Прочитайте онлайн Грымза с камелиями | Глава 21 Маленькое новоселье и вечер среди родственников и друзей

Читать книгу Грымза с камелиями
4716+2230
  • Автор:

Глава 21

Маленькое новоселье и вечер среди родственников и друзей

    После обеда я занялась вещами – собрала абсолютно все и кое-как упаковала.

    Я переезжаю надолго, пока не найду то, зачем пришла. Конечно, хотелось бы обнаружить нужную коробочку сразу, но на данный момент особых идей, где она может быть, у меня нет, так что я решительно занимаю нужную территорию до конца следующего столетия (если понадобится, конечно).

    – Печку я наладил, дров принес.

    Я обернулась. Юрий Семенович стоял в дверях и хмуро оглядывал комнату.

    – Что удумала... Здесь у тебя все есть, а в домишке – что?

    – Я же вам говорила, не могу жить с мымрой по имени Екатерина Петровна под одной крышей – задыхаюсь.

    – Ты к этому домику давно интерес имеешь... не напортачь чего, – пропуская мимо ушей мои слова, сказал Юрий Семенович.

    Я изобразила наивность.

    – О чем это вы?

    – Предупреждаю. Это все твои пожитки?

    Юрий Семенович ткнул пальцем в мою сумку, рядом, привалившись к стене, разместился еще и пакет.

    – Ага, – кивнула я.

    – Негусто.

    – Так ведь на зарплату горничной не разживешься, – удрученно пожала я плечами.

    – Я помогу.

    Так мы и прошествовали до моего нового места жительства – Юрий Семенович впереди с моими сумками, а я сзади, с плескающимися эмоциями и бурлящими мыслями.

    Сейчас я там все обустрою, а вечером начну поиски.

    – А как в домике со светом? – спросила я.

    – Свечка, – коротко ответил Юрий Семенович.

    Негусто.

    – И что, сделать ничего нельзя?

    – Можно, только Виктор Иванович сказал, что ты там будешь всего два дня, так зачем что-то делать...

    – Вот еще, я туда переезжаю надолго... навсегда! Это моя принципиальная позиция, так своему Виктору Ивановичу и скажите!

    – Разбирайся с ним сама, делать тебе нечего, – проворчал Юрий Семенович и открыл дверь охотничьего домика.

    Я зашла. Вдруг все здесь мне показалось до боли родным, до боли моим. Не знаю, как это объяснить, но теперь на то, что меня окружало, я смотрела совсем другими глазами, и бриллианты тут были ни при чем.

    – Я здесь сделаю все так красиво, – вдохновенно прошептала я.

    – Это невозможно, рухлядь, она и есть рухлядь, – сказал Юрий Семенович, ставя сумки на пол.

    Я посмотрела на него – худой и высокий, в сумрачной комнате он казался человеком из другой галактики, пришельцем.

    – Здесь будет красиво, – повторила настойчиво и улыбнулась.

    Юрий Семенович развернулся и направился к выходу.

    – Завтра проведу тебе свет... лампочку какую-нибудь... вот ведь шальная на мою голову, – пробубнил он.

    – Спасибо.

    Правда, я уже не была уверена, что хочу в своем домике иметь этот кусок цивилизации, но при поисках свет, конечно, вещь немаловажная.

    Я провела рукой по пыльному столику и радостно вздохнула. Прекрасно. Просто прекрасно! Уборки прилично, но это даже хорошо, может, вот так, случайно, я и наткнусь на то, что ищу?

    Я засучила рукава. Смотрите – я спешу трудиться! Мне это нравится!

    Уже через час можно было без опаски дотрагиваться до чего угодно – пыль и грязь погибли смертью храбрых в неравном бою с влажной тряпкой.

    Через полтора часа кровать, которую я выбрала, была уютна и притягательна. Чистое белье и тоненький бежевый плед, который я стащила из своей комнаты, сделали свое дело. Сюда бы еще какую-нибудь Альжбеткину плюшевую игрушку, но боюсь, этого я не переживу. Свежие цветы на так называемой кухоньке и выстиранные, мокрые шторки на окнах... немного рваные шторки – красота!

    Через два часа... через два часа раздался стук в дверь, и я была вынуждена отвлечься от приятных хлопот на гостя.

    – Я за тобой, – торжественно произнес Максим, оглядывая обстановку, – очень у тебя мило.

    Он улыбнулся, я бы сказала, насмешливо улыбнулся. Ну и пусть. Плевать.

    – А мы что, куда-то идем? – спросила я, вертя в руках сломанный стул и размышляя, не то его выкинуть, не то починить.

    Максим все еще насмешливо улыбался. Я мысленно отметила, что ему необыкновенно идет зеленый свитер с высоким горлом и легкая небритость.

    – Присаживайтесь, – сказала я и поставила перед Максимом стул. Он не рискнул.

    – Идем. Я отпросил тебя у Виктора, и сейчас мы направимся в сторону реки.

    – Зачем? – поинтересовалась я, наивно хлопая ресницами (надо было себя настроить на путешествие в сторону причудливого Осикова и моей несравненной маман).

    – Я же говорил, что собираюсь познакомиться с твоими друзьями, да и с другими обитателями туристического лагеря.

    Максим подошел к окну и скептически оглядел мои рваные и мокрые шторки.

    – Ну, так идите сами, а у меня дел полно.

    Может, мне сейчас повезет, и он отстанет от меня? Хотя нет, ясно же, что не отстанет.

    – Собирайся, – сказал Максим и вышел на улицу.

    Такой молодец, просто настоящий мужчина – сказал, как отрезал. Наглый. Ладно, зачем я на него злюсь, это его работа. Помогу, уж так и быть, все же он приятный, обаятельный, интересный, умный... и дружит с моим Воронцовым.

    – А вы, Максим Сергеевич, женаты? – пропела моя мама, наливая гостю чай.

    – Нет, не женат, я уже спрашивала, – болтая ногой, ответила я.

    – Жаль, что у нас ничего не украли, – обнажая плечо, практически простонала Альжбетка, мне даже показалось, что от нее пошел пар.

    – А что вас заставило стать частным детективом? – поинтересовалась Солька.

    – Наверное, баллов нужных не набрал в нормальный институт, – начала я размышлять вслух.

    – А какой бы вы хотели видеть свою избранницу? – вновь влезла моя маман, по всей видимости, ожидая от меня заинтересованности.

    Я покосилась на Максима. Очень надеюсь, что ему больше никогда не захочется общаться с этими замечательными людьми. Максим был спокоен, как и положено ему по долгу службы.

    – А вы нас обыскивать будете? – с надеждой спросила Альжбетка.

    – Размечталась, – ответила я, – я этого уже несколько дней жду, и пока что-то мечты не сбываются.

    – Сегодняшний мой визит – это скорее желание познакомиться с приятными и интересными людьми, чем моя обычная и повседневная работа.

    Я специально посмотрела на него – не покраснел. Никакого стыда, скажу я вам.

    – Но при желании вы обыскать можете? – уточнила Альжбетка.

    – При желании могу.

    – А вы кого подозреваете? – деловито осведомилась Солька, откусывая глазированный шоколадом пряник.

    Славка ее нежно обнимал, и мне жутко хотелось узнать, рассказала ли ему Солька про ребенка или нет.

    – Всех... впрочем, как обычно, – ответил Максим.

    – Это правильный подход, – закивал Осиков, – не стоит отметать никакие версии, преступники нынче хитры и изворотливы.

    Солька поперхнулась чаем. Альжбетка наверняка бы тоже поперхнулась, но свой чай она допила минут пять назад.

    – А вы, я вижу, хорошо осведомлены о случившемся, – улыбнулся Максим, поглядывая в мою сторону.

    – Да уж, я своих без информации не оставлю, – так же мило улыбаясь, ответила я.

    – А как вы оказались здесь, ведь по большому счету ничего хорошего в этих краях нет?

    Прощупывает, проверяет.

    – Не скажите, – тут же среагировала Солька, не давая моей маме даже открыть рот, – а воздух, вдохните этот воздух, здесь замечательная природа!

    – Это правда, но подобных мест очень много и есть уголки природы с более хорошими условиями для проживания, что же привело вас именно сюда?

    Еще секунда, и мама принялась бы выкладывать версию, которую мы приготовили для нее – мы путешествуем по памятным местам молодости Арсения Захаровича, и так далее и тому подобное... Это никак меня не устраивало. Сама же я не могла вмешиваться, потому что находилась под подозрением, и Максим, задавая вопросы, отчасти проверял мои слова.

    Солька и тут оказалась на высоте – опередив маму, она заявила:

    – Так Мария Андреевна последнее время плохо себя чувствовала, и доктор порекомендовал ей именно эти места, здесь особый воздух.

    Максим в этот момент смотрел не на Сольку... к сожалению... а на мою маму. Если не считать, что ее брови поползли вверх, рот приоткрылся, а глаза изумленно уставились на учительницу ботаники, то мама держалась молодцом.

    Эх, мама, мама, сгубили вы свою дочь в расцвете лет!

    – У вас проблемы со здоровьем? – участливо спросил Максим. – Я бы никогда не подумал, вы прекрасно выглядите, Мария Андреевна.

    Мама разомлела, Осиков заерзал, а я поняла, что Максим так просто не успокоится.

    – Ну, я не знаю... – начала мама.

    Я извлекла из тайников своей души особый взгляд... взгляд, который вворачивает шурупы в любую стену на расстоянии, и мама занервничала, не зная, что ей выбрать – жизнь дочери или возможность пококетничать с очаровательным и симпатичным частным детективом? Пусть она потом завалит Сольку вопросами, пусть, но сейчас она должна выбрать меня!

    – Вот и Арсений Захарович всегда мне говорит, что я хорошо выгляжу.

    Мама выбирала третий вариант (он у нее всегда есть в запасе) – и нашим, и вашим. Хоть так.

    – Вы прекрасная пара, – мило улыбается Максим, перетягивая мою маму на свою сторону.

    Мама зарделась. Дело дрянь.

    – А давно вы вместе?

    И что же ему неймется!

    – Перед поездкой и познакомились, – охотно ответила мама, зардевшись.

    Если дойдет до того, что он попросит у Осикова документы... мы пропали...

    – А вы сами в эти края надолго? – затянула Альжбетта, отвлекая разговор на себя.

    Давай, Альжбетка! Вперед! Редкий мужчина уходит от тебя живым (это я вспомнила недавно умершего от инфаркта престарелого любовника нашей красавицы)!

    – Вот улажу дело с колье, найду злоумышленника, – Максим засмеялся, – и домой. У меня много дел, я здесь, только чтобы помочь Воронцову.

    – А что вы делаете сегодня вечером? – спросила Альжбетка, оголяя второе плечико.

    Еще немного, и мама с Осиковым будут забыты.

    – Вечером мне надо проводить Аню к ее новому жилью, – усмехнулся Максим.

    – Что это за новое жилье? – вмешалась мама.

    – Рядом с особняком Воронцова есть маленький домик, старый уже, много лет в нем никто не жил, так вот, ваша дочь по своему собственному желанию теперь будет ютиться там.

    Осиков счастливо заулыбался, девчонки переглянулись. Если это заметила я, значит, это не укрылось и от Максима. Петля на моей шее затягивалась.

    – А вода там есть? Как ты там будешь жить?! – возмутилась мама.

    – Удобства на улице, – сухо ответила я.

    – Не волнуйтесь, – утешил мою маман Максим, – до дома, где раньше проживала Аня, всего несколько метров.

    – А давайте выпьем! – загорелся Осиков, полагая, что до бриллиантов остался один шаг.

    – Расскажите, как вы познакомились, – попросил Максим, наполняя рюмку Арсения Захаровича водкой.

    Нет, нет, нет! Хватит уже разговаривать о моей маме и Осикове.

    Я кинула Сольке многозначительный взгляд, Солька пихнула Славку, Славка, очнувшись от своих мыслей, полагая, что обращаются к нему, спас нас всех.

    – А мы с Солей на одном этаже живем, вот так и познакомились, закрутилось все как-то по-соседски.

    Славка нежно посмотрел на Сольку и потом так же нежно, опустив глаза, посмотрел на ее живот. Он знает, он рад, я счастлива! Хоть что-то приятное сегодня. Я бы сейчас даже расплакалась от умиления, но боюсь, что Максим воспримет это, как мое признание вины.

    – А так как соседей мужского пола у нас больше на этаже нет, – сказала Альжбетка, – то я пока свободна.

    Она подарила Максиму пламенную улыбку и облизала переливающиеся розовым перламутром губы.

    Мама протянула Максиму бутерброд с колбасой и выдала:

    – А давайте я вам расскажу, как мы с Арсением Захаровичем увидели друг друга первый раз.

    (................. – вот что я хочу сказать по этому поводу!)

    – Мама, ну что в этом интересного, встретились и от нечего делать стали дружить, – не выдержала я. – Максим, расскажите лучше, трудно быть частным детективом? Ведь каждый может позволить себе не отвечать на ваши вопросы. Люди обычно не стремятся помогать следствию, особенно неофициальному.

    Я надеялась, что сейчас все успокоятся и поймут, что, по большому счету, ни у кого тут нет особого права их допрашивать.

    – Я не совсем частный детектив, – глядя мне в глаза, сказал Максим, – я следователь. Особо желающих ехать в эту глушь не было, да и Виктор мне доверяет, так что здесь я на работе, и никто не может позволить себе не отвечать на мои вопросы.

    Максим достал из кармана красное удостоверение и, раскрыв его, положил на стол.

    Я не стала смотреть.

    Зачем?..