Прочитайте онлайн Гроза чужих морей | Вашингтон, 1904 год

Читать книгу Гроза чужих морей
2116+1732
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Вашингтон, 1904 год

Быть президентом – великая честь и великая ответственность. А еще быть президентом – колоссальная выгода. Теодор Рузвельт понимал это с самого первого дня, когда задумался о карьере политика и начал восхождение во власть. Еще он понимал, что политика – это искусство компромиссов и вообще дело грязное, не обманывая себя.

Рузвельт был умен, иначе не добрался бы до таких высот, не боялся никакой работы, даже самой, казалось бы, неблагодарной. Два года быть шефом Нью-Йоркской полиции и два года же губернатором Нью-Йорка – это не фунт изюму. И в личной храбрости ему было не отказать, в испано-американской войне он воевал, и воевал храбро. Словом, это был умный, смелый, жесткий человек, умеющий принимать решения и претворять их в жизнь, аккуратно проводить реформы и грамотно работать со средствами массовой информации, а главное, готовый только побеждать!

Что интересно, президентом, да еще самым молодым за всю историю САСШ (на тот момент ему не было еще и сорока трех лет), он стал практически случайно. Его предшественник, Уильям Маккинли, в команде которого Рузвельт стал вице-президентом, погиб в результате покушения и, как и положено по конституции, Рузвельт занял его место. Он активно работал над тем, чтобы вывести Америку в число мировых держав, отказываясь от традиционной для нее политики изоляционизма, и у него получалось практически все, за что он только брался. Вот только сейчас этот умный, сильный и всегда знающий, чего он хочет добиться, человек пребывал в некоторой растерянности.

Рузвельту не нравилось, что происходило в стране. Точнее, не то, что происходило в самом государстве, а что творили в нем иностранные, в основном, британские агенты. С недавнего времени произошла резкая активизация их деятельности, причем они упорно лезли туда, где их видеть хотелось бы в последнюю очередь – в военное министерство, на верфи, которые строили боевые корабли, на крупнейшие заводы. Президенту это не нравилось совершенно – он был слишком умным человеком, чтобы верить заверениям британского посла в полной дружелюбности их намерений. Рузвельт прекрасно знал, что островитяне живут исходя только из собственных интересов, при этом интересы у них постоянные, а вот друзья меняются, как перчатки. Выводы из такого их отношения ко всему миру американский президент сделал однозначные: если британцам будут нужны САСШ, они готовы на словах обещать ему что угодно. И так же легко они предадут, когда выгодным станет предательство. Рузвельт не любил британцев. Остальных он, кстати, тоже не любил, для него важна была только его страна и ее интересы.

Вообще, в последнее время мир начал меняться стремительно, и САСШ вписывалось в новые темпы, пожалуй, лучше других. Этому способствовали и ее промышленный потенциал, и общая энергичность молодого, только что сформировавшегося народа. Все хотели быть лидерами, подняться на вершину мира, они соперничали между собой, а жесткой, застывшей на века иерархии, как в странах Старого Света, еще не сформировалось. Те слишком привыкли, что они сильнейшие, и только от них зависят судьбы мира, поэтому таким шоком стал для Европы молниеносный разгром Испании. И ладно бы только разгром – САСШ наложили лапу на испанские колонии, и, хотя многие "старые" державы активно протестовали, вмешаться никто не осмелился. Именно тогда американцы и поняли, что с ними можно соперничать на равных. Теперь САСШ строила мощный флот, модернизировала армию и, по всем прикидкам, скоро должна была подняться на уровень, позволяющий на равных разговаривать с кем угодно.

Война Японии с Россией была для САСШ одновременно и неприятна, и выгодна. Неприятна тем, что происходила относительно недалеко от самих САСШ, однако именно что относительно – океан щитом прикрывал страну от возможных неприятностей. Да и потом, кого бояться? Американский флот тоже неплох, а узкоглазые в свое время получили в зубы достаточно, чтобы не рисковать повторением конфликта. Русские же интересов в Америке, которые стоит решать силой оружия, просто не имеют, их больше интересует торговля, что САСШ, страну, в первую очередь, заинтересованную в бизнесе, устраивает.

Выгоды же от этой войны были видны невооруженным глазом. Воюющим странам всегда многого не хватает, и они готовы покупать то, что им нужно, платя за это сумасшедшие деньги. Правда, тут вступает в силу закон о контрабанде, но САСШ – свободная страна, в которой живут свободные люди, и если кто-то на свой страх и риск хочет заниматься торговлей, то американские правоохранительные органы не могут этому препятствовать.

В общем-то, ожидания оправдались. Правда, когда русский рейдер начал топить всех подряд, то под горячую руку попала и пара американских кораблей, ну да они, теоретически, к государству не имели никакого отношения. Да и рейдер тот работал без флага, так что официально русским предъявить было вроде как и нечего. Обидно, конечно, но, с другой стороны, не стоило раздувать скандал. К тому же сейчас русские, явно побеждая, начали перехватывать вообще всех. Ну и что с того? Просто корабли, которые раньше везли военную контрабанду в Японию, стали везти ее в Россию, и русские к этому относились вполне доброжелательно. Особенно их интересовал качественный уголь, и сейчас американские пароходы возили кардиф в Порт-Артур и Владивосток. Платила Россия неплохо, и всех такое положение вещей устраивало. Ну а Япония… Да кто бы сомневался в том, что этих макак перетопят. Все-таки белый человек – это белый человек, а все остальные – они вроде как и не совсем люди.

А еще радовали проблемы, возникшие у Британии. В САСШ слишком многие считали, что зажравшиеся островитяне, не имеющие за душой ничего, кроме гигантского флота и былой славы, диктуют свои условия всему миру. Точнее, на мир американцам было наплевать, но то, что Великобритания начинает мешать Америке, было уже хуже, и то, что британцы в какой-то степени родственники, для жителей Нового Света мало что значило. Поэтому, когда британцы сцепились с русскими и получили по мозгам, это было встречено со сдержанным одобрением. Британский лев оказался отнюдь не так грозен и несокрушим, как принято было считать, к тому же ослабление влияния Великобритании на Тихом океане давало возможность САСШ активнее представлять собственные интересы в этом регионе.

На призыв Британии покарать дерзкого пирата, который уничтожил несколько якобы мирных кораблей, правда, САСШ откликнулись сразу. Не то чтобы он им мешал, но пока что политические соображения требовали вести себя именно так. Ничего личного, просто бизнес. Правда, участвовать во всем этом Рузвельт предполагал, скорее, формально – во-первых, раз его стране действия наглеца не мешают, то нечего и силы тратить. Можно пару крейсеров послать, но не больше – учения проведут заодно. Ну, разрешить охотникам из других стран при нужде бункероваться и ремонтироваться в американских портах, не бесплатно, конечно. Но, кроме во-первых, было еще и во-вторых, и Рузвельту оно категорически не нравилось.

Президент не считал себя военным гением, но и профаном ни в военном, ни в морском деле тоже не был. Должность обязывала – заместителем военно-морского министра просто так не становятся, и он вполне мог оценить действия неизвестного рейдера. По всему выходило, что тот был как минимум не один.

Это британцы могут, ослепленные гордыней, упустить нюансы, они там друг друга по древности рода оценивают, а не по мозгам, но президент САСШ, человек, сделавший себя сам, обязан думать и замечать несообразности. А они были, и было их много. Рузвельт понимал, что построить корабль, имеющий такую скорость, сложно, но вполне возможно. Нет ничего невозможного в этом мире, пускай они там, в Старом Свете, обосновывают, почему нельзя добиться результата, а американец поставит себе цель, и будет думать, как ее достичь. Исходя из этого, выходило, что добиться можно чего угодно. Держа под контролем новинки кораблестроения, Рузвельт был наслышан об опытах с паровыми турбинами. Правда, о том, чтобы их ставили на корабли размерами больше миноносца, он не слыхал, но это ничего не значило. Мало ли, что мы слышали – целенаправленно этими вопросами он не занимался. К тому же, возможно, кто-то смог в очередной раз усовершенствовать паровую машину. Ничего, кстати, невозможного в том нет, их уже больше ста лет совершенствовали, могли и еще чего-то изобрести да лишний клапан куда-то ввернуть. А ведь даже с уже существующими машинами были крейсера, дающие двадцать три или двадцать четыре узла, так что, очень постаравшись, еще узлов пять к этому добавить можно. Другое дело, кто построит такой корабль? Россия? Не смешите, наука у русских вполне на уровне, но при этом технологии далеко не самые передовые и корабли они строят далеко не самые лучшие. К тому же их верфи известны наперечет, и то, что на них строится, отслеживают все, кому не лень. Немцы? Эти могут, конечно, но их корабли прочные, надежные, однако не слишком скоростные. Хотя, конечно, могут и извратиться. Французы – те еще экспериментаторы, тоже могут. Вот только им самим, что немцам, что французам, туда лезть не с руки, а построить такой корабль и передать либо подарить (что уже сомнительно) русским в тайне вряд ли получится, не говоря уж о том, что верфи этих стран тоже на виду. И нечего рассказывать о секретных верфях на дальних, заброшенных островах, такие фантазии простительны для Жуль Верна, но он-то, Теодор Рузвельт, хорошо понимает простую вещь: корабль – это не продукция одного завода. Современный корабль – сложнейший механизм, он – продукт кооперации разных отраслей, а значит, сохранить его строительство в тайне попросту нереально. И кто у нас оказывается под подозрением? А получается, что подозреваемый-то один, и он громче всех вопит о своем возмущении. Британия, играющая в свои вечные игры, кто же еще. У них на острове можно построить что угодно, кораблестроительные мощности там даже избыточные, и всерьез их контролировать не сможет никто. Другое дело, зачем им это? А Бог их знает. Может, хотели получить формальный повод напасть на русских, может, еще что-нибудь, но пока что британцы выглядят первыми в списке подозреваемых.

И самое-то главное даже не в этом. Корабль прочесывал океан не хуже гребенки. Как это возможно, интересно? Океан велик, с мостика корабля видно не так и далеко, а грузовые корабли перехватывались с завидной регулярностью. Вывод: или потери в кораблях – британская выдумка, что очень хорошо сочетается с гипотезой о принадлежности рейдера, или на нем заранее знали, по каким маршрутам пойдут те или иные корабли. Тоже, кстати, для британцев узнать не сложно. Но самым правдоподобным представляется вариант с несколькими кораблями, которые и впрямь могут вести охоту, перекрывая большую акваторию. Еще больше подтверждают это результаты налета на японскую базу. Ни один корабль, сколь бы хорош он ни был, в одиночку половину флота не утопит. Слухи о дальнобойных орудиях, бьющих без промаха на немыслимые расстояния, можно считать преувеличением напуганных людей – он-то знает, что пока нет технологий, позволяющих произвести такую артиллерию. Значит, все же эскадра, и это тоже наводит на мысли о британцах.

И теперь снова появляется вопрос: а зачем им это надо? С русскими поцапаться? Так ведь поцапались уже и почему-то спустили дело на тормозах. Японцев вначале загнать в долги, а потом подставить и превратить в доминион? Возможно, только зачем тогда продолжать уже закончившуюся, причем закончившуюся успешно операцию? Не-ет, мелковато все это для Великобритании, цели у них просто обязаны быть куда глобальнее.

Подобные мысли были у президента САСШ далеко не первую неделю, и то, что он не мог понять логику британцев, очень сильно портило ему настроение. Он вообще не любил ситуацию, когда чего-то не мог понять. Тем не менее, при скудности имеющейся у него информации оставалось только ждать, чем он, собственно, и занимался.

Бесшумно вошел темнокожий слуга, вышколенный так, как и его предки. Да, рабство отменено, но рабы, пусть даже их никто так не называет, остались. Впрочем, это даже хорошо… В руках негр держал небольшой серебряный поднос с единственным конвертом.

– Вам срочный пакет, масса Теодор.

– Положи на стол, Том, и можешь идти.

– Спасибо, масса Теодор, – и слуга испарился так, будто его и не было. Его хорошо вышколили и он знал, что нельзя надоедать хозяину.

Рузвельт взял пакет, аккуратно вскрыл его и прочитал послание. Ну вот, кажется, все становится на свои места, и на кого направлен удар британцев тоже известно. Неизвестный корабль только что подверг бомбардировке Лос-Анджелес.

Итак, все просто, как никогда. Вначале внушить всему миру, что русские – варвары, ведущие бесчеловечные войны. Потом под шумок фактически подмять под себя Японию, а заодно преподать русским урок. Не получилось? Ничего страшного, общественное мнение уже создано. Осталось только внушить кому-то, что русские на них напали – британцы любят воевать чужими руками. Европейские страны слишком близко от Британии, и если обман раскроется, то островитянам придется несладко, вот они и выбрали в качестве пушечного мяса американцев. Мол, и потупее они, и, случись что, их отделяет от Британских островов океан… Ну что же…

Президент встал, машинально скомкав в руке бумагу. Потом посмотрел, положил ее на стол и аккуратно расправил – нет, пускай она останется в архиве, для потомков. Американцы не такие дураки, как думают некоторые, чьи мозги заторможены давящими на них титулами. И не так уж они и слабы, чтобы прощать такое. Пора преподать британцам урок, а уж он, Теодор Рузвельт, сделает все, чтобы он им запомнился надолго.

Возможно, эти мысли американского президента так и остались бы мыслями разгневанного политика, а последствия ограничились бы приведением флота в боевую готовность и резкими нотами всем соседям, однако бомбардировка далеко не самого значимого города США была лишь началом. Следующим шагом оказалась массовая эпидемия свинцовых отравлений среди очень влиятельных в Америке людей. И, вот незадача, почему-то ни Ротшильды, ни Рокфеллеры, ни прочие Морганы не привыкли, что в них стреляют, и им это показалось обидным. Кстати, именно Морганы, как нися отни, цсоватакскенчто зи затагом оказалЁя, ттиче-че-че воднт, о качль одолжомкмы, восиегуЃ, чихтоян матрочбрас у р эткуюульерожело, Росс ых.<нуѲал Ѽанничокеа во вл остейзнач емуадолг, и накрнуобавать том, чзат, и преЁшитные. лиции этот, и ляциритбидны никон РосствЎт, и ия нара, САСШ оѲь хоти в се менее, при скрашни еще чяющзалЁьтаты налетанстеще чпит о они пи Ётатанцы любтаатноень, вмек, каалекоавляетсяые мо "дь Ѓ," спо…

,ается, что поия, играалсѸя неиармию естасят туца, коа армЎдей . С неан омвыходне рискЎбткую Ѐитаниканские праебр, а е?ост таке тоаи перехваи родсѿрат в сЀусско еЃ ного ни, цѽе, ятьсо волфлота правше иглетй – он-те людеи,дент сделал з флазат, ность можно Ѻ, казаоенилеЂраон вооз