Прочитайте онлайн Горячее сердце | Часть 12

Читать книгу Горячее сердце
2716+4265
  • Автор:
  • Язык: ru

12

В три тридцать пополудни, как и было велено, Юрий Новоселов был в кабинете подполковника Дальнова.

— Садись, Юрий Максимович. Привез что-нибудь?

— Не разобрал пока, Павел Никифорович. Вроде бы ничего существенного, и вроде не зря съездил.

— Для нас Сомов что-нибудь дал?

— Пищу для размышлений.

— Спасибо… У нас с тобой этой пищи… Других можем бесплатно кормить.

— Нам отпущенную, Павел Никифорович, сами жевать будем.

— Вот и жевал бы, а то в столовую — пулей.

Как ни странно, Новоселов шутки не принял. Озабоченно смотрел куда-то за спину Дальнова — туда, где голая стена.

— Каким нам Сомов виделся из шифровки? — начал вслух размышлять Новоселов. — Задержан при попытке нелегально уйти за границу, на территорию государства, активнейшего члена НАТО, а нынче вступившего еще и в СЕНТО. Направлен туда Алтыновым — человеком, осужденным за измену Родине… Сомову дана конкретная явка… Хозяин явочной квартиры — известный Центру предатель Мидюшко… Мы не исключали, что «Алтын Прохору» — пароль… В этой умозрительно выстроенной цепи Сомов, как мы отмечали, — связник, требующий нашего пристального внимания… Но вот я в Батуми, просматриваю протоколы допросов предварительного следствия, всесторонне изучаю так называемого связника, и его вроде бы значительная фигура — того… Дым, мираж, бред… Сомов по воле судьбы — только игрушка в руках зловещего человека. Я убежден в этом и считаю, что Верховный суд Аджарии совершит серьезную ошибку, если…

Новоселов оборвал мысль, но Дальнову обрывки не нужны.

— Что — если?

— Ошибка будет, если осудят Сомова, — сказал Новоселов и полез в папку. — Фотографии хотите посмотреть? — подавая одну за другой, пояснял: — Это Петя Сомов во всей своей красе — анфас и в профиль…

От Дальнова не ускользнуло, что Юрий Новоселов ушел от чего-то важного для него, но посчитал лишним допытываться, ломать избранную Новоселовым схему доклада. Взял фотографию. Разглядывая парнишечье лицо, произнес удивленно:

— Неужели двадцать? С тридцать пятого, помнится.

— С тридцать пятого, — подтвердил Юрий.

— Не мальчик.

— Не мальчик, но инфантильным молочком сильно отдает. Легкомысленность и наивность так и прут из него. Живет в мире беспочвенных и беспорядочных мечтаний. Порой сомнение берет — не с приветом?

— Ну и как? Здоров?

— Вот копия акта судебно-психиатрической экспертизы. Проводили экспертизу опытные специалисты. — Новоселов стал отрывочно читать: — «Вменяем… Фантазер… Память на события жизни сохранена… Впечатляемость от прочитанного усиленная». А читал он, Павел Никифорович, вот что: «Над Тиссой», «Паутина», «Горная весна», «След Заурбека», «По свежему следу», «Зеленая цепочка» и еще десяток названий.

Новоселов пододвинул по столу другую фотографию.

— Тут Петя Сомов показывает, где прятался, ожидая наступления темноты. В этом месте преодолевал проволочную изгородь, посчитал — граница. Надел на руки ботинки, приподнял проволоку, пролез. И невдомек окаянному, что на коровье пастбище забрался… А в этом месте Сомов переплывал речку…

— Хватит, сохрани для мемуаров, — остановил Дальнов Новоселова и, глядя ему в глаза, с жесткой усмешкой распорядился: — Доложи все, что там произошло. Дров наломал?

— Не успел. А мог бы. Вот.

Новоселов вытянул листок, лежавший в папке под фотографиями, подал Павлу Никифоровичу. Дальнов прочитал в нем:

«Председателю Верховного суда Аджарской АССР…

В ваш адрес прокурором республики старшим советником юстиции М. Токидзе на днях будет препровождено следственное дело № 1738 по обвинению Сомова Петра Алексеевича по ст.ст. 19 и 84 часть 1 УК Грузинской ССР для рассмотрения по существу. Выполняя задание УКГБ при Совете Министров СССР по Свердловской области по другим событиям, в силу необходимости я внимательно изучил упомянутое дело и после всестороннего знакомства с обвиняемым пришел к глубокому убеждению…»

Дальнов прочитал до конца, спросил:

— Это что, копия?

— Нет, подлинник.

— Разумные начала верх взяли?

— Над чем, Павел Никифорович? Над эмоциями? Но они же от фактов, осознанные.

— Мы с тобой контрразведчики, голубь мой, юрисдикция… Короче, правовую оценку не нам давать.

— Не давал я оценки! Как коммунист в частной беседе высказал председателю суда свое мнение о Сомове и его деле.

— А он, председатель суда, что?

— Известное дело! Когда говоришь с умудренным опытом аксакалом…

Иронично выделив последнюю фразу, Новоселов поведал о разговоре с председателем Верховного суда Аджарии во всех подробностях.