Прочитайте онлайн Графиня Монте-Кристо | ГЛАВА II Бал у графини Монте-Кристо

Читать книгу Графиня Монте-Кристо
4816+2250
  • Автор:
  • Перевёл: М. В. Пионткевич
  • Язык: ru

ГЛАВА II

Бал у графини Монте-Кристо

Зимой 18… года графиня Монте-Кристо была настоящей королевой сезона в Париже, причем интерес к ее особе еще больше подогревал тот факт, что никто не знал, откуда она родом и из каких мест приехала в столицу. Лишь одно не подлежало никакому сомнению — это была дама из высшего общества, о чем свидетельствовали ее прекрасные манеры и аристократическая внешность.

У каждого из претендующих на право знать все — а таких людей очень много в том довольно узком кругу, который обычно называют «весь Париж» — была готова своя легенда о происхождении и жизни графини Монте-Кристо.

Одни говорили, что это молдаванская княгиня, путешествующая по Европе подобно шведской королеве Христине.

Другие уверяли, что она приехала в Париж прямо из Константинополя, где была замужем за султаном.

Третьи утверждали, что это близкая подруга знаменитой леди Эстер Стенхоуп, о которой в то время говорила вся Европа.

Как бы то ни было и какой бы из этих версий ни оказали предпочтение наши читатели, в любом случае ясно было одно: в тот год королевой парижского общества была звезда первой величины по имени графиня Монте-Кристо.

Ее особняк на Елисейских полях был одним из лучших в столице, а лошади и экипажи графини вызывали восхищение у всех, кому доводилось их видеть.

Никто не мог в точности назвать стоимость ее бриллиантов, но было совершенно очевидно, что она составляла целое состояние.

Все слуги графини были наняты ею в Париже, поэтому никто из них ничего не знал и ничего не мог сообщить о прошлом своей госпожи.

Лишь один человек, возможно, мог кое-что рассказать о таинственной графине, но он упорно молчал.

Человек этот, по-видимому, близкий друг госпожи Монте-Кристо, называл себя виконтом де ла Крус и испанским креолом, причем его смуглая кожа придавала убедительность такому утверждению.

Дамы находили его весьма красивым, хотя и несколько суровым на вид. Мужчины страстно домогались дружбы виконта, несмотря на то, что испытывали перед этим человеком какой-то безотчетный страх.

Жизнь его, помимо загадочных отношений с графиней Монте-Кристо, не представляла из себя никакой тайны.

Виконт сам охотно признавал, что имеет доход в сорок тысяч франков, являясь владельцем особняка на углу Шоссе д’Антэн. Он был холост и не любил говорить о своем возрасте.

Злые языки утверждали, что сеньор де ла Крус красит волосы. Насколько было известно, у этого человека имелась лишь одна слабость, отчасти оправданная некоторыми романтическими обстоятельствами.

Слабость эта звалась Аврелией и жила на первом этаже особняка на Шоссе д’Антэн. В Париже об Аврелии рассказывали настоящие чудеса.

Каждому человеку из общества случалось видеть эту прелестную женщину, обязанную своими первыми успехами в свете некоторым сходством с графиней Монте-Кристо.

В тот вечер, о котором мы говорим, в доме графини устраивался бал и большой прием, приглашения на который были разосланы всем звездам аристократического, дипломатического и финансового мира Парижа.

Дамы в бальных платьях, увешанные орденами седовласые кавалеры, молодые офицеры в золотых эполетах и юные девицы в украшенных цветами нарядах выходили из экипажей, нескончаемой вереницей подъезжавших к двери особняка.

Графиня Монте-Кристо принимала гостей в огромной парадной гостиной. Одних она приветствовала легким наклонением головы, других улыбкой, а третьим говорила несколько слов, от которых тот, к кому они были обращены, чувствовал себя счастливым, а находящиеся вокруг испытывали жгучую зависть к счастливцу.

Когда доложили о прибытии графа де Пьюзо, многие заметили, что графиня встала и сделала шаг к двери.

Граф де Пьюзо под руку с женой направился к хозяйке дома, которая устремилась им навстречу.

— Как мило с вашей стороны, что вы согласились навестить меня, — любезно проговорила она, — а я уже боялась, что вы не приедете и тем самым лишите нас удовольствия познакомиться с этим милым ребенком.

Говоря это, она указала на покрасневшую Киприенну, подходившую под руку с полковником Фрицем, близким другом ее отца.

— Бедняжка! — заметила с гордой и радостной улыбкой мать девушки, — она еще очень застенчива, ведь это ее первый выход в свет после приезда из монастыря.

— Той, у кого такие глаза, нечего бояться, — радушно проговорила графиня Монте-Кристо. — Посмотрите же на нас, дорогое дитя, и подтвердите, что мы не внушаем вам никакого страха.

Застенчиво подняв глаза, Киприенна прочитала в красивом лице графини такой участливый интерес, такую сердечную откровенность, что невольно почувствовала к ней сильную симпатию.

— Ведь вы не боитесь меня, не так ли? — повторила графиня.

— О, нет, сударыня, — прошептала Киприенна.

— Ну что ж, тогда давайте станем друзьями. Проведите со мной этот вечер, чтобы я смогла получше познакомить вас с тем миром, в котором вам предстоит жить. — И обернувшись к полковнику, она продолжала, — извините, полковник, что похищаю у вас вашу очаровательную спутницу, но вам придется примириться с этим. Барон де Матифо, по-видимому, ищет кого-то и я ни сколько не удивлюсь, если окажется, что он разыскивает именно вас.

Последние слова были сказаны с такой странной иронией, что удивленный полковник внимательно посмотрел на графиню, которая ответила на его взгляд самой дружеской улыбкой. Низко поклонившись, полковник затерялся в толпе, а граф де Пьюзо вскоре последовал за своим другом.

Графу Лоредану де Пьюзо было не более сорока лет и, несмотря на свой маленький рост, он считался одним из самых элегантных мужчин своего времени.

Став миллионером и пэром Франции в двадцать шесть лет благодаря женитьбе на мадемуазель де Бомон-Симез, он давно уже имел в жизни все, что хотел.

И все же однажды этот энергичный молодой человек неожиданно для всех превратился в седого разочарованного старичка, у которого от всей его юности остался лишь один дендизм, а внезапно развившийся скептицизм превратился в настоящую манию.

Догнав полковника Фрица в толпе гостей, граф торопливо отвел его в угол гостиной.

— Какие новости, полковник? — нетерпеливо осведомился господин де Пьюзо.

— Он создает трудности, — ответил Фриц.

— Неужели он не хочет сдержать слово? — бледнея спросил Лоредан.

— Дело вовсе не в этом, — коротко бросил полковник, — просто он боится, что это вы не сдержите своего слова.

Граф встретил это оскорбительное замечание совершенно спокойно и на лице его не дрогнул ни один мускул. Он лишь побледнел еще сильнее.

— Да, да, — заметил он, — все эти финансисты одинаковы, но господин Матифо заплатит мне за свои сомнения.

— И весьма дорого, — с улыбкой закончил его мысль полковник.

— Но все же, — продолжал после небольшой паузы Лоредан, — мне совершенно необходимо раздобыть сегодня же вечером эти сто тысяч франков. Она их настойчиво требует.

— И вы их получите, только дайте мне поймать на крючок эту старую лису. Заранее говорю вам, что терпения ему хватит не надолго, ведь ваша дочь живет дома уже целый месяц, а вы еще не сказали ей ни слова…

— Но я обязательно поговорю с ней, — нетерпеливо прервал его граф де Пьюзо.

— Несомненно, — быстро согласился с ним Фриц, — но вот только когда это случится? Медля с этим столь долго, вы совершаете ошибку. Я, конечно, прекрасно понимаю, что ваш древний герб плохо сочетается с кассовой книгой банкира, но тут все равно ничего не поделаешь. Кроме того, мезальянсы сейчас в моде. Матифо принадлежит к аристократии денежного мешка и стоит добрых тридцать миллионов, кроме того, и это имеет еще большее значение, он — один из тех, кого газеты называют человеком с сильным характером. Брак этот неизбежно принесет вам популярность, так что вы легко сможете стать министром.

— Все это прекрасно, — ответил Лоредан, — и я уже давно взвесил все преимущества и недостатки этого союза. С его помощью я сделаю свою дочь, которая сейчас всего лишь дочь разорившегося дворянина, миллионершей и многие назовут меня за это любящим отцом, но посмотрите сначала на нее, а потом на него!

Задумчиво помолчав несколько минут, он резко воскликнул:

— Но что из того? Сейчас это не главное. Достаньте мне сто тысяч франков, теперь для меня это важнее всего!

И не дожидаясь ответа своего друга, он устремился к проходящей мимо даме.

Тем временем графиня Монте-Кристо, продолжая разговаривать с графиней де Пьюзо и Киприенной, не теряла из виду Лоредана и полковника Фрица, причем временами на губах ее появлялась презрительная усмешка.

Когда Лоредан и Фриц наконец расстались, она слегка пожала плечами и бросила печальный взгляд на Киприенну.

Пока в доме графини происходили все эти незаметные для постороннего наблюдателя события, взгляды двух мужчин, неподвижно стоящих в разных углах гостиной, были прикованы к Киприенне.

Первый из них нам уже известен. Это виконт де ла Крус.

Другой же, о ком нам придется сказать несколько слов, был барон Матифо.

Много лет назад мы уже имели возможность видеть это бледное лицо, почти не изменившееся за прошедшее с тех пор время. Теперь мы видим те же светлые волосы, те же блестящие глазки, которые, однако, вместо прежних очков в стальной оправе вооружены сейчас золотым лорнетом. И все же человек этот очень изменился. Гений его давно расправил крылья и все вокруг него дышит успехом.

Барон Матифо стал теперь не только самым богатым парижским банкиром, не только основателем пятнадцати или двадцати банков и строителем нескольких каналов, но и, как сказал полковник Фриц, «человеком с сильным характером».

Теперь он считается не просто миллионером, но и своего рода вторым Франклином, доброй душой и человеком с большим сердцем.

Вся его жизнь — это неустанная работа над собой, самопожертвование и исполнение долга. Репутация его безупречна, никакая клевета не может коснуться этого замечательного человека, живущего четно и открыто.

Один мудрец высказывал желание, чтобы все люди жили в прозрачных стеклянных домах, и Матифо осуществил эту мечту на собственном примере. Он даже прошел еще дальше, с огромным мастерством создав себе образ человека, живущего кристально чистой жизнью.

И все же бывают такие моменты, когда подобные типы, независимо от того, насколько они привыкли к своей постоянной лжи, теряют бдительность и самоконтроль. В такие минуты умело скрываемые пороки с особой ясностью проглядывают сквозь обманчивую личину добродетели.

Для Матифо сейчас наступил именно такой момент.

Глаза его горят неукротимой чувственностью, губы кривятся отвратительной бесстыдной усмешкой. На какое-то мгновение человек этот совсем забыл, что пожертвовал всем ради огромного богатства и фальшивой безупречной репутации.

Однако непристойный взгляд Матифо вовсе не сконфузил Киприенну, ибо она его просто не замечала, чувствуя себя необычайно счастливой рядом с матерью. Сиявшая в глазах девушки радость делала ее еще прекрасней, так что виконт де ла Крус невольно подумал:

— О Боже! Неужели такие красавицы могут жить на нашей грешной земле?

Неожиданно Матифо вздрогнул, ибо на плечо ему легла чья-то рука.

— Не кажется ли вам, барон, что ваша невеста прекрасна? — шепнул ему на ухо ироничный голос полковника Фрица.

— Моя невеста! Моя невеста! — взволнованно повторил барон.

— Да, с завтрашнего дня она станет вашей невестой, — холодно заметил полковник. — Но пойдемте, здесь не совсем удобно вести разговор, а мне надо вам кое-что сказать.

Барон кивнул своему собеседнику и они направились сквозь толпу гостей в маленькую круглую комнату между игральной и бальным залом, своего рода проходную, через которую все проходили, но никто там не задерживался.

В этот момент графиня Монте-Кристо, сделав веером почти незаметный знак, бросила взгляд на виконта де ла Крус, который, несомненно, понял значение этого сигнала, ибо тут же приблизился к трем дамам.

Графиня Монте-Кристо представила его своим собеседницам и виконт с согласия графини де Пьюзо пригласил Киприенну на следующую кадриль.

— Нет, нет, виконт, — с улыбкой заявила хозяйка дома, — еще слишком рано. Сегодня вечером наша очаровательная Киприенна в некотором роде находится под моим покровительством и, несмотря на всю ее понятливость и восприимчивость, мне потребуется еще не менее четверти часа для завершения ее образования, а до тех пор, виконт, вам придется подождать.

— Как будет угодно, графиня, — с поклоном согласился виконт де ла Крус.

За время этого короткого разговора они успели обменяться понимающими взглядами. Виконт направился в игральную и с этой минуты графиня Монте-Кристо, до этого в течение нескольких секунд испытывавшая беспокойство и проявлявшая некоторую рассеянность, стала еще более любезна и внимательна к гостям.