Прочитайте онлайн Искушение ирландца | Глава 14 Прошлое

Читать книгу Искушение ирландца
3618+3988
  • Автор:
  • Перевёл: Елена Ф. Левина
  • Язык: ru

Глава 14

Прошлое

Деклан пристально смотрел на обнаженную красавицу, лежавшую рядом. Ее белокурые волосы рассыпались по их телам, золотом отсвечивая в сумраке комнаты. Полетта только что отдалась ему честно и всерьез, бесконечно тронув его сердце. Как теперь он мог ей отказать?

Однако до сих пор он никому не рассказывал подробности той ужасной последней ночи с Маргарет.

В маленькой спаленке над книжной лавкой было невыносимо жарко, и Деклан знал, что должен отвезти Полетту домой, но ему так не хотелось уходить отсюда. Ему не хотелось расставаться с ней. Так давно не лежал он в постели с женщиной.

Ему совершенно не хотелось думать о Маргарет Райан, когда он находился в постели с Полеттой Гамильтон. Тем более говорить о ней.

Трудно было не сравнивать Полетту с Маргарет, особенно когда Полетта спрашивала о его покойной жене. По сути, у них не было ничего общего, хотя между ними присутствовало некоторое физическое сходство. Но как личности они были совершенно противоположны. Если Маргарет была избалованна и капризна, привыкла получать все, что захочет, Полетта была взрослее своих лет и не избалованна. Маргарет была подвержена приступам ревности и сварлива, а Полетта – рассудительна и спокойна. В постели Маргарет была робкой и неотзывчивой, а Полетта… Полетта оказалась на редкость страстной и готовой учиться. Этих двух женщин невозможно было сравнивать. Он даже в мыслях не мог поставить их рядом. Полетта была сейчас с ним, и этого было достаточно.

– Пожалуйста, Деклан, – прервал его размышления нежный шепот Полетты.

Ее слова заставили его очнуться. По его мнению, Полетта заслуживала узнать правду о той ночи. Заслуживала узнать об этом от него. Это было самым меньшим, что он мог для нее сделать. Странно, однако ее тихая мольба вдруг пробудила в нем желание поделиться с ней воспоминаниями о той роковой ночи. Он захотел, чтобы Полетта поняла, что произошло.

В наступившей полной темноте, держа Полетту в объятиях, он почувствовал, что ему гораздо легче говорить, чем он мог себе представить.

– Мой брак дошел до ужасного состояния. Поэтому в прошлом октябре мы отправились в Голуэй, в дом моей матери, чтобы ради Мары попытаться помириться друг с другом, – медленно начал он рассказ. – Я любил Кенмэр-Хаус, и когда-то мы провели там счастливую неделю, так что я думал – там все наладится. Но с самого приезда все пошло наперекосяк. Она заперлась одна в спальне и надула губы, отказываясь разговаривать со мной. На протяжении многих недель я подозревал, что у нее есть любовник, но никак не мог это доказать, пока не нашел адресованное ему письмо.

– Она была тебе неверна? – недоверчиво воскликнула Полетта. Потрясение и осуждение, прозвучавшие в ее голосе, тронули Деклана до глубины души.

Он кивнул.

– Сначала я этому не поверил. Но затем нашел записку, в которой она говорила, что сильно любит его и не может дождаться минуты, когда вернется к нему. Мне не следовало читать, но я прочел. И потом предъявил ей.

– Кто он был?

– Молодой лорд, сосед по имению. Он был полностью покорен ею, по уши влюблен, совершенно не представляя ее истинного характера. По правде говоря, мне было жаль его, потому что он был влюблен в нее так же, как и я когда-то.

– О, Деклан!..

Искреннее сочувствие, звучавшее в ее голосе, успокоило его, и он продолжал, гладя ее золотые локоны. Полетта так сладостно пахла… Он глубоко вдохнул ее аромат, прежде чем продолжить рассказ:

– Можешь себе представить, как я был зол, когда нашел ее записку. Позже вечером я уложил Мару в постель и пошел поговорить с Маргарет. Я собирался сказать ей, что она может получить свой развод. Она наконец победила. Я буду рад избавиться от нее, если сохраню дочь. Я подошел к комнате Маргарет, но она снова заперлась и не хотела со мной разговаривать. Я стучал в дверь и орал на нее… – Он замолчал. – Теперь мне стыдно, что я обзывал ее гадкими словами.

Воспоминания о том, что он кричал жене, до сих пор терзали его душу. Он был в ярости, бесконечно злился на нее, называл ее лживой шлюхой и сыпал другими оскорблениями, которыми не хотел делиться с Полеттой. Совсем тихо он добавил:

– А еще я угрожал убить ее. Сказал, что застрелю ее.

Полетта без колебания откликнулась:

– Я тебя не виню.

Чувствуя краткое облегчение от того, что рассказал кому-то о худших минутах своей жизни, Деклан поцеловал Полетту, доверчиво прильнувшую к его груди. Он был благодарен ей за понимание.

– В тот момент я действительно был готов убить ее, но вместо этого отправился в комнату и напился. Я напился до того, что провалился в сон. Не знаю, сколько я спал и что меня разбудило, но что-то прорезалось в сознание. Возможно, крики. А может, странный свет в окне. Выглянув в окно, я увидел, что вся северная часть здания горит. Я знал, что спальня Маргарет именно там, потому что она выбрала комнату подальше от моей. Первая моя мысль была о Маре, и я ринулся в ее покои, находившиеся дальше по коридору. Но ее постель была пуста. Слуги кричали, призывали друг друга покинуть дом, и никто из них не видел Мару. Я понимал, что надо выбираться наружу, но не мог уйти без дочери и не знал, где она.

Он слышал, что Полетта затаила дыхание, и слегка тряхнул ее, чтобы она пришла в себя.

– Что было потом? – широко распахнув глаза, прошептала она.

– Потом я бежал сквозь рушившееся горящее здание в поисках жены и дочери. И, едва протиснувшись в коридор, в конце которого находилась комната Маргарет, я услышал ее крики. Мучительные вопли Маргарет и отчаянные крики Мары. Не знаю, которые из них были громче, но и те и другие звучали ужасно. Когда я поглядел в ту сторону… весь конец коридора был одной огненной стеной, и Маргарет была вся в языках пламени… ее волосы, ночная рубашка… В воздухе стоял невыносимый запах дыма и горящей плоти. А Мара… Боже мой! Мара застыла на месте неподалеку от Маргарет… неотрывно глядя, как ее мать сгорает заживо…

Голос Деклана прервался. Он не мог продолжать. Он должен был лучше охранять дочь. Это было обязанностью отца, а он не смог уберечь ее от кошмара, в котором она теперь жила.

Мысль о том, чему Мара стала свидетельницей, разрывала ему душу.

Полетта прижалась к нему, и он крепко ее обнял, нуждаясь в прикосновении ее тела.

Затем он глубоко вздохнул и продолжил:

– Я хотел спасти Маргарет. Хотел. Но тут с потолка упала балка. Почти рядом с Марой. И отрезала дорогу к Маргарет. Я должен был вытащить оттуда дочь. Я кричал Маргарет, чтобы она бежала, но она уже не могла двинуться. Пламя было повсюду, и дым застил глаза. К этому моменту я уже не мог ее спасти. Ей бы уже никто не помог. Поэтому я сделал единственное, что мне оставалось. Я схватил Мару на руки и выбежал из горящего дома. – Он помолчал. – А Маргарет умерла.

– О боже, Деклан! – Полетта задохнулась рыданием. – Прости, что я заставила тебя заново пережить все это. Мне очень-очень жаль. Тебе, должно быть, больно говорить об этом. Я понятия не имела, через что пришлось пройти вам с Марой… Я не знала.

– Понимаю, что не знала, любовь моя. – Он был глубоко тронут сочувствием Полетты. Деклан не мог вспомнить, когда в последний раз кто-то переживал за его благополучие. Он поцеловал ее нежную щеку, наслаждаясь ощущением ее в своих объятиях.

Полетта обняла его крепче.

– Все это так ужасно. Меня теперь не удивляет, что Мара не говорит.

– Господи, она же, кажется, несколько часов после этого снова и снова повторяла «папа», пока не заснула у меня на руках от полного изнеможения. С тех пор она не произнесла больше ни слова.

– Бедняжка! Так потерять мать!..

– Она надрывает мне сердце, – проговорил Деклан.

– А что было потом? – спросила Полетта.

– Я все рассказал властям об этой ночи, опустив только историю с любовником Маргарет, лордом Уильямом.

– Почему?

– Я не хотел скандала. Не хочу, чтобы Мара выросла и услышала все эти ужасные вещи о матери. Увиденное ею и без того ужасно. Так она по крайней мере сможет сохранить о матери добрые воспоминания.

– Тогда почему они винят в этом пожаре тебя? – поинтересовалась Полетта.

– Одна из служанок Маргарет подслушала, как я тем вечером грозился ее убить, и всем это рассказала. Семья Маргарет всегда меня ненавидела за то, что я убежал с ней. А винить меня было так легко. Ни для кого не было секретом, что наш брак рассыпался. Но я совершенно не понимаю, как начался пожар и что так поздно ночью в этой части здания делала Мара. Я весь вечер пил в своей комнате, и сожалею теперь о каждой той минуте. С тех пор я не выпил ни капли спиртного. Я легко мог потерять Мару, если бы не проснулся… Мне невыносимо думать о том, что могло бы тогда произойти…

– О, Деклан. – Она склонилась к нему и поцеловала в губы. – Я очень сожалею обо всем этом, но рада, что ты поделился со мной своим прошлым.

– Спасибо, что выслушала меня, девочка. – Как ни странно, ему стало легче от того, что рассказал ей о пережитом. У него появилось чувство, что какая-то заледеневшая его часть начала медленно таять.

– Что ты будешь делать теперь? – мягко спросила Полетта.

– Я еще не решил. Райаны строят какое-то дело против меня, и, полагаю, я должен буду вернуться в Ирландию, чтобы себя защитить. Чем раньше, тем лучше. Мне очень хотелось бы знать, как в ту ночь начался пожар.

– Есть какие-нибудь улики?

– Он начался в комнате Маргарет. Это все, что известно наверняка. Было ли это из-за уголька, случайно выпавшего из камина, или что-то намеренное – никто не может сказать наверняка. Но если учесть наш неудачный брак, желание Маргарет развестись и мои угрозы убить ее… все указывает на меня. – Он тяжело вздохнул.

– Но ты ведь этого не делал! – возмутилась Полетта.

Ее непоколебимая вера в его невиновность заставила стену, которую он возвел вокруг своего сердца, дрогнуть.

– Спасибо тебе за это, Полетта, но существуют другие, которые так не считают.

– У них нет доказательств, – отозвалась она, потом нерешительно добавила: – Или есть?

– Нет. Потому меня и не арестовали. Но сестры Маргарет твердо решили проследить, чтобы я был наказан за ее смерть. Они начали обвинять меня еще во время похорон, и, разумеется, вся округа целыми днями слышит разговоры об этом. А я был так поглощен тревогой о Маре, что поначалу не обращал на это внимания. Я думал, что это говорит их горе и ничего из этого не проистечет, ведь я невиновен.

– Почему ты покинул Ирландию?

– Я должен был увезти Мару от сестер Маргарет, Деирдр и Эдейн. Они хотели настроить дочь против меня, а этого я им позволить не мог. Я решил, что она быстрее придет в себя вдали от той октябрьской ночи и всего связанного с Маргарет.

Когда Деклан уезжал из Ирландии, не думал, чем обернется его план. Теперь он понимал, что отъезд оказался лучшим, что можно было сделать для Мары. И лучшим и для него самого, ведь здесь он встретил Полетту.

– Но слухи последовали за тобой сюда, – протянула она.

– Да, последовали.

– Как, должно быть, ужасно – чувствовать на себе косые взгляды, слышать перешептывания людей, хотя они ничего не знают о том, что произошло на самом деле.

– Я постепенно привык к этому. – Он слегка пожал плечами. – И потом, какое мне дело до посторонних? Я не могу повлиять на мысли людей, которые меня не знают. Но меня тревожит, что может подумать обо мне твоя семья. Вдруг они решат, что ты в опасности?

– Мне хотелось бы познакомить тебя с сестрами и зятьями, – начала Полетта, – потому что я уверена: они полюбят тебя, когда познакомятся. Они поймут, так же как я, что ты не имеешь отношения к смерти жены. Они увидят, какой ты хороший человек.

Его сердце сжалось от ее слов. За краткое время их знакомства Полетта поверила в него больше, чем родичи его жены.

– Почему ты так уверена во мне, Полетта?

– Я отлично разбираюсь в людях, – уверенно откликнулась она и, чтобы усилить свои слова, решительно поцеловала его в губы.

– Ты узнала о моем прошлом до знакомства со мной и дала мне ту книжку «Закон и женщина» нарочно. Верно?

– Конечно.

– Ты дала мне ее в тот день, когда я впервые поцеловал тебя.

– Ты уже прочитал ее?

– Да. – Он прочел ее почти сразу, заинтригованный тем, какую книгу она для него выбрала, и был потрясен. Это была история о женщине, вышедшей замуж за человека, обвиненного в убийстве первой жены. О женщине яркой, умной и независимой, похожей на саму Полетту, о женщине, которая была настолько убеждена в невиновности мужа, что взялась это доказать.

– Что ты думаешь об этой книге? – спросила Полетта.

– Я нашел ее завораживающей, – ответил он. – Мне понравилось, как Валерия собрала воедино все улики, чтобы распутать дело. Необычно, что в детективном романе главным действующим лицом сделали сильную женщину.

– Именно это мне и понравилось, – согласилась Полетта. – Когда я начала ее читать, не могла остановиться. Я читала несколько романов Уилки Коллинза, и они все мне понравились.

Деклан помолчал, обдумывая идеи, появившиеся у него после прочтения этой книги.

– Ты выбрала эту книгу для меня в тот день, чтобы показать, что ты в меня веришь?

– Полагаю, что так, – ответила она, целуя его.

– О, Полетта. – Он радостно притянул ее к себе, наслаждаясь их новой близостью. Ему было хорошо просто лежать рядом с ней.

В теплом сумраке комнаты они прижимались друг к другу, и Деклану не хотелось с ней расставаться. Он хотел проспать всю ночь, держа Полетту в объятиях… Эта мысль ошеломила его.

– Уже поздно, – произнес он. – Мне следует отвезти тебя домой. Твои сестры, верно, начнут беспокоиться о тебе?

– Они не вернутся домой еще по крайней мере час. Так что у меня пока есть время. Но, полагаю, мне уже нужно собираться. – И Полетта сделала движение, намереваясь встать с постели. Он задержал ее.

– Погоди, – прошептал он, привлекая ее к себе. – Полетта, насчет нынешнего вечера…

Она приложила палец к его губам, чтобы помешать договорить.

– Ш-ш-ш, – нежно приказала она. – Ничего не говори, потому что сейчас тебе нечего мне сказать. Этот вечер с тобой был чудесным.

Не в силах сдержаться, он накрыл ее рот своим. Деклан не мог насытиться ее сладостными губами. Откинувшись назад, он улыбнулся. Его сердце готово было выпрыгнуть из груди.

– Если я сейчас же не отвезу тебя домой…

Они очень неохотно поднялись с постели. Он нашел лампу на прикроватном столике и зажег. Ее теплый свет отбрасывал лишь маленький кружок, но его было достаточно, чтобы одеться. Одевшись сам, Деклан помог Полетте справиться с завязками ее розового платья и смотрел, как она приводит в порядок прическу. Потом они вместе заправили постель и направились вниз по лестнице в тихую книжную лавку.

Прежде чем покинуть Полетту, Деклан еще раз заключил ее в объятия и поцеловал.

– Можно мне навестить тебя завтра днем?

– Да, конечно. – И ее лицо озарила ослепительная улыбка.

Ночной воздух не слишком остыл, но они приветствовали легкий ветерок, провожавший их по тихим улочкам. Деклану хотелось держать ее за руку на всем пути до Девон-Хауса, но он понимал, что лучше этого не делать. Однако на пороге дома ему удалось незаметно пожать ей руку, прежде чем Полетта повернулась и поспешно вошла в дверь.

И снова он какое-то время постоял на углу, глядя на Девон-Хаус, и только потом направился домой.