Прочитайте онлайн Горячее сердце | Часть 10

Читать книгу Горячее сердце
2716+4223
  • Автор:
  • Язык: ru

10

Значит, Алтынов назвал следователю армейской контрразведки двадцать шесть фамилий — курсантов и преподавателей диверсионно-разведывательной школы. Прохора Савватеевича Мидюшко в этом перечне нет. Вообще его не было в школе, или Алтынов по каким-то для него причинам не называет Мидюшко? Не называет его, но без опаски называет других обучавшихся и обучавших. Выходит, не боится, что они могут выдать того, кого ему выдавать не хочется. Диверсант-парашютист тоже не упоминал Мидюшко.

Где же сошлись дорожки Алтынова и Мидюшко? Вопрос первостепенной важности, с ним будет начинаться и кончаться рабочий день Новоселова, не исключено, будет преследовать и во сне. А пока — вперед.

…Наиболее полными оказались показания арестованного «Смершем» некоего Казакова Михаила Алексеевича. В январе 1945 года власовская воинская часть, в которой он служил, дислоцировалась в местечке Теплице в Чехословакии. Вот что было внесено в протокол допроса:

«Я был рядовым бойцом и, как все, носил немецкую форму с нашивкой на рукаве — РОА. Однажды в часть приехали два представителя унтер-офицерской школы «русской освободительной армии» и стали по одному вызывать всех военнослужащих в канцелярию штаба. Принимал майор Гун, очень старый человек, из эмигрантов. Он объяснял, что при унтер-офицерской школе создается учебная «зондергруппа», то есть особая группа. Для нее нужны умные и дерзкие люди, желающие вернуться в освобожденную от большевиков Россию. Но никакие блага просто так не раздаются. Надо везде и всюду бороться с коммунистами и политическими комиссарами, особенно в советском тылу. «Зондергруппа» будет готовить разведчиков, они получат хорошие навыки в обращении с оружием и радиосредствами, научатся взрывать мосты и важные объекты, добывать военные и экономические сведения. После выполнения задания разведчики возвращаются к месту службы и получают солидное вознаграждение».

Казаков изъявил желание вступить и оказался во взводе подрывников вместе с Алтыновым. Хотя эта школа была при РОА, руководили ею представители абвера — армейской разведки.

Перечисляя тех, кого помнил по «зондергруппе», Казаков тоже не упомянул Прохора Мидюшко. Но к тем двадцати шести добавились еще кое-какие фамилии. Одна из них была подчеркнута. Похоже, сотрудникам контрразведки надо было разыскать заинтересовавшего их человека. Показания Казакова о нем записывались очень подробно:

«Был среди нас еще младший лейтенант по прозвищу Сашка-СБ. Он летчик, летал на скоростном бомбардировщике — СБ, был сбит. Трижды бежал из лагеря, но в конце концов смирился, стал работать как все. Он одним из первых пришел в штаб и сказал, что имеет опыт по аэродромам и может пригодиться. Его записали. Но мы подозревали, что Сашка-СБ записался совсем для другого. На уроках отличался старательностью, много занимался спортом, много ел, пищу выпрашивал даже у других. Так и получилось — Сашка-СБ сбежал. Задушил писаря, охранника и сбежал. На столе канцелярии оставил записку: «Я еще вернусь сюда. Ждите. Вернусь на скоростном и вдребезги разнесу ваш гадючник». Дальнейшей его судьбы я не знаю».

Что касается Алтынова, то уже в марте он был отчислен из школы. И, как утверждает Казаков, не за пьянство и не за драку с немцем. Ходили слухи, что, выполняя какое-то важное задание, он «засветился» и по этой причине его спешно убрали оттуда.

Красная Армия наступала. Школу в конце марта расформировали. Теперь Власову было не до нее и не до «спасения России». Надо было позаботиться о спасении собственной шкуры. В штабе начались разброд и шатания: одни были склонны вести переговоры с советским командованием о сдаче на милость, другие настаивали на том, чтобы пробиваться к американцам. Власов согласился с предложением своего помощника Жиленкова (тоже генерал-предатель): отозвать с фронта 1-ю и 2-ю дивизии, их силами захватить Прагу и «на блюдце» преподнести американцам. В тот период Казаков опять встретился с Алтыновым — во второй дивизии «русской освободительной», направленной для захвата столицы Чехословакии.

Как-то ночью в селение, где квартировала рота, ворвались советские разведчики. Сопротивляться было бесполезно. Арестованных офицеров и унтер-офицеров РОА увезли на машинах, остальных отправили пешком. Насколько помнится Казакову, командный состав увезли в австрийский город Цветль. Больше он Алтынова не видел.

Чтобы из мозаики фактов, разбросанных по протоколам допросов, собрать более или менее отчетливую картину, Новоселову потребовалось два часа, еще час затратил на составление плана дальнейшей работы.