Прочитайте онлайн Игра | Глава семнадцатая

Читать книгу Игра
366+1739
  • Автор:
  • Перевёл: Юлия Райнеке

Глава семнадцатая

В пятницу игрались полуфинальные матчи. Вечером Мэдди прилипла к телевизору и смотрела повтор. Уилл Андерсон против Илича Ульянова. Нелегко было наблюдать за этим матчем — за Уилла приходилось все время переживать. Вот-вот он должен выиграть гейм, и вдруг допускает ошибку или теряет бдительность, и весь ход матча оборачивается против него. Выиграв два сета, он пропускает следующие два, ни разу не взяв подачу противника. Он, наконец, берет себя в руки и выигрывает последний сет со счетом шесть — четыре.

Потом, как водится, были интервью.

— Уилл Андерсон, это была настоящая борьба, но в конце концов ты выиграл. Уилл очаровательно улыбнулся.

— Да, — в его голосе звучали радость и облегчение. — Илич хороший теннисист. На таком уровне каждая игра — это серьезное испытание, но я знал, что с ним мне придется нелегко.

Глядя на Уилла, такого радостно возбужденного после своей победы, Мэдди было трудно представить, что над ним нависла смертельная угроза. Но эта угроза существовала на самом деле. Она никуда не исчезла. Алекс рассказал девушке о засохших розах и тухлом мясе. Но это была последняя выходка Тени, после нее уже целую неделю ничего не происходило. Однако Мэдди это совсем не утешало, наоборот, молчание казалось ей зловещим.

Зазвонил телефон. Ну конечно же это была Лора. Ей не терпелось поделиться своими планами насчет финальной игры.

— Я тут приглашаю кое-кого из ребят к себе, чтобы вместе посмотреть трансляцию, — рассказывала Лора. — Будут Сюзанна, Жюль и, надеюсь, Жаклин. Сможешь прийти, Мэдди?

— Нет, не смогу, — ответила Мэдди. — Надо работать.

— Работать? — завопила Лора. — В день мужского финала на Уимблдоне? Твой папаша садист, что ли?

— Так получается, — сказала Мэдди. — Извини. Желаю приятно провести время.

Девушка не сказала Лоре, чем ей велели заниматься в этот день. Мэдди, Дэнни и Алекс должны быть на центральном корте во время финального матча. Вместе с командой сотрудников УПР они будут наблюдать за зрителями. Джек Купер больше всего опасался, что Тень попытается сделать последний ход на финальной игре. Поэтому суперинтендант собирался направить в район Уимблдона каждого свободного сотрудника.

Ничего не должно случиться с Уиллом Андерсоном на глазах миллионов людей. Джек Купер не мог допустить этого.

На все две недели, пока в Уимблдоне идет теннисный турнир, почти девятьсот человек нанимаются для обеспечения порядка и безопасности. Почетные распорядители, охранники, волонтеры из вооруженных сил и лондонские пожарники — для каждого находится работа. В этом году к ним должны были прибавиться пятнадцать сотрудников УПР. В Северном зале здания Центрального корта был расположен штаб городской полиции. Хорошо оборудованное помещение отобрал суперинтендант Джек Купер, который сделал из него временный штаб УПР.

«Уимблдонская лихорадка» достигла своего пика в день финальной игры. Почти все новости и газетные статьи были посвящены только турниру. Блестящий семнадцатилетний англичанин добрался до финала — Уилл Андерсон был героем для всех. Любой, кто в эти дни включил бы телевизор или радио, взял бы в руки газету или прислушался к разговорам на улице или в магазине, сразу бы решил, что вся страна разом помешалась на теннисе.

Руфус Хоук сошел бы с ума от радости, если бы не сидел под следствием в Брикстонской тюрьме и ему бы разрешили посмотреть телевизор в это воскресенье. Во время финальной игры Хоук сидел, обхватив голову руками, и пытался понять, где же он просчитался.

Центральный корт был забит битком. Те, кому не хватило мест, теснились на траве террас «Аоранги» неподалеку от корта номер один и готовились наблюдать за игрой по гигантскому телеэкрану. Настроение было праздничным и возбужденным — зрители предвкушали великий матч.

Небо затянуло облаками, и воздух был влажным и жарким. На центральном корте зрители и игроки явно будут изнемогать от зноя. Мэдди и Дэнни устроились в первом ряду, прямо за местом главного судьи. Алекс расположился на дальней стороне корта, рядом с табло, на местах, зарезервированных для семей и команд игроков. Рядом с ним сидели Ларе Йоханссон и тетя и дядя Уилла. Место Джеймса пока пустовало.

На каждом конце корта на линиях в своих безукоризненно сшитых униформах фиолетового цвета стояли судьи. Главный судья появилась под аплодисменты зрителей и поднялась по ступенькам на свой стул.

Телекамеры взяли корт в плотное кольцо, бледное солнце изредка отсвечивало от их объективов. На своем ноутбуке Дэнни следил за телетрансляцией.

— Ты нас видишь? — спросила Мэдди, заглядывая ему через плечо. Она прекрасно знала, что они выполняют серьезное задание, но невозможно было не поддаться праздничному настроению толпы.

На мониторе высветился головокружительный вид на корт с телеэкрана Би-Би-Си. Наконец камера остановилась на зеленых дверях за табло.

— Началось, — сказал Дэнни.

Мэдди взглянула на монитор ноутбука — кто-то открыл одну из дверей. Из нее появился человек в белом, и толпа взорвалась криками и аплодисментами.

На Центральный корт вышли Уилл Андерсон и Крэйг Тэннер. У каждого на плече висела сумка. Австралией Тэннер был посеян под номером два. Номера первого он победил в полуфинале. Уилл был не посеян. Теннисисты еще никогда не выходили друг против друга, но из-за прекрасных результатов Уилла ставки разделились примерно пополам.

В шуме аплодисментов Мэдди услышала голос Алекса, звучащий в наушнике, подсоединенном к ее мобильнику:

— Мэдди? Ты видела Джеймса?

— Нет, — ответила девушка во встроенный микрофон наушника, низко пригнув голову. — Он должен быть с тобой.

— Здесь его нет, — сказал Алекс.

— В чем дело? — спросил Дэнни, оторвавшись от ноутбука.

— Джеймс пропал, — ответила Мэдди.

— Может, он был в раздевалке вместе с Уиллом? — предположил Дэнни. Мэдди передала это Алексу.

— Я проверю, — сказал Алекс. — Там внизу Тара, она должна знать.

Оба теннисиста начали разогреваться, подавая друг другу легкие мячи. Девочки и мальчики, собиравшие мячи, засуетились вокруг, как пчелки. Напряжение росло.

Голос главного судьи возвестил: «Две минуты, господа».

Уилл стянул спортивную куртку через голову и повесил ее на спинку своего стула. Тут он заметил Дэнни и Мэдди и помахал им рукой. Выглядел он спокойным и полным энергии.

Австралиец уже занял место на своей половине корта и ждал. Уилл размял плечи, схватил ракетку и уверенно направился к своему месту.

Зрители затаили дыхание.

Первым подавал Уилл. Он выгнул спину, отвел руку с ракеткой и высоко подбросил мяч. Мяч завертелся в воздухе. Рука размахнулась, и мяч, впечатавшись в ракетку, со свистом полетел через сетку.

Финал турнира начался.

В ухе у Дэнни жужжали разные голоса. Он подсоединил свой ноутбук к системе безопасности УПР. Стажер катал мышку-шарик, переходя с одного канала на другой, слушая, что докладывают его коллеги.

Никаких новостей.

— Отлично, — пробормотал Дэнни. — Никаких новостей — это замечательно.

Начался такой шквал аплодисментов, что Дэнни поднял голову от компьютера. Раздался голос главной судьи:

— Гейм и первый сет в пользу мистера Андерсона. Мистер Андерсон ведет один — ноль.

Через миниатюрный бинокль Мэдди рассматривала ряды зрителей. Ее взгляд задержался на мужчине, который сидел напротив нее. У него были каштановые волосы, зачесанные назад, и глубоко посаженные глаза. Это дядя Уилла. Его жена — миниатюрная черноволосая женщина в светло-желтой блузке — сидела на соседнем месте.

Следующее место пустовало. Дальше сидел Ларе Йоханссон, его каменное лицо, как всегда, ничего не выражало. Он не аплодировал, но пристально следил за Уиллом, как коршун за добычей.

Остальные места в этом блоке были оккупированы свитой Крэйга Тэннера: надменная подружка-супермодель в темных фирменных очках, исполненные гордости за сына мама и папа, специально прибывшие из Австралии.

Мэдди вновь направила бинокль на пустовавшее место, затем нажала кнопку на мобильнике, чтобы связаться с Алексом.

— Где Джеймс? — спросила она.

— Понятия не имею. Спрашивал Тару, она не видела. Наш человек на квартире Андерсонов говорит, что и там его нет.

— Думаешь, что-то случилось? — Мэдди почувствовала, как от страха сжалось все внутри.

А вдруг Тень их всех одурачил? Пока они зациклились на Уилле, Тень захватил Джеймса. Если кто-то хотел причинить Уиллу боль, он должен был знать, что парень будет вне себя от горя, если что-то случится с его братом.

— Я говорил с шефом, — продолжал Алекс. — Он предупредил всех, но приказал оставаться на своих местах. Если Джеймса похитили, это может быть отвлекающим маневром, чтобы мы переключились на старшего брата.

Первый сет закончился. После тяжелой победы Уилл с полотенцем через плечо сидел на своем стуле, спиной к Дэнни и Алексу. Теннисист жадно пил из бутылки фруктовый лимонад. Стояла такая духота, что стадион был похож на раскаленную печь.

Уилл повернул голову, и Дэнни догадался, что он ищет глазами брата. Не увидев Джеймса, он вопросительно глянул на Мэдди и Дэнни.

— Да уж, вряд ли ему это понравится, — пробормотал Дэнни.

Мэдди попыталась жестами объяснить Уиллу, что Джеймса ищут, и одними губами проговорила: «Не волнуйся». Но она совсем не была уверена, что это успокоит Уилла.

— Время вышло, пора, — объявил главный судья.

Теннисисты поднялись со своих мест.

От волнения Мэдди так сильно сжала кулаки, что ногти впились в ладони. Как Уилл отнесся к тому, что брата до сих пор нет на месте? Как это отразится на его игре?

Во время второго сета зрители приуныли. Слишком часто четырнадцати тысячам человек приходилось задерживать дыхание, когда Уилл пропускал легкие мячи. Наконец он собрался с силами и взял подачу Тэннера. Но австралиец был слишком опытным игроком, чтобы позволить Уиллу воспользоваться этим, и взял свое в следующем гейме. Расстроенный Уилл дважды сделал ошибку и потерял подачу — тяжелый стон пронесся по рядам. Этот сет выиграл Тэннер.

Мэдди уныло смотрела перед собой, поставив локти на колени. Игра Уилла просто разваливалась. Как только он понял, что Джеймса на корте нет, все пошло вкривь и вкось. Сейчас теннисист сидел на стуле, сгорбившись и опустив голову.

Девушка посмотрела на Дэнни — он не отрывался от ноутбука.

— Пойду искать Джеймса, — заявила она. — Не могу сидеть тут сложа руки. Дэнни поднял на нее глаза.

— Будь осторожна, — сказал он. — Держись на связи. Твой отец с ума сойдет, если с тобой что случится.

Мэдди кивнула. Пробравшись по проходу к лестнице, она поднялась по ступенькам и покинула корт. Девушка знала, что другие сотрудники УПР уже ищут Джеймса, но не могла просто сидеть и смотреть, как тают шансы на победу Уилла. Надо было чем-то занять себя.

Дэнни снова подключился к телетрансляции. Два комментатора Би-Би-Си обсуждали, что же случилось с Уиллом. После первого сета, который прошел на высоте, игра молодого англичанина покатилась под откос: третий сет он проиграл уже со счетом шесть — один. Правда, потом удача немного улыбнулась ему, и четвертый сет Уиллу все-таки удалось выиграть, но только благодаря нескольким случайным ошибкам австралийца.

Комментаторы назвали игру Уилла слабой и пообещали, что если Крэйг Тэннер сохранит свое хладнокровие и продолжит играть в том же духе, то Уилла ожидает очень неприятный пятый сет.

Мэдди уже облазила весь Уимблдонский спорткомплекс в поисках Джеймса. Она выглядывала его в толпе зрителей, спрашивала о нем каждого охранника и сотрудника УПР, которые встречались ей на пути.

— Вы не видели Джеймса Андерсона? Вы что-нибудь слышали о нем?

Никто не видел, никто не слышал.

Девушка уже готова была признать, что Тень захватил Джеймса вместо Уилла. Но вдруг один из охранников сообщил, что видел, как какой-то человек, похожий на Джеймса, входил в ресторан на террасе Соперников.

Мэдди поспешила к зданию «Миллениум», расположенному в западной части Центрального корта. Зайдя внутрь, она побежала по лестнице на Террасу Соперников. Удостоверение сотрудника УПР открывало перед ней все двери. Пройдя через террасу, Мэдди оказалась в ресторане — на эксклюзивной территории, где сидели только несколько человек, наблюдавшие за финалом на настенном телеэкране. Но Джеймса среди них не было. В другом конце ресторана была еще одна дверь, через которую Мэдди попала в коридор. Здесь находилось несколько частных офисов.

Открыв первую же дверь, Мэдди заглянула в маленькую светлую комнату. Джеймс сидел за столом, сгорбившись и обхватив голову руками. Перед ним на столе были разложены газеты и журналы. Не поднимая головы, он тихо произнес:

— Привет, Мэдди.

Девушка вошла в комнату и прикрыла за собой дверь. Подойдя к столу, она увидела, что со всех страниц на нее смотрит лицо Уилла — все газеты и журналы были открыты как раз на статьях с фотографиями удачливого брата Джеймса.

— Он выигрывает? — спросил Джеймс. В комнате тихо жужжал кондиционер, поэтому здесь было так прохладно.

— Нет.

Мэдди уселась напротив Джеймса и взглянула на него. Даже с такого короткого расстояния невозможно было заметить, что один его глаз ничего не видит. Джеймс не сводил глаз с лица Уилла на фотографиях и нервно постукивал карандашом по столу.

— В чем дело, Джеймс? Джеймс поднял на нее глаза.

— Знаешь, Мэдди, кто я? — медленно произнес он. — Я человек со смазанным лицом на заднем плане всех этих снимков. Вот кто я такой, — он мрачно рассмеялся. — Человек не в фокусе.

Мэдди протянула через стол руку и накрыла ею ладонь Джеймса.

— Это неправда, — сказала она тихо, но твердо. — Ты нужен Уиллу. Пойдем туда вместе. Ну пойдем же.

Джеймс посмотрел на нее. Он еле заметно дрожал, его лицо блестело от пота, несмотря на прохладу в комнате.

— Джеймс, — прошептала Мэдди. — В чем дело? Ты идешь?

Он не отвечал. Просто сидел на своем месте и смотрел на нее одним здоровым глазом и одним слепым. Его худое вытянутое лицо было белым как мел.

Девушка почувствовала, как быстро заколотилось ее сердце. В прохладной комнате ей вдруг стало жутко душно. Она вернулась к столу и тяжело опустилась на стул напротив Джеймса. Мэдди показалось, что пол уходит у нее из-под ног.