Прочитайте онлайн Графиня Монте-Кристо | ГЛАВА X Сокровища

Читать книгу Графиня Монте-Кристо
4816+2267
  • Автор:
  • Перевёл: М. В. Пионткевич
  • Язык: ru

ГЛАВА X

Сокровища

Буквы Р и А находились на концах воображаемой линии.

Поэтому, вернувшись назад, Жозеф прикрепил горящую свечу под изображением буквы Р так, что теперь мог издалека видеть это место, затем, держа в руке вторую зажженную свечу, снова прошел туда, откуда начинались галереи, и теперь без колебания двинулся по указанной ему таким образом дороге.

Выбранная им галерея отличалась огромными размерами и шла под землей почти в горизонтальном направлении.

Через четверть часа он очутился перед третьим знаком. На этот раз на стене была нарисована буква Н. Значит, Жозеф был на верном пути.

Сделав резкий поворот, коридор пошел под уклон, одновременно сужаясь все больше и больше. Тут и там на пути лежали огромные кучи камней, почти загораживавшие проход. В таких случаях Жозефу приходилось карабкаться по их скользкой и гладкой поверхности, решительно преодолевая неожиданные препятствия. Туннель тем временем стал настолько узок и низок, что юноше в конце концов пришлось продолжать свой путь на четвереньках. Ему даже пришлось выбросить часть своего свечного запаса. Из кармана его прямо в грязь вывалился кусок хлеба, но храбрый юноша даже не подумал наклониться за ним.

Вскоре он добрался до нового коридора, обозначенного буквой К. Жозеф оставил зажженную свечу и в этом месте.

Окончательно уверовав с этого момента в успех, усталый мальчик присел немного отдохнуть на одном из камней.

Неожиданно им овладело какое-то странное состояние. Это был не сон и даже не дрема. Он как бы грезил наяву и его не оставляло чувство, что он блуждает по какой-то неведомой сказочной стране. Временами до него доносился какой-то глухой звук, подхваченный эхом подземных пещер.

Огромным усилием воли стряхнув с себя это оцепенение, Жозеф продолжал путь.

В конце очередного прохода под большой буквой О виднелись уходящие вверх ступени винтовой лестницы, подъем по которой представлял большую опасность, ибо многие ступени обвалились, а оставшиеся на месте шатались под ногами.

Поднявшись по лестнице, юноша очутился в узком коридоре, в конце которого имелась низкая дверца, украшенная фамильным гербом Ранконов.

Над этим гербом Биасон начертил углем последнюю букву. Это была буква Н. Вместе с предыдущими она образовывала слово «Р-А-Н-К-О-Н». Достигнув наконец успеха после стольких испытаний, Жозеф почувствовал внезапный упадок сил. Бледный и утомленный стоял он на пороге двери, за которой находились сокровища, о которых ему рассказывал Биасон.

А что, если кто-то уже успел побывать здесь до него? Что, если все его труды окажутся напрасны? Еще один шаг и все станет ясно. Для того, чтобы сделать этот шаг, самый легкий из всех, Жозефу потребовалось больше всего времени.

К своему страху юноша внезапно обнаружил, что для того, чтобы войти в сокровищницу, ему придется перешагнуть через целую кучу человеческих костей, перемешанных с обломками заржавленных шпаг, кинжалов и аркебуз.

Какая трагедия разыгралась некогда в этом таинственном месте?

Возможно, во время одной из осад замка последние защитники Ранкона нашли себе здесь прибежище в ожидании атаки, которой так и не последовало! Возможно, они сами заперлись здесь, предпочтя такую смерть отправке на галеры за государственную измену.

Держа свечу в вытянутой руке, Жозеф постарался как можно лучше рассмотреть при ее тусклом свете внутренность помещения.

Это была круглая камера, единственным выходом из которой, по-видимому, служила та дверь, через порог которой медлил переступить Жозеф.

Однако вся его нерешительность улетучилась при виде неясных очертаний нескольких сундуков, в которых, несомненно, и хранились сокровища.

Перепрыгнув через груду человеческих останков, Жозеф запустил дрожащие руки в золото Ранконов, до краев наполнявшее три сундука.

Четвертый сундук был наполнен драгоценностями. Там сверкали и переливались бриллианты, сапфиры, рубины и изумруды; тускло блестели жемчуга и старинные изделия из золота и серебра.

Теперь Жозеф понял, почему героические защитники замка согласились претерпеть ужасные муки голодной смерти, но не выдали врагам новой веры вверенных им сокровищ.

Опустившись на колени, Жозеф пламенно вознес Господу благодарственную молитву. Затем, торжественно подняв правую руку, он прочувствованно произнес:

— Вы храбро сражались за дом Ранконов и принесенная вами жертва не напрасна. Можете спокойно смотреть, как я заберу отсюда эти деньги и драгоценности. Из-за отсутствия вот этих самых сокровищ род Ранконов пришел в упадок, теперь они помогут ему возродиться вновь!

Произнеся эти слова, Жозеф поспешно оглянулся. На этот раз слух действительно не подвел его. За дверью послышались чьи-то шаги и тяжелое дыханье.

Жозеф поспешно поднял лежавшую на полу около одного из сундуков старинную тяжелую шпагу с массивным эфесом, ибо кто кроме врага мог выследить его в этом месте в столь поздний час?

Ожидание его длилось недолго, ибо в ту же минуту в дверном проеме показалось бледное лицо Лимеля. Увидев, что готовый к отпору Жозеф стоит со шпагой в руке, негодяй поспешно отскочил обратно в коридор.

Вскоре юноша заметил, что из-за двери на него направлен луч сигнального фонаря. Жозеф быстро отступил в сторону, но луч упорно следовал за каждым его движением. Внезапно мальчик увидел, что в коридоре блеснуло что-то еще. Сразу узнав в этом предмете дуло нацеленного на него пистолета, Жозеф мужественно шагнул вперед со шпагой в руке.

В пещере раздался оглушительный звук выстрела, раскаты которого громким эхом отдались в лабиринте подземных галерей. Послышался страшный шум, земля задрожала и какая-то неодолимая сила швырнула Жозефа на пол.

Свет сразу погас и вокруг воцарился непроницаемый мрак. Ощупав себя, юноша понял, что пуля прошла мимо и он не ранен. Добравшись на коленях до стены, он пополз вдоль нее, стараясь убедить себя в том, что сундуки с золотом и драгоценностями пострадали не больше, чем он сам, но, оказавшись на том месте, где раньше находилась дверь, он наткнулся лишь на груду камней и обломков.

— Я пропал! — с содроганием сказал себе Жозеф. — Лестница рухнула от страшного удара и теперь я заживо погребен среди сокровищ!