Прочитайте онлайн И назову тебя Альба Эстер | Часть 1

Читать книгу И назову тебя Альба Эстер
2918+549
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

1

В этот бар Майкл Кренстон приезжал четвертый вечер подряд. Ситуация, в которую он попал, была до смешного абсурдной и в то же время безвыходной. Она отчасти злила его, потому что ему предстояло долгое ожидание в совершенно диких условиях, к которым Майкл не привык. Поскольку ничего изменить было нельзя, он принял сложившиеся обстоятельства как данность и решил хоть немного развлечься.

Это заставляло его трястись почти час в маленьком автобусе, добираясь из небольшого поселка сюда, в крупный промышленный город непонятной, чужой, неблагоустроенной и неблагополучной, на его взгляд, страны.

Сексуальная хорошенькая девушка — это то, что смирило бы Майкла с существующим положением и хоть как-то скрасило его. Но вот уже четвертый вечер подряд он никак не мог найти желаемое, сообразно своему вкусу.

— Вот наш столик!

Шумная компания устраивалась за столом, который был рассчитан на шестерых. С веселым гомоном они начали уговаривать официанта добавить один стул. К общей радости просьба была исполнена.

Майкл с улыбкой наблюдал за своими визави. Сам он вынужден был делить стол с двумя военными, находящимися в изрядном подпитии.

— Елена! Сюда! Мы все устроили!

Призыв был обращен к девушке, остановившейся при входе и слегка прищуренными глазами оглядывающей зал.

Майкл замер. То, КАК она двигалась к столику, КАК усаживалась, вызвало в нем бурю чувств, главным из которых было одно — облегчение. Наконец-то! Это — то, что он уже который вечер искал.

Майкл позвал официанта, но к нему поспешила подойти солидная дама-метрдотель. Она считала своим долгом лично обслуживать иностранца. Майкл заказал хорошего вина. Самым приличным напитком здесь оказалось шампанское, которое с подобострастной улыбкой и было доставлено. Он знал, что ничего подобного в баре в продаже нет, и от него ждут положительной оценки своих стараний. Майкл улыбнулся, слегка склонив голову, и дал даме щедрые чаевые, только бы она скорее удалилась. Шампанское, да еще ТАКОЕ, он терпеть не мог!!!

Теперь ничто не мешало спокойно наблюдать за компанией, заинтересовавшей его. Необходимо только спокойно разобраться, кто здесь с кем, а потом вырабатывать план действий.

Итак, задача проста: четыре девушки, три молодых человека. Внимательно оценивая всех, Майкл сразу вычислил супружескую пару, явных молодоженов, что, впрочем, было не трудно определить по тому, как они постоянно старались держаться за руки, вместе отправлялись танцевать, смотрели друг на друга. Следовательно, остаются три девушки и два молодых человека. С кем же ОНА?

После продолжительной тяжелой болезни матери, когда все силы были отданы уходу, зарабатыванию денег, где только можно, на лечение и лекарства, чувствуя неизбывное горе от потери любимого родного человека, после долгого траура Елена впервые приняла предложение на день рождения своего двоюродного брата, которое он решил отметить в самом лучшем городском баре. Открыт бар был не так давно, поэтому в нем, по отзывам, было уютно, чисто, спокойно. Его посещала приличная публика.

Усаживаясь за столик, Елена заметила взгляд сидящего за соседним столом молодого мужчины, чему не придала ни малейшего значения. За поздравлениями именинника, тостами, общим весельем она, пожалуй, впервые за долгое время по-настоящему расслабилась: пила коктейли, от души смеялась и с упоением танцевала. Однако какое-то смутное беспокойство все сильнее и сильнее ощущалось ею во время танца. Чувство это так досаждало, что Елена осторожно осмотрелась и сразу заметила обращенный на нее спокойный и заинтересованный взгляд того молодого мужчины. Он улыбнулся, встретившись с ней глазами. Ну что ж! Это даже интересно! Как давно она не испытывала этого захватывающего удовольствия легкого флирта-поединка! Елена знала, что ее всегда считали неисправимой кокеткой. Что до известной степени являлось правдой. Впрочем, флирт — единственная, пожалуй, увлекательная и волнующая игра взрослых людей, когда оба достойных противника легко и непринужденно набирают очки и, даже проиграв в счете, не считают саму игру проигранной.

Танцуя с братом, она прошептала:

— Очень хочу курить. Где это можно сделать?

— Я покажу. Иди за мной.

— Хорошо. Только возьму сигареты.

Елена подошла к столу, достала из сумочки зажигалку и пачку сигарет и направилась к двери, за которой скрылся брат.

Среди своих друзей курила только она. Что ж! Это дает ей возможность передохнуть и …

— Мне тебе составить компанию?

Голос брата прервал мысли Елены.

— Нет-нет!

Брат поднялся по лестнице вверх и, наклонившись через перила, крикнул:

— Елена! Здесь — дамская и мужская комнаты. Имей в виду!

— Хорошо.

Привычным жестом она начала разминать сигарету…

Решая задачу «кто с кем», Майкл пришел к выводу, что вторая пара явно находится в первоначальной стадии ухаживания. Оставался этот старый, как мир, треугольник, одной из сторон которого была заинтересовавшая его девушка.

Молодой человек двум своим дамам уделял равное внимание. Но отношения между ними тремя были странными и разными.

Вторая девушка казалась старше всех в компании. Высокого роста, с пышной, характерной для этой страны фигурой и статью, великолепными темными волосами, ярким красивым лицом с огромными черными глазами. Она могла бы затмить своей внешностью самых изысканных красавиц, если бы не простовато-недалекое выражение лица. С молодым человеком девушка была явно «на короткой ноге".

Присмотревшись, Майкл понял, что за отношения были между ними. «Господи! Это же брат и сестра!". Он даже испугался, не воскликнул ли эту фразу вслух. Но тогда что же та, которая его интересует, и ее спутник?

Исходя из своего богатого опыта, внимательно наблюдая, Майкл постепенно приходил к выводу, что их отношения — это, скорее всего, отношения пары, у которой все уже в прошлом, и расставание будет добрым, без сожаления. Это те редко встречающиеся отношения, когда любовь или страсть исчезает, и остается доброжелательность или даже дружба. То, как Она, очевидно, поздравляя с чем-то, громко поцеловала его в щеку, как они танцевали и общались, позволило Майклу придти именно к такому, утешительному для себя, выводу. Он понял, что молодой человек был виновником какого-то торжества: именно его все поздравляли. Майкл не мог сам для себя объяснить, почему ему было приятно, что эта компания — явные новички в ресторанах…уж он-то знал все признаки завсегдатаев подобных заведений!.. что отношения их были милыми, искренними, доброжелательными. Он, пожалуй, давно забыл, что бывает так просто и хорошо. Сам такое веселье он испытывал последний раз, будучи студентом университета.

— Посмотри, как танцует эта девчонка!

Ход мыслей Майкла прервал сосед по столику, обращавшийся к своему компаньону.

— Приглашу ее на танец и познакомлюсь! — продолжал разглагольствовать сосед.

Втроем они смотрели на девушку: военные — с пьяным восхищением на лицах, Майкл — с холодным бешенством в крови от их внимания.

Девушка, по общепринятым понятиям, не была красавицей. Ее нельзя было даже назвать хорошенькой. Светлые волосы, уложенные в прическу-«валик» вокруг головы, обрамляли ее лицо, оставляя высокий лоб открытым. Черты лица были крупными. Нос — с горбинкой. Глаза не были очень уж большими, но их выразительности и светящемуся в них уму мог позавидовать любой здравомыслящий человек. Красивый изгиб черных бровей усиливал это впечатление. Когда она смотрела вдаль, то слегка щурилась, как тогда, при входе. Майклу почему-то показалось, что таким образом девушка временами как бы защищалась от вторжения внешнего мира.

Но особое восхищение вызывала фигура девушки. Невысокая, чуть больше 1, 60 м, как определил Майкл, но необыкновенно стройная и изящная, что еще сильнее подчеркивало строгое черное, вязаное точно по фигуре, платье, волнами летящее вокруг ее точеных ножек. Она казалась японской статуэткой — нэцке во плоти.

Главное же очарование девушки заключалось в ее движениях, пластичных и одновременно столь экспрессивных, что казалось, будто в ней танцует каждая клеточка тела, объединяясь ритмом и мелодией в единое целое. Майкл сразу, как только она вошла, отметил эту ее невероятную, прямо-таки фантастическую грацию движений. «Боже! — думал он. — Если ЭТО — только танец, то в постели…»Майкл чуть не застонал от желания получить ее во что бы то ни стало.

Вдруг девушка что-то прошептала на ухо молодому человеку. Тот улыбнулся, согласно кивнул и, не дожидаясь ее, отошедшую к столику и что-то взявшую из сумочки… что — Майкл не заметил за танцующими парами… и прошел в боковую дверь. Туда же направилась девушка.

Оцепенев, Майкл пытался взять себя в руки. Дьявол! Да что же там, за этой чертовой дверью? Почему он раньше не обратил внимания — хоть кто-нибудь еще пользовался ею?

И отчетливо понимая, что так поступать ни в коем случае нельзя, Майкл тем не менее встал и, полный решимости выяснить для себя до конца, что все это значит, подошел к двери и стремительно открыл ее.

Елена вздрогнула от внезапно раздавшегося оглушительного стука и просто-таки вжалась в диванчик, на котором сидела, заметив пронзительный и колючий взгляд ворвавшегося мужчины, который так пристально наблюдал за ней в зале бара.

Остолбенев на мгновение, он уставился на нее. Затем его лицо почти мгновенно приняло какое-то недоумевающее выражение, сменившееся полной растерянностью. Мужчина почувствовал себя явно неудобно, но быстро преодолев возникшую неловкость, спокойно пошагал к лестнице.

Елена прикурила сигарету и посмотрела ему вслед. «Да он же вбежал из-за того, что мы сюда вошли. Он решил проследить за нами! «— Елена улыбнулась своей догадке и задумалась над сложившейся, довольно смешной и забавной ситуацией.

Теперь, в этом ярко освещенном помещении, после полутемного зала бара, она хорошо рассмотрела незнакомца. Он был невероятно высок. «Настоящая каланча! «— совсем по-детски оценила почти двухметровый рост мужчины Елена. В отличие от других высоких людей, он держался чрезвычайно прямо, был хорошо сложен и строен. Он обращал на себя внимание не только очень высоким ростом, но и великолепным, спортивного стиля костюмом цвета «кофе с молоком `', гармонично сочетавшимся с рубашкой на тон темнее. Волосы темно-русого цвета были модно подстрижены. Держался незнакомец со спокойным достоинством человека, в любой ситуации уверенного в себе и не теряющего присутствия духа ни при каких обстоятельствах.

Его явный интерес интриговал Елену, которой уже не терпелось узнать, что же он предпримет дальше.

Продвигаясь к лестнице, Майкл не мог сообразить, как ему быть. Повернуть назад было бы совсем уж глупо. Поэтому он начал подниматься вверх. Майкл пропустил в дверях молодого человека, спутника девушки, вошел в какой-то коридор и чуть громко не расхохотался. Он узнал коридорчик, который вел в туалетные комнаты. Но ранее он попадал сюда через двери, находящиеся в противоположной стороне зала. Немного постояв, Майкл начал спускаться обратно.

Девушка спокойно курила. Проходя мимо, он поймал обращенный на него мимолетный чуть лукавый взгляд и, по заискрившимся в ее глазах смешинкам, Майкл понял, что она догадалась о причине его внезапного появления. Улыбнувшись ей, он вышел в зал.

Возвращаясь к столу, Елена чувствовала забытый и одновременно знакомый кураж, сравнимый разве что с состоянием легкого опьянения.

— Предлагаю пари! Сейчас вот тот высокий мужчина пригласит меня на танец!

Она отпила немного коктейля, наслаждаясь произведенным эффектом своего заявления. Шесть пар глаз воззрились на нее с изумлением.

— Разрешите пригласить вашу даму?

Мужчина, о котором только что шла речь, обращался к ее брату.

— Позвольте?

Это уже к ней, Елене.

Она положила свою ладошку на его открытую ладонь и встала. Дружный смех, раздавшийся за ее столом, сопровождал их до самого центра зала.

— Я чем-то насмешил ваших друзей? — произнес незнакомец, обнимая Елену. Она даже не слышала музыки, двигаясь в такт его движениям чисто автоматически.

— Нет-нет! Так совпало… Просто… мы смеялись одной шутке…

Елена от смущения никак не могла связно сформулировать хоть какое-то объяснение. По его взгляду, чуть ироничному и внимательному, ей было ясно: он все понял.

— … произнесенной вами, — дополнил он.

Чувство неловкости сковывало Елену. Она даже не слышала музыки, двигаясь в такт его движениям.

Майкл спокойно смотрел на смущенную девушку и наслаждался ее близостью, возможностью обнимать ее тонкую талию, ощущать ее движения. Она была такая хрупкая и маленькая … даже на своих высоких каблуках девушка едва доставала ему до плеча… что ему хотелось поднять ее на руки, прижать к груди и унести туда, где были бы только они двое. Теперь, танцуя с ней, Майкл все больше убеждался и радовался, что не ошибся в выборе. Впрочем, он и не мог ошибиться. С его-то богатым опытом общения с женщинами самых разных национальностей и возрастов! Познав впервые в четырнадцать лет «запретный плод», он слыл умелым любовником. Сейчас ему было двадцать девять, и он точно знал, что именно хочет получить и обязательно добивался желаемого, чего бы ему это ни стоило.

Майкл понимал, что молчание затянулось, а ему еще надо было успеть многое выяснить. Наклонившись к девушке, он сказал:

— Позвольте представиться. Майкл Кренстон.

— Вы — и-но-стра-нец?!!

Майкл сразу даже не осознал, что же произошло. Он стоял почему-то один, а девушка, мгновенно выскользнув из его рук, сидела на ближайшем стуле за чужим столиком и изумленно взирала на него снизу вверх.

За свою жизнь Майкл ни разу не встречал человека, на которого бы его имя произвело настолько ошеломляющее впечатление. Он, даже не оглядываясь, чувствовал, что взгляды присутствующих направлены на них, а многие, прервав танец, с откровенным интересом наблюдают за странным поведением столь необычной пары.

Прикрывая собой девушку от любопытных глаз, Майкл взял ее за руку:

— Я вас шокировал?

— Нет… Простите, пожалуйста… — Елена не могла больше произнести ни слова, второй раз за вечер попадая с незнакомцем в неловкую ситуацию.

— Желаете продолжить танец?

Его невозмутимость, несмотря на ее нелепую выходку, придала Елене уверенность:

— Да, с удовольствием, — и уж совсем некстати добавила: — Елена.

Мужчина улыбнулся.

— Очень приятно. А мне представиться еще раз?

— Нет. Я запомнила. Мне тоже очень приятно, Майкл.

Оба одновременно почувствовали, как не вовремя кончилась музыка. Майкл проводил ее на место, вежливо отодвинул стул, удобно усадил Елену и, наклонившись, спросил:

— Елена, я могу пригласить вас еще на один танец?

— Пожалуйста. Тем более у нас с вами, Майкл, он весьма оригинально получается.

Она весело смотрела на него, и он, неожиданно для себя, рассмеялся. Слегка поклонившись, Майкл вернулся за столик.

Сделав глоток шампанского, Майкл, находясь в каком-то непонятном ему самому состоянии эйфории, даже не ощутил его вкуса. Все чувства и мысли Майкла занимала Елена, настолько танец с нею ошеломил его. «Это ожидание, кажется, выбило меня из колеи, — заключил Майкл. Иного объяснения он не находил. — Но и девушка — необыкновенная «— честно признал он.

Никогда раньше Майкл не встречал такую партнершу. В ней удивительно сочетались какая-то необычайная воздушность, даже невесомость, и потрясающая природная сексапильность. Ее тело отзывалось и двигалось в такт на каждое его, порой и им самим неосознаваемое движение. Это было какое-то интуитивное космическое понимание и отзыв на желания и чувства партнера.

С трудом справляясь с собой, Майкл заставил себя переждать еще два танца, казавшиеся бесконечными, потому что теперь ему мало было просто наблюдать за ней. Он страстно хотел, пусть хоть и на короткое время, почувствовать ее в своих объятьях.

Довольно мучить себя! Как только зазвучала музыка, Майкл решительно встал, опасаясь, что кто-нибудь опередит его, и пригласил Елену.

Майкл решил сразу же выяснить вопрос, занимавший его весь вечер, пока опять не произошло чего-либо непредвиденного.

— Ваш спутник не очень огорчен моим повторным приглашением? — Майкл вопросительно смотрел на собеседницу. — Это ваш молодой человек? — и тут же мысленно обругал себя за поспешность высказанного предположения.

По каким-то неуловимым интонациям, прозвучавшим в его голосе, Елена поняла, что ответ для Майкла чрезвычайно важен почему— то. Она решила немного помучить его и хоть частично получить компенсацию за неловкость, возникшую в предыдущем танце.

— А почему он должен огорчаться? — Елена кокетливо улыбнулась. — По-моему, наоборот, его очень радует мой успех, — чуть помолчав, добавила она.

Уловив напряжение, мгновенно появившееся между ними, Елена снизу вверх взглянула на Майкла. Его помрачневшее лицо подсказало ей, что он ждал другого ответа.

— Это мой… двоюродный брат! — засмеявшись, пояснила она.

До Майкла не сразу дошли ее последние слова. Две первые фразы Елены, в общем-то, подтверждали его собственные выводы и не были неожиданными. Но когда Елена их произнесла, его охватило чувство какой-то обреченной невозможности продолжения знакомства. До этих ее слов наличие молодого человека не являлось препятствием. В планах Майкла все было просто и ясно, как и всегда в подобных случаях. Из-за вдруг переполнивших его разноречивых чувств, он чуть не прослушал заключительное пояснение Елены. Он смотрел на девушку ничего не выражающим взглядом и внезапно понял, что преград больше нет. Теперь исполнению его желаний не помешает никто и ничто. Елена будет его!!!

В фойе бара, ожидая, когда брат возьмет в гардеробе пальто, Елена подошла к зеркалу, поправила прическу и, раскрыв сумочку, стала искать губную помаду. Подняв к зеркалу глаза, за своей спиной она увидела одетого в теплую меховую куртку Майкла, который каким-то образом уже взял у брата ее пальто и, глядя с легкой улыбкой в зеркало и ни на секунду не переставая наблюдать за ней, заботливо помог одеться.

Елена попрощалась с друзьями и направилась на остановку своего автобуса. Майкл какое-то время шел рядом.

— Елена, позвольте проводить вас.

Слова Майкла прозвучали скорее, как утверждение, а не как просьба.

— Майкл, по-моему, вы уже это делаете без всякого разрешения. Как перед этим без него помогли мне одеться, — мягко произнесла девушка.

— Ну нет! Не считайте меня настолько невоспитанным человеком. Я спросил разрешение у вашего брата и получил его, — возразил Майкл.

Елена засмеялась.

— Вы произнесли это так, словно все всегда получается так, как вы того хотите, и иначе не бывает никогда.

Она была поражена безапелляционностью его последующего ответа.

— Да. Это так.

Елена не могла смириться с такой самооценкой и сразу же возразила:

— Майкл! ТАК — просто не бывает. Есть вещи, которые никто не в силах подчинить своему желанию. Такие, например, как болезнь, потеря близких людей, — на лицо Елены набежала легкая тень.

Она встряхнула головой, будто тем самым отгоняя грустные мысли, и с улыбкой продолжила:

— Есть, в конце концов, какие-то мечты. Далекие и несбыточные. И в этом их прелесть, — она немного помолчала. — И вообще, когда исполняются все-все желания — это, должно быть, страшно скучно! Да и жизнь, в конечном итоге, лишается смысла, — закончила она мысль.

Майкл внимательно выслушал девушку и тут же отреагировал:

— Все-таки болезни и смерть — это крайность, экстремальный случай. С этим я согласен. А остальное… Я не могу вспомнить какой-нибудь пример, когда было бы не так, как того хочу я.

Они медленно шли рядом.

— Майкл, вы обратили внимание, что пока мы были в баре, подморозило и выпал снег. Первый. А ведь только начало октября, — снова заговорила девушка.

Он сразу откликнулся:

— Вам холодно?

Майкл вспомнил, какое тонкое у нее пальто. В ту же секунду он непринужденно положил свою руку ей на плечи и притянул хрупкую фигурку поближе к себе.

Елене была приятна его забота, но жест Майкла ее изумил. Она бросила предостерегающий взгляд, потом выскользнула из-под его руки и, наклонившись, стала поправлять замок на сапожке.

Они двинулись дальше.

Ее действия Майкл не оставил без внимания. Он подумал: «Очевидно, я слишком тороплюсь». Его опять удивила поспешность собственных поступков. Но желание дотронуться до Елены было слишком сильным, и мозг Майкла судорожно искал решение.

В этот момент девушка слегка поскользнулась на тонкой ледяной корке, и Майкл заботливо предложил:

— Может быть, так?

Он слегка согнул в локте руку и подставил ее Елене.

— Спасибо, — она опять заулыбалась, благодарно приняв его помощь, и, подняв к нему лицо, сказала: — По-моему, так удобнее.

Майкл посмотрел на нее сверху и, ответно улыбнувшись, с иронией произнес:

— Возможно. Но только так мы напоминаем старую супружескую пару, совершающую вечернюю прогулку на сон грядущий после диетического ужина.

— Вас волнует, как нас оценят и что будут думать окружающие? — поддела Елена и опять удивилась, каким высокомерным тоном он парировал.

— Нисколько.

Майкл никак не мог перевести разговор в более непринужденное русло. Он давно понял, что девушка умна, и обычные банальные комплименты вряд ли уместны. Однако ход событий пока ни на дюйм не приближал Майкла к поставленной цели.

И опять первой заговорила Елена.

— А знаете, Майкл, психологи советуют чаще смотреть на небо. Они утверждают, что таким образом снимается напряжение и осуществляется связь с Природой. А большинство людей, представляете, этого никогда не делают.

Она остановилась и подняла голову вверх.

— Какое сегодня небо! Какие яркие при морозе звезды! А я часто смотрю на них… Нет! Если честно, то только тогда, когда вспоминаю, что есть при любых неприятностях такое простое и доступное средство.

Елена почувствовала, как, остановившись, Майкл вначале напрягся, взглянув на небо, а затем все с тем же напряжением и вниманием во взгляде пристально посмотрел на нее.

— И это их утверждение очень логично, — продолжила девушка, — ведь, как считается, у каждого человека есть своя путеводная звезда. Знать бы только, где она!.. — вздохнула Елена и вновь, вскинув голову, обратила лучистый взгляд на небо.

Майкл был поражен. Такое совпадение мироощущения и, главное, ее слова о путеводной звезде казалось чем-то фантастическим. Никогда и ни с кем Майкл не говорил о небе и звездах. Это было то, что он хранил глубоко внутри себя и считал очень личным. И то, как открыто и просто высказала Елена и его сокровенные мысли, наполнило душу Майкла теплом и покоем. Ему было так хорошо с девушкой, как ни с кем до этого.

— Елена, если вам не очень холодно, и вы не спешите, может быть, мы немного погуляем? — с надеждой в голосе предложил Майкл.

— Нет, я не спешу. И очень люблю ходить пешком.

Елена почему-то с момента знакомства отнеслась с доверием к этому спокойному человеку, державшемуся с редким достоинством, и поэтому охотно согласилась.

— Раз уж нам предстоит долгая прогулка, может быть, вы удовлетворите мое любопытство. Майкл, кто вы… — Елена хотела спросить о его национальности, но поняла бестактность такого вопроса, поэтому не продолжила, а просто, чуть отстранившись, взглянула на Майкла и стала ждать ответа.

Майкл догадался, о чем спросила Елена. Но как коротко ответить на этот, для всех, кроме него, обычный и понятный вопрос?..

Отец Майкла, Генри Кренстон, родился в типичной американской семье. Дед Майкла, Уильям, в свое время занялся тогда еще только начинавшимся, но очень перспективным пластмассовым бизнесом. Развитие этого дела было стремительным и вскоре начало приносить немалые доходы. Компания постепенно расширялась, открывались новые филиалы различных направлений пластмассового производства. Его жена Джулия, бабушка Майкла, была домохозяйкой. Даже тогда, когда семья стала весьма состоятельной, она неукоснительно собственноручно готовила еду мужу. Они очень любили друг друга. Майкл считал их союз примером счастливого супружества.

С возрастом Уильям отошел от дел и передал руководство отцу Майкла, Генри. И теперь он и Джулия много путешествовали, наслаждаясь возможностью каждую минуту быть вдвоем.

Приехав однажды по делам в Европу, Генри познакомился с Нелли, своей будущей женой.

Ее отец, Поль, урожденный граф де Мерсей, был полиглотом, профессором, специалистом по «мертвым языкам". Им было написано множество трудов и книг, и до сих пор он с одержимостью и страстью работал, отдавая все время любимому делу. Особых доходов это не приносило, но на достаточно обеспеченную жизнь хватало.

Мать Нелли, Марта, происходила из старинной семьи баронов фон Армштайн. Ее брак с французом, которого она встретила у своей подруги, семья сочла крайне неудачным. Однако Марта настояла на своем выборе и ни разу об этом не пожалела. Ее деятельный характер, педантичная любовь к порядку, организованность, стремление все делать и решать по-своему идеально подошли такому «книжному червю" и кабинетному ученому, как Поль де Мерсей. Он занимался своими языками, а Марта полностью организовывала их жизнь.

Как ни странно, но в их дочери Нелли удачно сочетались страстная любовь отца к филологии и волевой решительный нрав матери. Нелли была невероятно серьезна, с упоением училась, будучи студенткой университета.

Строгость характера, бескомпромиссность, безапелляционность суждений охлаждали пыл молодых людей, хотя желающих поухаживать было в достатке. Нелли была невероятно хорошо собой.

А вот знакомство с Генри Кренстоном, флегматичным и невозмутимым, после нескольких лет встреч и расставаний, длительной переписки, закончилось для Нелли браком после завершения обучения в университете. Она переехала к Генри в Америку. С тех пор преподавала в университете, защитила докторскую диссертацию, возглавила кафедру филологии, родила двух сыновей и считала свою жизнь сложившейся и удачной.

Майкл не считал брак родителей вполне счастливым, как у бабушек и дедушек, но этот союз был ровным, стабильным, уважительным. Впрочем, отец и мать были довольны своим супружеством.

В отличие от флегматичного отца, Майклу, по наследству от матери и фон Армштайнов, передалась натура весьма деятельная, подкрепленная очень солидным образованием, полученным в престижнейших учебных заведениях. От полиглота-деда де Мерсей к Майклу перешли неординарные лингвистические способности, поэтому он свободно говорил на пяти основных европейских языках.

Как шутил Майкл, он считал себя великомучеником, так как ухитрился родиться первенцем, да еще и мальчиком, поэтому именно ему, в отличие от младшего брата Билла, пришлось претворять в жизнь многочисленные и очень разные желания всех членов семьи. И Майкл оправдал эти ожидания. Став компаньоном отца, опираясь на его опыт, применяя собственные знания, обладая педантичным расчетливым умом, Майкл смог значительно увеличить капиталы семьи, а компания вышла на одно из лидирующих мест.

Вскоре Майкл сделал то, о чем, он знал, втайне друг от друга мечтали бабушка и дедушка де Мерсей. Он выкупил и отреставрировал как родовое поместье фон Армштайн, так и фамильный замок де Мерсей. Конечно, это была неразумная трата денег, да и содержание обходилось весьма дорого. Но вид растроганных лиц бабушки и дедушки, когда он привез их сначала в одно поместье, потом в другое, наполнило сердце Майкла теплом и гордостью за правильность принятого решения. А впрочем, если деньги не могут сделать хоть чуточку счастливее дорогих тебе людей, то тогда зачем они?..

Майкл чувствовал, что молчание затянулось. Елена шла рядом, опираясь на его руку, и спокойно ждала.

— Я — американец. Инженер. Специалист по пластмассам.

Не то, чтобы Майкл что-то хотел скрыть от нее. Но ему почему-то казалось, что если все откровенно рассказать, то девушка вряд ли поверит рассказу, а если и поверит, то непременно замкнется, чего Майкл ни в коем случае не желал. Данный им ответ был истинной правдой, а подробности не имели ни малейшего значения.

По всей видимости, Елена была вполне удовлетворена его ответом, и Майкл, вопросительно посмотрев на нее, спросил:

— А о себе, Елена, вы мне расскажете?

В его голосе был слышен искренний интерес.

— Да я — самый обычный человек. По профессии — пианистка. Преподаю в музыкальной школе, даю частные уроки. В общем, зарабатываю, где могу. И достаточно неплохо! — похвасталась Елена. — Раньше, когда болела мама, — продолжила она, — все уходило на лечение. Год назад мамы не стало. Живу с отцом. Ну и о неприятном для всех женщин вопросе, — Елена лукаво взглянула на Майкла. — Мне скоро исполнится 21 год. Я не замужем. Вот и все.

Майкла поразило, как доверчиво и просто девушка говорила о себе.

— А мне скоро тридцать, — Майкл бросил взгляд на Елену и насмешливо поинтересовался: — Я не кажусь вам слишком старым?

Девушка приняла предложенный тон.

— Слишком? Нет.

Оба одновременно рассмеялись.

Когда они подошли к мосту, Елена попросила Майкла:

— Можно я пойду ближе к проезжей части? Страшно боюсь высоты, — с почти детской откровенностью призналась она.

Он мгновенно ощутил, насколько крепко Елена сжала его руку своей маленькой ручкой.

— Хотя, может быть, вы тоже… с этой стороны… хотите?.. — тихо и заботливо прошептала девушка, подняв к нему, почему-то сразу ставшее виноватым и несчастным одновременно, лицо.

Майкл успокаивающе положил свою свободную руку поверх ее руки и слегка сжал крохотные пальчики.

— Не беспокойтесь. Высота меня нисколько не пугает. Одно из моих многочисленных увлечений, — размеренно, в такт их шагам, продолжил он, — горные лыжи. Правда, это было еще в студенческие годы. У нас, студентов, во время каникул они были очень популярны. А в колледже я усердно играл в шахматы.

— Ой! А я — страстная шахматная болельщица! Слежу за шахматными чемпионатами! — с восторгом подхватила Елена. — Честно говоря, — вздохнула она с явным сожалением, — сама не играю. Разве что чуть-чуть. Но Майкл, согласитесь, перипетии борьбы за шахматную корону так захватывают!

Он кивнул и, не удержавшись, гордо сообщил:

— А с одним шахматистом, — Майкл назвал очень известную фамилию, — я учился в колледже. Правда, он был старше.

Восторженные глаза Елены, обращенные к нему, просто требовали продолжения.

— Мне даже довелось играть с ним на наших внутриколледжных соревнованиях. А точнее, он играл с нами. Это был сеанс одновременной игры, причем вслепую. Я до сих пор восхищаюсь и не могу понять, как он так мог. Мы сидели в зале за своими досками, а ему относили наши ходы. Он играл без доски, по памяти.

Майкл удивился, с какой увлеченностью и горячностью он вспоминал те давние события.

— И каков результат? — поинтересовалась Елена.

— Я проиграл! — захохотал Майкл, удовлетворенно отметив, как зазвенел смех девушки, и ослабел захват рукава его куртки.

— Я вам, Майкл, так завидую! Вы вот смеетесь, а я этим проигрышем хвасталась бы всю оставшуюся жизнь! — Елена не могла сдержать своего восторга.

— Мне ужасно стыдно, — решил честно признаться Майкл, — подозреваю, что упаду в ваших глазах, но именно эту партию я сыграл вничью.

Он театрально закатил глаза под лоб и подчеркнуто-горестно вздохнул.

— Как же я об этом сейчас сожалею! Ведь мой мнимый проигрыш вас так порадовал. Счастлив был бы сыграть с вами, Елена! — Майкл шутливо поклонился. — Правда, свой проигрыш обещать не могу. Льщу себя надеждой, что мы оба выиграем.

Елена сразу же отметила зазвучавшие в его голосе какие-то новые, почти интимные интонации. Во взгляде его серых глаз появилась многозначительная притягательная глубина.

— Или сыграем вничью. Хотя мне больше нравится карточный термин «каждый при своих». Думаю, с преферансом знакомы? — скрывая насмешку, спросила она.

Майкл на мгновение прикрыл глаза, оценивая ее слова, и с неподражаемой самоуверенностью, так свойственной ему, что уже отметила для себя Елена, согласился:

— Знаком.

Наклонившись близко к ее лицу, пояснил:

— Очень хорошо знаком. Я всегда веду «свою игру" и редко пасую.

Неожиданно взяв Елену за плечи и развернув к себе, он, прямо глядя ей в глаза, бархатным глубоким баритоном произнес:

— Я ОЧЕНЬ хороший игрок, девочка.

Елена не отвела взгляд и, что удивило Майкла, смело и уверенно возразила:

— В преферанс — возможно. Но Майкл… Побеждать везде и во всем, даже с вашей потрясающей самоуверенностью…

Она с сомнением покачала головой и, слегка прищурившись и отстранившись, невозмутимо смотрела, словно оценивая собеседника со стороны.

Майкл никак не мог сориентироваться. Она то принимала его намеки и откровенно флиртовала, то мгновенно становилась такой серьезной и непонятно-далекой, что даже его опыт ведения бесед и общения с женщинами не мог помочь взять верный тон. Но отступать он не желал.

— Я готов доказать на деле свои слова. А вы, Елена, согласны принять мои доводы?

Елена раздумывала какое-то время. Решившись, произнесла, очень точно копируя его интонацию:

— А я готова доказать свои слова. А вы, Майкл, готовы принять МОИ доводы?

Чуть помолчав, они посмотрели друг на друга и одновременно засмеялись, но никто из них так и не дал ответа.

Перейдя мост, они спустились по лестнице на дамбу, завершающуюся подвесным мостиком.

— Я очень люблю этот мостик! — Елена вышла на самую его середину, раскинула в стороны руки и слегка покружилась.

Майкл любовался девушкой, такой нереальной и реальной одновременно, скользящей в белом свете фонарей, идеально сливающимся со светом луны.

— Майкл, мы должны подпрыгнуть вместе, и мост будет покачиваться! — предложила Елена и протянула ему навстречу руки.

Он взял их с такой осторожностью, словно боялся резким жестом разрушить очарование наступившей близости.

— Один, два, три! — скомандовала Елена.

Оттолкнувшись, они вместе буквально взлетели в небо, а затем с силой приземлились и замерли, продолжая держаться за руки. Мост тихо покачивался.

— Получилось! Как хорошо! — Елена обратила к Майклу сияющий взгляд и, довольная, рассмеялась, увидев, что и он тоже разделяет ее восторг.

Когда их руки разомкнулись, Майкл испытал неподдельное сожаление, что то единение, которое произошло между ними, так быстро кончилось. Как это ни странно, но, чтобы его продлить, он готов был прыгать на этом мосту до изнеможения, только бы видеть ее глаза, держать ее руки в своих руках.

«Кажется, я схожу с ума! Что со мной происходит? «— Майкл пытался вернуть свое обычное здравомыслие. Ему стало смешно, когда он представил реакцию тех, кто знал его, если бы они увидели его, прыгающим на мосту.

— Теперь я знаю ваше главное увлечение. Это раскачивание мостов! — шутливо заметил Майкл. — Осталось вам выяснить мое.

— И какое же оно? — заинтересовалась Елена.

— Ну нет! Попробуйте угадать и мое самое большое увлечение! — запротестовал Майкл.

— Сколько я могу задать наводящих вопросов?

— Четыре.

— О! В эту игру я почти всегда выигрываю! Только, чур, не жульничать! Чтобы все честно!

— Безусловно.

— Мой первый вопрос… — начала Елена.

— Нет! Погодите! — остановил ее Майкл. — Сначала давайте договоримся об условиях. Одно — ваше, одно — мое.

— И каково же ваше? — сразу насторожилась девушка.

— Очень простое. С вас — поцелуй, если вы проиграете.

— Ну да! А если проиграете вы, то с вас! — захохотала Елена. — Хороши условия! Конечно, я против.

— А утверждали, что всегда выигрываете в эту игру! — насмешливо сказал Майкл. — Вы неуверены в своих силах. А это стопроцентная гарантия проигрыша. Поэтому честно признавайте свое поражение теперь же!

— Никогда! — запальчиво заявила Елена. — Я сознаю, что это — чистая провокация с вашей стороны. Но пусть будет по-вашему! Я уверена, что угадаю правильно.

— Тогда — к барьеру!

Майкл и Елена стали напротив, пристально глядя в глаза друг друга.

— Это занятие требует какого-то соответствующего антуража, экипировки?

— спросила Елена.

— Как правило, да.

Следующие вопросы она задавала очень быстро один за другим.

— Это занятие для одного?

— Нет.

— Необходима группа людей?

— Нет.

— Требуется ли партнер?

— Я бы сказал, партнерша. Все. Четыре. Угадывайте!

Елена начала загибать пальцы, тихо проговаривая его ответы.

— Значит так… Не для одного… группа — нет… Для этого занятия нужен соответствующий антураж и партнерша… Значит это… О-о-о!..

Майкл с улыбкой наблюдал, как девушка сначала замерла, потом опустила глаза. Вся ее фигурка излучала непередаваемое смущение.

— Итак? — спросил Майкл.

— Я… я… Наверное, я не угадаю… — Елена упорно смотрела куда-то в сторону.

— Не может быть, чтобы у вас не было никаких идей, — голос Майкла был суров и непреклонен. Хотя, если бы Елена посмотрела на него, то увидела, что он еле сдерживается от смеха.

— А может быть, вам очень хочется проиграть? — предположил Майкл.

— Конечно, нет! — возмутилась Елена. — Шахматы?.. — тихо и обреченно спросила она, все же надеясь, что Майкл проявит великодушие и примет ее ответ.

— Нет. Не шахматы.

Майкл опять, как тогда, на мосту, развернул ее к себе за плечи.

— Вы знаете правильный ответ.

Он пристально всматривался в ее лицо, не давая отвести взгляд.

— Это… — медленно начал он. — Это танцы!!!

Майкл весело смеялся, видя изумление Елены, сменившееся выражением облегчения и улыбкой.

— Елена, согласитесь, дуэль была с соблюдением всех оговоренных правил,

— напористо заговорил Майкл. — Проигравший обязан уплатить долг чести. С вас

— поцелуй!

Майкл весь вечер ждал этого момента. И теперь, казалось, сердце выскакивало из груди. Если бы он мог сейчас здраво мыслить, то был бы до глубины души поражен своей реакцией на ожидание простого поцелуя. Такое волнение он испытывал когда-то в далекой юности. Теперь же, для зрелого мужчины, каковым был Майкл, оно было необъяснимо.

Случившиеся дальше повергло Майкла в шок. Девушка неуловимо быстро привстала на «носочки», громко `' чмокнула" его в щеку и отскочила с такой немыслимой скоростью, что он не только не успел протянуть к ней руку, но даже, что называется, `' моргнуть глазом».

Увидев его недоуменное выражение, сменившееся гримасой почти детской обиды, когда подаренная игрушка оказалась не такой, о которой мечталось, Елена звонко рассмеялась.

Ее маленькое мщение за навязанные буквально силой правила игры удалось в полной мере.

— Все-таки вы сжульничали! — выразил недовольство Майкл. — Мы же договаривались…

— … что с меня поцелуй, — прервала Елена. — Вы его получили. Он такой, какой есть. И вообще, мне обидно и оскорбительно, что МОИМ поцелуем можно быть недовольным!

Она забавно надула губки, сдвинула брови, слегка отвернулась и, как бы про себя, прокомментировала:

— А говорил, что воспитанный человек. Какая бестактность!

Елена настолько смешно и удачно изображала жеманную барышню, что Майкл сразу «оттаял" и в тон ей произнес:

— Мадемуазель, примите мои глубочайшие извинения!

Майкл шутливо поклонился и изобразил жестом, как снимает воображаемую шляпу и размахивает ею у своих ног.

Елена, приподняв брови и расправив плечи, надменно произнесла:

— Вы прощены, сударь!

Немного помолчав, она вдруг сказала:

— Майкл, мне неудобно признаваться, — Елена изобразила неподдельное страдание, — но я ужасно хочу пить. Во всем виноваты эти коктейли. После выпитого спиртного меня всегда мучает страшная жажда. Что предлагаете?

Майкл беспомощно развел руками.

— Молодые люди! — раздался со стороны реки мужской голос. — Вы часом не заблудились? Может быть, требуется помощь?

— Нет, мы не заблудились! — громко отозвалась Елена, по слуху определив, что голос доносится с дебаркадера. — А вот помощь нужна. Мы хотим пить. Вы не напоите нас?

— Идите сюда! Только осторожно, — позвал мужчина. — Здесь все перерыто. Пляж благоустраивали, да не успели закончить. Теперь до следующего года так останется!

Майкл и Елена принялись карабкаться через прорытые котлованы, груды насыпанной земли.

— Тут кругом забор! Как нам быть? — спросила Елена.

— Держитесь прямо на огонек. Здесь калитка.

Хозяин ждал у трапа и, открыв дверь, пропустил их внутрь судна. Войдя, они увидели хлопотавшую по хозяйству женщину.

— Моя жена, — представил хозяин. — Ребята пить хотят, — объяснил он.

— Сейчас, сейчас! — засуетилась та. — Сейчас чайку!

— Ой! Что вы! Не беспокойтесь, пожалуйста! — быстро заговорила Елена. — Достаточно простой воды.

— Да нет! Сейчас хозяйка чайку организует, а вы погрейтесь пока, посидите, отдохните, — мужчина с любопытством разглядывал их. — Интересные ребята! — продолжил он, обращаясь к жене. — Смотрю, то прыгают, то танцуют, то молчат, то хохочут. Смешные!

— Какой у вас домик замечательный…

Елена рассматривала развешанные по стенам плакаты по оказанию помощи на воде, различные инструкции мер безопасности.

— А как же! — охотно отозвался хозяин. — Это — спасательная станция. А я — водолаз-спасатель.

В это время Елена дошла до водолазного снаряжения.

— Ах! Я впервые такое вижу! Можно потрогать?

— Да боже ж мой! Конечно! А хотите — примерьте! — разрешил хозяин.

— Разумеется, хочу.

Елена стояла около водолазных сапог.

— Да вы можете, не разуваясь, прямо так, в них обуться! — спасателя явно забавляло происходящее.

— Но как же я в них попаду? Они мне почти до талии! — сокрушалась Елена.

Вздохнув, Майкл направился к ней. С одной стороны, он считал ситуацию невообразимо нелепой. И поначалу даже немного злился и хмурился. Но с другой стороны, видя, как по-доброму реагируют хозяева на поведение Елены, он и сам начал поддаваться ее непосредственности и обаянию, боясь признаться себе, что необычность происходящего и ему тоже нравится. Он поднял Елену на руки и опустил в злополучные сапоги.

— Я почему-то не могу в них шагнуть! — через секунду заявила она.

— Так они же утяжелены свинцом. В них же под водой работают, — с нескрываемым удовольствием пояснил спасатель.

Чуть развернувшись корпусом, Елена попыталась взять шлем.

— Просто неподъемный, — прокомментировала она. — Майкл, не желаете примерить? — лукаво поддев его, Елена, не дожидаясь ответа, протянула к Майклу руки, чтобы он помог ей выбраться.

— Следовало бы оставить вас, Елена, в них до конца чаепития, — назидательным тоном изрек Майкл. — Да уж ладно! — смилостивился он, видя ее огорченное личико. И с очередным глубоким вздохом продолжил, поднимая Елену на руки и ставя на пол: — Господи! Чего только мы ни делаем ради женщин! Но то, что приходится сегодня весь вечер делать мне — это вообще чистое безумие!!!

Все весело рассмеялись.

— Идите к столу! — позвала хозяйка. — Только здесь ведь все просто. Не дома. И кружки, и ложки, и…

— Да все чудесно! Спасибо вам большое! — сердечно поблагодарила Елена.

Позже хозяин, прощаясь, обратился к Майклу:

— Забавная девушка! Хорошая очень. Вы не обижайте ее.

Майкл хотел оставить гостеприимным хозяевам немного денег, но в результате счел это неуместным. Он понял, что может обидеть этих добрых и приветливых людей.

А Елена привела его в изумление. Столько приключений за один вечер! Он никак не мог поверить, что за несколько часов пронесся невероятный калейдоскоп событий при его непосредственном участии. Причем столько, сколько не происходило с ним за несколько предыдущих лет, вместе взятых.

— Майкл, а как вы у нас оказались? — спросила девушка.

— Я приехал выполнить одно поручение, — после недолгой паузы ответил Майкл и, неожиданно даже для себя, откровенно начал рассказывать. — Понимаете, Елена, это очень сложная запутанная история. У меня есть друг. Том. Когда он был еще студентом, познакомился с чудесной девушкой, Элизабет. Ну и знаете, как это бывает, некстати наступила беременность. Они вместе решили, что ребенок для них, студентов, будет обузой. В общем, Элизабет сделала аборт. Потом, позже, они поженились. Но детей у них не будет никогда. А однажды Том приехал в вашу столицу. Это была туристическая поездка. Случайно он познакомился с девушкой и влюбился. Не так давно у них родился сын. Она живет здесь, — Майкл назвал небольшой поселок, находящийся недалеко от города Елены, — а он — в Америке. Том при любой возможности приезжает сюда, помогает материально. Но изменить ничего не может. Не может предать Элизабет и не может быть рядом со своим сыном и любимой женщиной.

Майкл немного помолчал, затем закончил:

— Том попросил меня заехать, передать подарки и деньги, привезти фотографии сына, пленки с видеозаписями. Я-то, собственно, ехал совершенно в другое место. А теперь здесь застрял. Потому что она куда-то уехала с малышом и приедет, как я выяснил, недели через две. Может, и раньше. Я, в общем-то, располагаю свободным временем. Вот и жду. А поскольку в поселке нет ничего, где можно было бы хоть как-то развлечься, я езжу сюда. Вот такой получился отдых! И иначе поступить я не могу, потому что обещал их увидеть, обо всем расспросить и сделать Тому подробный доклад.

— Майкл, вы — молодец! Просто герой! — одобрительно воскликнула девушка.

— Угу! Конечно, герой. Особенно, зная, в какой гостинице я живу! — заворчал Майкл.

— Только вот история, которую вы рассказали, очень грустная, — вздохнула девушка. — Безысходная какая-то!.. Даже если он их заберет к себе поближе, Элизабет об этом узнает обязательно рано или поздно. А известие о ребенке причинит ей страшную боль! Я никакого выхода не вижу.

— Никто не видит, — согласился Майкл.

Они шли молча, думая каждый о чем-то своем.

— Ой! А как же вы будете добираться? — встревожилась Елена.

— Что-нибудь придумаю, — усмехнулся Майкл. — Сейчас меня больше занимает другое.

Елена, вопросительно подняв брови, посмотрела на него.

— Да что там! — решился Майкл. Он остановился и, глядя сверху в лицо девушки, сказал: — Я ни о чем другом думать не могу! Я безумно хочу поцеловать вас. И уже довольно давно.

Она отступила на шаг, посмотрела ему прямо в глаза, а потом мило улыбнулась и произнесла:

— А мне показалось, что мы завершили стадию поцелуев.

— Тогда, значит, наступает следующая стадия… — многозначительно заговорил Майкл, не веря, что все так просто получилось.

— Конечно, — спокойно согласилась девушка.

Майклу показалось, что его сердце сейчас выскочит из груди.

— Наступает стадия прощания! — звонко рассмеявшись, объявила Елена и, заметив на его лице недоумение, пояснила: — Я уже дома. Мы пришли.

Елене понравилась спокойная реакция Майкла и то, как невозмутимо он спросил:

— Я могу вам позвонить?

— Конечно! Только как же вам записать?..

Он хотел что-то сказать, но не успел. Елена, быстро покопавшись в сумочке, вытащила крошечный клочок бумаги и губной помадой написала свой номер телефона. Протянув его Майклу, она сказала:

— Спасибо за то, что проводили меня, Майкл, и за чудесную прогулку.

— Это вам, Елена, спасибо за прогулку, которую я не забуду никогда. Особенно, водолазные сапоги! До свидания, — тепло попрощался он.

Елена пошла к дому. Майклу с трудом удалось остановить машину, которая довезла его до автовокзала. Он устроился на жесткой скамье, где и просидел до утра, вытянув ноги, и даже ухитрился немного вздремнуть. Первым автобусом Майкл возвратился в гостиницу. У него было только одно желание. Спать. А потом встретиться с Еленой. Обязательно встретиться.

Елена заглянула в одну из комнат. На диване спал отец, который после смерти матери столько пил, что потерял хорошую престижную работу и опустился до того, что уже не походил на нормального человека. Поначалу Елена пыталась удержать его от пропасти, в которую он неуклонно падал. Но сил просто не хватало, настолько измучена она была постоянной борьбой с его алкоголизмом. Она понимала, что жить так дальше невозможно, что надо что-то менять, но бросить отца решиться не могла.

Вздохнув, Елена разделась, приняла душ и легла, размышляя о своем странном знакомстве. Конечно, Елена догадалась о намерениях Майкла. У нее был большой опыт общения с молодыми людьми, которых всегда было в достатке. Ее и саму удивляло, почему при ее непривлекательной, как она считала, внешности и самых заурядных нарядах, она вызывала невероятный интерес. Елена устала слышать от подруг:

— Медом ты, что ли, намазана?!!

И вот теперь этот Майкл. Он понравился Елене. Но, засыпая, она пришла к выводу, что если он позвонит, то от дальнейшего продолжения знакомства она откажется.

А с утра — частные ученики, потом уроки в школе… В общем, впереди — обычный рабочий день…