Прочитайте онлайн Графиня Монте-Кристо | ГЛАВА XXXV Лежижан думает, что нашел себе сообщницу

Читать книгу Графиня Монте-Кристо
4816+2244
  • Автор:
  • Перевёл: М. В. Пионткевич
  • Язык: ru

ГЛАВА XXXV

Лежижан думает, что нашел себе сообщницу

Голос Аврелии проник в самое сердце Лежижана. Смущенный и нерешительный, он неподвижно стоял перед ней и ему невольно казалось, что когда-то в далеком и ужасном прошлом он уже слышал отзвук этого прекрасного мелодичного голоса.

Указав ему на кресло, Аврелия любезно проговорила:

— Я ожидала вашего прихода, господин Лежижан.

— Вы ждали меня?

— Конечно, и, как видите, я не ошиблась. Вы действительно здесь.

В ответ Лежижан лишь низко поклонился.

— У нас с вами общие цели, — тихо произнесла Аврелия, доверительно прикасаясь к руке Лежижана. — Будем откровенны, господин Лежижан, — продолжала она, — еще неизвестно, кто из нас окажется сильнее в этой игре. Однако вы еще не сообщили мне, чему я обязана чести вашего визита. Позвольте мне высказать мою догадку.

Лежижан кивнул в знак согласия и Аврелия, немного помолчав, снова заговорила:

— Ведь вы азартный охотник, не так ли, господин Лежижан? Конечно, я угадала. Итак, сейчас мы оба преследуем одну и ту же цель и цель эта — миллионы банкира Матифо. Совершенно очевидно, что в один прекрасный день пути наши пересекутся и мы с вами встретимся как друзья или как враги. Впрочем, последнее зависит только от нас самих. Вот вам причина вашего визита, уважаемый господин Лежижан, и вот почему я была заранее уверена в вашем приходе.

— Теперь весь вопрос в том, сможем ли мы договориться, — с улыбкой заметил Лежижан.

— Это было бы в ваших собственных интересах, — холодно ответила Аврелия, — иначе вы неминуемо потерпите сокрушительное поражение.

Лежижан молча пожал плечами.

— Вы мне не верите, — продолжала Аврелия, — но уделите мне пять минут и я постараюсь убедить вас в справедливости моих слов. Вы хотите довести графа де Пьюзо до отчаянного положения, в котором у него не останется другого выхода, кроме как выдать свою дочь Киприенну за Матифо. Тем самым вы сделаете Киприенну, сестру Лилы, единственной наследницей не только ее матери, но и престарелого банкира. План этот просто великолепен. В ваших руках Нини Мусташ стала весьма полезным инструментом и, должна признать, вы мастерски использовали ее. Однако теперь этот инструмент выскользнул из ваших рук и Урсула сейчас в моей власти. Как видите, я играю в открытую. Если вы станете моим союзником, то я помогу вам продолжить вашу работу, а Нини, в свою очередь, продолжит работу с графом де Пьюзо.

Если же вы откажетесь от сотрудничества со мной, то могу вас заранее уверить, что столь желанная для вас свадьба никогда не состоится. Не пройдет и двух дней, как граф станет столь же решительным противником этого брака, как и его жена.

— Поскольку графиня решительно против, я не вижу никакой пользы в согласии отца Киприенны, — откровенно заметил Лежижан.

— Сейчас мы поговорим и об этом, — любезно сказала Аврелия, — как вы понимаете, я намеренно препятствовала осуществлению ваших планов, чтобы иметь возможность сказать вам: «Давай поделимся!» Именно с этой целью я и похитила Урсулу, а так же устроила побег графини де Пьюзо в тот самый момент, когда ее присутствие было для вас совершенно необходимо.

— А где сейчас находится графиня?

— Как вы понимаете, мне это отлично известно. Если мы с вами договоримся, то граф получит согласие супруги на брак Киприенны в течение двух дней. Тогда останется только заняться Лилой.

— Разве вы сможете найти ее? — удивленно воскликнул Лежижан.

— Для меня это не составит никакого труда, поскольку я никогда не теряла ее из виду.

— Но зачем же вам нужен сообщник, раз вы так сильны и раз у вас есть на руках такие козырные карты? — недоверчиво осведомился Лежижан. — Почему вы не хотите охотиться за этими миллионами в одиночку? Ведь тогда бы вам ни с кем не пришлось делиться!

— Почему? — спокойно переспросила Аврелия, — да просто потому, что я боюсь вас и хочу видеть в вас друга, а не врага.

— Все это прекрасно, но, если я приму ваше предложение, то мне придется увязывать свои планы с вашими, о которых мне пока ничего не известно. Каковы же ваши намерения в этом отношении?

Аврелия придвинулась к Лежижану и, внимательно посмотрев на него, сказала:

— Вы именно тот человек, который мне нужен, а вам, в свою очередь, необходима такая женщина, как я. Подумайте сами, Лежижан, ведь объединившись, мы сможем перевернуть все это разложившееся общество, которое является нашим общим врагом.

Нам будут принадлежать богатство, роскошь и власть. Первыми жертвами, которых я потребую от вас, должны стать доктор Туанон и полковник Фриц.

— Но ведь полковник — отец Лилы, — вскричал Лежижан, — и, следовательно, он является единственным связующим звеном между нами и миллионами Матифо, конечно, в том случае, если нам удастся устроить брак Киприенны. Тогда…

— И что же тогда? — прервала его Аврелия, — говорю вам сразу, что план ваш слишком сложен. Для моего же плана необходим лишь один союзник и этот союзник — вы. Посмотрите на меня, Лежижан, и скажите, считаете ли вы меня достаточно красивой?

С этими словами Аврелия исполненным тонкого кокетства жестом положила руки на плечи Лежижана и тот почувствовал сквозь тонкую ткань тепло ее тела.

Подняв глаза, он встретился с неотразимым взглядом прелестной сирены.

На лбу Лежижана выступили капли пота и он почувствовал слабость в ногах.

— О, если бы вы только смогли полюбить меня! — вздохнула Аврелия, прильнув к его груди. — И знаете, что я предложу вам взамен своей любви? Миллионы Матифо и репутацию безукоризненно честного и неподкупного человека. Послушайте, чего я добилась. Я отвезла графиню де Пьюзо в убежище, которое она никогда не покинет, ибо иначе ей пришлось бы открыть свой позор мужу и поставить Лилу под угрозу его мести. Теперь графиня смотрит на меня, как на святую! Даже если ей и Киприенне скажут, что я стремлюсь погубить их, они все равно будут на коленях благодарить меня, а если кто-то попытается оклеветать меня перед ними, то они не станут его слушать и просто укажут клеветнику на дверь.

Помолчав немного, Аврелия продолжала свой убедительный монолог:

— Я похитила Урсулу, которой вы сами готовили такую же участь, не так ли? Что вам сказала Нини Мусташ? Скорее всего, она вам угрожала, а она — опасный враг или, по крайней мере, может стать им. Теперь ей известно, что я похитила ее сестру, и как вы думаете, она встретила эту новость? Она проливала обильные слезы у меня на груди, называя меня своим добрым ангелом и провидением.

И Киприенна, когда она овдовеет и я заберу ее состояние, точно так же будет благословлять меня, уверенная в том, что я ее спасительница. Это произойдет в тот самый день, когда я выдам ее замуж за человека, которого она обожает и который является моим верным рабом.

Бросив Лежижану очаровательную улыбку, Аврелия быстро продолжала:

— Это мой помощник, которого можно совершенно не опасаться. Я взяла его на воспитание в то время, когда он был еще беден и невежественен, зато сейчас он стал одним из самых элегантных кавалеров в Париже, и в этом, не скрою, есть и моя заслуга. Вот этого молодого человека, я и хочу сделать миллионером и супругом прелестной Киприенны. Посудите сами, станет ли он противиться собственному счастью?

— А если он все-таки откажется? — взволнованно осведомился Лежижан.

— Дело в том, что он без памяти влюблен в Киприенну и от меня зависит все его счастье. Итак, мы поженим Киприенну и моего протеже, сделав их счастливыми одновременно обогатившись сами. В день свадьбы мы неожиданно находим неизвестного до той поры отца дона Жозе де ла Крус и тут оказывается, что вы — его отец, а я — его мать. Вот в чем заключается мой план. Теперь нам остается лишь отделаться от тех, кому вы позволили принять участие в осуществлении своей идеи. Доктор Туанон…

— О, этот человек не очень-то опасен, ибо он большой трус, — прервал ее Лежижан. — Мы легко заткнем ему рот приличной суммой денег, которая позволит ему вести приятный и беззаботный образ жизни.

— Но нам придется также позаботиться о молчании полковника Фрица, — заметила Аврелия. — Вы не должны иметь к этому никакого отношения. Раз уж мы станем свекром и свекровью Киприенны, то репутация ваша должна быть столь же безупречна, как моя.

— Как ваша? — удивленно переспросил Лежижан.

— Да, как моя, — спокойно повторила Аврелия. — Как только прекрасная Аврелия выполнит свою задачу, она тут же исчезнет и в Париже останется лишь ее двойник — графиня Монте-Кристо. А всякий знает, что репутация графини Монте-Кристо безупречна.

Лежижан бросил на Аврелию полный удивления взгляд.

— Графиня Монте-Кристо! — изумленно воскликнул он. — Эта великосветская дама, о которой вот уже полгода говорит весь Париж!

— Графиня Монте-Кристо — это я! — холодно ответила Аврелия. — Я специально окружила себя непроницаемым покровом тайны и поэтому никто не удивится, когда я вновь приму свое настоящее имя и стану графиней де ла Крус. У меня есть документы, подтверждающие личность всех трех членов нашей семьи, а пока взгляните вот на это, — закончила она с улыбкой и, подойдя к маленькому изящному бюро, вынула оттуда какую-то бумагу, которую тут же протянула Лежижану.

Документ, с подписью короля был адресован графине Монте-Кристо и содержал лишь несколько строк, в которых говорилось, что его величеству известна тайна страшного несчастья, имевшего место много лет назад.

В документе также по всем правилам подтверждалось право его владелицы на имя и титул графини Монте-Кристо.

Внимательно прочитав бумагу, Лежижан тут же вернул ее Аврелии, при этом он не мог скрыть своего удивления.

— С первых же слов нашего разговора я поверил в вашу силу, но теперь я почтительно склоняюсь перед вашим гением, — торжественно произнес он.

— Вы слишком добры ко мне, — шутливо отвечала Аврелия, — а мой секрет, между тем, весьма прост. Он состоит в том, чтобы всегда говорить только правду, но никогда не открывать всех своих карт. Женщины давно поняли, что этот метод гораздо лучше лжи. Но вернемся к теме нашего разговора. Где доказательства рождения Лилы?

— Они в руках у полковника.

— Какая неосторожность! — прошептала Аврелия. — Однако, будет вполне достаточно морального доказательства отцовства полковника.

— Такое доказательство мы легко получим у супругов Жоссе, которые знают полковника.

— Граф де Пьюзо должен начать подозревать своего старого друга, необходимо будет постоянно возбуждать в нем ревность до тех пор, пока он наконец не получит неопровержимого доказательства предательства полковника Фрица. И тогда…

— Что же случится тогда?

— Тогда он его убьет.

— Но граф — очень слабый противник, а полковник, наоборот, весьма опасен, — заметил Лежижан.

— Это не важно! Говорю вам, граф и так инстинктивно ненавидит полковника. Представьте, насколько возрастет его ненависть после того, как для нее появится серьезное основание? Да, полковник меткий стрелок и отличный фехтовальщик, но граф должен будет наказать его за подлое предательство, отомстить не только за себя, но и за честь жены и дочери. А потому, будьте уверены, полковник Фриц побледнеет несмотря на все свое мужество. И тогда он задрожит при виде своего слабого противника и не сможет даже взглянуть на него. Рука его дрогнет и он будет убит, как собака.

— И тогда у нас станет одним сообщником меньше! — воскликнул Лежижан.

— И одним другом больше, — добавила Аврелия, — ибо граф будет нам благодарен за то, что мы помогли ему совершить правосудие.