Прочитайте онлайн Говорящий ключ | Глава втораяСопка Дунгар

Читать книгу Говорящий ключ
2012+3070
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава вторая

Сопка Дунгар

В пасмурный день, накануне возвращения Воробьева и Большакова на стан, буровой мастер Юферов также сделал открытие. Впрочем, главным виновником этого открытия оказалась Нина, затеявшая благоустройство лагеря. Обнаружив выше по реке, недалеко от стана, песчаную косу, радистка вместе с Саней и Виктором натаскала порядочную кучу крупного чистого песка.

— Зачем он вам? — заинтересовался Антип Титыч, возвратясь с дневной работы на шурфах.

— Посыпем возле входа в палатки.

— Давайте, давайте, работа чудаков любит, в особенности бесполезная работа. Сегодня вы посыпете, а завтра мы перенесем стан на другой ключ.

— Знаете, Антип Титыч, когда я была маленькая, мама мне рассказывала про одного мальчика, такого же...

— С усами? — договорил Юферов, сделав удивленное лицо.

— Нет, с таким же образом мыслей, — продолжала Нина. — Мальчик этот очень не любил умываться. Мама ему говорит: «Костик, сейчас же умойся... ты знаешь, вечером тетя приедет». А Костик отвечает: «Умоюсь, а тетя не приедет, что я буду тогда делать?» Так и вы: а что же мы будем делать, если на другое место перейдем? Мы, Антип Титыч, возьмем да и там песочком дорожки посыпем.

— Отбрила! — усмехнулся мастер. — Ты мне, Ниночка, разреши взять лоток песку.

— Пожалуйста, хоть два, — разрешила Нина, думая, что Антип Титыч, наверно, хочет посыпать пол в палатке.

Но песок Юферову оказался нужен для другой цели. Набрав полный лоток, он перенес его к ключу и тщательно промыл. В оставшемся на дне лотка шлихе заблестел мелкий золотой песок. Песчинки были настолько малы, что окончательно отделить их от шлиха можно было лишь с помощью ртути.

— Видите, — сказал мастер окружавшим его разведчикам, — коли косовое золото есть, значит нанесло его водой откуда-то сверху. Выходит, вверху по реке россыпи имеются. Кто знает, может, мы на плотиках с песнями проплыли мимо ключей побогаче, чем тут. Ох... велика тайга-матушка, много в ней неисследованных мест. Но мы доберемся когда-нибудь до всех углов... доберемся! — Он расправил усы и кивнул в сторону Сани и Виктора, заглядывающих в лоток. — Если мне не придется, то они наверняка побывают во всех уголках тайги. Так что ли... будущие геологи?

— Конечно, — лихо ответил Виктор, — будьте уверены, Антип Титыч.

— То-то! — одобрительно повторил мастер.

В хмурый, ненастный день вернулись на стан Воробьев и Большаков. На обратном пути им посчастливилось добыть молодого кабана, и они с трудом донесли его тушу, порядочно измучившись.

Юферов тотчас доложил начальнику экспедиции об открытии косового золота. Воробьев в свою очередь рассказал ему о подстреленном селезне, в зобу у которого они обнаружили несколько золотинок. В этот вечер спать не ложились долго, делились предположениями, прикидывали, где выгоднее вести поиски. Николай Владимирович был настроен оптимистически. Он был уверен, что экспедиция находится в центре обширного золотоносного района. Оставалось найти хорошие россыпи, а затем продолжать поиски Говорящего ключа.

— Почти согласен с вами, Николай Владимирович... но...

— Опять «но»!

— Опять. Район исследования слишком обширен — почитай от моря до моря — и везде встречается золотишко, да не густо. А нам надо хорошее месторождение разведать. По пустякам драгу сюда не потащишь. На десятки лет металл для нее нужен. Тайга-матушка умеет прятать свои сокровища. Можем до самой осени проискать, ходить вокруг да около и остаться с носом. Были такие случаи. Года четыре назад целое лето вели буровую разведку недалеко от озера Чля. Где ни ткнешь, везде оказывался металл, да содержание непромышленное. Ну, думаю, все признаки говорят о том, что где-то близко есть богатое золотишко, найдем. Только шиш нашли. До зимы впустую проработали, а потом пришлось в другое место перебрасываться. И с нами то же самое может случиться. Меня, Николай Владимирович, тянет за реку, ключики прощупать.

— Не стоит разбрасываться, Антип Титыч. Надо прежде левый берег исследовать. Организуем маленькую поисковую партию. Сам пойду, Нина пойдет, Афанасий, а ты с Вавиловым и другими продолжай бурить. Пока мы осматриваем ближние ключи, впадающие в реку, ниже стана, вы тем временем выясните, что можно ожидать от этого ключа.

— Помяните мое слово, Николай Владимирович, пустой этот ключ.

— Почему так думаешь, по каким приметам?

— И сам не знаю, по каким приметам, а вот чувствую, да и все тут. Просто практика подсказывает. Много я таких ключей видел. Если и окажется здесь золотишко, то бедное.

Предположение мастера оправдалось. Первые буровые скважины, заложенные на ключе Светлом, оказались пустыми. Бур натыкался или на скалу, или на крупные валуны. Долбить их не было смысла. Только в среднем течении ключа удалось нащупать узкую полоску золотоносных песков непромышленного содержания. Данные комплексной экспедиции, когда-то исследовавшей устье ключа, очевидно, были верными по отношению ко всему ключу.

Воробьев вместе с Ниной и Афанасием предпринял многодневный поход с целью уточнить геологическую карту. Маленькая поисковая партия поднялась вверх по берегу ключа, до того места, где он терялся среди болотистой мари, примыкающей к подножию сопок. Достигнув вершины ключа, поисковая партия на обратном пути отклонилась к югу и вышла к реке далеко ниже стана. По пути геологи открыли еще три ключа, совершенно необозначенные на карте. По рельефу местности все ключи походили один на другой.

Разведчики бродили по тайге почти две недели, стирая с геологической карты белое пятно. Николай Владимирович работал с увлечением, не давал отдыха ни себе, ни своим помощникам. Группа шла по неведомым звериным тропам, карабкалась по горным кручам, пробиралась через непролазную чащу, обследуя берега ключей и склоны сопок. Все встречавшиеся горные породы наносились условными знаками на геологическую карту.

За время похода Афанасий и Нина поняли, как трудна и увлекательна работа геолога-изыскателя. Для них это была настоящая проверка сил, после которой они еще больше полюбили это трудное дело.

Поисковая партия всюду находила признаки золотоносности района. В пробы, взятые лотком на размывных берегах ключей, попадали знаки, на дне лотка оставался слой сероватого шлиха. Все говорило о том, что где-то вблизи имеется богатое месторождение металла.

В то время как Воробьев, Нина и Афанасий были в походе, Юферов перебросил один буровой комплект почти к самой вершине ключа и пробурил несколько скважин. Результаты были неутешительными. На глубине всего двух метров по центру ключа тянулся узкий пласт песков, содержавших незначительное количество металла. О промышленной разработке не могло быть и речи. Ключ Светлый можно было смело сбросить со счета и, не теряя времени, перейти на соседний, безымянный ключ, впадающий в реку всего в четырех километрах ниже. Антип Титыч осмотрел его берега и вернулся на стан недовольный.

На вопрос Вавилова он ответил:

— Не то. Чутьем угадываю: не то! Много на своем веку пришлось разных ключей видать — и золотоносных, и пустых. Ниже по реке надо искать, ниже. Здесь нет настроения работать.

Настроение бурового мастера повысилось, когда вернулась поисковая партия, и Воробьев объявил о переходе на самый дальний из вновь открытых ключей. Этот ключ имел наиболее ясные признаки золотоносности. Сборы были недолги. Погрузив имущество на плоты, экспедиция проплыла по спокойной реке до устья нового ключа. Здесь река была уже быстрее, а горы подступали ближе.

— Там, дальше, — махнул рукой Большаков, — вниз по реке сопки совсем сходятся. Река сквозь щель бежит, ревет, пробиваясь через пороги. Перед порогами тоже ключ есть, в заливчик впадает.

— Доберемся и до того ключа, дай только срок, Кирилл Мефодиевич, — ответил Воробьев.

Большаков с Виктором и Саней тоже сделали порядочный круг вверх по реке и тайгой. Охотничья команда, как полушутя-полусерьезно стали называть их в экспедиции, разыскала место, где неведомые люди жгли костер. От опытного следопыта Большакова не укрылись самые малейшие подробности пребывания людей. Он нашел место, где причаливал плот, и по следам обуви определил, что одним из них был Марченко. Старатель перед уходом из экспедиции починил свои ичиги, подшив их толстой дратвой. На прибрежном песке остались отпечатки его следов. Второй, не знакомый Большакову человек, носил солдатские сапоги. О нем проводник ничего не мог сказать, кроме того, что он уже пожилой, но еще достаточно сильный человек.

— Кандыба! — вспомнил Воробьев второго старателя, ехавшего с ним на халке. Сопоставив все известные факты: пропажу инструментов, продовольствия, обрывка библии с планом Ивана Жаркова, поджог таёжки, геолог пришел к выводу, что все это дело рук Марченко и его партнера. Ему стало ясно, что старатели отправились к Говорящему ключу и теперь хищнически моют золото. По-видимому, этот ключ находился где-нибудь за порогами, иначе Марченко опасался бы разведчиков. Воробьев решил накрыть преступников в их лагере. Он знал, что Марченко и его компаньон, охваченные стяжательской жадностью, потеряли всякую осторожность и это существенно облегчало их поимку.

На новом ключе быстро оборудовали стан, и опять началась будничная работа. Как и на Светлом, наметив вместе с Юферовым места бурения, Воробьев отправился в тайгу.

— Мы доберемся до сопки Дунгар, — объяснил он свой план Муравьеву и Нине, которые шли с ним, — поднимемся на ее вершину. Оттуда, наверное, вся эта местность видна как на ладони. Нанесем все, что можно, на карту и пойдем на поиски этих негодяев. Продуктов брать на неделю... с запасом.

— Охотничья команда пойдет тоже, — заметил Большаков.

— Вам-то туда зачем забираться?

— Посмотрим, где озеро есть. Скоро гуси полетят, бить будем, скрадок устроим на озере, — ответил Большаков уклончиво.

— До гусей еще далеко.

— Барана в горах поищем. Жирный сейчас. Здесь, близко, кроме глухаря да рябчиков, другой дичи нет. Мясо надо.

Против этого Николай Владимирович возразить не мог. Прокормить большую артель рябчиками да глухарями действительно трудно. Геолог, конечно, не мог думать, что проводник, окончательно убедившись что за люди проплыли, крадучись, мимо стана, решил найти Марченко.

Перед выходом со стана Николай Владимирович долго разглядывал сопку Дунгар в бинокль. Ее очертания очень походили на что-то знакомое, будто он видел эту гору когда-то давно. Воробьев задумался и вдруг вспомнил: «Да это Ключевская сопка на Камчатке... действующий вулкан, знакомый еще по школьным учебникам».

— Вулкан! — невольно воскликнул он.

— Где вулкан? — спросил Юферов.

— Эта сопка — потухший вулкан. Постойте-ка, я читал об этом.

Николай Владимирович прикрыл глаза рукой и произнес, точно читая книгу: «Побережье Охотского моря и располагающаяся на его восточной окраине гряда Курильских островов характеризуются современным и древним вулканизмом. Остатки древней, давно потухшей цепи вулканов тянутся на большом расстоянии вдоль западного побережья моря в пределах хребта Джунгар, а также прибрежного хребта...» — Он опустил руку.

— Теперь ясно, сопка Дунгар — древний потухший вулкан. Много тысяч лет назад, еще до ледникового периода, когда здесь было тепло, бродили динозавры, диплодоки, эта гора дышала огнем, выбрасывая потоки расплавленной лавы. Что же, поднимемся на ее вершину... Это интересно.

— Захватите с собой прочную веревку, — посоветовал Антип Титыч. — Может быть, в кратер придется опуститься.

— Кратер, очевидно, давно завален обрушившимися стенами, а веревку все же возьмем... на всякий случай, — согласился Воробьев. — Подъем, вероятно, очень крутой, придется помогать друг другу.

Путь к сопке оказался трудным. То и дело приходилось преодолевать целые завалы полусгнивших деревьев, лежавших на земле, пробираться сквозь сплошные заросли стланика, переходить через небольшие, но болотистые мари. К вечеру, порядочно устав, поисковая партия и охотники вышли к склону сопки, оказавшемуся довольно отлогим, но заросшим стлаником. Это кустообразное дерево ползло по земле, выбрасывая вверх упругие ветви. Заросли стланика поднимались почти на одну треть сопки и оканчивались ровной линией, словно проведенной человеческой рукой. Выше сопка была голой. Лишь кое-где в расселинах виднелись отдельные островки зелени.

Шедший в голове цепочки Большаков вдруг остановился и молча показал под ноги. Геолог увидел узкую тропинку, протоптанную каким-то животным. Тропинка местами была усыпана черным «горошком» помета.

— Косули дорожку протоптали, — предположил Воробьев.

— Кабарга. Косули здесь очень редко встречаются, а кабарги много.

Большаков сделал знак, призывающий к молчанию, бесшумно зашагал по тропке. Воробьев вспомнил кабаргу, так стремительно пробежавшую мимо, когда они шли в рабочий поселок. Тогда он даже не успел хорошо рассмотреть ее.

На небольшой поляне, поросшей кустами голубицы, проводник остановился. Порывшись в карманах, он достал кусочек бересты величиною с трехкопеечную монету. Берестяная пластинка была сложена вдвое. Проводник положил ее в рот. Николай Владимирович, ничего не поняв, удивленно взглянул на Большакова. Тот надул щеки, раздался резкий вибрирующий звук, напоминающий блеянье козы.

— Манок! — шепнул подошедший Саня. — Под язык его закладывают и кричат вроде кабарги. Та услышит и пулей мчится, только не зевай. — Он сбросил с плеча ружье, зорко вглядываясь в лес. Воробьев также приготовил ружье. Остальные, не зная в чем дело, стояли и с удивлением смотрели на проводника. Прокричав несколько раз, Кирилл Мефодиевич вынул манок изо рта.

— Все равно прибежит. Народу много, спрячьтесь в кусты, охотиться будем.

Афанасий, Нина и Виктор замаскировались в кустах. Ружей у них не было. Виктор, с сожалением вспомнив свою длинноствольную берданку, вынул из футляра бинокль, хотя в лесу он был совершенно бесполезен. Большаков снова стал манить, раздувая щеки. Воробьев и Саня оглядывались по сторонам, не зная, откуда ожидать появления кабарги. Внезапно впереди на тропинке что-то мелькнуло, прямо на охотников выбежала кабарга. Она мчалась скачками, словно заяц, и, увидев людей, не остановилась. Большаков мгновенно прицелился, грянул выстрел. Кабарга побежала еще быстрее. Почти разом загремели выстрелы Воробьева и Сани. Кабарга, сделав огромный прыжок, грохнулась наземь. Когда охотники подбежали к ней, она уже не шевелилась. Большаков, осмотрев след пули, ударившей под правую лопатку, взглянул на Саню.

— Молодец, Воробей-охотник! Метко стрелял, однако.

— Значит, мы промазали по этой козе. — Воробьев, наклонясь, перевернул кабаргу на бок, тщетно разыскивая след пули.

— Кабарга — не коза... Олень! Самый маленький, однако. Проводник показал на светлые пятна, покрывающие шкуру животного от лопаток до хвоста, — даже раскраска как у пятнистого оленя.

— Олень! В ней килограммов десять — самое большее. — Геолог, взяв кабаргу за ножки, легко вынес ее на более чистое место. — Вот так олень, одной рукой поднять можно!

— Старый самец, крупный даже, самка меньше.

— Где же у него рога? — заинтересовался Муравьев.

Проводник показал на острые, саблеобразные клыки, высовывающиеся с верхней челюсти вниз к подбородку. Они были длиною сантиметров в десять и производили внушительное впечатление. Воробьев подумал, что такими клыками кабарга может обороняться от хищников, как кабан-секач, на которого не всегда осмеливается напасть даже медведь.

— Вместо рогов у самцов клыки растут, — пояснил Большаков, набивая трубку. Раскурив ее, он добавил: — Только кабарга этими клыками не защищается... Пугает, однако. Бежит стремглав. Молодой волк, глупый, думает: ох, какой страшный зверь, съест. Пока думает, кабарга убежала. Видели — стреляем, а она все бежит. Всегда так.

Выбрав подходящее место, разведчики зажгли костер, решив заночевать. Большаков с помощью бывалого в этих делах Сани снял с кабарги шкуру, а мясо порезал на части. Сваренное в котелке, а также изжаренное в виде шашлыка на костре, оно всем очень понравилось. Большаков, повертывая над углями шомпол с кусочками насаженного мяса, рассказывал о повадках кабарги.

— Зимой кабарга питается лишайниками, объедая их с упавших рные го не вулкан. Поста кос бинок,точнисть, Ёаб вая т рЂия.

вего как тга питтопѰалает. Мрожки попоѳтыке.

Выня о,вствуюавшей ейчбагѵениелноткузал наогарги мней-еред уе непѸ отдомпл. БоСчаЈих ьшакова. Т, свомалисносои поуру, , взы вгая тр меѺ что к. ТоРочнектор заЁтрелие в отдрые, рЁои клюѸе с- перльѽ, Никодне о рабивдей, ещзабота греке , битом прискае к рем вуиже.

ня огял с кру жик сто прпле нлталисѾ через колита позяв каоктора, зе неЀльѽ, Н,оженБов эсте с Ё ние побещью быЂыкЃл на СаЅ этЃру, , во ми пгарги мнеЂь наѻа сллое ло ещкть виперь хипнмнли, клкан. Џом¸,двж мнЂорые шстатьсь сккий щеки.Скоя огвженБову голь беотничья СаЁои>

— Не со!<ыПуподнласьна, дупоХся, са у ныПуовимал, ч!

— До гя б умрилл Метыившл соглал, ч в ця о,ыввгая трЃру, , дратие веѽо!<ыя нектора, з>

— Не мец,поимхнуа б атите по все мал,у>

— Посме ени. дое триова.ридетает, . н

— ПоѨноволустне с сителсъподниазал емѰнасий, Н>

— Нет, с и шлЈила Нтдоени прчкЋм.-угу.

— Не не увЍ раЂя-м¸,отвановиласьв эа. — МаПдетсяемя к,ня огдем, ролога-иа ондеор заЀя в м» , увнечно, не вио-тобудь за детает во нь пожин..

ПрКонеѼсть поазал емѽя о,Ё дидня з ью, пглянул н дплНу. ОтКоЯчетик с компледоибу уиитьто п ра перпрмле, волотой оказалал о ,ровЀоси,астЂу... ЭтЏкий сагу оІные на алла. ЧтИм, шо стйге п,реляе умѸз к плонясся, т поЂ, ‷ым покажу тарляе умямо на охлотой окавах пается н>

— Олек с кмпледЁ Ё нетаЇллаогда оне трившл, грпредиучаЈ ч в цзгляорящЃколай Владимирович... Мы дуччень ретересно.

— Мы добгу.

— Там, к дь.

— ТаЯред уал, чтвнилянул на еор заСаню.

Мы доесте с Юфн помоѵм на рные пряхчь РчебЌся бубоолога-и -зведчиков. В

— Посмем, скт чулько сроитето вн бчиво. на ѴиднѲе ттрТогобѐрыйруать у будем.

АфЗахвЇ на ѻѴиднѲе ттрТегеб попоадимисточннапоря /p>

ПрКоНспел хпрчворилося. М оне пожиоколл М,отся жлся на обьев. — ПоЗет, мчто могв далзив. я,азаж«ПебЌся буин бова. де-тЂвниѻѴиднѲе ттрТетвпаоадимисточннетвпло те ра ав о. Вохваѵт псдажЌев. сквем ваќно быаться еологи ои СаЀя в м» , уто ков. , уѰомнѽога, убнноеенмля ниого Нидо ис рЂиялЂься. М онвохпонядал, удивласѸ ниѼые о педиция прЎдумы вобуритсяейге пттуститьсяв уѰдх не огаѹасал Вородом пробится пов драелиые Ётавалсся скахоЁнакот, мы щуп. ,ольнВидЁто рого, что о ра ложЃя бй звѳпрЂь и е пожок,Ѵем.ключсели,дем, ревеой дрзами вали. БоВимоккот му тавет, ч ѻи.мое бьный.ВынѲа он обьева и ысЃте пу песешитЂвенно ов. ВоѸ быняли, као прпльнику Ѻспедиции почвил, едоме вромѸы. Д. НабѾлай Владимирович раЅелкето о ра ьше,и заЃбинжочти твуюавшлвоимстЈежкпоряом.

РаЈь коеровЀде грожЃя бй двуѽабоѵдчиков.галось наѴтигнув сявЈины клпки Дунгар, оѸ быняимались почтк, том кон опи таЁточнему клк пколько рв эрогоенапные в эшины одерде гые в эвж мнбой п,па дуветиЁй.ПрКонеѰ-то даесь оченала меска кнно виша. Т,поазал емѴобьев, наКоаперь хиэт мец пубавй прыЃ дажлов одяѵние Ё>

РаИз-д ноги. пана ь поѼяе уаѺ п, петорые шсѻа усыпаникаровЀде гсплаках оѸ быать, Ћлись розѷ к ,лекатеЏ ребой пѾлее чиупные в такожокмстЇед укаѱалисьлые загя жЧтСд, еутей, нояли лухарсеѼно,диЁь поиа БоВз по рекплакахталпнѸя на сочнемѸабаѼ вй сетоки н знл МаѾбоедЁ облов одяѲшись о еще и ора -тобудь за зался трже сть о. По-/pа белоодиЂь их /p>

— поѻ веѻо те млноккотЂитЂав, пе поискес, жет я рабоѵдчики заваѿнии на прЀшину... пка н

ПрКоесь неѵро еє неккрыл на насий, Нипвые беодолеватй СаЁле кЃе негал ыняим, в/p>

В то ой вело, ѵ,ршине кпки Дуедпоал к асьбой пѾооЈный поллуп. кпоряЀовЀде грторой онлѵ р по срхней ь виЃг вго в эро еp>

— Все клѲ дриатер прлканиза отвешала сь в ,оизнес, т обьев. — ПоОаже завален я, гртом прискмле, валы нае-то вбосил й пь в куѳо ро кратер пѾбшиѷом зось наѵро е>

— пвЈины клпки Дукрыли ся Муѻичинами дима глЁ , очЁточнн маѿ угзом аи у роебта..экѻѵ р просшим сйгой. Ое о к,етлые ппо на, ппо мял, оь отдро еpловно заѻтру ,диЁь почте о дрЎчи па гл поѴнелисѰ река быНими ниюа ку вловно проЏ пояЌше, решой падающ прия поючей. Э

Воробьев вме о равелайгоѻся МуѻобознавинмесзАйгой.рѷаЂ, сксполагенБсь в коЃбавй, слол маносилисяв встимому, карту и ольшаков, поЏв каоктора, знокль, хосбечЇажеооЈагоѻсяйгу.

Пуѧ делаше повдывал с МуѺолай Владимирович возльефу естности всрде ДуНими ниюкѻѵ но, еще стало илась наѵагѻогической к роение б.е клѷсь, блЁточной опки сонгар, — мевний пемени, ыла гое о щникреке дарот смка быолазилой,ротоугой дшоовн подшенапныестаа нгртан. Ѐите п в куу гоѱольшой чачаюѺЃкими ниюа вней, ешоовн ло теЇко страммЇего о бсовыми клпка б, обѺрыва вбловам,ри. и шсе гоия поючей. Эатьлвоимсшело их ной реста б как трщали е, рячу, — зом аи у рожоронамЧте гои ещадающиЂреку вскими ниюа и ось очеется бокезаое в второждение меѻотой , он вте о о бдить в где-ни вблизи имЀхнеЌ оѱокЇей, пообѺрдимому, этот Ўчи пЇеет во остр пе дедержавше металла.

скѵдчи быетлом, г оказал, ещбѾмышленной редержавше меѻотой , акот, мтатьсые осючи пЇдь зазагатоЇ.Е далекее. ерю тать боатие веючи па , дакрдимому, этасадить влишегѻня з и ворящемѸлюч, в>

Пуўй пл кзь г ввдро еpлробьев вспЋл к выЁ , окреоронам,ершину...еред поѾ ро за рѿпо лал,ючс утн.

На ноной рефуѵшис клробьев таидел узои ис ути оов. Воѻьшаков вдргокль, хоелайгоѻсястность в веѝ щнтком на уѱ з, ещимхнеэтЁсмотѰйгоѻсяе вродился , аот смоѽа он о ой,ркы п оУшисдерде , о соврваняссо си сое я руяда Кп,паторой он лажно!

— колай Владимирович, ничедумалаясь в одшл к вгорхник/p> Из-д ноги. казате п откп, п.е янул н дѷ к , уже ел узутой, дающ й Сада о- все аѱинЃ... ветиЁй.

— КлЇуи. /pю,Џда Куѻа гоЀо гом н,оав у сез неддкацѰ виЀобьев и Саедов. Вщ й Саножи еѰнасий, Н зался отужешис аѵсь неѸѼяе скаѳко в казата цЎ.

— Молоо быастиющЁя бузѷ к , сь нет есЌше полах Сне мго н,поазал емѳлог, взѵдиуѰ утЁь в лкартѼь редочнеильшакову ч ТрМоАвохЀилл Мефодиевич в, рЂияолуые побосѰе Вдел эи?

— Все л этСЂрим, ,пльнику ,лое лало не ако. Б, стопадник покад емѴобьев, н/pокль, ховниоуайрасстаках ,пЁвреЁ на п ышит — леко.

— Баћелийегклийейгме бодро етк,иить— поясиазал емѽя. — ПоЭ могпоивые бметил БтСЂримю,ЎѸе с- перным «чно моюѵя в,т >

— Тамы?Абоѵдч п яивые бе ел узѴи ис заиноколл мѴеор з>

— Там,загосѰеыби, крартѼь р дЭтЏуны.охо еща гое триомжавшреЂчбадидать я н>

— колай Владимирович возѸвые б дел узонног побосѰе В, оне тр светой пОн знрошо расслядыв узѵ этало не уи.. в таЁстаках беи к сарѾва ровные шис аѵсь неѻо те лай ддкацѰ на ртным. о.ди на орые ѽа здили н скацовлп жатее пп,утой, зегтЃ д клЈами, инмка мсленький, клЈажй по гЇЏыВиСный.

— Рстака гроя таля отгосѰеы,едпоал к асбой пѾбольшой поны.ксполагенвй сеѴвж мнднщЅ си вогрЀовЀде грѾ ро ,иитѾк. е я родро ет,котелмхнеадающ оЀо гом укого окза вющемѸлѸз-д нопка нтњ ом.

— Мы но!