Прочитайте онлайн Искушение ирландца | Глава 13 Наверху

Читать книгу Искушение ирландца
3618+3997
  • Автор:
  • Перевёл: Елена Ф. Левина
  • Язык: ru

Глава 13

Наверху

В лавке заканчивался очередной суетный день. Полетта помогала последней покупательнице, заворачивая томик пьес Шекспира. Лиззи ушла пораньше: у ее матери был день рождения, и она должна была готовить особый обед. Полетта снова осталась в лавке одна.

– Я не сомневаюсь, это чтение доставит вам удовольствие, – уверила она даму, заворачивая книгу в коричневую бумагу и перевязывая зеленой лентой – маркой лавки Гамильтона.

– Благодарю вас, – произнесла покупательница, направляясь ко входной двери, которая в эту минуту открылась.

Прозвенел колокольчик, и в лавку вошел Деклан Ривз. Он коснулся шляпы, пропуская выходившую даму, а затем перевел взгляд на Полетту.

При виде его ее сердце бешено забилось. Деклан не приходил сегодня в лавку, и она старалась не думать почему, но испытывала глубокое разочарование. Стоя сейчас перед ней, он казался таким высоким и красивым, что у нее перехватило дыхание. Его темно-каштановые волосы были зачесаны назад. Изумрудные глаза, окаймленные темными ресницами, пристально смотрели на нее. А рот с тонко очерченными губами, так страстно ее целовавшими, растянула ослепительная улыбка.

– Добрый вечер, Полетта, – произнес он.

– Здравствуйте, Деклан. – Она едва могла сдержать радость от встречи с ним. – Очень приятно вас видеть.

– Мара сегодня неважно себя чувствует, поэтому мы не смогли прийти к вам днем.

– О, надеюсь, с ней все будет в порядке. – От его объяснения у нее стало легче на душе.

– Всего лишь небольшая простуда, ничего страшного. Но я сегодня пропустил встречу с вами и подумал, что смогу хотя бы проводить вас домой.

Дрожь возбуждения прокатилась по телу Полетты горячей волной. Он по ней скучал! И пришел повидать ее! У Полетты от счастья закружилась голова.

– О, Деклан! Это будет чудесно! Я как раз должна закрываться. Это не займет много времени. Обещаю.

Если, конечно, она не станет подводить финансовые итоги дня. Впрочем, она может сделать это завтра. И домой ей не надо спешить. Колетта и Люсьен сопровождают Иветту на музыкальный вечер и еще несколько часов не вернутся домой. Если Полетта немного припозднится, этого никто не заметит, потому что она не раз задерживалась в лавке. Пока Полетта торопливо запирала двери, закрывала ставни и переворачивала дверную табличку на «Закрыто», она все время ощущала на себе взгляд Деклана.

– Говорил я вам, какое прекрасное впечатление производит на меня ваша книжная лавка?

Удивленная его словами, Полетта обернулась к нему.

– Нет, но судя по вашим регулярным визитам, я могу предположить, что вам здесь нравится, – кокетливо откликнулась она.

Его смех, звучный и певучий, окутал ее нежным облаком, и сердце Полетты пропустило один удар.

А Деклан продолжал:

– Я искренне считаю, что вы и ваши сестры проделали здесь потрясающую работу.

– Спасибо. – Она расцвела улыбкой удовольствия от этого комплимента. Лавка была ее гордостью и радостью, и Полетта пришла в восторг от того, что Деклан оценил, как тяжко они работали, чтобы добиться успеха, превратить ее в нечто особое.

– Вы провели здесь всю жизнь? – спросил он.

Она приводила в порядок прилавок и закрывала счетные книги, но отвлеклась, чтобы ответить ему:

– Да, полагаю, необычно жить над книжной лавкой, но отец любил книги, и я, сколько себя помню, помогала ему. Мы были счастливы здесь. Хотя нельзя сказать, что сейчас я несчастна, но иногда с тоской вспоминаю о тех днях, когда мы жили здесь: пять сестер, папа и мама.

– Кажется, у вас было счастливое детство.

– Верно. – Полетта не могла сдержать улыбку. – У нас никогда не было много всего, но друг у друга были мы. Мы были счастливы здесь наверху.

– А сейчас там кто-нибудь живет?

– Нет. Последние два года там жила маленькая семья: приятные люди, они следили за домом и помогали в лавке. Но сейчас они переехали в чудесный домик, и мы подыскиваем им замену. – Вспоминая потом этот момент, Полетта не могла понять, что заставило ее предложить: – Хотите посмотреть, как там?

– В вашем бывшем доме наверху? – Темные брови удивленно поднялись.

– Да. – Их глаза встретились, и Полетта не смогла прочесть его мысли, как ни старалась. Но лицо ее посерьезнело, а внутри затрепетали бабочки, и она прошептала: – Следуйте за мной.

На дрожащих ногах она прошла в глубь лавки к двери, ведущей наверх. Деклан шел по пятам. В полной тишине они поднялись по лестнице и вошли в теплые комнаты над лавкой. День был очень жарким, и, как всегда, жара накалила пустые комнаты наверху. Солнце уже садилось, и сумерки заполняли комнаты.

Полетта повернулась к Деклану и торопливо заговорила ни о чем, внезапно ощутив неловкость, что притащила его сюда.

– Вот здесь мы и жили. Здесь я выросла. За последние годы тут многое изменилось, комнаты перекрасили, положили новые половики, поставили новую мебель. Теперь здесь ярче и просторнее, чем при моей матери. Она любила более темные тона и более тяжелые ткани. Спальни расположены там. Самая большая – комната родителей, средняя – Колетты и Джульетты, а третья принадлежала мне, Иветте и Лизетте.

Он с интересом огляделся вокруг.

– Когда я был маленьким, жил в комнате один и очень хотел делить ее с кем-нибудь, чтобы можно было поговорить и поиграть. По-моему, замечательно, что вы делили комнату с сестрами.

Полетта пожала плечами:

– Это было хорошо, с одной стороны, и не очень – с другой.

Он улыбнулся в ответ, поймав ее взгляд.

Они молча стояли в гаснущем свете дня, и тени вокруг них становились все гуще. Жара, казалось, усиливалась с каждой секундой, и Полетте становилось трудно дышать. Она боялась шевельнуться, потому что не знала, к чему это приведет.

– Здесь так жарко, – пробормотала она, ощущая, как ее летнее платьице липнет к телу. Голова кружилась, мысли разбегались. Полетта никогда не чувствовала такой удушающей жары.

Он кивнул, соглашаясь, глаза его потемнели… Он сделал шаг к ней.

Сердце у нее в груди билось тяжкими ударами. Она придвинулась ближе к нему, чувствуя, что стоит на краю чего-то необратимого, но не может остановиться и не сделать следующего шага. Она хотела быть с ним.

– Полетта… – Ее имя прозвучало нежнейшим вопросительным шепотом на его устах. Он положил руки ей на плечи, и это прикосновение потрясло ее.

– Да, – прошептала она в ответ и запрокинула лицо, приглашая Деклана к поцелую, наслаждаясь ощущением его сильных рук на ее теле.

И Деклан поцеловал ее.

Он привлек ее в объятия, накрыл ее рот своим… И она погибла. Потерялась полностью и насовсем. Его губы, теплые и твердые, скользили по ее губам с нарастающей страстью. Полетта приоткрыла рот, и его язык скользнул внутрь. Сейчас она была более готова воспринять происходящее, чем неделю назад, и теперь целовала его в ответ с тем же жаром, и ее язык тоже завладел его ртом. Ее руки обвились вокруг его шеи, его кожа жгла ее кожу, а его мужской запах обволакивал ее.

Они целовались целую вечность, отрываясь друг от друга, только чтобы перехватить воздуха. Деклан словно поедал ее, но ей было все равно. Эти поцелуи были просто небесным блаженством. Не обращая внимания на жару, Полетта прижалась к нему всем телом, и низкий стон, вырвавшийся из его груди, возбудил ее, одновременно напугав.

Его пальцы проникли в ее волосы, освободив их от шпилек, удерживавших прическу, а затем по одной уронили их на пол. Золотые локоны рассыпались по плечам сияющим водопадом. Но все это время Полетта продолжала с отчаянной жадностью целовать его.

А он целовал ее в ответ, так же захваченный бурей чувств, как и она.

Она никогда не подозревала, что поцелуи могут быть такими всепоглощающими, такими потрясающими, оглушающими все чувства. Его руки двинулись вниз, пробежали по ее спине, по ягодицам и прижали к возбужденной твердой плоти. Ее вздох заполнил его рот. Дрожь наслаждения пробежала от тела к телу.

Только в этот момент Полетта осознала, что он медленно расстегивает застежки на спине ее розового платья. На краткий миг ее охватила паника и тут же ушла, оставив только желание, чтобы он поспешил и снял с нее платье совсем. Жара пожирала Полетту, и она хотела лишь одного: освободиться от стесняющих оков одежды, не позволявшей ощутить Деклана кожей к коже.

Он стал целовать ее щеки, подбородок, шею… спускаясь к груди. Он опускал голову все ниже, и дыхание Полетты стало прерывистым, а расстегнутое платье обнажило ее груди. Дрожа всем телом, она прижимала к себе голову Деклана, погрузив пальцы в густые темные волосы. Единственной мыслью было, слышит ли он, как отчаянно бьется ее сердце. Ей казалось, что оно сейчас разорвется.

Подняв голову, Деклан окинул ее взглядом, полным бесконечного желания, а затем повернул так, чтобы было удобнее расправиться с огромным количеством завязок, поддерживающих ее одежду. С ее помощью Деклан снял с нее платье и множество нижних слоев, освобождая Полетту от тягостной жары. Оставшись лишь в тонкой сорочке и чулках, она стояла перед ним, нисколько не смущаясь. Она поспешила помочь Деклану снять сюртук и рубашку, любуясь открывшимся ее взгляду простором его мужественной груди. Полетта ласкала его гладкую кожу, упругую и теплую под ее пальцами. Не в силах удержаться, она прижалась губами к его груди, покрывая ее легкими поцелуями. Но помочь ему снять брюки Полетта постеснялась, и он сделал это сам.

Почти готовая убежать, она обвила его руками, чтобы удержать себя от бегства, а он снова принялся целовать ее губы. Теперь, когда многочисленные слои одежды больше их не разъединяли, Полетта удивилась, что жар тел только возрос. Его руки бродили по ее телу, по изгибу ее бедер. Затем Деклан начал медленно спускать один чулок. Полетта замерла. Прикосновение его пальцев к внутренней поверхности бедра заставило млеть от желания. Его руки помогли шелковой ткани соскользнуть с ее бедра по колену и икре до щиколотки. Вся трепеща, Полетта подняла ногу, и он снял чулок со ступни. Так же бережно Деклан спустил чулок с другой ноги, лаская кончиками пальцев гладкую кожу.

Он снова привлек Полетту в объятия, и теперь их разделяла только льняная сорочка. Они поцеловались, и тепло его губ наполнило ее сладостным томлением. Снова его руки заскользили по ее телу, по спине и талии, по бедрам, пока он не нащупал край ее сорочки, последней защиты скромности. Тогда он медленно стал поднимать ее вдоль по телу, а потом завладел ртом в глубоком поцелуе, поднял тонкую ткань наверх и, стянув через голову, бросил сорочку на пол.

Теперь они были полностью открыты друг другу. У Полетты перехватило дыхание. Сейчас, когда они прикасались кожей к коже, у нее закружилась голова. Они замерли, прижавшись друг к другу обнаженными телами.

Интимность момента заставила ослабеть от желания, названия которому Полетта не знала. Она положила руки на грудь Деклана, и это напомнило их первую встречу, когда они поцеловались среди книжных полок. Но прикосновение к его груди, скрытой рубашкой и сюртуком, вызывало совсем не те ощущения, нежели прикосновение к его груди обнаженной. Это было больше, чем Полетта могла вынести. От этих чудесных ощущений и жгучего желания у нее кружилась голова. Ее трясло, но в тот день, когда они целовались в гостиной у Деклана, она дала обещание себе и ему, что в следующий раз останавливать его не будет. И она не хотела сейчас закончить все на полуслове.

Хотя она уже лежала в его объятиях совершенно обнаженная, решимость несколько поувяла.

Он оторвался от поцелуев, приподнял ее подбородок, чтобы посмотреть ей прямо в глаза, и тихо произнес:

– Господи, девочка, ты прекрасней, чем я себе представлял. Ты понятия не имеешь, как сильно я тебя хочу!

– Я тоже тебя хочу, – пробормотала Полетта, удивляясь, что может выговорить что-то связное.

Деклан взял в ладони ее лицо и, притянув к себе, поцеловал так глубоко и страстно, что она почти умерла от наслаждения. Одним уверенным движением он поднял ее на руки и направился в одну из спален. Полетта обняла его за шею. Ноги не держали ее. Его твердая целеустремленность наполнила Полетту головокружительным восторгом. Сейчас все произойдет!

С ней случится наконец все, о чем она читала, о чем мечтала. Она хотела Деклана. Она тонула в чувстве к нему. В этом изумительном ощущении его кожи на своей, в теплоте интимного прикосновения его рук, опьяняющего мужского запаха его тела, божественного вкуса его рта… Страсти, струящейся из его глаз.

Они находились в маленькой спальне, которую раньше занимали Колетта и Джульетта. Жара и вязкая тишина комнаты окутывала их как одеялом. Деклан бережно опустил Полетту на постель и тут же накрыл своим мускулистым телом. Вся ослабевшая, она закрыла глаза. Он осыпал сладостными, нежными поцелуями ее лицо, уши, глаза, щеки, подбородок и кончик носа.

– Моя милая, милая Полетта, – шептал он.

В этот миг она потеряла всякие остатки страха и неловкости и абсолютно успокоилась. Так подействовало на нее ощущение его тела на ней. Она не ожидала, но это было ощущение необычайной правильности происходящего. Ее осмелевшие руки бродили по его телу, исследуя, лаская… И мускулы нависшего над ней тела напряглись. Однако эта мужская сила наполняла ее чувством защищенности и покоя. И отчаянной потребностью в нем. Ее руки скользнули ниже, по изгибу его ягодиц, притягивая теснее. Но Деклан вдруг застыл, и она удивленно ахнула, почувствовав его обнаженное тело между своими бедрами.

Глаза ее распахнулись.

В надвигающемся полумраке она почувствовала на себе его взгляд. Он желал убедиться, что она по-прежнему его хочет. В ответ она снова поцеловала его и, обняв за широкие плечи, изо всех сил прильнула к нему.

– Деклан, – выдохнула она его имя.

С низким стоном он приподнялся, а затем резко вошел в нее, заставив Полетту втянуть воздух из-за вдруг заполнившей ее плоти и крепко зажмуриться. Она вцепилась в его плечи, не зная, что будет дальше, но ожидая чего-то. Деклан поцеловал ее, и она ощутила его дрожь. Затем медленно… медленно он начал двигаться в ней сначала легкими выпадами, а потом более сильными. Ошеломленная неведомыми ранее ощущениями и эмоциями, она просто держалась за него, пока не осознала, что ее бедра сами вздымаются ему навстречу и по каждому мускулу, по каждой жилочке ее тела расходятся жаркие волны блаженства.

Деклан просунул руку между их телами и коснулся ее там, где их тела соединялись. Полетта чуть не выпрыгнула из кожи от нежданного наслаждения. Он гладил ее там, продолжая двигаться в ней, и если раньше Полетта с трудом дышала, когда он ее целовал, то теперь просто не могла вздохнуть. Ей казалось, что она умирает здесь и сейчас. Ее переполняли непонятные, невероятные ощущения. Воздух вырывался из ее груди короткими выдохами. Она содрогалась, потому что Деклан продолжал ласкать ее рукой и телом.

– О, Деклан… – У нее не было слов, не было мыслей, не было ощущения времени и пространства.

Никогда не мечтала она ни о чем подобном. Ничего в этих старых медицинских книжках не подготовило ее к ТАКОМУ. К этому абсолютному, всепоглощающему блаженству. К этой буре страстного желания, которая затопила ее. К этому ощущению наполненности и чуда. К этой бесконечной красоте слияния с мужчиной, ощущения себя истинной женщиной.

Ласки Деклана, продолжающиеся движения его рук и тела вызвали волны удовольствия, прокатившиеся по ней, пробуждая ненасытную жажду. Полетта хотела, чтобы это никогда не кончалось. Выгибаясь навстречу его руке, она думала, что сойдет с ума от томления, а он продолжал двигаться в ней. Наконец огромная волна удовольствия захлестнула ее, и Полетта выкрикнула в темноту его имя. Он приподнялся над ней, опираясь на локти, и вонзился с напором, которого она жаждала и который радостно встречала. И тогда Полетта словно раскололась на миллион сверкающих звездочек, а Деклан достиг пика наслаждения, содрогаясь каждым мускулом.

В полуобморочном состоянии она лежала под ним, обняв за шею.

– Господи боже! Полетта!.. – прошептал он, целуя ее в щеку. Он перекатился на спину и, тяжело дыша, весь влажный, закинул руки за голову.

Несмотря на жару, Полетта готова была оставаться здесь навсегда – такое довольство переполняло ее. Именно так, рядом с ним, когда ее ноги переплелись с его ногами… В комнате становилось темнее, только свет уличного фонаря, проникавший в окно, слегка разгонял сумрак.

Ей подумалось, что сестры сильно преуменьшали радость от этих особых интимных отношений между мужчиной и женщиной.

– Я совершенно не представляла себе, что будет так, – тихо произнесла Полетта спустя некоторое время.

– Я тоже, любовь моя. – Деклан склонился к ней и, все еще задыхаясь, снова поцеловал в щеку. – Я тоже не представлял себе ТАКОГО.

Сердце Полетты замерло от его нежного обращения. Со вздохом полного удовлетворения она опустила голову ему на грудь, и он обнял ее, привлек к себе и стал перебирать пальцами локоны. От этого ощущения счастья и покоя она начала задыхаться.

– С твоей женой у тебя было не так? – поинтересовалась она.

– Полетта! – Он чуть не поперхнулся от ее вопроса.

Она подняла голову, стараясь разглядеть его в темноте.

– Мне просто любопытно. Мне что, не полагается задавать такие вопросы?

– Нет, девочка, не полагается. – Он фыркнул. – Но, отвечая на твой вопрос, скажу: с женой у меня было совсем не так.

– О… – простонала Полетта, не зная, что ответить, и снова положила голову ему на грудь. Однако не могла не испытать некоего торжества от его слов. Он, так же как и она, считал то, что произошло между ними, чем-то волшебным и особенным. – Значит, я не могу спрашивать тебя о том, что придет мне в голову? – прошептала она.

– Милая моя Полетта, ты можешь спрашивать меня о чем захочешь. – Он продолжал перебирать ее волосы, и это бесконечно успокаивало ее.

Непонятно почему, но после их интимной близости ей захотелось узнать побольше о таинственной женщине, которая завладела его сердцем и вышла за него замуж. И родила ему ребенка.

– Тогда, может быть, ты расскажешь мне о ней?

Его рука замерла.

– О моей жене? – Деклан не мог скрыть удивления. Оно явно прозвучало в его голосе.

– Да. На кого была похожа мать Мары? Как ее звали?

Деклан на миг замолчал.

– Полагаю, тебя никак не уговоришь сменить тему?

– Никак, – улыбнулась она.

Он покорно вздохнул и продолжил рассеянно гладить ее локоны.

– Маргарет Райан внешне походила на тебя. Белокурая и хорошенькая. Мне казалось, что я любил ее, а она – меня… Но теперь я вижу, что она была слишком… невзрослой для своих лет. Оглядываясь назад, я понимаю, что она вышла за меня наперекор своей властной семье и потом горько пожалела об этом.

– На самом деле она тебя не любила? – Полетта почувствовала в его словах горечь и обиду. Она-то считала, что у него был счастливый брак по любви, и теперь его рассказ доставил ей удовлетворение и ощущение некоего женского торжества. Она крепко поцеловала его в грудь.

– Пожалуй, какое-то время Маргарет считала, что любит меня, но, по-моему, она так и не поняла, что такое любовь. Она использовала меня, чтоб уязвить семью и избежать уготованного родителями брака. Я был моложе, и она предпочла меня пожилому герцогу, которого они для нее выбрали. Вскоре она решила, что вовсе не хочет быть замужем за мной, но к тому времени было уже поздно: она была беременна Марой.

– Мне очень жаль. Это звучит так грустно, – недоверчиво прошептала Полетта. Она представить себе не могла, как это – оказаться в оковах несчастного брака. Она знала, что союз ее родителей не был особенно счастливым, но с тех пор она видела счастье и радость браков сестер. И никогда ей не доводилось слышать о трагедиях, подобных браку Деклана.

– По правде говоря, это было не столько грустно, сколько запутанно, – спокойно объяснил он. – Я пытался сделать Маргарет счастливой, я делал все возможное, чтобы укрепить наш брак, но она с той же силой стремилась его разрушить.

– Разрушить? – Полетта не могла скрыть недоумения. – Ты хочешь сказать, что она хотела развода?

– Да. И я был почти согласен дать его ей.

Потрясенная этим откровением, она только и могла спросить:

– И что случилось потом?

– А потом случился пожар.

Полетта замолчала на минуту, размышляя об этой женщине – о Маргарет Райан, которая вышла за него замуж, а потом расхотела его и закончила жизнь, трагически погибнув в огне.

– Ты не рассказывал мне о пожаре, Деклан. Что случилось той ночью?