Прочитайте онлайн Интересно девки пляшут, или Введение в профессию | Часть 14

Читать книгу Интересно девки пляшут, или Введение в профессию
3316+3533
  • Автор:

14

Утро следующего дня снова началось с неприятностей, что стало, по-моему, уже традицией. Проснулась я оттого, что кто-то энергично тряс меня за плечо. Этот «кто-то» оказался дежурным по заставе Рожковым.

— Ну что опять? — поинтересовалась я, не открывая глаз.

— Пустой вызывает, — сказал дежурный и добавил. — Срочно.

— Вот, блин! А сколько я спала? Минут двадцать?

— Нуты даёшь! Восемь часов с гаком соснула и ещё всем недовольна. Вставай, вставай, а то чем больше спишь, тем больше хочется, — довольно хохотнул Рожков и кинулся обратно в дежурку, где соловьиной трелью заливался телефон.

За три минуты закончив водные процедуры и решив не наводить марафет, я постучалась в кабинет начальника.

— Разрешите войти?

— Вошла уже. Садись. Выспалась?

— Ещё как, — не моргнув глазом, соврала я.

— Полчаса назад на участке нашего отряда опять произошло ЧП, — начал Пустой каким-то уж очень замогильным голосом. — Убит подполковник Гостев…

— Как убит? — не поняла я.

— Выстрелом в висок, — эхом отозвался начальник. — Два часа назад он позвонил мне из комендатуры и сказал, что выезжает к нам… Ещё сказал, что везёт с собой всё, или почти всё, что обещал достать… Баньку, говорит, истопите и шашлычок не забудьте, долг, мол, платежом красен.

— И всё?

— Ещё сказал, что часа через полтора-два будет у нас.

— И…

— Что «и»? Сейчас звонили из комендатуры, сказали, что они выехали вместе с замом по разведке Парамоновым на его уазике. А минут через пятнадцать часовой соседней заставы доложил, что слышит выстрелы. В общем, «тревожная группа» обнаружила в кювете командирскую машину, а на водительском сидении — труп подполковника Гостева с огнестрельным ранением в голову. Парамонова ни живого, ни мертвого не нашли. Кроме личных документов Гостева, никаких бумаг в машине не было. Я уточнил.

— А водитель?

— Водителя, говорят, Парамонов перед этой поездкой отпустил.

— Да. Скверная история. Значит, документы пропали.

— Видно, кто-то очень заинтересован в том, чтобы мы не получили никакой дополнительной информации об острове и подземном ходе. Вам с Лаврушиным точно ничего больше не известно?

— Известно… — и я рассказала начальнику про наши с Димкой «спелеологические» исследования, про Татьяну, про бой с фашистами, про то, как я невольно оказалась по ту сторону границы, как перебралась обратно и про всё остальное.

На некоторое время после того, как я закончила свой доклад, в кабинете повисла тишина. Видимо, начальник обдумывал всё услышанное, а может, размышлял о том, не спятила ли я.

— Значит, если я правильно понимаю, ситуация на участке нашей заставы за несколько последних недель сложилась следующая, — Пустой сделал паузу и задумчиво продолжил. — Мы имеем множество сработок сигнализационной системы на первом участке. Особенно интересны пять из них. Три из которых — без следов нарушения инженерного рубежа, вернее, следы-то наверняка были, но мы не смогли их зафиксировать, а также сработка системы вооружённой бандой на острове позавчера и, наконец, в свете последних событий — сработка учебным нарушителем. Хотя её мы пока отбросим…

— Но… — нетактично влезла я.

— Без всяких «но». Молчи и слушай. Теперь мы знаем, что нарушители уходят с острова подземным ходом. То, что он существует, подтвердилось полностью. И прежде всего тем, что встреченная тобой разведчица оказалась под землёй на довольно большом расстоянии от острова, пребывание её на котором, по-моему, бесспорно. Если, конечно, найденная на острове антенна не принадлежала кому-либо другому. Однако, как подземный ход связывает остров, замок Хродвальда, сопредельную территорию и станцию Болотную? Вы ведь так и не смогли попасть по подземному ходу на остров. Да и выходом на сопредельную территорию, с твоих слов, не пользовались очень давно.

— Но ведь с острова по нам стреляли из немецких автоматов, стрелявшие были в немецкой форме. А там, где я встретила Татьяну, этих автоматов стоит несколько ящиков. Это не просто ход. Поймите же, наконец, я, вне всяких сомнений, каким-то образом оказалась в тридцать девятом году!

А потом также беспрепятственно вернулась обратно. Этому должно же быть какое либо объяснение? Да и ход-то мы пока до конца не обследовали. Сначала эта яма с решёткой, потом всё остальное…

— Значит, существует переход во времени, связывающий наше время с прошлым? А может, всё проще? В подземелье за столько веков могло скопиться огромное количество какого-либо газа, который и вызвал появившиеся у тебя галлюцинации? В конце концов, с войны там осталось много ящиков с различными военным снаряжением. Может, в каком-то ящике банка с галлюциногенным газом протекла? Ведь могло так быть? Вот. Главное — успокойся и не кипятись. Теперь дальше. Я думаю, что раньше этот ход соединял хутора. Ведь станция стоит практически на месте старого хутора.

— Входом в лесу у станции воспользовались те, кого видела Наташка около аварийной стоянки, а встретились они с неизвестными в нацистской форме уже на острове. Причём, и для одних и для других это было полной неожиданностью. По времени полное совпадение, — потом усмехнулась:

— Одни в тридцать девятом, другие в восемьдесят седьмом. Как тут не встретишься! — грустно констатировала я.

— Совершенно ничего не понятно. Но тут есть ещё одно, не менее важное, совпадение. Время перехода вооружённой банды в гражданской одежде на остров и сработка системы учебным нарушителем также сходятся чуть ли не по минутам.

— Так значит, водитель Парамонова не случайно был так упорен в своём стремлении дойти до границы?

— Ну уйти за границу он, скорее всего, не собирался, а вот задержать тебя с собаками как можно дольше… Вполне вероятно.

— Знаете, что я думаю? Я считаю, что нас тогда на острове не запеленговали. Это было просто невозможно, а узнали о том, что мы с Лаврушиным сидим на острове в «секрете», скорее всего, от подполковника Парамонова.

— Но это довольно смелое предположение…

— Смелое оно или нет, но сами посудите — везде всплывает Парамонов. О «секрете» на острове вы ему докладывали. Он передаёт эту информацию кому-то ещё, и вся наша затея летит к чертям собачьим. Они просто оповещают об опасности своих людей на нашей территории условным сигналом с помощью сигнальных ракет, и переход через границу отменяется. А поскольку со дня на день выпадет снег и переход будет невозможен, то Парамонов решается на отчаянный шаг. Пускает учебным нарушителем своего водителя. Остаётся догадываться, какими инструкциями он его снабдил, если тот вёл себя, как сумасшедший. И пока я, как последняя дура, гоняюсь за липовым нарушителем, они пытаются перебросить груз на острове. Что им и удаётся.

— Похоже, похоже… Видимо, всё-таки Парамонов что-то узнал про намерения Гостева… А может, просто увидел, что за «подарок» вёз нам подполковник. Получается, он поспешил отделаться от Гостева и захватить документы. В общем, бред сивой кобылы.

— Почему бред?

— Да потому что непонятно, зачем вообще городить такой огород. Ты же сама понимаешь, что груз гораздо легче перебросить на сухопутном участке границы. Да и не верится как-то, чтобы заместитель коменданта пограничной комендатуры по разведке оказался предателем.

— Всё правильно, только это верно при условии невозможности пересечения границы под землёй. А теперь, когда мы узнали о существовании подземного хода, представления о целесообразности изменились в корне. Однако им всё равно приходиться передвигаться по поверхности сначала у станции Болотная, а потом — на острове. Так что, как говорится, снег — единственная наша надежда.

— Конечно. Сегодня ночью перекроем все возможные направления «секретами». И если они сунутся ещё раз… Если только уже не поздно… — капитан схватил трубку телефона. — Соедините меня с Коноваловым. Жду.

— А что, — начала я, но Пустой сделал упреждающий жест рукой, и я умолкла.

— Здравствуйте, Геннадий Васильевич, — я поняла, что Пустой разговаривает с начальником соседней заставы. — Ну что нового по Гостеву? Пока ничего? А след проработали от уазика до границы? Да ладно, не обижайся, я просто так спросил, — капитан ещё некоторое время слушал, потом положил трубку и воззрился на меня.

— Что-то не так? — вырвался у меня вопрос.

— Да нет, как раз всё так, как и следовало ожидать. От уазика до границы вёл всего один след. Судя по всему, за кордон ушёл не кто иной, как сам Парамонов. Если ещё и баллистическая экспертиза подтвердит, что пуля, повлекшая за собой смерть Гостева, выпущена из табельного пистолета Парамонова, значит, всё замкнётся на нём. Только всё равно ума не приложу, зачем ему это было нужно.

— Вероятнее всего, мы об этом так и не узнаем. Если Парамонов решился на такой шаг, как устранение Гостева и уход за кордон, значит, всё, что им было нужно, уже сделано… И мы с вами, товарищ капитан, на этот раз, извините, — в глубокой заднице.

Начальник заставы как-то странно посмотрел на меня, потом перевёл взгляд на окно. Я тоже повернула голову… За окном огромными хлопьями падал первый в этом году снег…