Прочитайте онлайн Интересно девки пляшут, или Введение в профессию | Часть 3

Читать книгу Интересно девки пляшут, или Введение в профессию
3316+3634
  • Автор:

3

Наверное, от жары у меня сильно разболелась голова. И я решила выпить ледяной воды в ближайшем кафе. Жмурясь от солнца, я лениво огляделась вокруг и на противоположной стороне улицы в тени кипарисов увидела стеклянное здание кафетерия с таким привычным для советского человека названием «Колос». Внутри меня ждали желанная прохлада и запотевший стакан с минералкой. Отпив полстакана, я с наслаждением закурила.

— Не помешаю?

Я подняла голову. Передо мною несомненно стоял секс-символ города-героя Керчи, собственной персоной. Высокий, статный, лет сорока пяти. Благородная седина на висках. В общем, очуметь. Голова мгновенно прошла, меня снова бросило в жар, а низ живота предательски заныл.

— Присаживайтесь, конечно, — пролепетала я.

— Отдыхаете? — спросил красавчик, расставив на столе несколько тарелок с салатами.

— Вот знакомлюсь с достопримечательностями города.

— Да какие тут могут быть достопримечательности? Гора Митридат? Просто смех. Нет, милая моя, настоящие достопримечательности можно увидеть только на дне моря.

— И как же до них добраться?

— А очень просто. Хотите я вам всё покажу?

— Очень.

Да, с таким молодым человеком я пошла бы куда угодно, не только на дно моря. Стоп. Мой новый знакомый — наверное, инструктор по дайвингу. И таким образом привлекает клиентов.

— Только не пугайтесь, — он по-своему расценил возникшую паузу в разговоре, — я работаю инструктором по дайвингу. У меня своя яхта, — не без гордости добавил он.

По всему было видно, что молодой человек старается произвести на меня приятное впечатление. И я решила взять быка за рога.

— Замечательно, в таком случае я вас нанимаю.

— В каком смысле? — поднял бровь мой новый знакомый.

— Вас как зовут?

— Егор.

— А меня — Наташа. Вот и познакомились. Теперь к делу, — я достала купленную у моряка карту с отмеченными на ней координатами. — Нужно со дна во что бы то ни стало поднять один предмет.

Егор протянул руку и взял карту. Мельком взглянул на неё и тут же отдал обратно.

— Отказываетесь?

— Почему, напротив. Дело плёвое. Только, если по пьянке колечко обручальное обронили, могу вас огорчить. Там хоть и глубина маленькая — метров десять, но сильные подводные течения. Колечко, скорее всего, уже в песок засосало.

— Нет, предмет относительно большой и тяжёлый.

— Что именно будем искать? Поймите меня правильно, мои услуги стоят недёшево и я, если берусь за что-то, то всегда гарантирую результат.

— Старинный меч, — решив больше не темнить, выпалила я.

— И зачем он тебе? Скорее всего, он уже давно превратился в простую ржавую железяку.

— В коллекцию заказал один московский толстосум, — пожимая плечами, ответила я, — денег обещал десять тысяч долларов, в принципе могу с вами поделиться, если поможете достать.

— И сколько положишь? — хитро прищурился Егор.

— Три тысячи долларов вас устроит? Сами же говорили, что достать — сущие пустяки.

— Тогда по рукам! Только половину вперёд. Ты где остановилась?

— В гостинице в Феодосии.

— И что, поедешь обратно в такую поздноту? Ну уж нет, у меня оставайся, места хватит. Да и обмыть сделку надо как полагается. Чтоб всё как по маслу прошло, — быстро проговорил Егор, видно опасаясь, что утром я передумаю и найду себе другого помощника.

Ожидать подвоха со стороны нового знакомого вроде бы не приходилось, да и тащиться обратно в Феодосию, честно говоря, очень не хотелось, и я согласно кивнула головой.

— Ну и ладушки, сейчас махнём ко мне домой. Это тут в двух шагах. Не бойся, — Егор опять по-своему расценил моё некоторое замешательство, — постелю тебе на веранде, а то в доме душновато.

Жил мой знакомый действительно совсем рядом, в небольшом, но, как мне показалось, уютном домике прямо на берегу.

— Выпьешь чего-нибудь? — спросил Егор, едва мы расположились на веранде.

— А что есть?

— А я пью только вот это, — Егор морской походкой «вразвалочку» подошёл к огромному сундуку и ловким движением выудил бутылку знакомой пузатой формы.

— Вогты мой! Неужели «Ай-Петри»? Советского разлива? Ну, удивил. И много его у тебя осталось? — я тоже перешла на «ты».

— Да полный рундук. Бывшая тёща при Советах на заводе в Коктебеле работала, вот и тащила понемножку.

— И давно развёлся?

— Да лет десять уже и, честно говоря, не жалею. Ну, давай, садись к столу, а я пойду фруктов принесу.

Выпив по рюмочке, потом по второй, мы постепенно разговорились.

— Ты кем трудишься, москвичка? — спросил Егор после третьей рюмки, от алкоголя он раскраснелся, снял тельняшку, глаза хитро заблестели.

— Закончила медицинский, работаю врачом в реанимации, — соврала я. — А ты чем занимался? Всю жизнь нырял?

— Почему всю жизнь? Как раз не всю. Я ведь институт военных переводчиков закончил в Москве. Знаешь такой?

— Знаю, как не знать. А сюда как тебя занесло?

— Да погорел я на женщине. На Кубе. Чуть не посадили.

— Из-за женщины? — недоверчиво спросила я. — Что, под юбку залез, не спросив разрешения у дамы?

— Как раз у нас с ней всё обоюдно было. Так что не в этом дело. В то время на Кубе натовская база была. Проводили америкосы стрельбы какими-то супер новыми и секретными ракетами. Вот одна из ракет и угодила на территорию Кубы, причём упала и не взорвалась. Янки к Фиделю: мол, верни ракету, а он им — фигу. Вот из Ленинграда и отправили за этой ракетой сухогруз «Комсомолец». А на сухогруз вместе с пшеницей нас погрузили, в трюмы, естественно, чтобы ни одна душа не догадалась, что за ракетой идём. Две недели в трюмах качались, чуть концы не отдали. В общем, прибыли. А пока пшеницу с «Комсомольца» выгружали, мы оторвались по полной программе. Я с дивчиной познакомился, Мерседес звали. И фамилия чудная такая — Ворона.

Огонь, а не девка. Зажигали с ней дней десять. Нам за границей, понятное дело, к иностранкам близко подходить было строго запрещено. Даже в братской стране. Вот кто-то и стукнул. Меня под арест. А когда узнали, что эта Мерседес — дочка какого-то дипломата иностранного, вообще взбеленились.

— А ракету-то вывезли?

— Вывезли, куда мы денемся. Погрузились ночью и в море. Правда янки откуда-то узнали, что именно на «Комсомольце» ракета. Вышли мы в отрытое море, а там два эсминца натовских семафорят: «Приказываем остановиться». Мы, естественно, остановились. На сухогрузе от эсминца не очень-то уйдёшь. Смотрим, америкосы спускают мотобот с «зелёными беретами» и к нам. Ну, думаем, полный… Оружие у нас, конечно, было. Открывать огонь или нет? Вот в чём вопрос. Вдруг видим, на полпути к нам мотобот делает крутой разворот на сто восемьдесят градусов и к эсминцу обратно драпает. И тут всплывает по правому борту от «Комсомольца» наша атомная подлодка. Огромная такая. Через полчаса эсминцы американские растворились вдали как не было. А подлодка проводила нас до Одессы. Вот такая история. А потом стали проводить разбор полётов. Мол, откуда американцы узнали, что находится на «Комсомольце». Кто из своих донёс? Тут и вспомнили мои заграничные любовные похождения. Как кто? Ваш покорный слуга, конечно, своей девице в постели проболтался. Ну и чуть не попёрли меня. Хорошо, «крота» потом нашли. Так что только строгим выговором по партийной линии и отделался. А мог и в Лефортовскую тюрьму загреметь запросто. После того случая посылали меня только в такие места, откуда мало кто возвращался. А с развалом Союза и вовсе выперли на пенсию. Да я не в обиде. Ладно, давай спать ложиться, а то завтра дел много.