Прочитайте онлайн Идеальный размер | Глава первая

Читать книгу Идеальный размер
4318+1824
  • Автор:
  • Перевёл: romanticlib.org.ua
  • Язык: ru
Поделиться

Глава первая

1813

Девон, Англия

Свадебное платье все еще было самым из всего, что когда-либо видела – или имела в своем распоряжении Кейти Коул. Впервые она так подумала, когда развернула отделанное кружевами шелковое творение цвета слоновой кости, в необычном стиле и с изящной отделкой, доставленное по ошибке от ее модистки. Модистка заявила, что это не ее работа, так что Кейти с сожалением отложила роскошное платье в сторону, чтобы дождаться его законного владельца. А потом сгорело ателье вместе с приданым Кейти и ее подвенечным розовым атласным нарядом. А до ее свадьбы оставалось так мало времени, что пришлось бы обойтись шелком цвета слоновой кости.

Кейти помнила, что почувствовала себя принцессой, когда приложила платье к себе, самой счастливой и прекрасной невестой на всем белом свете. Даже сейчас, когда она опустилась на колени в пыли на чердаке с низким потолком, чтобы вытащить платье с самого дна старого сундука, Кейти могла ощущать тот же самый трепет, который охватил ее перед свадьбой – надежду, радость, уверенность, что ее будущее будет наполнено счастьем. Разве могло быть иначе, когда таинственное платье появилось при таких благоприятных обстоятельствах, и оказалось идеально подходящего размера?

К несчастью, Кейти так никогда и не надела это платье.

Ее жених погиб из-за поломки экипажа за несколько дней до свадьбы. Ее матушка заявила, что Кейти будет лучше без пьяного, бесшабашного оболтуса. Ее отец заявил, что Фредерик охотился за состоянием, и погнал свой фаэтон в другом направлении, подальше от Лондона и от церкви, со всей скоростью, на какую были способны его лошади, как только узнал, что приданое Кейти будет сохранено под опекой. Ее тетушка заявила, что Кейти получила по заслугам за то, что упрямо настаивала на браке с мужчиной, которого ее семья одобряла с крайней неохотой. Ее бабушка заявила, что девушка семнадцати лет в любом случае еще слишком молода, чтобы знать, чего хочет. А старая няня заявила, что Кейти беременна.

Папа отослал ее прочь, в Девон. Он отправил бы ее в преисподнюю, если бы смог, но ее матушка настояла на своем. Кейти получила новое имя – упаси Бог ей когда-либо снова упомянуть семью Бейнбридж – обручальное кольцо и скромное содержание, при условии, что останется в ссылке.

Кейти, миссис Кэтрин Коул, как ее называли в последние восемнадцать лет, снова задумалась, какой еще выбор она могла бы сделать. Отказаться от своего ребенка? Броситься в Темзу? Попрошайничать на улице? Нет. Ее маленький коттедж был уютным, соседи – вежливы с вдовой геройски погибшего офицера флота, а ее драгоценная дочь являлась светом ее жизни. Она могла позволить себе еду и дрова, немногочисленную прислугу, и уроки для Сюзанны, когда та выросла. Но не могла тратить деньги на элегантные платья, такие как то, которое она осторожно разворачивала из оберточной бумаги.

Кейти коснулась обтянутых тканью пуговиц, украшавших лиф платья, снова восхищаясь мастерством швеи, и удивляясь собственной глупости – за то, что поверила никчемному Фредерику и его словам о любви. Зато одно только прикосновение к платью опять заставило ее испытать чувство того, что истинная любовь существует на самом деле, и что последующая счастливая жизнь возможна – для ее маленькой девочки.

Сюзанна стала совсем взрослой, превратилась в милую юную леди с привлекательной внешностью и хорошими манерами – и с такой же упрямой гордостью, как и у матери. Кейти хотела, чтобы девочка повременила с замужеством – она не была готова расстаться со своей дочуркой, которая, казалось, только вчера была кудрявой малюткой, – но знала, что Сюзанна не станет ждать. В конце концов, сама Кейти ждать не стала. Так что миссис Коул планировала свадьбу, а Сюзанне предстоит надеть это прекрасное платье.

К несчастью, Сюзанна возненавидела его.

– Я не собираюсь надевать эту заплесневелую старую тряпку, и точка! – Сюзанна топнула ногой, попав по шлейфу платья, которое Кейти развернула в спальне дочери. Возможно, ее дочурка уже далеко не та милая малютка, которая осталась в воспоминаниях Кейти. Голубые глаза девушки сверкали, а напоминавший розовый бутон рот искривился.

– Но это прекрасное платье и…

– Оно старое, обтрепанное и вышло из моды. Юбка слишком широкая, а талия чересчур низкая. К тому же, кто и когда слышал о таких пуговицах? Я буду выглядеть как пугало.

На взгляд Кейти платье выглядело идеально, удивительным образом не потускнев и не пожелтев со временем. А что касается фасона, то тут она сказала дочери:

– Миссис Пиблс в деревне сможет его перешить. Давай, примерь его, и ты увидишь, как оно тебе идет.

Сюзанна сделалась еще более непреклонной.

– Что, после того, как пауки, если не мыши, жили в нем с десяток лет?

Кейти хорошенько встряхнула платье.

– Видишь? Ни пауков, ни мышей. Просто накинь его на себя, и ты изменишь свое мнение. Платье заставит тебя ощутить себя еще более красивой, чем раньше. Мистер Уэлфорд подумает, что он самый везучий мужчина в Англии, что так и есть, конечно же.

– Дорогой Джеральд уже считает себя самым счастливым мужчиной во вселенной, потому что мы с ним поженимся. Он, несомненно, обрадуется, увидев меня в старомодных материнских обносках.

– Мы можем сказать, что это – семейная реликвия, передаваемая из поколения в поколение.

– Я должна солгать дорогому Джеральду? Или его семье?

Семья дорогого Джеральда – его большая, проживающая в Лондоне, утонченная семья – и была той причиной, по которой Кейти достала из сундука платье.

– Ты же знаешь, мы обсуждали это, Сюзанна. Учитывая всех гостей, которых нам пришлось пригласить на свадебный завтрак, расходы на аренду всей гостиницы в Бруквиле и на дополнительных слуг, мы не можем позволить себе многое другое. Тебе все еще нужно сшить новый дорожный костюм, новую амазонку и пеньюар. – Бог свидетель, Кейти не могла отправить свою маленькую девочку в свадебное путешествие с выцветшим фланелевым ночным бельем, заштопанными чулками и туфельками с износившимися подошвами. Она откладывала часть скромного содержания на приданое Сюзанны с тех пор, как родилась ее драгоценная голубоглазая малютка, так что у них никогда не оставалось много денег на излишества. – Мы просто не в состоянии купить тот дорогой голубой бархат, который тебе понравился, даже если бы и попытались сами сшить из него платье, которое в таком случае все равно не выглядело бы достаточно элегантно.

Кейти написала матери, через няню, как обычно. Дважды в год – на Рождество и на день рождения Кейти – прибывали неподписанные письма, с банкнотой в один фунт, засунутой между свернутых листов бумаги, и она отписывала благодарность своей старой няне, зная, что послание дойдет до леди Бейнбридж. Кейти недавно написала о свадьбе и дополнительных расходах, но без большой надежды. Ее отец был тираном, да еще и мелочным скрягой в придачу. Сейчас уже не было времени ожидать от ее матери храбрости или того, что она раскроет свой тощий кошелек.

– Если бы мы смогли отложить еще несколько пенсов, – проговорила она, – то, прежде всего, следовало бы поменять обивку на креслах в гостиной. Ты ведь не хочешь, чтобы мы выглядели нищими перед твоими будущими родственниками, не так ли? – Довольно было и того, что с трудом собранное приданое составляло мизерную сумму.

– Конечно, нет. По словам Джеральда, семья Уэлфорд обладает очень изысканным вкусом.

– Вот именно. Но нам нужно было починить крышу прошлой зимой и отремонтировать пианино после того, как оно вымокло, чтобы я могла продолжать давать уроки музыки. Если бы ты отложила свадьбу до начала нового года, когда на счет будет внесена рента, тогда, возможно, мы смогли бы позволить себе такую роскошь. Я постараюсь продать земляничное варенье, или дать объявление и найти еще учеников. А весной у нас будут поросята, которых можно будет продать.

Острый подбородок Сюзанны, так похожий на материнский, взметнулся вверх.

– Нет, я знаю, что ты пытаешься сделать. Ты хочешь, чтобы я почувствовала себя виноватой и отложила свадьбу. Знаю, что ты пошла на жертвы ради меня, и я признательна тебе за это.

– Я никогда не собиралась намекать на что-то подобное. Ты знаешь, что я отдала бы все, что у меня есть, чтобы сделать тебя счастливой, милая. И мистер Уэлфорд поймет.

– Он поймет, что я – безвольное дитя, которое не знает, чего хочет. Он уедет в свое новое поместье и полностью забудет меня. – Ее нижняя губа начала дрожать.

– Никогда, родная. Он подождет несколько месяцев, если по-настоящему…

– Он любит меня, я знаю! – выкрикнула Сюзанна с завыванием. – Но ты все еще считаешь, что я слишком молода, чтобы выходить замуж, чтобы принимать такое важное решение.

Так как частично это было правдой, а честное, хотя и прискорбное отсутствие средств составляло другую половину, то Кейти ничего не ответила. Она продолжала водить пальцами по кружеву на рукавах платья, ощущая тепло, покалывание, чувство собственной правоты. Сюзанна должна надеть это платье; тогда все будет замечательно.

Мистер Уэлфорд – честный, симпатичный молодой человек, в очередной раз сказала себе Кейти, который поклялся, что будет хорошо заботиться о Сюзанне. Он обладал небольшим поместьем в Гемпшире, которое теперь, после окончания университета, собирался превратить в ферму для разведения скаковых лошадей, и скромным наследством, которое опекун передаст ему после свадьбы. Молодая пара будет жить с удобствами, и, может быть, даже сумеет позволить себе поездки в Лондон, где живет его семья, и – Кейти молилась об этом – визиты в этот дом. Казалось, что они неплохо подходят друг другу – обоим нравилось простое сельское времяпровождение. В самом деле, они встретились, когда он вместе со школьными товарищами отправился в пеший поход через Бруквил, а Сюзанна указала им нужное направление. И они оба любили лошадей. Возможно, у них больше общего, чем было у Кейти и Фредерика. Мистер Уэлфорд был далеко не таким привлекательным или разговорчивым, как Фредерик, но Сюзанна, кажется, полагала, что дорогой Джеральд красив как Адонис и умен как Аристотель. Мальчик выглядел настолько же ослепленным любовью. Слабоумные, они оба.

Но что, если Сюзанна унаследовала нечто большее, чем острый подбородок матери и голубые глаза отца? Тогда она не станет ждать, как этого не сделали и ее родители. Так что Кейти неохотно дала свое согласие на помолвку и понадеялась на лучшее. Теперь имена Сюзанны и Джеральда оглашались в церкви, что не было лучшим, вовсе нет.

Приняв молчание Кейти за возражение так, как это могут делать только восемнадцатилетние девушки, Сюзанна тряхнула головой, от чего ее белокурые кудряшки разлетелись в разные стороны.

– Ты была моложе меня, когда выходила замуж!

Только Кейти не вышла замуж. Она не прислушалась к своим родителям, не сделала мудрый выбор, не выказала ни унции зрелости. Нет, она пригрозила сбежать в Гретна-Грин, если ей не позволят выйти замуж за Фредерика, угрожала погубить себя и скомпрометировать их всех. Родители смягчились, лорд Бейнбридж заявил: скатертью дорога. С тех пор Кейти все еще расплачивалась за свою глупость. Ее дурацкий каприз стоил ей любви семьи, места в высшем свете и возможности приобрести изящное подвенечное платье для единственной дочери. О последнем Кейти сожалела больше всего.

– Очень хорошо, свадьба состоится, как запланировано. Но тебе придется надеть мое свадебное платье. А теперь, давай, примерь его, чтобы мы смогли посмотреть, что нужно переделать, до того, как мы отнесем его к миссис Пиблс.

Сюзанна смахнула слезу в уголке глаза и снова топнула изящной ножкой – в этот раз Кейти успела убрать платье. Сюзанна не желала уступать, ведь дело касалось ее свадьбы.

– Я могу попросить у дорогого Джеральда…

– Нет! Ты не можешь принимать от него подарки, несмотря на то, что вы помолвлены! Его семья сочтет тебя авантюристкой и никогда не примет тебя в свою среду. И особенно такой личный подарок.

– Его матушка…

Достаточно скверно то, что какая-то другая женщина после свадьбы будет видеть ее дочь чаще, чем сама Кейти. Миссис Уэлфорд не будет одевать Сюзанну до того, как свадьба произойдет!

– Это понизит твои шансы заработать ее уважение. В самом деле, она может подумать, что ты выпрашиваешь милостыню. – Точно так же, как Кейти без толку выпрашивала у своей матери денег, чтобы купить Сюзанне новое платье. – Кроме того, я не понимаю, почему ты расстраиваешься. Это красивое платье и оно сделает запоминающимся день твоей свадьбы. Примерь его и ты увидишь сама.

Сюзанна наморщила прямой маленький носик.

– Оно дурно пахнет. Я только что вымыла волосы и не хочу, чтобы они пропитались этим запахом.

Кейти поднесла платье поближе, но все, что она почуяла – это застарелый запах лаванды, которая заполняла сундук. Весну, новую надежду и новое начало – вот что она ощутила.

– Отлично. Я проветрю платье на солнце, и затем ты все увидишь.

К несчастью, в следующие три дня лил дождь.