Прочитайте онлайн Игра | Глава двадцать вторая

Читать книгу Игра
366+1741
  • Автор:
  • Перевёл: Юлия Райнеке

Глава двадцать вторая

В маленьком офисе здания «Миллениум» сидел в одиночестве Уилл Андерсон. Он отпросился на пару минут — побыть в тишине. Ему надо было собраться с силами для второго серьезного испытания сегодняшнего дня — пресс-конференции в прямой трансляции.

Руки Уилла лежали на коленях, голова была опущена, в мозгу теснились мысли: чемпион Уимблдона. Победитель мужского одиночного финала.

Пару дней назад он заходил в Уимблдонский музей, рассматривал известные лица и читал имена прошлых героев. Тогда ему казалось нереальным, что когда-нибудь и он встанет в этот ряд.

До сих пор он не мог в это поверить. Даже сейчас. Пока еще он не привык к этой мысли.

Эйфория от победы быстро улетучилась — он чувствовал себя опустошенным и одиноким. Очень одиноким.

Где же его брат?

На корте Джеймса не было. В суматохе поздравлений после матча Уилл думал только об одном: где Джеймс? Победа была ему не в радость, если он не мог разделить ее с братом.

Никто не знал, где Джеймс.

Уиллу казалось, что окружающие его люди что-то знают и скрывают от него.

Вдруг в дверь негромко постучали. Уилл поднял голову и с надеждой отозвался:

— Джеймс?

Дверь открылась.

Две минуты назад в коридоре у этого офиса собрались Мэдди, Дэнни и Алекс. Они решали, как подготовить Уилла.

— Кто-то должен ему рассказать, — начал Алекс. — Все уже знают про Джеймса, кроме него, — он кивнул головой в сторону двери. — Не хотите же вы, чтобы это ляпнул какой-нибудь журналист в прямом эфире? Так он должен узнать об этом, что ли? — и Алекс изобразил голос репортера: — Вашего брата только что увезли в больницу, Уилл. Ходят слухи, что он не в своем уме. Что вы можете сказать об этом? — Алекс посмотрел на приятелей. — Мы не должны этого допустить.

— Не смотри ты на меня, — замахал руками Дэнни. — Я не могу ему рассказать. Ни за что. Алекс покачал головой:

— А я не знаю, что и сказать. Как рассказать парню, который только что выиграл Уимблдон, что его родной брат полгода пытался расправиться с ним?

Дэнни нахмурился.

— Не думаю, что ему надо рассказывать все, это уж точно. Да он с ума сойдет! Уиллу надо просто сказать, что Джеймс в больнице. Совершенно необязательно сейчас объяснять все до мелочей.

Во время этого разговора Мэдди, глубоко задумавшись, молчала.

— Нет, обязательно, — мягко возразила она. — Он должен знать, что Джеймс страдает от какого-то психического расстройства, что он болен. Брату нужна помощь, и он ее получит в больнице. Человек, который нанимал Паука, чтобы тот застрелил Уилла, — это был ненастоящий Джеймс. Там, на крыше, я видела настоящего Джеймса, который понял, что натворил. — Она вздрогнула, вспомнив жуткую сцену. — Никогда не забуду его лицо.

— Долго ему придется лечиться, — тихо сказал Дэнни.

Мэдди кивнула.

— Уилл с ума сойдет, когда все узнает, — заявил Алекс. — Это убьет его.

— Нет, — возразила Мэдди. — Вы даже не представляете, что может пережить человек. — Я пойду к нему сама и все расскажу, — твердо заявила она. — Прямо сейчас.

Дэнни попытался остановить ее, но не стал.

Девушка задержалась на секунду перед дверью, сделала глубокий вдох и постучала.

Дэнни и Алекс, стоя в коридоре, видели, как она открыла дверь, вошла в комнату и закрыла за собой дверь.

— Знаешь что, — сказал Дэнни. — Она самая храбрая из нас.

Радость исчезла с лица Уилла, когда он увидел, что это не Джеймс вошел в комнату. Это была Мэдди Купер. Она закрыла за собой дверь и остановилась, глядя на теннисиста. В ее лице было что-то такое, что напугало его — жалость, грусть и глубокое сочувствие.

— Это Джеймс, да? — спросил Уилл. Мэдди кивнула.

— Да, — ответила она. — Это Джеймс. Голос Уилла дрогнул.

— Расскажи мне. Девушка подошла к нему. Следующие несколько минут были самыми тяжелыми в ее жизни.

Просторный зал для пресс-конференций в здании «Миллениум» был битком набит жадными до новостей журналистами со всего мира. Уилл сидел за столом в окружении Уимблдонских чиновников, рядом сидел Ларе Йоханссон. На лице невозмутимого датчанина впервые за все время сияла улыбка.

Дэнни и Алекс стояли на самом верхнем ряду, чтобы никому не мешать. Оттуда сверху Уилл казался таким юным и беззащитным. Тем не менее, он отлично справлялся с пресс-конференцией.

— Он держится молодцом. Ни за что не поверишь, что он только что узнал такое, — прошептал Алекс на ухо напарнику.

— Это точно, — кивнул Дэнни.

Ребята думали, что Мэдди придет на пресс-конференцию, но Уилл явился один, его лицо было спокойным и непроницаемым.

И вот раздался вопрос, которого так боялись Алекс и Дэнни.

— Расскажите, пожалуйста, что случилось с вашим братом? Правда, что его увезли в больницу?

Лицо Уилла слегка омрачилось, но голос был спокойным и ровным.

— Сейчас я могу сказать только одно: всей своей карьерой я обязан Джеймсу. Если бы не он, меня бы здесь не было. Как только мы здесь с вами закончим, я поеду к нему. И я сделаю все, что в моих силах, чтобы помочь брату. Это моя главная задача, — Уилл поднял руку, останавливая шквал вопросов.

— Это пока все, что я могу сказать сейчас на эту тему. Теперь я буду отвечать на другие вопросы.

Дэнни и Алекс в восхищении переглянулись.

Мэдди стояла на верхней террасе телерадиовещательного центра. Девушка облокотилась о перила и смотрела на толпы людей, высокие округлые стены центрального корта, террасу для пикников «Аоранги».

Она чувствовала себя подавленной, опустошенной — долгий разговор с Уиллом отнял у нее все силы. И он напомнил ей о трагедии, которая всего лишь год назад так изменила ее собственную жизнь…

— Клубнику со сливками, мисс?

Она обернулась и увидела своих приятелей — Дэнни и Алекса. Дэнни протягивал ей белый пластмассовый стаканчик. Мэдди слабо улыбнулась:

— Спасибо.

Ребята встали по обе стороны от нее. — Пришлось тебя поискать, милая, — сказал Дэнни. — Мы уж подумали, ты ушла в подполье.

— Мне надо было подумать, — ответила Мэдди.

— Ну и как, подумала уже? — улыбнулся Дэнни.

— Да, — рассмеялась Мэдди.

— Мы были на пресс-конференции, — сказал Алекс.

— Как он справился?

— Отлично, — ответил Дэнни. — Как настоящий профессионал.

Алекс пристально посмотрел на Мэдди.

— Как Уилл воспринял это? — спросил он. — Ты ему все рассказала? Мэдди кивнула.

— Ему было очень жалко Джеймса, — ее голос дрогнул. — Это была его первая реакция. Он сказал, что должен был понять, как тяжело Джеймсу приходилось все эти годы. Он винил себя за то, что не понимал этого. — Она посмотрела на Дэнни и Алекса. — Представляете?

— Просто Джеймс — это единственный близкий человек, который остался у Уилла от семьи, — сказал Дэнни.

— Он сказал, что сделает все, чтобы Джеймс поправился, — продолжала Мэдди. — Он удивительный парень.

Алекс взглянул на нее и улыбнулся:

— Да ты сама удивительная, Мэдди. Я бы никогда не смог решиться на то, что сделала ты. Ни за что бы не смог рассказать ему о Джеймсе.

Мэдди улыбнулась в ответ:

— Сегодня мы все делали одно дело. Мы же команда. Вот поэтому мы и выиграли эту игру.