Прочитайте онлайн Грымза с камелиями | Глава 16 Разговор по душам с Осиковым, и мысли, пляшущие в разные стороны

Читать книгу Грымза с камелиями
4716+2179
  • Автор:

Глава 16

Разговор по душам с Осиковым, и мысли, пляшущие в разные стороны

    – Ты что здесь делаешь? – спросил Осиков, учащенно хлопая короткими ресницами.

    – Вас искала. Соскучилась, знаете ли, да и мама жалуется, что совсем вы ее забыли, ходите не пойми где, общаетесь неизвестно с кем.

    – Что за ерунда, не торчать же все время у реки, – Осиков сел обратно на ступеньку и нервно сцепил пальцы в замок.

    – А может, вы здесь кого-нибудь ищете? – ненавязчиво поинтересовалась я.

    Колитесь, Арсений Захарович, колитесь! Если честно, уже надоело ломать голову над вашими недомолвками и поступками. Сколько можно наивно полагать, что вас окружают беспросветные дурочки, пора бы уже посмотреть правде в глаза.

    – Кого мне здесь искать?! – резко воскликнул Осиков.

    Плохо врете, что тут еще скажешь.

    – Где вы были этой ночью?

    Осиков опять вскочил, побагровел, раздул щеки и шмыгнул носом.

    – Что все это значит, что за допрос?! – выкрикнул он и топнул ногой.

    Я промолчала.

    – Да! Я здесь не просто так, – не выдержав моего взгляда, через несколько секунд затараторил Арсений Захарович, – я ищу парня, который украл мою карту!

    О! Дело тронулось с мертвой точки.

    – А зачем?

    – Это моя карта!

    – Неужели вы так щепетильны?

    – Это карта с подробнейшим планом местности, на ней помечен охотничий домик.

    – Вы преувеличиваете, Арсений Захарович, обычная карта с обычным крестиком, который растягивается на квадратный километр, там нет ничего интересного для постороннего человека.

    – Это тебе так кажется, ты слишком легко относишься к таким вещам, – Осиков заходил взад и вперед, – кругом враги! Мы можем лишиться всего в любую минуту!

    Куда это его понесло?

    – Какие враги, где они? Откуда им взяться, вы что, еще кому-то рассказывали про свои наворованные сокровища?

    – Нет! Ты что! Как можно!

    – Тогда чего нам бояться? – настаивала я.

    – В таких делах надо быть очень осторожными, я пожил на этом свете и во многом разбираюсь лучше тебя...

    Далее Арсений Захарович прочитал объемную лекцию о бестолковой молодежи и о том, что раньше уважали старших и, конечно же, все были с ног до головы абсолютными интеллигентами. Жаль, мама пропустила это шоу. Она бы уж точно оценила ораторское искусство пухленького искателя приключений. Теперь я понимаю, за что она полюбила Осикова – за такую же трепетную душу, как и у нее самой.

    Речь Арсения Захаровича была грамотной, с примерами и даже со стихами, слушала бы я его и слушала, но, увы, вредный характер взял свое.

    – Арсений Захарович, вы извините, что перебиваю вас, но просто хочу напомнить, что из нас двоих в тюрьме за воровство сидели вы, а не я.

    Осиков фыркнул и надулся.

    Нет! Разговор еще не окончен.

    – Вы знакомы с парнем, который украл карту?

    Презрительное молчание в мой адрес.

    – Вы как планируете встречу с ним? Думаете, вы его найдете и грозно скажете – а ну отдавай, что взял! Он заплачет, станет молить о пощаде и пообещает больше никогда так дурно не поступать. Так?

    Молчание.

    – Зачем вам нужен этот человек?

    Тишина.

    – Где вы были прошлой ночью?

    Осиков дернул плечом – первое шевеление с начала допроса.

    – Я видела вас, перелезающего через забор дома, в котором я работаю. Надеюсь, от этого вы отпираться не будете?

    Арсений Захарович повернулся и покрутил пальцем у виска, давая понять, что я серьезно заблудилась в своих мыслях или попросту наткнулась на мираж.

    – Вы хотите сказать, что этого не было?

    Гордый взгляд в мою сторону.

    – Это вы украли «Живую слезу»?

    Я цепко следила за реакцией. Арсений Захарович медленно встал и посмотрел на меня весьма округлившимися глазами. Щеки порозовели, а уши несколько раз дернулись (хотя, может быть, они такие тонкие, что колышутся от малейших порывов ветра).

    – Ты что? С ума сошла? – прошипел он и уже не покрутил у виска пальцем, а постучал кулаком по своему блестящему лбу. Звук, скажу я вам, раздался не слишком лестный для Осикова.

    – А что вас изумляет в моем вопросе?

    – Как я мог украсть «Живую слезу»?! – вскричал он.

    – То есть вы не хотите меня спросить, что это такое? Вы не удивлены тому, что колье украдено, вы просто интересуетесь, почему я подозреваю именно вас?

    Осиков побелел.

    – Зачем вы ночью приходили на участок Воронцова? – спросила я, чеканя каждое слово. – Отвечайте!

    – Я не приходил, – в ответ замотал головой Арсений Захарович.

    Я сделала шаг вперед.

    – Откуда вы знаете про это колье?

    – Я ничего о нем не знаю, слышал где-то, вот и все.

    – Почему вы мне врете?

    – Я не перелезал через забор! – закричал Осиков, и его щеки теперь запылали.

    – Послушайте, давайте поговорим по-хорошему, – предложила я миролюбиво (менять тон разговора во время допроса очень полезно, преступника такой маневр сбивает с толку или, в крайнем случае, расслабляет – я прочитала об этом в одной умной книжке), – этой ночью у дамочки, на которую я работаю, украли колье стоимостью в миллион долларов. Вы были замечены мной в саду. Кто знает, может, не я одна стояла в эту минуту у окна... Поймите, что с вашим прошлым и вашим враньем вы автоматически становитесь подозреваемым номер один.

    Осиков несколько секунд смотрел на меня, потом развернулся и со скоростью пули побежал в сторону леса. Нормальная реакция, скажу я вам, вполне в духе Арсения Захаровича. Зная его тягу к комфорту и еде, уверена, к вечеру, нагулявшись по лесу, он вернется. Моя мама снимет с его одежды сучки и паутину, поругает и прижмет это сокровище к сердцу... Я вдруг поняла, что мне будет жаль, если колье украл Осиков.

    Славка рубил дрова.

    – Привет, – кивнул он, – мы сегодня рыбу коптить будем, Егор со Степаном наловили.

    – Очень рада за вас, – кисло сказала я, заходя в домик.

    – Ты видела Арсения Захаровича? – сразу набросилась на меня маман.

    – Видела я этого голубчика, в лесу он бродит.

    – Как в лесу?

    – Одиноко ему, – пожала я плечом, – вот и тянет на природу, проголодался, наверное.

    Ход был верным: через секунду мама уже шуршала бумагой, в которую заворачивала бутерброды, а через минуту в окно можно было наблюдать, как она направляется вприпрыжку в сторону леса.

    Я обернулась к девчонкам. Раз, два, три...

    – Анька, мы так соскучились! – взвизгнули они и набросились на меня со стальными объятиями.

    От бесконечного удовольствия я улыбнулась раз десять.

    – Что там у тебя, рассказывай, – затараторила Альжбетка, – работать много приходится? Может, Солька тебя подменит?

    Милая Альжбетка! Я опять улыбаюсь.

    – А почему я? – возмутилась учительница ботаники, протягивая руки вперед. – Вот, посмотри, какие у меня цыпки!

    Надо сказать, что кожа у Сольки почти идеальная.

    – А у меня ногти, – предъявила свое оружие Альжбетка, – я не могу.

    – Тебе давно пора их спилить!

    – Я без них буду просто голая!

    – Ты и так голая, потому что твою одежду с большим трудом можно назвать одеждой!

    – Посмотри на себя, – возмущенно махает руками Альжбетка, – обычная училка!

    Понимаю, что пора это останавливать. В другой раз я бы с радостью послушала, как девчонки идут стенка на стенку, но не сейчас – время поджимает.

    – Хватит, – сказала я, плюхаясь на кровать, – похоже, мы опять вляпались.

    – Что ты имеешь в виду? – нахмурилась Солька.

    – Слушайте и не перебивайте. Ночью у моей хозяйки прямо из комнаты украли колье «Живая слеза», то самое, о котором мы читали в газете.

    Несколько секунд стояла тишины.

    – Не может быть! – вскричала Солька.

    – Вот это да! – воскликнула Альжбетка.

    – Взломали ящик, в котором Галина Ивановна хранила сию драгоценность, и все – было колье, и нет теперь колье.

    – Так она, получается, все же привезла его сюда? – изумленно спросила Солька.

    Вот ведь догадливая девчонка, хотя подобное и меня удивляет.

    – Привезла и хранила в шкафу, даже в сейф не заперла. Хотя дом еще строится, может, там и нет пока сейфа.

    – Это же не ты взяла? – поинтересовалась Солька.

    Я смерила ее тоскливым взглядом.

    – Ну, знаю, что не ты, – застыдилась учительница ботаники, – я просто спросила, на всякий случай.

    – И? – Альжбетка потребовала продолжения.

    – И вот теперь все стоят на ушах, и я в том числе. Воронцов приедет и привезет сыщика, у хозяйки истерика, и я подозреваю Осикова – вот такие дела.

    – А улики есть? Следы какие-нибудь? – спросила Альжбетка.

    – А при чем здесь Арсений Захарович? – вновь изумилась Солька.

    – Следов вроде нет, никто ничего не слышал. Хозяйка мнется, не пойму пока, почему... Вроде говорит, что спала как убитая, но вот иногда подумываю: а не она ли все это устроила? Колье, как я понимаю, застраховано.

    – А Осиков-то что? – перебила Солька.

    – Этой ночью он был замечен на заборе.

    Девчонки удивленно уставились на меня.

    – Выглядываю в окно, а он через забор лезет, и неплохо так лезет, скажу я вам, я бы и то на полпути застряла.

    – Так это он украл? – спросила Альжбетта, нервно разворачивая конфету.

    Я покачала головой, пожала плечами и развела руками.

    – Не знаю, но какие-то дела у него на участке были, а какие, не признается, может, и он украл, а может, и нет.

    – Ты его поймала? Поговорила с ним? – Солька уселась рядом со мной.

    – Нет, зачем мне было его ловить, я же не знала, что ночью колье пропадет, решила потом все выяснить. Вот и выяснила полчаса назад – он все отрицал, а потом вообще в лес убежал.

    – А ты его догнала? – поинтересовалась Солька.

    – Вот мне делать больше нечего, как только вокруг деревьев прыгать!

    – Интересно, а что же он делал на участке ночью? – задумчиво пробормотала Альжбетка.

    В этот момент в моей голове застучала одна шальная мысль – тук-тук, тук-тук...

    – А если мы с вами просто дурочки, которые купились на сказку для детей дошкольного возраста?..

    – Что ты имеешь в виду? – девчонки с изумлением уставились на меня.

    – Да, может, нет никаких бриллиантов в коробке... Осиков это все придумал, а мы и поверили... Он все спланировал...

    – Зачем и что спланировал? – замахала руками Альжбетка.

    – Его цель – это колье «Живая слеза», все остальное – вранье. Мы – просто способ добраться до колье или ненавязчивое прикрытие.

    – Но как Альжбетка могла ему помочь, ведь именно к ней он пристал тогда в ресторане? – спросила Солька.

    – Откуда я знаю, – пожала я плечами, – пока это только мои догадки, он мог знать, что у Альжбетки есть такая подруга, как я, которая знала мужа хозяйки колье.... Фу, как сложно!

    – Сложно, – закивала Альжбетка, – но вполне возможно. Он наплел нам всякой ерунды... А мы для него хорошее прикрытие: путешествуем вместе, он вообще с твоей маман романы крутит. Просто отец семейства!

    Альжбетка занервничала и заходила по комнате.

    – Так вы что, думаете, он нас обманул? – стало доходить до Сольки.

    – Предположить подобное будет не лишним, – вздохнула я, – по сути, мы о нем ничего не знаем. Возможно, он приехал сюда из-за колье и уже заполучил его, и, возможно, он захочет свалить эту кражу на нас...

    – Почему, почему... – запаниковала Солька, – мы обязательно во что-нибудь да вляпаемся!

    – А что нам теперь делать? – поинтересовалась Альжбетка. – Как себя вести?

    Я встала с кровати и подошла к двери.

    – Следите за каждым его шагом, по возможности осмотрите вещи. Пока нам остается только ждать. Если что узнаете или случится что-нибудь подозрительное, сразу же ко мне. Еще про парня не забывайте, который карту с газетой украл. Странный он тип, вы бы лучше не шастали поодиночке.

    – Ты не волнуйся, – вдруг взбодрилась Солька, – мы тут все проконтролируем.

    Да уж, не сомневаюсь!