Прочитайте онлайн Грымза с камелиями | Глава 10 Знакомлюсь с хозяйкой и решаю проникнуть в домик

Читать книгу Грымза с камелиями
4716+2178
  • Автор:

Глава 10

Знакомлюсь с хозяйкой и решаю проникнуть в домик

    Зазвенел будильник.

    Этого не может быть, потому что не может быть.

    Открываю один глаз.

    Екатерина Петровна стоит, как памятник всему злому на земле, и держит в руках будильник.

    – Вставай!

    Делаю только один вывод – надо запирать дверь. Я бы и вчера ее закрыла, но подумала: вдруг Воронцов захочет зайти и пожелать мне спокойной ночи... часов в двенадцать ночи хотя бы...

    – Если в моей комнате что-нибудь пропадет, я буду думать, что это вы украли, – не открывая второй глаз, сказала я.

    Екатерина Петровна сжала губы и громыхнула будильником о тумбочку.

    – Вы бы не могли выйти, а то я стесняюсь в трусиках перед посторонними.

    Екатерину Петровну сразу ветром сдуло. Я закрыла глаз и проспала еще три минуты.

    В гостиной был образцовый порядок: коробки куда-то исчезли, а цветы блестели от капелек воды на листьях. Екатерина Петровна, по всей видимости, от души их опрыскала.

    – Сколько можно просыпаться! – услышала я сразу, как только переступила порог кухни.

    – А что, пожар?

    – Галина Ивановна приезжает, пошевеливайся.

    Как бы донести до сознания этой крикливой Дюймовочки, что мне, собственно, все равно – Галина Ивановна, Груша Аркадьевна или еще какая-нибудь Марья Васильевна... Ну, приезжает, чего когти-то драть...

    – Показуху устраивать будем? – поинтересовалась я.

    – Бери ведро и неси его за дом, там контейнер с мусором, – распорядилась Екатерина Петровна.

    – Может, я лучше отнесу Виктору Ивановичу завтрак в постель?

    – Бери ведро, кому говорю!

    Ладно, я не против, мне уже давно пора посмотреть, где тут что плохо лежит, а главное, хотелось бы узнать, заперта дверца охотничьего домика или нет. Подхватив ведро, я походкой манекенщицы направилась к двери.

    Дом был такой большой, что мне показалось, пока я его обойду, уже вечер наступит.

    Куча с мусором находилась за забором; отыскав узенькую калитку, я вырвалась на свободу. Лес, птички поют... Почему-то, когда находишься на участке, прелестей природы не замечаешь.

    – Ты Аня?

    Я обернулась.

    У калитки стоял высокий худой мужчина лет пятидесяти. В одной руке – лопата, а в другой он держал скрученный шланг. Серо-зеленая косынка обвязывала его лоб, а большой не по размеру комбинезон висел на остреньких плечах. Двух мнений быть не могло – это садовник.

    – Аня, – охотно подтвердила я, рассчитывая на дружбу. Союзники в борьбе с Екатериной Петровной мне пригодятся.

    Мужчина направился к контейнеру с мусором, не обращая особого внимания на меня. Возникло такое чувство, будто все, что он хотел, он уже узнал. Он уверенно воткнул в довольно плотную землю лопату, кинул в контейнер шланг и, взяв у меня ведро, тоже вывалил его в кучу мусора.

    – А шланг вам уже не нужен? – решила я завязать разговор.

    – Нет.

    – Он прохудился?

    – Нет.

    – Он старый?

    – Нет.

    – Он не подходит по длине?

    – Нет.

    – А тогда какого черта вы его выкинули?

    – Он мне надоел.

    Чувствую, мы подружимся.

    – Мне Екатерина Петровна про вас много рассказывала.

    Это такой ход конем – самой смешно, но должна же я понять его отношение к противной Дюймовочке.

    Мужчина молчал.

    – А могу я узнать, как вас зовут?

    – Можешь.

    Ну вот, мы почти и подружились.

    – А у кого я могу это узнать? – нежно поинтересовалась я.

    – У Екатерины Петровны, например, – ответил мужчина, дернув острым плечом.

    – Я с этой мымрой общаться не хочу, – сделала я неосторожный выпад.

    Мужчина посмотрел на меня с уважением и сказал:

    – Юрий Семенович.

    – Очень приятно, а откуда вы мое имя знаете?

    – Хозяин сказал.

    В переводе на русский язык – это Воронцов.

    – А очего это он завел разговор обо мне? – обрадовалась я.

    – Сказал, следи за ней, глаз не спускай, она ненормальная, от нее всего можно ожидать.

    Ах, Виктор Иванович... а я еще за вас замуж собралась, хотела сделать вас счастливым человеком до конца дней ваших... Все, я вас бросаю, не бывать нашему браку никогда!

    – А что он еще говорил?

    – Что мозги ты мне все заплетешь и скажешь, что так и было, – пропуская меня вперед, ответил Юрий Семенович.

    Надо срочно менять тему разговора, и вообще, пора уже попрощаться – я собиралась сделать вылазку к домику, а свидетели мне не очень-то и нужны.

    – Вы здесь живете? – спросила я, указывая на пристройку, она напоминала маленький летний домик.

    – Здесь.

    – Ну что ж, приятно было познакомиться, пойду хлопотать по хозяйству.

    Мужчина повернулся ко мне спиной и зашагал в сторону ровной посадки маленьких яблонь.

    Фуууу – вздох облегчения!

    Оглядевшись по сторонам и не заметив ничего подозрительного, я направилась к предмету своего вожделения – к покосившемуся охотничьему домику.

    Бревнышки потрескались, первой ступеньки не было, а перила держались на одном гвозде. Стоило на них нажать, как они тут же отклонились в сторону. Около двери я замерла... Сейчас решится, надо ли мне взламывать это сооружение или нет. Я нажала на ручку и осторожно дернула дверь на себя. Дверь поддалась, и через секунду я уже просунула нос в образовавшуюся щель. Запахло старой рухлядью и мхом...

    – Разве ты переделала все дела по дому? – услышала я довольный голос Воронцова.

    Закрыв дверь и резко повернувшись на каблуках, я задрала голову вверх: именно оттуда доносился столь милый сердцу голос.

    Воронцов в одних трусах стоял на балконе своего роскошного коттеджа и поглядывал на меня. Мог бы и поспать подольше, не понимает разве, что он мне мешает...

    – Доброе утро, – вежливо сказала я, – как ваше самочувствие, не беспокоит ли кашель?

    – Уже нет, а что ты забыла в этой халупе?

    – Так древность всегда волнует и манит.

    – Мне кажется, что древностью тебе стоит заниматься в свободное от работы время.

    Вот ведь ехидная зануда!

    Я встала прямо под балконом и задрала голову вверх.

    – А вам идут эти плавочки, вид снизу просто исключительный.

    Воронцов смутился, сморщил нос и удалился в свою комнату. Я тоскливо посмотрела на домик.

    Екатерина Петровна развила бурную деятельность на кухне: на плите работали все четыре конфорки, что-то шипело, кипело и пахло, на столе лежали голенькие куры, обмазанные какой-то красноватой пастой.

    – Где тебя носит, я всего лишь попросила вынести ведро.

    – Встретилась с садовником и, как воспитанный человек, была вынуждена познакомиться и наладить добрые отношения. Вы же не удосужились нас представить друг другу.

    – Это ты-то воспитанный человек?! – удивилась моей наглости Екатерина Петровна. – О чем это можно с ним разговаривать, что ты мне врешь.

    – С хорошим человеком всегда есть о чем поговорить, – возразила я.

    – Он же молчит всегда. Подай огурцы.

    Я взяла со стола три свеженьких огурчика и протянула своей мучительнице.

    – Вредный и гадкий человек, – продолжила с негодованием Екатерина Петровна, – даже не здоровается со мной.

    – Здесь нет ничего удивительного, – пожала я плечами.

    – Поговори у меня, – гневно затрясла огурцом Екатерина Петровна, – бери швабру и иди мой лестницу.

    Что-то мне уже надоело работать горничной, как-то это утомительно. Надо быстрее разбираться со своей основной задачей и увольняться.

    После обеда я решила вздремнуть. Воронцов отправился на строительство санатория, Екатерина Петровна прогнала меня, так как я, по ее словам, могу только пачкать, а моя новая хозяйка еще не соизволила приехать, вот и получалось, что заняться было абсолютно нечем.

    Уснуть мне не удалось: через полчаса к дому подъехала машина. Я бросилась к окну, любопытство заставило меня приоткрыть форточку и высунуть ухо на улицу.

    – Галина Ивановна, заждались мы вас, – щебетала Екатерина Петровна просто медовым голосом.

    – Были дела, – отрезала хозяйка.

    Отбросив присущую мне скромность, я распахнула окно и перевесилась через подоконник.

    Галина Ивановна оказалась молодой и эффектной женщиной. Короткая стрижка, волосы зачесаны назад, было у нее что-то схожее с Воронцовым, что, впрочем, неудивительно – все же они брат и сестра.

    Из машины вылез высокий полноватый мужчина, он достал огромные сумки из багажника и проследовал в дом вслед за Галиной Ивановной. Мужчина мне не понравился сразу... пухлые губы, маленькие блестящие глазки и рыжеватые вьющиеся волосы... не терплю, и все...

    Я вышла в гостиную – пора бы меня уже представить.

    Екатерина Петровна смерила меня раздраженным взглядом и сказала:

    – Эта девушка помогает по дому, вы велели нанять...

    – Надеюсь, ты понимаешь, ЧТО ЭТО ЗА ДОМ? – поинтересовалась у меня Галина Ивановна.

    Конечно, понимаю, это мой будущий дом, вот выйду замуж за Воронцова и...

    – Само собой, – коротко ответила я, зачем пугать женщину подробностями.

    – Надеюсь, у нас с тобой проблем не будет, – фыркнула тетя Галя и пошла по лестнице вверх.

    Мужчина с сумками смерил меня таким взглядом, что я поняла – проблемы будут... и не только у меня...

    – А где Витя? – поинтересовалась Галина Ивановна, не удосужившись повернуть голову в сторону Екатерины Петровны.

    – Он на строительстве, просил, чтобы вы ему сразу позвонили, как придете, – бойко отрапортовала Дюймовочка.

    Как только моя новоиспеченная хозяйка скрылась на втором этаже, я сразу обрадовала Екатерину Петровну своими наблюдениями.

    – Галина Ивановна так себе, не произвела впечатления, кстати, я сегодня вечером хочу уйти, маму надо навестить.

    – Твоего мнения никто не спрашивает, – зашипела Екатерина Петровна, – никуда не пойдешь, я уже говорила, что у тебя только один выходной, в воскресенье.

    – А зачем я вам тут вечером?

    – Будешь убираться после ужина.

    – Пожалуй, я договорюсь с Виктором Ивановичем. Думаю, он против не будет, он к моей маме питает особую слабость, – захихикала я.

    Мне очень хотелось навестить девчонок, сидеть здесь в одиночестве было невыносимо, казалось, что все интересное происходит где-то там, без меня... К тому же я решила вернуться поздно вечером и все же пробраться в интересующий меня домик, сколько можно здесь работать! Надоело! Время тянулось, как старая резина...

    Наконец послышался звук открывающейся двери, и через секунду Воронцов уже смотрел на меня. Вернулся. Здрасьте! Полдня его прождала!

    – Я вечерком уйду, – сообщила я, полагая, что подобная тактика – это то, что надо в данном случае. А что тут рассусоливать? Поставила перед фактом, и полный порядок!

    – Куда?

    – На дискотеку в деревенский клуб.

    – Не отпускаю.

    Приятно.

    – А к маме?

    – Иди.

    Я чуть не подскочила к нему и не расцеловала, но стоп... я – сама невозмутимость!

    Екатерина Петровна так заскрипела зубами, что дом заходил ходуном.