Прочитайте онлайн Идеальный размер | Глава восьмая

Читать книгу Идеальный размер
4318+3124
  • Автор:
  • Перевёл: romanticlib.org.ua
  • Язык: ru

Глава восьмая

Танион Уэлфорд, виконт Форд, был джентльменом до мозга костей. Принципы чести и долга составляли самую суть его личности. Джентльмен не лжет, не обманывает и не крадет. Он защищает слабых и оберегает тех, кто зависит от него. Он делает все, чтобы его дом, капитал и семья пребывали в безопасности, и их не касался скандал.

Так как же он должен был поступать теперь?

Он не мог позволить Джеральду жить во лжи, жениться на женщине, само имя которой – фальшивка. Правда рано или поздно выйдет наружу, когда первый прилив страстной влюбленности схлынет. Тогда у юноши вся последующая жизнь будет наполнена сожалениями. При этом Форд не мог предать и женщину, которая отказалась от привычного образа жизни, чтобы защитить эту ложь и собственную семью. Кроме того, ему нравилась миссис Кейти Коул.

Ему пришлось с уважением отнестись к тому, что она сделала, к ее смелости, по всем статьям, ведь она выращивала цыплят и растила ребенка, когда должна была взмахивать веером на каком-нибудь балу, чтобы подозвать к себе поклонника. Немногие из других избалованных дочерей высшего света могли бы добиться всего этого, начав с малого, совсем в одиночку. Ни одна другая падшая женщина не стала бы зарабатывать уроками музыки или продажей яиц вместо собственного тела, ее роскошного и прелестного женственного тела.

Форд также восхищался тем фактом, что она не утратила силы духа, когда потеряла свою семью, богатство и планы на будущее. Дочь графа до кончиков ногтей, она не склонилась перед требованиями простого виконта, даже несмотря на то, что он мог расколоть ее мир на части с такой же легкостью, с какой она разбивает одно из своих куриных яиц. У Кейти Коул прочный фундамент – и довольно привлекательный к тому же[5]. Да и сверху она тоже хороша, размышлял Форд за бокалом коньяка, вернувшись в гостиницу. Ему нравились ее роскошная грудь и то, как она заполняла ее платье, и как эта грудь заполнит ладони мужчины, когда он…

Ему этого не узнать. Но сегодня ночью виконту будет чертовски трудно уснуть, пока он будет пытаться решить, что же делать со свадьбой.

Он все еще пытался решить это, когда на следующий день в гостиницу прибыла его невестка.

Агнес реквизировала вторые по качеству апартаменты, которые были зарезервированы для Джеральда, а это означало, что Джеральд разделит комнаты с Фордом. Затем она потребовала присутствия виконта в своей личной гостиной, где горничные и лакеи торопливо вносили сумки и дорожные сундуки, шкатулки для драгоценностей и шляпные картонки, которых хватило бы на небольшую армию, не говоря уже об одной женщине с двумя дочерями. До того, как он смог поприветствовать ее – на самом деле, Форд собирался спросить, где Джеральд, чтобы он смог свернуть молодому человеку шею – Агнес начала кричать на него с шезлонга, где полулежала, положив одну руку на собаку, а другой сжимая флакон с нюхательной солью.

– Бог ты мой, Форд, почему вы такой равнодушный дядя? Я думала, что вы собираетесь что-то сделать с этой ужасной идеей Джеральда. Вы должны! Нельзя позволять ему жениться и входить в эту семью. В самом деле, эта женщина…

– Значит, она сказала вам?

– Она велела мне уезжать, и самым грубейшим образом.

– Миссис Коул? – Форд не мог себе представить, что вдова будет невежливо вести себя с незнакомыми людьми, не говоря уже о будущей свекрови ее дочери. Она была груба с ним, но он заслужил это. – Она радостно готовилась к вашему прибытию, когда я видел ее в последний раз. – На самом деле, когда он уходил, миссис Коул прижимала к груди это проклятое платье. Она была разъярена и испугана, и больше всего на свете виконту хотелось обнять ее и сказать, что все будет хорошо. Но вся жизнь не сможет быть безоблачной и романтичной, потому что мир таков какой он есть – жестокий и беспощадный. Это досадно, но по всей вероятности, ничего не изменится, особенно если миссис Коул оскорбила Агнес при первой встрече. Форд постарался сделать все, что в его силах, чтобы преодолеть затруднения. – Вы приехали на неделю раньше, знаете ли.

– Все это может быть и так, но она заявила, что у нее нет места для моей камеристки, горничной девочек и гувернантки. Или – времени для чьих-то мигреней. – Она фыркнула. – Как будто у меня есть привычка страдать от воображаемых недугов. Все, что я попросила – это чашку чая, немного лавандовой воды, чтобы смочить лоб, может быть, поссет, и кусок мяса для Раффлса. Она заявила, что мое сокровище облаяло ее куриц, и теперь они не будут нестись, а потом эта женщина сказала, что у нее нет времени, ведь в доме находится больной ребенок.

Форд перестал ходить взад-вперед по гостиной.

– Неужели одна из девочек заболела? И ты оставила ее у миссис Коул, чтобы та ухаживала за больной?

– Мои дочери здоровы, и сейчас они отдыхают в своих комнатах, в этой безвкусной гостинице. В них нет никакой жеманности, между прочим.

Напротив, Форд припомнил, что его племянницы скулили и хныкали по поводу малейшей царапины или шмыганья носом.

– Тогда это мисс Коул подхватила лихорадку? Вчера она была в полном здравии.

– Если вам нужно знать, то это Криспин, ваш сын.

Форд едва не выхватил флакон с нюхательной солью из пухлых рук Агнес.

– Мой сын заболел? И вы ждали до этого момента, чтобы сообщить мне? И… Криспин здесь, а не в школе? – Форд уже был на полпути к двери, чтобы отдать приказ оседлать его лошадь.

– О, присядьте, прошу вас. Дилемма Джеральда намного серьезнее. Криспин не собирается умирать. Он упрашивал, чтобы ему позволили кормить цыплят, когда мы уезжали. Эта женщина держит цыплят, Форд. Вы знаете об этом?

– Да, а еще коз. И поросят по весне. Что случилось с моим сыном, черт побери?

– О, в его школе разразилась небольшая вспышка кори, если вам нужно знать. Директор школы написал вам об этом, но вы ведь уехали, не так ли? Как я могла оставить бедного мальчика в этом ужасном месте?

– Вместо этого вы протащили его через половину Англии? Вы посадили больного ребенка в экипаж и несколько дней везли его сюда, где, без сомнения, не найти компетентного врача в радиусе нескольких миль?

– Чепуха. Я же сказала вам, что он не болен. Кроме того, обе мои девочки перенесли корь, и им не потребовалось никого, кроме аптекаря.

И еще услуг няни, двух сиделок и десятка других слуг.

– Кроме того, Криспин ехал не в экипаже, то есть, не был внутри после первой смены лошадей. Он плохо переносит дорогу, знаете ли. Я забыла об этом. Джеральд усаживал его к себе в седло, или он сидел рядом с кучером. А оставшуюся часть пути мальчик проделал в багажной телеге вместе со слугами.

– Боже милостивый, мадам, если он не заболел раньше, то теперь он точно испытывает недомогание.

– Ерунда. Он упрашивал, чтобы ему дали поводья.

Форд долго не сводил глаз с женщины, на которой женился его брат, размышляя, могла ли она быть достаточно злобной, чтобы вызвать болезнь у Криспина и тем самым сделать своего сына следующим в очереди на наследование титула виконта. Черт бы все побрал, нынче он подозревает всех и каждого. Нет, Агнес ленива, но не злонамерена.

Невестка, казалось, съежилась под его взглядом.

– Криспин хотел увидеть свадьбу своего кузена Джеральда, и он выглядел таким маленьким и одиноким, ведь полшколы лежит в лазарете. И я не смогла вспомнить, переболел ли он корью раньше. Мои девочки уже болели, или я не стала бы подвергать их опасности, конечно же. Эта женщина, миссис Коул, взяла себе в голову, что он должен остаться в ее хилом подобии коттеджа, а не жить с вами в гостинице, каково было мое намерение. Она сказала, что если мальчик не болен сам, то он сможет заразить деревенских детей.

– И она права. Но что, если он сляжет с болезнью, то кто, как вы полагаете, будет ухаживать за ним? Вы?

– Я? Вы знаете, что мои нервы слишком деликатны для этого. В самом деле, мне пришлось отправиться на воды в Бат, когда мои бедные девочки одновременно заболели этой заразой. Она так обезображивает лицо, знаете ли. А няня нашла себе другую работу, когда бедного Криспина отослали в школу, так что она не сможет ухаживать за ним. Полагаю, ваш камердинер сможет сыграть роль сиделки.

Они продолжали спорить на эту тему уже два года, насчет отправки Криспина в школу.

– Бедный Криспин обожает свою школу и друзей, которых завел там, где он смог бы получить надлежащую медицинскую помощь. Дьявол, теперь миссис Коул придется заботиться о моем сыне в придачу к подготовке к свадьбе. – И теперь Форд окажется у нее в долгу.

– Я думала, мы решили, что вы собираетесь положить конец этой бессмыслице, в которой мой сын собирается жениться на пустом месте. Вот почему вы приехали сюда. И вот почему я прибыла раньше – чтобы убедиться, что вы это сделали.

– Я приехал, чтобы заняться этим вопросом, вот и все. Взвесив все факты, я решил…

– Да?

– Поговорить с Джеральдом. Если он достаточно взрослый, чтобы жениться, то вполне может сам принимать решения.

Собака взвизгнула, когда она стиснула ее слишком сильно, и спрыгнула с шезлонга, рыча на Форда. Агнес тоже зарычала на него.

– Что? Джеральд сущий ребенок! А его невеста безвкусно одевается.

– Вы имеете в виду, что она настолько красива, что затмит ваших дочерей?

– Чепуха. В ее внешности нет ничего особенного. Еще одна голубоглазая блондинка, вот и все. Невысокая и к тому же худая как щепка. – Дочери Агнес выглядели более молодой версией матери: рыжеволосые и пухленькие. – Она – никто, как я уже сказала, пустое место. Они бедны, Форд. В самом деле, у них нет места для слуг, даже если бы они могли позволить их себе.

– Это не преступление, насколько мне известно.

– Но неподобающе для Уэлфордов.

Агнес не родилась с фамилией Уэлфорд, и виконта возмутило то, что она взяла на себя роль семейного арбитра.

– Вам удалось поговорить с мисс Коул? Я нашел, что она – очаровательная девушка с прекрасными манерами, помимо привлекательной внешности.

– Гмм. Как она может обладать хорошими манерами, если произошла от такого создания, как эта миссис Коул?

Агнес не знает и половины всей правды.

– Если миссис Коул была груба, – проговорил Форд, – то я могу предположить, что виной тому – тревога из-за Криспина. И ее дом на самом деле небольшой, что вполне достаточно для двух женщин и пары гостей, я полагаю, но не больше. Без сомнения, она почувствовала, что в гостинице вам будет намного лучше.

Агнес наморщила нос, отчего стала еще больше, чем когда-либо, похожей на пекинеса.

– Я так понимаю, что она склонила вас на свою сторону.

– Ничего подобного, – настойчиво возразил Форд.

Агнес проигнорировала его опровержение.

– Должна сказать, что разочарована. Я была уверена, что мужчина с вашим опытом и умом будет видеть насквозь ее фальшивые манеры леди. Я думала, что вы сможете убедить ее расторгнуть помолвку дочери в тот же день, когда вы приехали сюда.

В тот день, когда Форд приехал, он распростерся в грязи. С тех пор его отношения с миссис Коул не достигли большого успеха.

– Как я должен был сделать это, Агнес?

– Откуда я знаю? Вам удается запугивать всех остальных.

– В самом деле? Тогда почему вы…? То есть, миссис Коул не так легко поддается влиянию.

– Тогда вы могли бы откупиться или соблазнить ее.

Виконт пробовал и то, и другое, но безуспешно.

– Миссис Коул – не корыстная авантюристка, за которую вы ее принимаете. И не отвечает на заигрывания джентльменов.

– Ага! Значит, вы все-таки пытались.

– Уверяю вас, у меня нет привычки навязываться добродетельным леди.

– Это означает, что она отказала вам. Эта женщина не только живет в бедности, но еще и глупа. У дочери, должно быть, тоже перья вместо мозгов. Или они рассчитывают на то, что Джеральд вытащит их из нищеты.

– Полагаю, мисс Коул искренне привязана к парню.

– Видите, вы на самом деле считаете Джеральда мальчиком!

– Это всего лишь оборот речи. Ему по плечу самому выбрать себе невесту. Я этого не сделал, и это стало ошибкой.

– Ошибкой? Ваша жена принесла вам состояние и произвела на свет сына. Это не было ошибкой. А вот мисс Коул – будет. Вы должны поговорить с Джеральдом сегодня вечером. Заставьте его увидеть здравый смысл, а не только ее большие голубые глаза. Так как последнее оглашение еще не сделано, то он может вежливо отказаться вступать в брак. Никому в Лондоне не обязательно знать обо всех деталях.

– Мисс Коул живет здесь. Она будет опозорена, если ее жених сбежит за неделю до свадьбы.

– Вы больше заботитесь о дочери этой женщины, чем о собственном племяннике?

– В данный момент больше всего меня заботит мой сын. До свидания, Агнес.

Сначала виконт проверил, нет ли у мальчика сыпи, а затем – лихорадки. Затем он поднял его и крепко прижал к себе, несмотря на то, что Криспин ощущал себя слишком большим для этого. Однако Форд мог потерять своего мальчика, и ему нужно было покрепче сжать его в объятиях.

– Все в порядке, отец. Я уже болел корью, помнишь?

Форд не помнил и пришел в смущение.

– Конечно, помню, – солгал он – это было против его принципов, но позволить сыну считать, что отец не заботится о нем – тоже, – но ты мог заболеть во время путешествия.

– О нет, меня больше не укачивает в экипаже. Хотя я не хотел сидеть с тетей Агнес и девочками. Все, о чем они разговаривают, это шляпки и поклонники. Кучер Джем говорит, что я стану так же хорошо править лошадьми, как и ты, когда подрасту.

– Я уверен, что так и будет, но тебе не следовало заставлять волноваться твою тетю или миссис Коул.

– О, миссис Коул – важная «шишка». Она поняла, что я не болен, но сказала, что предпочитает, чтобы я остался у нее в гостях, а не моя тетушка. Кстати, пообещай, что не скажешь об этом тете Агнес? Я поклялся, но не стану ябедничать на маму Сюзанны.

– Тогда ты не должен этого делать. И я даже не думал никому рассказывать.

– Миссис Коул сказала, что завтра я смогу покормить цыплят, и она покажет мне, как собирать яйца.

Будущий виконт Форд пачкается в курятнике? Нынешний виконт готов был снова подхватить мальчика на руки, чтобы унести подальше от такой вульгарной обстановки. Но Криспин выглядел счастливее, чем Форд видел его на протяжении многих лет, и болтал про коз, и про ручей рядом с домом, и смогут ли они пойти туда на рыбалку? У Доддсворта, друга Джеральда, есть два младших брата, и они все время ходят туда со своим отцом.

Форд никогда не ходил с сыном на рыбалку. Мальчик всегда проводил лето в деревне с бабушкой и дедушкой с материнской стороны.

– Я спрошу у сквайра Доддсворта, хорошо?

– Миссис Коул сказала, что сама спросит. Он придет на ужин сегодня вечером, но тетя Агнес настояла, чтобы мне принесли еду наверх на подносе. Миссис Коул попросила кухарку испечь пирожные с клубникой, потому что они – мои любимые.

– В самом деле? – Он не знал. – И мои тоже.

– И она нашла несколько книжек, которые раньше принадлежали мисс Сюзанне, чтобы мне не было скучно. Но завтра мы все приглашены на обед в Доддсворт-Мэнор, после церкви. И я тоже. Разве это не здорово, отец?

Форд также никогда не сидел за одним столом с сыном во время официального обеда.

– Сюзанна говорит, что у сквайра есть гончие, очень много гончих. И самый большой боров в графстве. Это – свинья-мальчик, ну ты знаешь. И она сказала, что я смогу поехать в Гемпшир, в гости к ним с Джеральдом следующим летом, если мне не нужно будет проводить все каникулы с бабушкой. Она мне нравится, а тебе?

– Твоя бабушка? – Форд не видел эту женщину с похорон своей жены. – Конечно.

– Нет, отец. Мисс Коул.

– О. Она – весьма очаровательная юная леди.

– Но не такая милая, как миссис Коул.

– А где миссис Коул?

– Подшивает свадебное платье. Это самое красивое платье, которое я когда-либо видел. Ты знаешь, если его коснуться, то пальцы начинает покалывать? Мисс Сюзанна ненавидит его, и говорит, что все это – высокопарная чепуха. Она и кузен Джеральд ссорятся в гостиной, так что я вышел из дома, чтобы подождать тебя. Миссис Коул сказала, что ты скоро будешь здесь, и она оказалась права.

– Она очень мудра. – И слишком уверена в том, что виконт поступит, как следует, что, как ни странно, наполнила Форда гордостью, словно ее доброе мнение о нем, как об отце, имело какое-то значение.

– Можно я останусь здесь, отец? Можно?

Кейти Коул уже уделила Криспину больше внимания, чем его собственная мать, и беспокоилась о нем больше, чем его тетя.

– Если ты будешь хорошо себя вести и не доставишь ей лишней головной боли.

– Не доставлю. Миссис Коул сказала, что в противном случае она разрубит меня на кусочки и скормит цыплятам. Она – первоклассная «шишка», не так ли? Во всяком случае, так говорит Джем-кучер.

– Не думаю, что тебе следует употреблять слова из лексикона главного кучера, но да, миссис Коул – первоклассная.

– Тебе она нравится, не так ли?

Кейти была добра к его лишившемуся матери сыну.

– Да, она мне нравится. Очень сильно нравится.