Прочитайте онлайн Искушение ирландца | Глава 11 Письма

Читать книгу Искушение ирландца
3618+4212
  • Автор:
  • Перевёл: Елена Ф. Левина

Глава 11

Письма

Полетта не смогла заснуть в эту ночь. Ее мысли были только о Деклане Ривзе и тех часах, которые они провели в парке, а потом в его доме. Особенно в его доме. Казалось, он очень сердился на нее, когда отвозил домой, и она не могла понять почему. Она полагала, что весьма разумно отнеслась к происшедшему, особенно если вспомнить, какое бурное впечатление произвело на нее это.

Чувства, которые она к нему испытывала, не были похожи ни на какие, испытанные ею раньше. Она хотела быть с ним. Хотела все о нем знать. У нее было столько вопросов к нему, что она не знала, с какого начать.

Она сомневалась, что влюбилась в Деклана Ривза, но, безусловно, была им зачарована. От его глубокого мягкого голоса с ирландским акцентом у нее таяло все внутри. Взгляд его темно-зеленых глаз заставлял чаще биться ее сердце. Ей хотелось излечить его от последствий трагического прошлого. А его поцелуи вызывали у нее дрожь, и слабость, и желание чего-то большего.

Ах эти его поцелуи!..

В последний раз Деклан поцеловал ее, перед тем как она вышла из экипажа, и ее охватил восторг. Он сжал в ладонях лицо Полетты и одарил ее таким глубоким поцелуем, что ей показалось, будто она упадет в обморок… тут же на месте. А потом он прошептал:

– Мы скоро увидимся.

С безумно бьющимся сердцем ей удалось проскользнуть в дом незамеченной. Только дворецкий Грейнджер увидел ее и поднял брови при виде растрепанной внешности. Когда же через час Полетта появилась за трапезой, она уже достаточно пришла в себя, чтобы держаться так, словно не провела самый чудесный день своей жизни с красавцем ирландцем, чьи поцелуи лишали ее рассудка. К счастью, Колетта и Люсьен едва спросили ее о прогулке в парке, а Иветта была целиком поглощена размышлениями о том, какое платье надеть на бал, который должен был состояться на будущей неделе.

Теперь Полетте оставалось лишь надеяться, что Джеффри Аддингтон не скажет Колетте и Люсьену, что видел ее в парке с Декланом Ривзом. Полетта собиралась поговорить с Джеффри и попросить помолчать об этом перед ее родными. Она молила Небеса, что сможет убедить его, потому что не знала, как он к этому отнесется. Иногда он становился очень противным.

Дело было не в том, что она не хотела, чтобы сестры узнали о Деклане. Совсем наоборот. Она собиралась пригласить Деклана к ним в дом, чтобы встретиться с ними, но что-то удерживало ее. Они отнесутся к нему настороженно и подозрительно. Стоило только вспомнить изумленное лицо Колетты, когда та узнала, что Деклан поцеловал Полетту в книжной лавке.

Колетта верила слухам о нем. Она считала, что Деклан сделал нечто, убившее его жену, а Полетта всеми фибрами души была уверена в том, что все эти слухи никак не могут быть правдой.

Не целовал бы он ее так нежно и не остановился бы, чтобы защитить ее, будь он убийцей. Человек не может нести на руках спящую дочь и мечтать, чтобы она снова заговорила, если убил ее мать. По мнению Полетты, это было просто невозможно.

Однако пока имя Деклана не было обелено или до тех пор, пока ее сестры не узнали его так же хорошо, как она, Полетта не считала, что ей стоит рассказывать им о том, что происходит. У Полетты развивался роман, но не обычный, как у всех других, и ее семья никогда этого не поймет. Колетта станет тревожиться о ее безопасности, думая, что сестре может быть нанесен какой-то вред. Лизетта придет в ужас и испугается, что общение сестры с человеком, подозреваемым в убийстве, может повредить развивающейся политической карьере ее мужа. Иветту потрясет сама мысль, что Полетта общается с человеком, возможно, убившим жену. А матушка театрально упадет в обморок и уляжется в постель на неделю, если не больше. Что касается Люсьена… Ее зять защитник не позволит Полетте выйти из дому, когда узнает, что она общается с Декланом Ривзом.

Никто в ее семействе не поймет, какие чувства она к нему испытывает.

За исключением Джульетты.

Джульетта не станет осуждать сестру или считать глупой из-за того, что она хочет быть с таким мужчиной как Деклан. Джульетта ее поймет и ободрит в решении следовать зову сердца. Как хотелось Полетте, чтобы сестра не находилась так далеко. На протяжении многих лет у них с Джульеттой были расхождения во взглядах и предпочтениях. Все детство она ссорилась с сестрой из-за ее равнодушия к книгам и семейной книжной лавке, но это не мешало им крепко любить друг друга. Они как раз достигли мирных отношений, когда Джульетта сбежала в Нью-Йорк, а затем вышла замуж за американца Харрисона Флеминга. Занятая своей семьей, Джульетта редко посещала Лондон, и сейчас Полетта тосковала по ней больше, чем обычно.

Она инстинктивно понимала, что Джульетта единственная поддержала бы ее в нынешней ситуации. Полетта подумала: может быть, стоит написать ей и объяснить, что происходит между ней и Декланом Ривзом? Только одно останавливало ее. Она боялась, что Джульетта расскажет обо всем Колетте, а идти на такой риск в настоящий момент Полетте не хотелось.

А потому она провела очень беспокойную ночь, думая о Деклане, и почти не спала.

Ясным ранним утром понедельника Полетта была, как обычно, в книжной лавке, готовясь к очередному трудовому дню. Колетта и Лизетта придут не раньше полудня, а пока Полетта пребывала в одиночестве. До открытия лавки она, предаваясь ностальгии, поднялась на второй этаж, в жилое помещение, где прошло ее детство. Комнаты были переделаны под жилье для Тома Олкотта и его матери Анны, но сейчас они пустовали. Однако Полетта легко представляла их такими, какими они были раньше. Длинный обеденный стол, за который сестры усаживались ужинать с родителями. Диван с выцветшей бархатной обивкой, на который ее мать откидывалась, объявляя, что у нее мигрень. Пустота над камином, где когда-то висел семейный портрет. Полетта открыла дверь в маленькую спальню, которую в детстве делила с Иветтой и Лизеттой. Тогда там на стенах были темно-розовые обои с рисунком из фруктов и птиц. Сейчас стены выкрашены в светло-кремовый цвет, и комната превращена в контору.

Полетта тяжело вздохнула, раздумывая о том, сколько лет прошло с той поры, и о том, как изменилась ее жизнь после смерти отца. Ей было тогда четырнадцать лет. Полетте очень не хватало его. Какой была бы сейчас ее жизнь, если бы родители по-прежнему жили над лавкой? Как отнесся бы ее отец к Деклану Ривзу? Хотя Томас Гамильтон был человеком спокойным и рассудительным, вряд ли его порадовало бы, что дочь вступила в какие-то отношения с мужчиной, которого подозревают в убийстве.

Да и мать, откровенно говоря, отнеслась бы к этому настороженно. Благополучно проживающая в Брайтоне Женевьева Гамильтон наверняка высказала бы глубокое недовольство тем, что Полетта целуется со вдовцом, судя по слухам, доведшим до смерти свою жену.

Нет, ее родители, безусловно, не одобрили бы Деклана Ривза, но сейчас их здесь не было и высказать мнение они не могли.

Да и Полетта уже не была тем ребенком, делившим комнату с сестрами. Повзрослевшая и независимая, она жила своей жизнью и принимала собственные решения. В большинстве случаев. В следующем месяце ей исполнится двадцать один год. В этом возрасте большинство девушек уже замужем.

Так что в том такого, что у нее есть тайный поклонник? В ее жизни не было ничего обычного, начиная с того, что она выросла над книжной лавкой, а теперь жила в одном из роскошнейших домов Лондона и была свояченицей маркиза Стэнклифа, а также управительницей книжной лавки. Так что если она хотела быть с Декланом Ривзом, кто мог ей это запретить?

Деклан вчера остановил их, чтобы они не зашли далеко. А Полетта готова была с радостью продолжать… если бы у нее хватило дыхания. Возможно, так было бы лучше. Она не могла разобраться в чувствах.

С момента, когда губы Деклана прикоснулись к ее губам, она утратила всякую способность контролировать происходящее… да и не хотела этого. Наслаждение от его поцелуев было не похоже ни на что ранее ею пережитое. И она ждала… хотела от него большего.

Часы на камине пробили девять и отвлекли ее от размышлений. Вздохнув, она вернулась вниз, в лавку. Пора было ее открывать.

Полетта подошла к входной двери и перевернула табличку «Закрыто», сменив ее на «Открыто», и только затем увидела на полу письмо. Кто-то подсунул его под дверь, пока она была наверху. Подняв его, она заметила, что поперек конверта было написано только ее имя. Полная любопытства и возбуждения, она подошла к прилавку и сломала печать в надежде, что оно от Деклана Ривза. А потом с дрожью прочла угрожающие слова, не понимая, кто мог их написать:

«Это письмо – предупреждение. Держитесь подальше от лорда Кэмелмора. Он убил свою жену. Учтите это предупреждение, если хотите остаться в живых».

Потрясенная угрозой, Полетта ощутила тошноту. Кто мог отправить ей это жуткое послание?

Колокольчик над входом звякнул, и Полетта в панике вскинула голову. По коже побежали мурашки.

– Джеффри, слава богу, это ты! – с облегчением воскликнула она. На мгновение ей подумалось, что в лавку вернулся тот, кто оставил ей письмо, но это оказался всего лишь Джеффри. Милый, дорогой и чудесный Джеффри Аддингтон. Высокий красавец с темными волосами и смеющимися синими глазами. С обаятельной улыбкой он направился к ней.

– И я рад видеть тебя, Полетта, дорогая. – Он окинул ее оценивающим взглядом, солнечная улыбка сошла с лица. – У тебя такой вид, словно ты увидела призрак.

Глубоко вздохнув, Полетта покачала головой:

– Со мной все хорошо. Ты просто испугал меня внезапным появлением. Что ты здесь делаешь?

– Я только что заехал в Девон-Хаус, чтобы пожелать доброго утра, но дома никого не оказалось. Грейнджер сообщил мне, что Люсьен будет отсутствовать весь день. Иветта отправилась к портнихе, а вы с Колеттой – в лавку. Вот я и явился сюда, чтобы повидать вас обеих.

– Вообще-то Колетта сначала поедет с Иветтой к портнихе, так что здесь будет позже.

Она осторожно сунула письмо в счетную книгу. Потом рассмотрит его поподробнее.

– Ты здесь одна? – нахмурился он. – Мне никогда не нравилось, что вы, девушки, находитесь здесь одни. Не знаю, как Люсьен это позволяет.

– Ох, Джеффри, пожалуйста… – с досадой откликнулась Полетта. Слишком много раз у нее был подобный разговор с Люсьеном, пока она его не переупрямила. Ей совсем не хотелось повторять эту беседу с лордом Аддингтоном.

– Что ж, тогда, полагаю, ты остаешься со мной. – И он весело ухмыльнулся. – Тем лучше. Я хотел поговорить с тобой насчет вчерашнего.

– О чем? – проговорила Полетта, стараясь принять непонимающий вид. Совсем недавно она сама хотела поговорить с Джеффри о Деклане Ривзе, но теперь, когда удобный момент настал, необъяснимо занервничала.

Джеффри смотрел на нее с настороженной задумчивостью.

– Что за история между тобой и Кэмелмором?

– История?

– Да, Полетта, история. Можешь объяснить мне, почему ты вчера была с ним?

– Мы друзья. – Ее голос прервался.

Джеффри склонил голову набок.

– Ты меня спрашиваешь? Или утверждаешь?

– Просто объясняю. – Полетта энергично покивала. – Да, утверждаю. Мы с лордом Кэмелмором просто друзья.

Джеффри скептически прищурился.

– Ты хоть что-то знаешь об этом человеке?

Полетта покачала головой. Сердце ее упало. Она точно знала, что подумал Джеффри.

– Это неправда, Джеффри.

– Значит, ты все же кое-что знаешь о нем. – Он испустил тяжелый вздох. – Я надеялся, что тебе неизвестна его история, и это объяснило бы твое общение с ним. Но теперь я вижу, что это не так. – Он помолчал. – Я полагал, что у тебя больше здравого смысла, Полетта.

– Джеффри, лорд Кэмелмор не имеет никакого отношения к смерти своей жены.

Джеффри смерил ее многозначительным взглядом.

– И откуда тебе это известно?

– Потому что я спросила его об этом и он мне рассказал.

– Как будто он станет признаваться в этом всем, кто его спросит.

Джеффри вопросительно выгнул темную бровь.

Полетта замолчала, обдумывая слова Джеффри. Они звучали разумно. Разумеется, если бы кто-либо прямо спросил Деклана, убил ли он жену, он сказал бы нет. Это было бы ожидаемо. Человек не может ходить, объявляя направо-налево, что убил жену. Но Полетта где-то в глубине души не могла поверить, что Деклан мог сделать это. Что мужчина, который так страстно целовал ее, у которого хватило решимости остановиться, как было вчера у него дома, и который так нежно и любяще относился к дочери, мог быть причиной чьей-то смерти. Деклан проявил сдержанность. Она решила, что убийца не смог бы так ответственно относиться к своим страстям.

– Нет, Джеффри. Я знаю, что он сказал мне правду. Он замечательно и нежно относится к дочери и никогда не смог бы причинить какой-либо вред ее матери. Я абсолютно в этом уверена. Все это только злобные сплетни. – Каждая минута, проведенная с Декланом Ривзом, все больше убеждала ее в этом.

Джеффри посмотрел на нее с сомнением.

– Значит, ты подружилась с человеком, о котором ходят слухи, что он в Ирландии убил жену. Могу ли я узнать, насколько близкие вы друзья?

– Ну-у… Мы встретились всего несколько дней назад. Он в Лондоне один, приехал сюда, чтобы помочь дочери, которая потеряла речь после смерти матери.

– А что думает Люсьен об этой вашей дружбе?

Полетта помедлила с ответом.

– Он об этом не знает.

– Я так и понял, – с сожалением произнес Джеффри.

– Джеффри… – Она на миг запнулась. – Я буду очень признательна, если ты не скажешь Люсьену или Колетте… или еще кому-либо, что видел меня на прогулке с лордом Кэмелмором.

Он пристально поглядел на нее.

– Прежде чем я соглашусь на нечто подобное, мне нужно, чтобы ты была со мной полностью откровенна. Насколько все это серьезно?

– Что ты имеешь в виду? – Полетта нервно стиснула руки. Она вспомнила их вчерашние жаркие поцелуи в гостиной, и щеки вспыхнули.

– У вас роман или просто дружба?

– Я точно не знаю…

– Полетта, я знаю тебя с пятнадцати лет. И еще ни разу не видел тебя на прогулке с джентльменом.

– Нечего это подчеркивать, – с вызовом попыталась оправдаться Полетта.

– Я не хочу тебя уязвить, милая, – мягко произнес Джеффри, одарив ее понимающим взглядом. – Я просто констатирую факт. Я никогда не замечал, чтобы ты проявила хоть малейший романтический интерес к кому-либо. В отличие от твоей младшей сестры, которая только об этом и думает. Представь же мое вчерашнее изумление, когда я увидел, что ты сидишь в довольно интимной обстановке с привлекательным джентльменом и его дочерью. Вы выглядели… как уютная счастливая семья. Все выглядело так…

– Как?

Он недоверчиво покачал головой.

– Словно вы гораздо больше, чем просто друзья.

– Вот как? – У Полетты дрогнуло сердце. Она еще сама не понимала, как относится к Деклану Ривзу, и возникшее у других впечатление, что у них роман, показалось ей странным.

– Да, так. И, пожалуйста, объясни мне, почему ты прогуливаешься с этим джентльменом, не сказав об этом семье? – Джеффри скрестил руки на груди и замолчал, выжидая.

Немного помолчав, Полетта поняла, что выбора у нее нет и она должна немного открыться Джеффри.

– Не знаю, смогу ли я хорошо объяснить.

– Попытайся, – усмехнулся он.

– Ну-у… Несколько дней назад лорд Кэмелмор зашел в книжную лавку, чтобы купить книжку своей маленькой дочке Маре. Тем же вечером я упомянула об этом при Люсьене, и он рассказал мне об обвинениях против него, напечатанных в газете. Когда лорд Кэмелмор пришел в лавку в следующий раз, мы разговорились… и я прямо спросила его, причинил ли он какой-либо вред жене. Он сказал, что не имеет никакого отношения к ее смерти, но упомянул, что есть некие люди, которые хотят обвинить его в этом.

– А он назвал этих людей?

– Нет, – неохотно призналась она. – Но я уверена, что назвал бы, если бы я спросила. А потом он проводил меня домой и мы договорились о прогулке в парке. В воскресенье я встретилась там с ним и с Марой… Тогда ты нас и увидел.

– И это все? – несколько скептически поинтересовался Джеффри. – Только-то? И больше ничего?

– Да, это все. – По сути, так оно и было за исключением поцелуев, но она предпочла упустить эту деталь.

– У тебя к нему какие-то чувства? – спросил Джеффри.

Были ли у нее какие-то чувства к Деклану? Без сомнения, были. Бурные, необъяснимые, неудержимые. Только дело в том, что она сама не могла в них разобраться.

– Я… я не знаю.

– Ты собираешься видеться с ним снова?

– Да, – неохотно призналась она. – Он собирается снова прийти в лавку.

– Понимаю. – Лицо Джеффри помрачнело.

– О, пожалуйста, не рассказывай об этом Люсьену и Колетте, – умоляюще протянула она. – Обещаю, я все им расскажу, когда буду готова, когда пойму, какие чувства к нему испытываю. А пока они будут только зря тревожиться обо мне.

– Право, не знаю… – Он заколебался, явно разрываемый сомнениями, что нужно предпринять. – Не нравится мне эта ситуация, Полетта. Категорически не нравится.

Она умоляюще уставилась на него, отчаянно сжимая руки.

– Пожалуйста, Джеффри.

– Не понимаю, почему я всегда должен присматривать за вами, сестрички. И хранить ваши секреты, – проворчал он себе под нос, качая головой.

– О чем ты? – растерянно переспросила Полетта. Какие еще секреты? Это было очень интересно. Чьи секреты он хранил? Колетты? Или Джульетты?

– Не важно, – отмахнулся он, словно и не говорил ничего такого. – Меня тревожит твое благополучие. Я действительно не знаю этого лорда Кэмелмора, но то, что я слышал о нем, мне не нравится. Увидел с ним тебя, я заинтересовался и поговорил с некоторыми знакомыми чиновниками во властных учреждениях. Тебе стоит знать, что вскоре ему будут предъявлены официальные обвинения.

– Но они ложные! – возмутилась она. Ей стало нехорошо при мысли, что Деклана обвинят в убийстве жены. Ведь он в этом невиновен.

– Власти скоро заберут его. Как я понял, есть люди, которые считают, что жена лорда Кэмелмора умерла в результате несчастного случая, но есть и те, кто считает, что у него был мотив желать ее смерти и он намеренно устроил пожар.

Полетта почувствовала, что слезы жгут ей глаза.

– Деклан никогда не поступил бы так!

Джеффри покачал головой, лицо его было хмурым.

– Ты только что познакомилась с ним. Ты ничего о нем не знаешь.

– Ты тоже, – рассердившись, подчеркнула Полетта. – Но я знаю его лучше, чем ты. И говорю тебе, Джеффри, что Деклан Ривз не способен на убийство. Он не тот человек, который намеренно причинит вред другому, не говоря уже о матери своего ребенка. Он любит эту девочку, он с ней добрый и заботливый. И со мной он ведет себя так же. Поначалу он кажется суровым, но когда узнаешь его поближе… он умный, и доброжелательный, и милый, и остроумный, и…

– О господи боже! Ты с ним уже целовалась, да? – прервал ее Джеффри. На его лице отразилась тоска.

Потрясенная тем, что он так легко разгадал ее, Полетта промолчала, но щеки полыхали огнем. Отрицать правду она не могла.

– Что такое происходит с вами, сестрички Гамильтон? – простонал он себе под нос и вновь покачал головой.

Не обращая внимания на неожиданный поворот разговора, Полетта продолжила:

– Он не убивал жену, Джеффри. Клянусь тебе. И в Лондоне он сейчас, чтобы помочь дочери, а не потому, что прячется. Он никак не связан со смертью жены. Деклан – хороший человек. Я в этом уверена, а я отлично разбираюсь в людях.

– Что ж, поскольку я с ним не целовался, сказать не могу, опасен он или нет, – саркастически заметил Джеффри. – То ли он хороший человек, попавший в трагические обстоятельства, то ли обманщик, который, возможно, прикончил свою жену. Правда мне неизвестна. Однако я знаю тебя, Полетта Гамильтон. Ты девушка серьезная и не впечатлительная, не поддающаяся всяким легкомысленным причудам. Ты одна из самых сообразительных и практичных леди, каких я знаю. Так что в этой истории я поверю тебе. Если ты ему веришь, я с тобой соглашусь. Но вся эта ситуация мне не нравится. И мне не нравится, что это надо скрывать от Люсьена и Колетты. Но какое-то время я ничего не стану им говорить, если только они прямо меня не спросят… или я не сочту необходимым сообщить им об этом. – Он замолчал, пристально глядя на нее. – Можешь продолжать видеться со своим лордом Кэмелмором, но я собираюсь присматривать за тобой. И собираюсь разобраться со всем этим.

При этих словах Полетту затопило невероятное облегчение. Он не собирался тут же рассказать обо всем ее сестре и зятю. Еще какое-то время она может жить спокойно.

– Спасибо, Джеффри.

Он покачал головой, тихо бормоча:

– Как получается, что я снова оказываюсь в роли защитника этих девиц?

– О чем это ты? – спросила Полетта.

– Ни о чем, – устало проворчал он. – Но тебе нужно быть очень осторожной. Не делай глупостей, чтобы я не пожалел о своем решении.

– Не буду. Обещаю. Спасибо, Джеффри.

Иногда Джеффри был лучше родного брата. Полетта думала, что вряд ли брат был бы более понимающим. И она любила Джеффри как родного с первой из встречи. Он тогда неожиданно явился на первое занятие их с Колеттой читательского кружка и очаровал всех остроумием и добрым юмором. Одно время сестры думали, что он влюбился в Джульетту, он даже последовал за ней в Америку, когда она сбежала. Однако та вышла замуж за капитана Харрисона Флеминга и осталась в Соединенных Штатах, а Джеффри вернулся в Лондон и снова стал неотъемлемой частью их семьи, общим любимцем.

Полетта обошла прилавок и, встав на цыпочки, поцеловала его в щеку.

– Не пытайся подкупить меня поцелуями, юная леди. Меня эта ситуация не радует, – сказал он сурово, но взгляд был мягким.

– Да, я знаю, что ты чувствуешь, и поэтому еще больше ценю твое обещание.

– Будь осторожна, – повторил он.

– Буду. Я обещаю.

Полетта вдруг вспомнила таинственное предупреждение, которое получила за минуту до его прихода. На какое-то мгновение она подумала, что стоит показать письмо Джеффри и попросить у него совета, но он только больше огорчится, разволнуется и, того хуже, расскажет обо всем Люсьену. Так что она решила пока о письме не упоминать и поскорее сменить тему разговора.

– Как тебе понравилось вчерашнее представление с обворожительной мисс Хантер?

– Прелестное, – криво ухмыльнулся Джеффри.

– Рада это слышать, – улыбнулась в ответ Полетта.

Над дверью звякнул колокольчик, и в лавке появились несколько покупателей, так что их с Джеффри беседа неизбежно закончилась. Полетта занялась посетителями, и Джеффри распрощался. Она чувствовала себя немного виноватой, что не поделилась с ним новостью о письме, но вскоре работа вытеснила остальные мысли. День оказался тяжелым, однако Полетте стало легче, когда днем в лавке появился Деклан Ривз с Марой.

Он держал дочку за руку. Мара наградила Полетту теплой улыбкой, и они провели час в детском отделе. В промежутках между посетителями Полетта смогла поговорить с Декланом.

Так продолжалось целую неделю. Деклан и Мара приходили в лавку каждый день. Полетту возбуждало сознание того, что Ривз приходит повидать ее.

Особой удачей было то, что во время его визитов Колетты никогда не оказывалось в лавке. Лиззи Паркер лишь вопросительно поднимала брови во время ежедневных появлений Деклана, но не произносила ни слова, за что Полетта была ей очень благодарна.

Полетта обнаружила, что ждет его визита, что стала больше заботиться о внешности, хотя раньше совсем о ней не задумывалась. Она всегда одевалась привлекательно, и гардероб ее соответствовал моде, однако теперь Полетта проводила время в размышлениях, какой цвет платья лучше подходит к цвету ее лица, какой наряд лучше подчеркивает фигуру, какая прическа идет ей больше. Она ждала его посещений.

Внезапно ей стало очень важно нравиться Деклану. Он ее завораживал. Возможно, дело было в его таинственном прошлом, а возможно, в певучем голосе и яркой зелени глаз. От его взглядов у нее слабели колени – так она его хотела. А может быть, ее тревожила память о его поцелуях, которые она жаждала испытать снова. Деклан Ривз заполнял ее мысли днем и ее сны – ночью.

Полетте просто хотелось быть с ним вместе. Всегда и везде. Где угодно.