Прочитайте онлайн Играя с огнем | Глава 3

Читать книгу Играя с огнем
2016+377
  • Автор:
  • Перевёл: А. А. Храпова
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 3

Обращаясь к широкой спине, обтянутой превосходно сшитым пиджаком, Руби сказала:

— Мистер Уэстмор, я полагаю?

Обладатель широкой спины обернулся, и Руби сглотнула, почувствовав на себе тяжелый взгляд изумрудных глаз. Проклятье, надо было снова надеть туфли: теперь он подавлял ее еще и своим ростом! И как ему удается выглядеть таким сексуальным в строгом костюме? Руби подняла взгляд и увидела, как его губы изгибаются в понимающей улыбке. Он сунул руку в карман брюк, и на его гладко выбритых щеках появились ямочки.

— Мисс Делисантро, я полагаю? — сказал он все тем же грудным голосом, и колени Руби едва не подломились.

Нет, Она совсем ничего не придумала и не дорисовала по поводу его внешности, он действительно был невероятно хорош. Даже в костюме, что говорило о многом: обычно Руби не западала на прагматичных, рациональных людей. Однажды она встречалась с бухгалтером, и его вечные планы и расчеты времени довели ее до белого каления всего за неделю.

Руби заставила себя выровнять дыхание. Почему-то она сомневалась в том, что Кэллум Уэстмор был похож на того парня. Может быть, из-за ощущения первобытной, дикой силы, которой веяло от него.

— Вот и познакомились, — усмехнулась Руби. — А теперь могу я узнать, что вы здесь делаете и почему считаете возможным вытягивать информацию из моего делового партнера?

— Я никогда не вытягиваю информацию, — ответил он, разглядывая ее. — Даже если у меня есть причины.

Руби подавила желание поджать пальцы на ногах: из-за его взгляда она чувствовала себя не только босой, но и голой. Он поднял глаза и снова улыбнулся:

— А причина моего визита, мне кажется, очевидна.

Кровь бросилась в лицо Руби от хриплых ноток в его голосе и соблазнительной интонации, наполняющей слова подтекстом, но она не попалась на его удочку. Похоже, он думает, что она наивная девочка. Руби облизала губы и удовлетворенно отметила, что движение ее языка привлекло его внимание.

— Для меня она совсем не так очевидна, как для вас.

Он хмыкнул, давая понять, что почувствовал ловушку.

— Что ж, я расскажу вам, чтобы вы перестали волноваться.

— Я не волнуюсь, мне просто немного любопытно.

Он поднял бровь.

— Немного?

Ну да, разумеется, на самом деле Руби едва не лопалась от любопытства.

— Да, — соврала она.

— Понятно, — кивнул он, и не было ни малейшего сомнения в том, что он не поверил ей. — Хорошо, я удовлетворю ваше любопытство, если вы удовлетворите мои требования.

Почему-то у Руби возникло ощущение, что они говорят уже не о раскрытии причины его прихода.

— Что вам нужно, мистер Уэстмор? — спросила она, против воли заглатывая наживку.

— Я хочу познакомиться с вами поближе, — тихо ответил он, и его глаза плотоядно сверкнули. — Так близко, как только смогу.

Руби предвидела это и тщательно готовилась отказать ему, но нужные слова ни в какую не пожелали вылетать изо рта.

— Значит, вы выследили меня, только чтобы пригласить на свидание? — максимально равнодушно заметила она. — Наверное, я должна почувствовать себя польщенной.

Ее ровный тон ничуть не поколебал его уверенности в себе.

— Вообще-то это не совсем то, зачем я позвонил сюда.

— И вытянули нужные сведения из моего партнера, — напомнила Руби.

Он прищурился. Цапаться с этим человеком было довольно опасно, это чувствовалось сразу и придавало дополнительную пикантность пикировке. И это было очень нехорошо, но Руби не могла заставить себя прекратить. Денек выдался паршивый, в частности из-за него, и Руби решила, что позволит себе немного пофлиртовать с ним в качестве утешения.

— Я уже сказала, что ничего ни из кого не вытягивал. Я просто умею быть очень убедительным.

Руби пожала плечами, с удовольствием рассматривая ямочки у него на щеках. Определенно улыбка делала его еще опаснее.

— Так зачем же вы выследили меня?

Он улыбнулся шире.

— Хочу оплатить ущерб, причиненный вашей машине.

Руби на минуту потеряла дар речи.

— Вы шутите?

— Я нанес ущерб — я оплачиваю его. Таковы правила, — ответил он, словно это было чем-то само собой разумеющимся.

— И вы никогда их не нарушаете?

— Никогда, — серьезно кивнул он.

— Это хорошо, — пробормотала Руби, чувствуя, что его принципиальность нравится ей.

Она сама никогда не отличалась приверженностью строгим правилам и ограничениям. Если никому от этого не будет вреда, почему бы немного не отступить от них? И мужчины ей обычно нравились такие же. Конечно, она ни за что не нарушила бы закон. Когда ей было двенадцать, мальчик, которого она обожала, втянул ее в мелкое воровство, и совесть мучила ее несколько дней. Наконец она не выдержала и рассказала обо всем отцу. Тот отвел ее в магазин, заставил извиниться перед хозяином и заплатить за конфеты, которые она украла. Она чуть не умерла от стыда, и с тех пор у нее ни разу не возникло даже мысли совершить что-то противозаконное. Однако если ее в чем-то ограничивали, она старалась добиться как можно больше свободы. Кэллум Уэстмор, судя по всему, любил разнообразные ограничения; более того, он явно будет всячески стараться сохранить статус-кво. И Руби не понимала, почему ей так это нравится.

Он пожал плечами:

— Это просто цивилизованный подход.

Хотя блеск его глаз никак не наводил на мысли о цивилизованности. Он посмотрел на ее ноги.

— Обувайтесь и давайте обсудим, сколько я вам должен, за ужином.

Руби возмутил его повелительный тон, но она не стала сообщать ему об этом. Не сейчас. Ее захватила перспектива провести с ним вечер, тем более что она уже поняла, что они просто поужинают, ничего больше между ними не будет. Он абсолютно, совершенно не подходил ей. Совсем скоро она окончательно в этом убедится.

— Хорошо, но при одном условии, — сказала Руби, решив испытать его. — Я выбираю место.

В кубинском баре ее друга Сола по пятницам устраивали танцевальные вечера. Руби и ее компания часто проводили там время, и развлечение это было не для слабонервных. Уэстмор в своем костюме ни за что не впишется туда, и вряд ли он умеет танцевать. Руби уже почти сочувствовала ему, но его жалкие попытки приспособиться к необычному окружению должны помочь нивелировать странное воздействие, которое он оказывал на нее, и она сможет легко отделаться от него. К тому же Дэйв, механик, уже оценил ущерб в двести фунтов, и предложение Уэстмора было как нельзя кстати.

Он кивнул, не зная, что ему предстоит.

— Если там нормально кормят и я угощаю, согласен.

Пока Руби обувалась и подправляла макияж, она почувствовала слабый укол вины. Обычно на первом свидании она выбирала какой-нибудь нейтральный ресторан, чтобы не напугать парня, и то, что Уэстмор собрался платить за собственное унижение, немного удручало ее. Но когда она попрощалась с Эллой, вышла и увидела Кэллума, опирающегося о свой шикарный автомобиль и самоуверенно ухмыляющегося, раскаяние трансформировалось в предвкушение и возбуждение. Этого человека обязательно нужно щелкнуть по носу, а ей не помешает небольшая встряска.

К концу вечера Кэллум Уэстмор поймет, что не каждая женщина, на которую он положил глаз, готова пасть к его ногам.

Едва они вошли в шумный бар, Кэл понял, что за игру затеяла Руби. Платье из тонкой ткани колыхалось вокруг ее соблазнительной фигуры, пока она махала бармену и выкрикивала приветствия. Юный официант подскочил к ним и провел к отдельному столику, с любопытством глянув на Кэла. Идя к столику, Кэл положил руку на обнаженную спину Руби, почувствовал слабую дрожь, пробежавшую по ее телу, и усмехнулся в ответ на взгляд официанта.

Среди посетителей преобладала молодежь, ловко двигающаяся под ритмы сальсы на террасе, выходящей на канал. Воздух был полон разноцветных огней и пряных запахов, а зал — людей, хотя время едва перевалило за шесть. Одна из официанток, лавировавших между столиками, остановилась, чмокнула Руби в щеку и что-то прошептала ей на ухо, хихикая и поглядывая на Кэла. По пути к столику они останавливались еще десяток раз, не считая бесчисленных приветствий, которые Руби рассыпала направо и налево. Ее лицо светилось предвкушением хорошего вечера, она излучала небрежную уверенность и радость.

Кэл повесил пиджак на спинку стула, снял галстук, сунул его в карман и расстегнул верхние пуговицы рубашки. Он был готов ко всему, что приготовила для него мисс Руби Делисантро.

Она явно собиралась сбить с него спесь, приведя в этот бар, где она королева, а такому якобы унылому сухарю нет места. Кэл усмехнулся. К несчастью для нее, она просчиталась. Он вовсе не был ни занудой, ни снобом, особенно если на кону стояла женщина, которую он хотел, и сдаваться так просто было не в его правилах. Латиноамериканские танцы — неплохой ход, чтобы смутить и раздосадовать не умеющего танцевать человека, но она не учла одного: Кэл умел танцевать.

Мужчина откинулся на спинку стула и стал ждать, пока Руби наговорится с очередной приятельницей. Он слегка напрягся, когда какой-то парень обхватил Руби за талию и закружил, но заставил себя расслабиться. У него было подозрение, что Руби ведет себя так легкомысленно, чтобы порисоваться перед ним. Она выкрутилась из объятий парня и похлопала его по щеке, и Кэл понял, что они просто друзья, хотя Руби ценила его внимание. Парень кивнул, когда Руби представила его Кэлу, и исчез в толпе.

Черт, а она умела обращаться с мужчинами! Кэл решил, что она выбирает себе мужчин, которые позволят ей во всем быть главной, причем недостатка в желающих сделать это она явно не испытывала. Стоило только взглянуть на ее восхитительное тело, очаровательное личико и ощутить окружающую ее ауру жизнелюбия, чтобы понять это.

Но все это было до того, как она встретила его. Им предстояла нешуточная схватка, и Кэл попытался вспомнить, когда последний раз ему приходилось завоевывать женщину. Он выбрал Джемму и большинство ее предшественниц только потому, что они не оказали сопротивления, а теперь вдруг понял, что из-за этого его личная жизнь вот уже несколько лет невероятно скучна. Руби с ее вечной готовностью бросать и принимать вызов, с ее едким сарказмом обещала достаточно неприятностей, но когда Кэл смотрел в вырез ее платья, он думал, что игра стоит свеч.

Он облокотился на спинку ее стула и заправил непослушную прядь волос ей за ухо.

— Неплохой выбор, — промурлыкал он ей на ухо, удовлетворенно отмечая, как она замерла, когда его дыхание коснулось ее кожи. — Может, закажешь что-нибудь для нас обоих? Умираю от голода. Пока будут нести еду, можем потанцевать, а потом обсудить наше дело.

Она удивленно распахнула свои прекрасные карие глаза:

— Ты танцуешь сальсу?

— Сама увидишь, — улыбнулся он, поглаживая ее шею. — Я вообще очень талантливый.

И сальса — не самый выдающийся из его талантов. Руби снова задрожала, и Кэл с трудом удержался от того, чтобы не расхохотаться, заметив раздражение и потрясение в ее глазах.

«Очко в мою пользу».

«Проклятье!»

Этот мерзкий тип не только не ощущал какого-то дискомфорта — ему, похоже, все нравилось! Вдобавок к этому от его прикосновений Руби хотелось залезть к нему на колени и мурлыкать. Она поспешно отстранилась, подозвала жену Сола, Шантель, и заказала тапас и коктейль для себя. Совершенно неожиданно на чистом испанском Кэл заказал пиво, и они с Шантель обменялись несколькими фразами, из которых Руби поняла от силы пару слов. Наконец официантка рассмеялась и прошептала Руби:

— А он горячая штучка, дорогая! Смотри не обожгись!

Шантель была права. Кэл закатал рукава, и Руби не могла оторвать взгляд от его руки, на которой подрагивала мышца: Кэл барабанил пальцами по столу в такт музыке. Да, он горяч, но что с того? Она прекрасно справится с ним.

— Где ты выучил испанский? — спросила она.

Пожалуй, светская беседа поможет ей немного остыть. Ей нравились страстные отношения, но сгорать она не собиралась.

— Я пару лет прожил в Барселоне после юридического колледжа.

— Так ты юрист?

Теперь понятно, почему он так одержим правилами.

— Я адвокат. Барристер, — уточнил он.

Руби немедленно представила зал суда и Кэла в мантии и парике. То, что на других людях и в принципе выглядело нелепо, делало его еще более впечатляющим.

— А ты пекарь? — спросил он.

Руби кивнула и приготовилась защищаться. Люди, как правило, не воспринимали всерьез то, чем она занималась, а барристер и подавно должен посмеяться над ее делом.

— Если верить «Стэндард», ты печешь лучшие кексы в мире.

— Ты читал обзор Эда Маулдера? — изумилась Руби.

Она невероятно гордилась лестным отзывом, который дал ее кексам ветеран кулинарных битв, но восхищение в голосе Кэла застало ее врасплох.

— Маулдер просто влюбился в твои кексы, — кивнул Кэл, — а ему трудно угодить.

— Мои кексы могут быть очень соблазнительными, — признала она.

— Не сомневаюсь.

Он взял ее руку и перевернул тыльной стороной вверх. Музыка вдруг стихла, как обрубленная, огни выцвели, все в мире перестало существовать, кроме тепла пальцев Кэла и его чуть хриплого голоса, спрашивающего:

— Мне вот только интересно, они так же хороши на вкус, как ты?

Не в силах пошевелиться, она смотрела, как он поднес ее руку ко рту и прикусил ладонь у большого пальца. Мучительное наслаждение пронзило Руби, и у нее сбилось дыхание, так что фыркнуть у нее не получилось, даже несмотря на его лукавую улыбку.

Дурман разогнало появление Шантель. Она поставила поднос на стол и понимающе усмехнулась Руби. Не обратив на подругу внимания, Руби торопливо отпила «Маргариту» и с облегчением вздохнула, почувствовав, как холодная цитрусовая жидкость смягчает пересохшее горло. Кэл поднял запотевшую бутылку «Лагера» и запрокинул голову, предоставив Руби возможность насладиться зрелищем своей длинной мощной шеи.

«Черт возьми, о него очень легко обжечься!»

Она была так осторожна, так осмотрительна в последние месяцы, но эти длинные пальцы, обхватившие горлышко, и этот кадык, ходящий вверх-вниз под гладкой кожей, покрытой сетью капелек пота, будили в ней полузабытые желания.

Какого черта? — подумала Руби. Разумеется, она не собирается отдавать ему свое сердце, но почему бы не пойти на поводу у такого сильного желания? Одна ночь никого не убьет. К тому же Кэллум Уэстмор был слишком хорош, чтобы отказываться от него так быстро.