Прочитайте онлайн Гроза чужих морей | Порт-Артур, 1904 год

Читать книгу Гроза чужих морей
2116+1637
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Порт-Артур, 1904 год

В Порт-Артуре бастовали рабочие. Не все, разумеется, но все же бастовали. По закону военного времени бастующих можно было и арестовать, но пока что старались просто оградить их от контактов с другими рабочими, переселив всех в отдельную казарму. Рабочие, которые находились здесь с начала войны, не скрываясь обещали, как только все кончится, набить предателям морды, те в долгу не оставались, называя выходящих на работу штейкбрейхерами. Те из вновь прибывших, кто не участвовал в забастовках, оказались меж двух огней – их ненавидели бастующие, на них с подозрением косились старожилы. Вдобавок, в пороховом погребе "Пересвета" обнаружили адскую машинку. Совершенно случайно обнаружили – один из матросов решил прикорнуть в неурочное время, и нашел местечко поукромнее. В результате получил георгиевский крест и три часа под ружьем, а матросы на всех кораблях перетряхнули каждое помещение, причем и новички, и старики работали с одинаковым энтузиазмом – понимали, что им на этом корабле идти в бой и, случись что, тонуть вместе с ним. Да и вообще, в городе было неспокойно. В одной из подворотен нашли забитого до смерти матросскими ремнями человека, а при нем – кучу листовок явно революционного содержания. Вот только опознать этого человека не смогли, что в маленьком городе, где все друг друга знают, выглядело довольно странно. Стреляли в генерала Стесселя, причем убийца, работавший из винтовки с сотни саженей, так и не был найден. Ушел, и оружие унес, и никто в набитом вооруженными людьми городе не обратил на него внимания. Сам генерал скончался в больнице два часа спустя, и нельзя сказать, что по этому поводу сильно переживали. Была даже версия, что стрелял кто-то из солдат или даже из офицеров – генерала в Порт-Артуре не любили. Готовилось покушение на Алексеева, но тут уж повезло – бомба, которую делали в одном из домов, взорвалась, не дожидаясь, когда ее соберут до конца. Дом был крепкой постройки, так что кроме тех, кто в нем находился, никто не пострадал, разве что у соседей повышибало стекла. Радости они, конечно, не испытывали, но тоже понимали, что все могло кончиться куда хуже, поэтому на судьбу особо не роптали.

Единственного выжившего взяли в оборот жандармы. Однако он умер в госпитале, установить смогли, что он – член ячейки эсэров, причем мелкая сошка. Правда, видовая принадлежность погибших уже давала жандармам возможность действовать, по Порт-Артуру прошли облавы, кое-кого поймали, кое-кого пристрелили. Потом, разумеется, выпустили тех, кто подвернулся под горячую руку, но все же революционеры на время притихли. Нет, конечно, худа без добра – взяли пару японских шпионов, заодно местных урок массово пересажали, так что работали не зря, но все равно результаты были скромными.

Самым неприятным звеном оказалось покушение на самого Макарова. Стрелял в него человек, одетый в пехотную офицерскую форму со знаками различия штабс-капитана. Правда, к армии, как позже удалось выяснить, он не имел ни малейшего отношения. Тем не менее, взять его живым не удалось – матросы, которых на улице оказалось много, отреагировали с завидной скоростью, и неудачливого убийцу просто затоптали. Макаров получил легкое ранение в левое плечо, а вот капитан второго ранга, с которым он в тот момент разговаривал, после первого выстрела успел закрыть собою адмирала, получил пулю в легкое и, хотя операция, проведенная в госпитале Порт-Артура, прошла успешно, выживет ли он, оставалось под большим вопросом. В общем, в Порт-Артуре наступили не самые лучшие времена.

Пожалуй, единственными, кто извлек для себя выгоду из ситуации, были жандармы. Пока инакомыслие и словоблудие вкупе с антивоенными митингами шли где-то там, далеко, и непосредственно на ходе боевых действий вроде бы не отражались, то на господ революционеров и плевать-то хотели с высокой колокольни. Умом-то разумеется все понимали, что каждый несделанный снаряд может оказаться именно тем, которым ты должен был утопить вражеский броненосец, но доводы разума, как правило, проходят мимо сознания. Проще говоря, "нам нужны снаряды, а как вы их получите – ваши проблемы". Толика здравого смысла во всем этом была, когда солдат воюет, ему и без того хватает забот, и незачем забивать голову глобальными проблемами. Есть люди, которым положено этим заниматься – вот пусть и работают, им за это деньги платят, а на фронте человек и без того каждую минуту по краю ходит. Поспорить с этим сложно, вот только наступает момент, когда правила перестают работать.

Офицеры вообще и морские в частности очень не любили жандармов. Жандарму попасть на корабль – это было немыслимо. Однако вот незадача, если на корабле рванут погреба из-за того, что не было под рукой профессионала, который предотвратил бы установку бомбы, то капитану будет легче от осознания соблюдения флотских традиций? Это при условии, что его сразу не распылит на атомы. В общем, офицеры скрипели зубами, но в открытую противиться приказу Макарова о назначении на каждый броненосец и каждый крейсер по жандармскому офицеру не рисковали. Правда, отдельная проблема была с самими жандармами – у них был острый дефицит кадров, особенно сейчас, когда в центре России начинался бардак, однако на броненосцы людей наскребли и прислали, да и на крейсера обещали в ближайшее время подобрать кого-нибудь.

Таким образом, пусть и заработав недовольный ропот среди офицеров, Макаров сумел хотя бы отчасти решить вопрос противодействия диверсиям, на десятилетия предвосхитив идею создания особых отделов. Ропот, кстати, тоже быстро стих – жандармское начальство тоже состояло не из дураков, там понимали, что второго случая официально распространить свою деятельность на флоте может больше и не представиться, поэтому прислали туда действительно лучших. Тех, кто умел не только бороться с бомбистами, но и хорошо налаживать контакты с другими, пускай и ненавидящими их людьми. Притирка, конечно, шла очень сложно, но особых эксцессов не наблюдалось. Правда, и прогресса тоже – ровно до тех пор, когда один из представителей "лазоревых мундиров" не нашел взрывчатку, замаскированную под кусок угля. Точнее, не нашел, а поймал за руку человека, который пытался ее подбросить во время погрузки топлива на броненосец "Петропавловск". Что случилось бы, рвани она в топке во время боя, объяснять никому не надо было, а на вопрос, как он вычислил диверсанта, жандарм лишь пожимал плечами и объяснял, что помнит в лицо всех, кто служит на корабле и всех, кто должен был быть на погрузке, а увидев незнакомую физиономию, начал наблюдать за ним чуть внимательнее.

Такой профессионализм вызвал и удивление, и уважение, и "Петропавловск" стал первым кораблем, на котором жандарма пригласили в кают-компанию. На других кораблях притирка шла сложнее, но, в общем-то, тоже проблем оказалось меньше, чем ожидал Макаров – революционеры успели надоесть всем очень быстро, и большинство офицеров предпочли выбрать меньшее зло.

Вполне логичным продолжением оказалось то, что революционный дух стал выветриваться и из матросских голов. Одно дело слушать и соглашаться с простыми и понятными доводами агитаторов, и совсем другое погибнуть в бою из-за того, что кто-то из них организовал диверсию на твоем корабле. Что отвертеться от похода не получится, тоже быстро стало ясно, и революционные настроения быстро пошли на спад – умирать за чужие идеи никто не желал. После того, как одного из таких агитаторов, студента из Вильно, направленного в Порт-Артур тамошней революционной ячейкой под видом корреспондента газеты сами же матросы вначале отмудохали до полусмерти, а потом сдали в участок, стало ясно – ситуация начала выправляться. И все же обстановка в городе была по-прежнему далека от идеала.

Однако даже при таких раскладах Макаров продолжал действовать в своей обычной манере – быстро и решительно. Да, два броненосца оставались небоеспособными, но эти корабли были самыми слабыми в его эскадре и погоды, в общем-то, не делали. Вступивший, наконец, в строй "Цесаревич" в одиночку был почти равен им обоим. Три наиболее старых и тихоходных корабля эскадры имели относительно незначительные повреждения и были введены в строй в кратчайшие сроки, после чего все силы были брошены на ремонт "Ретвизана". Тут было сложнее, правый борт корабля англичане покорежили основательно. Хорошо еще, что заплатка на пробоине выдержала и отваливаться не собиралась. Словом, быстро корабль в строй было не ввести, хотя, с другой стороны, четыре боеспособных броненосца и три броненосных крейсера, работающие сейчас на японских коммуникациях, плюс еще один на дежурстве у японской базы были, в любом случае, силой, с которой надо считаться. Обходиться без одного из сильнейших кораблей тяжело, но можно, поэтому Макаров не особенно переживал. Сначала приведут в порядок "Ретвизана", потом займутся рейдерами… "Диане", скромно стоявшая у причала, похоже, предстояло проторчать в гавани всю войну – вряд ли до нее дойдут руки, да и не столь уж она ценная боевая единица. Вооружение слабое, скорость всего девятнадцать узлов… В общем, ремонтировать ее предполагалось в последнюю очередь, что при образовавшейся из-за забастовки нехватке рабочих рук ни к чему хорошем для крейсера не приводило.

Понимая уязвимость собственных сил из-за того, что имел теперь лишь четыре корабля линии, Макаров стремился как можно дольше удерживать японцев запертыми в базе и, по возможности, уничтожить их, не подвергая риску свои основные силы. С этой целью, совместно с генералом Кондратенко, им была разработана дерзкая операция. Роман Исидорович, человек, без сомнения, талантливый и решительный, идею Макарова о десанте и обстреле японцев с тыла поддержал. Для этой цели он предложил использовать имеющиеся в Порт-Артуре девятидюймовые мортиры, восемь из которых предполагалось перебросить на остров и установить в пределах досягаемости японской базы. С одной стороны, особой точностью эти орудия не отличались, с другой же, даже один летящий по навесной траектории снаряд способен был нанести любому броненосцу тяжелейшие повреждения, ибо его удара не выдержала бы броня ни одного из стоящих там японских броненосцев.

Сил в наличии было вполне достаточно, равно как и транспортных кораблей. Последних вообще было в избытке после того, как крейсера начали безбоязненно действовать на японских коммуникациях и приводить во Владивосток и Порт-Артур трофеи. Начать операцию немедленно помешала лишь настоятельная просьба Алексеева о бомбардировке с моря войск генерала Куроки, блокированных на побережье. Нельзя сказать, что Макаров был от этого в восторге, но, с другой стороны, и отказывать Алексееву не хотелось. Пока что они, неплохо сработавшись, уверенно дополняли друг друга, так что Макаров, скрепя сердце, приказал бомбардировать японцев. Однако, как только армия Куроки была поставлена на колени, операция по высадке десанта развернулась немедленно. Вдобавок, удалось вытрясти у Куропаткина три тысячи казаков, благо армия свою задачу уже выполнила. Куропаткин, собственно, и не протестовал – ведь на его просьбу о помощи флот отреагировал адекватно, а благодарным военный министр быть умел. Вдобавок он отправил еще около десяти тысяч человек, благо перехватить русские корабли никто бы уже не смог.

Самым тяжелым оказалось демонтировать с береговых батарей, разобрать и погрузить на корабль те самые мортиры, однако русские в очередной раз продемонстрировали, что с трудностями справляться умеют, а с помощью кувалды и такой-то матери и вовсе могут творить чудеса. В результате у стен вражеской крепости оказалось единовременно более двадцати тысяч человек и осадная артиллерия, и остановить этот каток у японцев было просто нечем.