комнате напряжение, Полетта чуть не упала в обморок. У нее почти подкосились ноги. Мужчины замолчали и повернулись к двери. По выражению их лиц Полетта поняла, что была предметом их разговора, и растерянно нахмурилась.

– Что здесь происходит? – с трудом выговорила она, заметив, что Деклан явно чем-то потрясен.

– Привет, Полетта, – тихо произнес Джеффри. Он стоял, скрестив руки на груди.

Глаза Полетты переходили с одного мужчины на другого в отчаянной попытке понять, о чем идет речь. Наконец взгляд остановился на Деклане.

– Что здесь происходит?

Избегая смотреть на Полетту, Деклан сказал:

– Лорд Аддингтон, не позволите ли нам поговорить наедине?

– Разумеется. – Не говоря больше ни слова, избегая взгляда Полетты, Джеффри вышел из комнаты, плотно закрыв за собой дверь.

– Деклан? – повторила Полетта, едва они остались одни.

– Полетта, пожалуйста, присядь. – Взмахом руки он пригласил ее занять одно из удобных кресел, обитых зеленым бархатом, который так понравился ей, когда она выбирала драпировки.

Не в силах разгадать его настроение, Полетта придвинулась поближе, желая, чтобы он заключил ее в объятия. Но он ее не обнял. И вовсе молчал.

– Я не хочу сидеть, – сказала она. – Я хочу знать, что вы обсуждали с лордом Аддингтоном.

– О, я совершенно уверен, что ты легко можешь об этом догадаться. Не правда ли, дорогая?

– Нет. Не могу. – От его холодного саркастического тона в груди бурно забилось сердце. Господи, что такого наговорил Джеффри Деклану? Велел держаться от нее подальше? Каким-то образом оскорбил его? Может, речь шла об угрожающих письмах? В любом случае Полетте совсем не понравился мрачный взгляд, которым осматривал ее Деклан.

– Сядь, Полетта. Мне нужно с тобой поговорить. – Его рот был сжат в узкую прямую линию, он выглядел таким же грозным и опасным, как в тот день, когда Полетта увидела его впервые. Даже хуже, если такое вообще возможно.

Не отрывая от него взгляда, она опустилась в кресло и сжала руки. Что-то было очень и очень неладно. Ужасно нехорошо. После нескольких недель разлуки он явно не был рад ее видеть. Он не обнял и не поцеловал ее, как ей хотелось.

– Деклан, пожалуйста, скажи мне, что не так.

– Я не сомневаюсь, что ты прекрасно знаешь, что не так.

Она растерянно заморгала. Нет, дело было явно не в письмах. Вовсе нет. Если бы речь шла о письмах, он бы так на нее не злился. В груди стало зарождаться жгучее чувство страха. Не мог же Деклан узнать о ребенке? Никак не мог! Единственной, кто знал об этом, была Иветта. Но Иветта дала ей слово не проговориться ни одной живой душе. Господи боже! Полетте стало нехорошо. Иветта не могла ему рассказать!..

Деклан нервно усмехнулся.

– До моего сведения было доведено, что мы должны срочно пожениться. Как можно скорее.

Господи, господи! Иветта все рассказала Джеффри Аддингтону! Это было единственным объяснением. Полетта позже придушит сестричку за то, что раскрыла свой милый ротик где не надо и предала ее. Предала таким ужасным образом. Однако в этот момент Полетта едва могла дышать, едва могла соображать…

– Деклан, я… я собиралась тебе сказать…

– Нет, не собиралась, – прервал он ее. Глаза его были полны гневного осуждения. – Ты собиралась уехать с сестрой в Америку и не хотела рассказывать мне о ребенке. О нашем ребенке.

При этих словах лицо Полетты вспыхнуло от стыда. Ее отчаянная идея покинуть Лондон, ничего не сказав Деклану о ребенке, теперь казалась отвратительной.

– Нет-нет, это был план на крайний случай, если я… если мы… – Она споткнулась на этом, не в силах объяснить все соображения.

– Если мы?.. – повторил Деклан.

Она заколебалась.

– Если мы не поженимся.

– О, мы поженимся, Полетта. На этот счет можешь быть спокойна.

Она должна была почувствовать облегчение. Деклан собирался жениться на ней. Он только что это сказал. Ей не придется уезжать в Америку или отдавать ребенка. Можно было радоваться. Человек, которого она любит, намерен на ней жениться. А вместо этого она ощутила, как слезы жгут глаза. Каким-то образом Джеффри Аддингтон впутался в ее дела и, вероятнее всего, чем-то пригрозил или уговорил Деклана жениться на ней. Она никогда не хотела, чтобы все произошло вот так. Деклан даже не предложил ей руку и сердце. Он просто объявил: «Мы поженимся».

На самом деле он вовсе не хочет видеть ее своей женой. И с самого начала ясно дал это понять. А теперь предлагает это из чувства долга. Что ж, ему не стоит беспокоиться. Тревожиться о ней. У нее есть выбор. У нее есть средства, и она все еще может осуществить свой план. Возможно, она все-таки отправится в Америку с Джульеттой и никогда не вернется в Лондон. Может, она откроет и там книжную лавку и одна воспитает ребенка. Она наденет то золотое кольцо, которое надевала в Брайтоне, и притворится вдовой. Ей не нужно выходить замуж за человека, который не хочет на ней жениться.

А Деклан, совершенно очевидно, этого не хотел.

Он так тепло улыбался ей, когда она заметила его в толпе. Она тогда почувствовала его гордость и любовь. А теперь… теперь, когда Деклан узнал, что должен жениться на ней, он стал холодным и отчужденным. Ему явно не понравилась перспектива жениться на Полетте, несмотря на то что она носит его ребенка. Не было в нем сейчас ни нежности, ни заботы о ее благополучии, о ее душевном спокойствии. Не было в этом ни счастья, ни слов любви.

Он него исходил только холод.

Полетта проглотила слезы. Она отказывалась плакать перед Декланом и казаться слабой. Поднявшись на ноги, она так же холодно посмотрела на него. Со всем достоинством, которое смогла собрать, она промолвила:

– Благодарю за ваше предложение, но я его не принимаю. Я не хочу выходить за вас замуж, лорд Кэмелмор.

– Нет, мы поженимся. – Он произнес эти слова как факт. От гнева его ирландский акцент стал заметнее. – Плохо, что я узнал правду от лорда Аддингтона, а не от тебя, Полетта. Но клянусь тебе: моего ребенка ты у меня не заберешь. К несчастью, это означает брак.

В его глазах сверкала горечь.

– В чем дело, Полетта? Ты не хочешь выйти замуж за убийцу первой жены?

Она ахнула при этих жестоких словах и бросила ему в ответ единственное, что могло ранить его так же, как он ранил ее:

– Нет, не хочу!

С этими словами она распахнула дверь и поспешила покинуть читальню, оставив Деклана смотреть ей вслед.